«Вчера мы тонули лучше»

"Российская газета" приглашает читателей без визы и масок в первый русский театр в Лондоне

Первый русский профессиональный театр в Лондоне за пять лет поставил девять спектаклей. Фото предоставлено театром "Хамелеон"




Есть два измерения жизни. Одно - при коронавирусе, а второе - после, когда будем свободно двигаться по миру и городу. Вернемся в театральные залы и картинные галереи за чувствами, устав от искусства удаленного доступа. За считанные дни, как захлопнулся карантинный занавес, посмотрела тонкий и смешливый спектакль по рассказам Чехова "Любовь в футляре" в постановке Дмитрия Турчанинова.

Ну, Чехов в Лондон - не сенсация. Но как в нынешние времена тут смог появиться театр, исповедующий русские традиции, когда санкционно, хайли-лайкли русские уже были во всем виноваты… Это что - безрассудство, снос крыши? Или интуитивное мужество, доказательство от обратного: Лондонград, анекдотически опошленный сотней олигархов, на самом деле состоит из креативного русскоязычного сектора айтишников, юристов, финансистов, студентов и ученых...
Короче. В 20 лет Влада Лемешевская уехала из Риги учиться в Эдинбург, а в 25 уже актриса и продюсер, решается на этот стартап в британской столице. Девять спектаклей за пять лет дают основание говорить "по-взрослому". Как и включение "Хамелеона" в тройку лучших русских театров за пределами России премии "Звезда театрала".

Фото предоставлено театром "Хамелеон"




- Кто ваши зрители?

Влада Лемешевская: Хоть и говорят, что население Лондонграда сегодня примерно 250 тысяч, но, по моим ощущениям, людей, для которых русский является родным или вторым языком, не так много. Около двух тысяч школьников на выпускных экзаменах сдают русский как иностранный. Да и учтем, что не все люди любят театр. Кто-то вообще сидит дома и смотрит Netflix.

К счастью, есть аудитория, которая сформировалась вокруг нас в первые годы, когда все шло отлично. Мы ставили комедии, все время - аншлаги.

- Но потом у вас появилось и "Собачье сердце" Булгакова, и "Кукольный дом" Ибсена.

- Мы стали делать более серьезные, иногда более экспериментальные вещи. Нам хочется развиваться, но не всегда зрителю хочется того же…

- Сколько у вас сейчас в афише спектаклей?

- Девять. Не все они играются. Уходят со сцены. Но вот "Любовь в футляре", с которого начинался театр, мы восстановили по просьбе зрителей.

- Он очень удачный. Легкий, свободный, пластичный. А в центре действа - удивительно изобретенное из ничего озеро, в котором даже тонут. Чеховские миниатюры сыграны вашими актерами как маленькие шедевры.

- Спасибо. Семь человек заняты в этом спектакле: Олег Хилл, Вадим Богданов, Олег Сидорчик, Ирина Кара, Женя Леверетт, Алексей Аверкин и я. Но актеров, с которыми мы работаем над разными спектаклями, больше, около двадцати. С "Любовью в футляре" осенью поедем в Париж. Если поедем. Там журнал "Театрал" проводит фестиваль "Мир русского театра".

- Кто за вами стоит? Откуда у вас силы на все на это?

- Вначале были мои вложения и не было финансовых минусов в кассе. Сейчас, к сожалению, когда перестали делать ставку на комедии, они появились. Театральную площадку для спектаклей арендуем, репетируем в Россотрудничестве, декораций минимум. Я писала многим меценатам, пока ничего в ответ…

Российская модель театра - предмет зависти для английских артистов


- У вас большая семья?

- Родители живут в Риге, а я здесь с мужем. Он вообще никакого отношения ни к театру, ни к русской культуре не имеет. Он француз. Конечно, невозможно все время терять. Я все понимаю, когда меценатам интереснее поддержать в Лондоне знаменитый театр, который приезжает из России на гастроли, чем тот, который мы местными силами здесь сотворили. Но это их выбор. Мы все равно будем продолжать делать то, что делаем.

- Скажите, как выживают актеры вашего театра?

- По-разному. Кто-то преподает в школах или преподает речь, как Ирина Кара. Кто-то проводит русскоязычные мероприятия - свадьбы, дни рождения… К сожалению, в кино даже у профессиональных русскоязычных актеров здесь очень узкий кастинговый диапазон. Чаще всего дают играть плохих русских. И девушкам тоже предлагают не очень интересные роли. Поэтому кто как. Чаще всего на фрилансе.

- В такой ситуации можно ли задавать вопрос, есть ли у вас творческие планы?

- Я надеюсь, что история с коронавирусом скоро закончится и у нас будут новые проекты. В апреле планировали делать фестивальный спектакль по мотивам "Антигоны" Софокла на двух актеров. Пока проект отложился из-за полного карантина, который ввели в Лондоне. Планируем детский спектакль к Новому году. Мы ставили "Пеппи", и он очень хорошо прошел.

- Тогда у вас, как спасение, есть семейная публика, которая ходит и хочет ходить?..

- Да. Наш театр объединяет всех, кто знает русский язык или его учит: к нам приходят и школьники, и студенты-британцы, и целые семьи с детьми. Лондонград, мне кажется, сильно поменялся, когда смогли приехать русскоязычные из Латвии, Литвы и Эстонии. Здесь очень большое сообщество. И, соответственно, поэтому у нас так много артистов из стран Балтии, потому что у них пока нет проблем с визой.

- Как выживают тут наши люди творческих профессий?

- Нужно быть готовыми делать разную работу. Заниматься фрилансом и помимо этого для души что-то делать. Это всегда непонятные заработки, шаткое ощущение. То есть тот, кто приехал сюда и он не звезда, ему очень сложно. Хотя сюда приезжают и звезды. И они думают, что у них сразу пойдут какие-то огромные кастинги и т.д. Но этого не случается.

- В России театры держатся на постоянной труппе. Это и страховка актера от катаклизмов и пандемий.

- Российская модель театр - предмет зависти для английских артистов. Тут собирают команду на проект, а потом прощаются с ней навсегда. Разве что есть люди, которые известны кастинг-директору, и он почаще их зовет к режиссеру, с которым работает. Тут весь артмир - проект.

- Задам мечтательный вопрос: а в Россию вы приедете на гастроли?

Влада Лемешевская: К сожалению, пока под вопросом "Мелиховская весна", куда мы собирались с нашим чеховским спектаклем. Даже если к концу мая запрет на въезд в Россию будет снят, думаю, останутся обязательными две недели самоизоляции. Но помечтаем о всем хорошем.

Когда с Владой наговорились, подоспел Дмитрий Турчанинов, кстати, он учился в школе-студии МХАТ (режиссерский курс Валерия Фокина). Сообщил хорошую новость:

- А вчера мы тонули лучше, чем в том первом спектакле, который вы смотрели.


P.S.


Влада Лемешевская любезно предоставила "Российской газете" записи двух спектаклей театра "Хамелеон" - "Любовь в футляре" и "Собачье сердце". Ну что, без визы и масок, в Лондон, в театр? Вот по этому клику… Понравятся ли они так вам, как понравились мне? Волнуюсь. Но ведь лучше ошибаться в милости, как говорили святые.

Автор: Предоставлено продюсером и артдиректором театра "Хамелеон" В. Лемешевской
Категории: культура
Ключевые слова: русский театр в Лондоне
статья прочитана 489 раз
добавлена 26 марта, 12:20

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru