Berlingske Дания : Польша хотела атаковать ядерным оружием — и тогда Дании больше не было бы

© РИА Новости, Сергей Кривошеев


Изучив польские и американские военные архивы, исследователи выяснили, что у Польши во времена холодной войны имелся план ядерной атаки на Данию. Почему именно на эту мирную скандинавскую страну? Дания была слабым звеном НАТО, а поляки хотели сделать все, чтобы третья мировая не ударила по их многострадальной земле.

Датские дипломаты и военные были просто потрясены, когда перед Рождеством эксперты на конференции сообщили о серьезной опасности, угрожавшей Дании во время холодной войны. Вплоть до июня 1989 года у поляков был в запасе план масштабной атаки на Данию на основании очень подробных данных разведки. Почву для вторжения в районе залива Факсе должны были подготовить ударами 18 тактических ядерных ракет. Из-за датских политиков и вооруженных сил весь северный фланг НАТО мог рухнуть, гласит секретный документ ЦРУ.
Он был одним из тайных бойцов холодной войны, которого датская служба военной разведки завербовала в качестве наблюдателя.

И это была неплохая идея.

Для датской разведки было важно, что он жил у Факсе — как раз неподалеку от места, откуда мог прийти враг.

Поэтому служба военной разведки 15 лет обучала этого тайного воина распознавать бронетехнику противника, рассказал ранее историк и директор музея Пеер Хенрик Хансен (Peer Henrik Hansen) в одном неопубликованном интервью.

Разведчики регулярно отправляли ему запечатанный конверт, в котором были рисунки с силуэтами вражеской техники, и он тренировался, например, подсчитывать количество колес и запоминать расположение башен.

Военная разведка снабдила его секретным радиопередатчиком, а в фасад дома вмонтировала антенну. Если бы началась война, он стал бы вести наблюдения из окна и, увидев вражеские колонны, бросился бы к передатчику и передал бы информацию в штаб.

Таким образом датские вооруженные силы узнали бы, что их ждет.

Идея была неплохая, но с одним очень существенным недостатком. И недостаток этот, который мог стоить нам свободы и жизни в случае вооруженного конфликта, прекрасно характеризовал датские вооруженные силы и политику страны во время холодной войны в целом.

Вот эта неприятная история.

«Города исчезают…»

Михал Фишер (Michal Fiszer) тоже был бойцом холодной войны, однако далеко не тайным. Он летал на бомбардировщике польских ВВС. Они с коллегами между собой в шутку называли себя «ландшафтными архитекторами».

Если бы началась война, они на своих сверхзвуковых бомбардировщиках Су-22 с базы, расположенной к востоку от Шецина, полетели бы в сторону Зеландии. И тогда — как мы теперь знаем — большая часть Зеландии перестала бы существовать.

Именно так и бывает, когда применяются ядерные бомбы.

«Когда падает бомба, ландшафт полностью меняется. Леса и города исчезают, реки и озера испаряются, возникают новые холмы, а стальные мосты превращаются в монументы», — написал Фишер в октябре в польском журнале Polityka.

По плану весь район вокруг залива Факсе должен был стать мишенью атак с применением тактических или стратегических ядерных ракет, так что датский тайный воин и его радиопередатчик так никогда и не заговорили бы.

Неприятная история

Дания выиграла холодную войну так же, как и Вторую мировую. Мы победили только потому, что враг проиграл, а нам удалось остаться целыми и невредимыми.

Мы уже 15 лет пытаемся извлечь урок из холодной войны. В 2005 году Датский институт международных исследований опубликовал доклад в четырех частях под названием «Дания в эпоху холодной войны» (Danmark under den kolde krig). Он больше всего соответствует официальной версии истории того периода. Например, в нем делается вывод, что угрозу со стороны стран Варшавского договора преувеличивали и что Дании они вообще не угрожали. А собственные инициативы Дании и попытки вести политику разрядки в рамках НАТО не имели никакого влияния на Североатлантический альянс в целом и на меры военного сдерживания страны в частности. Наши союзники продолжали в нас верить, говорится в докладе.

Такой вывод имеет далеко идущие последствия, важные и для современной датской политики, поскольку по факту он подсказывает отказаться от идеи поддержания обороны на необходимом уровне и направить общественные средства на другие нужды.

Но к этому выводу есть вопросы, возникшие после того, как в последние годы рассекретили и опубликовали ряд документов из польских архивов времен холодной войны. Эти вопросы сейчас стараются сформулировать участники нового датского научно-исследовательского проекта Национального архива, Университета Южной Дании и Музея холодной войны Форт Лангеланна (Langelandsfort).

Добавьте сюда рассекреченные документы спецслужб ЦРУ, с которыми удалось ознакомиться Berlingske и которые внезапно показали нам ту же тревожную и неприятную историю, но с другой стороны.

Дело в том, что Дании действительно грозила опасность, причем с двух направлений.

Опасность исходила извне, в особенности от Польши, которая в рамках Варшавского договора отвечала за захват Дании. Ее атака должна была стать современной версией блицкрига, как выразился один польский историк. И это был бы ядерный блицкриг.

Но существовала и внутренняя угроза, ведь недостаточная датская оборона и стремление страны вопреки действиям партнеров проводить политику деэскалации могли спровоцировать коллапс всего северного фланга НАТО, как заключило ЦРУ в 1984 году.

Высокий риск войны

В ноябре прошлого года двое датских исследователей сидели в подвальчике Варшавского университета за чашкой плохого польского кофе из автомата. Предполагалось, что это кафе, но помещение больше напоминало бункер тех лет, когда на падение Берлинской стены еще только надеялись, а не праздновали его юбилей.

Тема беседы также напоминала о тех временах: Berlingske обсуждала холодную войну с директором музея Форт Лангеланна Пеером Хенриком Хансеном и старшим научным сотрудником Национального архива Стееном Андерсеном (Steen Andersen). Они только что участвовали в университетской конференции, где, среди прочего, обсуждались последние исследования в области отношений Дании и Польши во времена холодной войны. Для большинства датских участников обнародованная информация стала крайне неприятным сюрпризом. Польские военные планы были серьезнее, чем кто-либо мог предположить.

Но Пеер Хенрик Хансен и Стеен Андерсен лишь еще раз убедились в том, что они и так знали. Они работают над своим проектом уже год, и к 2023 году надеются собрать, систематизировать, проанализировать и опубликовать все новые польские материалы.

«Наша цель не в том, чтобы изобразить Польшу плохой, а Данию — хорошей. Мы просто в целом хотим показать, что опасность для Дании была больше, чем считалось ранее», — говорит Пеер Хенрик Хансен Berlingske.

С Зеландией все было еще хуже

И польские планы — какими они представляются сейчас — действительно предполагали исключительно нападение.

«Их планы атаки были разработаны людьми, которые, во-первых, хотели продемонстрировать русским, на что они способны. А во-вторых, они были намерены не пустить третью мировую войну на польскую землю, разоренную двумя первыми», — говорит Стеен Андерсен.

Вот почему у Польши были особые предпосылки, чтобы мыслить наступательно. Завоевание Дании и датских морских территорий (обеспечивающих доступ к Балтийском морю) лежало в зоне ее ответственности в рамках Варшавского договора, и Польша намерена была решить эту задачу с помощью ядерного блицкрига, в ходе которого она собиралась за 15 дней разгромить Северную Германию и Данию.

Этот агрессивный план основывался на отсутствии хорошей политики сдерживания. Вторая мировая война разразилась потому, что союзники не сдерживали Германию должным образом, и Польша подобным же образом запланировала «современный блицкриг» против Дании, потому что та ничем ее не «устрашала». Оценивая риски как низкие, Польша была совершенно права, свидетельствуют два доклада ЦРУ. Berlingske ознакомилась с этими двумя докладами 1980-х годов, в которых описывается мрачная картина в области обороны Дании.

В сверхсекретном докладе 1989 года о планах вторжения стран Варшавского договора в Данию ЦРУ рассматривает датские силы, которые должны были защищать Ютландию/Северную Германию и Зеландию, а также ютландские подразделения, которые «номинально были самыми большими, отборными и хорошо вооруженными в датской королевской армии. Но в мирное время они были укомплектованы лишь на 25%, вооружение, оставшееся еще с 1960-х годов, устарело, а солдаты были плохо обучены».

Зеландские войска находились в еще более плачевном состоянии: «Подразделения не доукомплектованы людьми, оружие у них устаревшее, 1950-х годов, а солдаты обучены даже хуже, чем ютландские».

По оценкам ЦРУ, польские, восточнонемецкие и советские войска, которые предположительно должны были вести атаку, располагали гораздо более современным и эффективным оружием, а также были лучше подготовлены, чем датчане.

«Фронт рухнул бы»

Вдобавок датские политики не позволяли войскам союзников размещаться на своей земле в мирное время и придерживались линии отказа от ядерного оружия, особенно когда датские социал-демократы в 1980-х годах с помощью сносок (возражения Дании при принятии общих решений НАТО в документах фиксировались сносками — прим. перев.) активно противились курсу НАТО в целом. Таким образом становится понятно, что последствия войны были бы катастрофическими, о чем и говорится во втором и не менее мрачном докладе ЦРУ. Дания защитить себя не могла и полностью зависела от подкрепления союзников. Но этому подкреплению не разрешалось постоянно находиться на территории страны, так что сначала ему надо было до нее добраться. Датские же политики отказывались готовиться к возможной ядерной войне.

«Поэтому НАТО, вероятно, не сможет остановить наступление стран Варшавского договора на Скандинавию из-за недостаточной подготовки к конвенциональной или ядерной атакам или ее полного отсутствия», — пишет ЦРУ, которое также критикует и норвежскую политику в этой области.

Если Дания полностью запретит использование тактического ядерного оружия — как об это неоднократно говорилось в ее комментариях к решениям НАТО — весь северный фланг НАТО может рухнуть, гласили документы ЦРУ.

В 500 раз мощнее Хиросимы

«Желание Дании быть в безопасности во время холодной войны, может, было и на уровне. А вот на практике ее вооруженные силы ничего не предпринимали», — констатирует Пеер Хенрик Хансен в интервью Berlingske.

А Польше с союзниками об этом было прекрасно известно, поэтому они и собирались на датском фронте действовать в режиме блицкрига, который по количеству преодолеваемых километров в день мог стать еще более молниеносным, чем блицкриги немцев в 1940 и 1941 годах.

Но могли ли поляки воплотить этот план в жизнь?

С 1956 по 1989 годы план нападения менялся, но лишь в деталях. В общих чертах план оставался тем же самым: поляки собирались расчистить себе путь с помощью стратегического и тактического ядерного оружия, затем рассечь северную Германию и Ютландию танковыми и механизированными дивизиями и после этого вторгнуться в Зеландию.

Польский научный журнал Focus в июле рассказал, каким ядерным арсеналом располагала Польша, заключив: «В Польше находилось ядерное оружие, по мощности сопоставимое с 500 бомбами, сброшенными на Хиросиму. Его должны были применить при атаке на Данию».

В секретных бункерах хранилось до 300 ядерных боеголовок, и все они могли быть обрушены на датские войска и города с помощью ракетных систем, артиллерии и самолетов. Кроме того, у поляков был план психологических атак, рассказал пилот бомбардировщика журналу. Самолеты должны были летать группами по трое. Один из них сбрасывал бы атомную бомбу, а другие два — муляжи. И никто из летчиков не знал бы, у кого из них была настоящая бомба.

«Иначе психологическое давление могло бы оказаться для них слишком сильным», — объяснил бывший полковник Богдан Ликус (Bogdan Likus).

Польские вооруженные силы готовили доктрину ведения войны в районах, зараженных радиацией после ядерных атак.

Серьезность планов подтверждают и подробные геологические данные о Дании, имевшиеся у поляков, говорит Стеен Андерсен. «Мы, например, страница за страницей читали доклады польской разведки, которая рассказывала, где в Дании можно бурить землю, чтобы достать воду. Зачем это было нужно? Потому что они знали, что после ядерного удара водоснабжение будет нарушено, а вода загрязнена, и им придется самим добывать себе чистую воду. Это довольно серьезное доказательство того, что они действительно допускали возможность ядерной войны».

Дания во власти врага

Датские солдаты ничего не смогли бы предпринять при ядерной атаке, поскольку их обучение и вооружения отражали тогдашние нежелание и неспособность страны подготовиться к ядерной войне. У датских бронетранспортеров не было специальных фильтров для таких условий, и вплоть до конца 1980-х военных в случае ядерной атаки учили лишь натягивать на голову кашне, надевать на руки резиновые перчатки, а также не лежать на животе и не прятаться за деревьями.

И вот такие-то датские солдаты, даже если бы они выжили, должны были встретить мощного врага.

Когда сегодня эксперты рассуждают, какие войска в странах Варшавского договора были лучшими или самыми опасными, обычно они называют несколько советских, одно чешское и два польских подразделения. Эти два польских — так называемые голубые и бордовые береты. Голубыми беретами называли Седьмую десантную дивизию, а бордовыми — Шестую парашютную. Именно они должны были возглавить вторжение в Зеландию. Даже спустя 30 лет после окончания холодной войны в Польше к ним относятся почти как к легенде — особенно к Седьмой десантной, которую в одной статье по истории, например, и вовсе называют просто «завоевателями Дании».

Один из ветеранов, полковник Андрей Моравец (Andrej Morawiec), в интервью польскому региональному изданию продемонстрировал энтузиазм, характерный для голубых беретов. Например, он рассказал, как они гордились тем, что были единственными, кто тренировался высаживать десант в условиях ужасающего шторма, в результате чего многие бойцы едва не утонули. Полковник поведал о строгих правилах секретности, о доступе к лучшему вооружению, в том числе к бронетранспортерам-амфибиям OT-62, и о том, что они всегда были в состоянии боеготовности. Также он подтвердил изданию Dziennik Baltycki, что их целью было вторжение в Данию — «не ради самой Дании, но ради контроля над датскими проливами», — и рассказал, что они были готовы к очень большим потерям вплоть до 40% личного состава подразделения.

Это не просто радужные воспоминания старого солдата, говорит Стеен Андерсен.

«Седьмая десантная дивизия была постоянным элитным подразделением, в которое входило 7,5 тысяч солдат — то есть примерно столько же, сколько было во всех датских вооруженных силах в мирное время. Шесть месяцев в году они проводили на учениях, по много раз тренируясь загонять танки и другие транспортные средства в железнодорожные вагоны или собирать их в портах, переправляться через Балтийское море, десантироваться и закрепляться в Дании, вести бои с датскими войсками. Затем все повторялось снова…»

«Они не ждали кризиса или мобилизации. Они были готовы всегда. Они могли начать военную операцию за несколько часов, причем действовать с такой скоростью и жесткостью, на фоне которых НАТО выглядела бы весьма бледно», — рассказывает он.

Залив Факсе

После окончания холодной войны датские СМИ и диванные военные эксперты стали гадать, в каком же месте Польша могла вторгнуться в страну. Часто называли Лолланн-Фальстер, бухту Кёге и так далее, но на самом деле Седьмая десантная дивизия отрабатывала высадку в заливе Факсе.

Кшиштоф Кубяк (Krzystof Kubiak), польский исследователь и бывший декан военной-морской академии в Гдыне, в интервью Interia рассказал, как должен был высаживаться десант. Поляки хотели атаковать войска в этом районе с помощью 18 тактических ядерных ракет, после чего туда высадилась бы Седьмая десантная дивизия, закрепилась бы и направилась внутрь страны. За ней последовала бы дивизия бронированной пехоты, а далее — элитное танковое подразделение с 60 танками Т-55.

Поляки не боялись сопротивления сил обороны Зеландии, зато боялись, что датские ВВС атакуют их напалмом во время высадки, поэтому у этой десантной дивизии было в два раза больше зенитных орудий, чем обычно, рассказал Стеен Андерсен.

И атаковали поляки не вслепую.

«Их сведения о заливе Факсе и близлежащих районах были просто исключительными», — говорит Пеер Хенрик Хансен, который вместе со Стееном Андерсеном прочитал отчеты польских агентов и дипломатов, собиравших эти данные.

«Они изучили морское дно и прибрежные условия, а также сфотографировали порты, дороги и побережья во всех деталях, потому что разумно предполагали, что в случае войны датчане уберут все дорожные знаки. И они постоянно следили за тем, чтобы обновлять разведданные».

Урок холодной войны

Так был ли у Дании шанс?

К счастью, это гипотетический вопрос, на который не смогут ответить ни Стеен Андерсен, ни Пеер Хенрик Хансен.

Но, судя по выводам в двух докладах ЦРУ и новым данным из польских архивов, шансов у Дании было немного.

Датская оборона была слишком слабой. Солдат было мало и подготовлены они были неважно. Вооружения Дании устарели, и к тому же датские вооруженные силы слишком сильно полагались на мобилизацию, которая проходила бы слишком медленно. Возникли бы стратегические и политические препятствия.

Датские генералы решили в случае опасности давать врагу симметричный ответ — в разведывательных кругах такую ошибку называют mirroring — но при этом они предпочитали верить, что атака может быть только конвенциональной, и полностью отрицали возможность ядерной. А датские политики так неохотно занимались вопросами обороны и давали такие ограниченные возможности союзникам, что американцы действительно никак не смогли бы прийти Дании на помощь.

Напротив Дании — в Польше — стоял враг хорошо обученный, вооруженный и готовый вести одновременно конвенциональную и ядерную войну.

Мы избежали катастрофы, но при этом так и не извлекли урока, потому что официальные власти Дании предпочитают и дальше считать, что никакой угрозы никогда не было и Дания со своими политическими и стратегическими решениями никогда не была в опасности.

Может, это и удобно, но удобство вовсе не значит, что это правильно.

Да, Польша собиралась вести войну в радиоактивной Дании

Если бы Польша разбомбила Данию ядерными ракетами, все ее территории стали бы радиоактивными. Разве это не помешало бы польскому вторжению?

Нет, страны Варшавского договора верили, что вести войну можно и на радиоактивных территориях. Это стратегия была основана на российских учениях в Тоцком на юге Урала в 1954 году. Там русские взорвали бомбу вдвое мощнее хиросимской, и уже через час 45 тысяч российских солдат, 600 танков, 600 единиц артиллерии и 6 тысяч автомобилей въехали в этот район.

Солдат снабдили масками, защитными костюмами, кислородными баллонами и дозиметрами для измерения радиоактивного излучения. Один из участников учений, офицер, попавший в эпицентр радиации, впоследствии вспоминал: «Было пусто и тихо, лишь пощелкивали радиометры, отмечая повышенный уровень радиации. Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка, хрустящей и ломающейся под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка. И на ней не было видно ничьих следов, кроме моих».

Учения прошли успешно. Они показали, что армия может передвигаться и сражаться в условиях ядерного апокалипсиса, и Тоцкое вошло в доктрину. А на другом конце это доктрины была Дания.

Кто стоит за этой историей

Статья написана на основании данных трехмесячных исследований, проведенных в американских и польских архивах и СМИ, а также интервью, взятых в Лондоне и Варшаве у двух датских историков Пеера Хенрика Хансена и Стеена Андерсена, авторов нового научно-исследовательского проекта.

Кроме того, автор статьи Поуль Хёй поучаствовал в конференции «Холодная война в районе Балтийского моря» в Варшавском университете (Cold War in the Baltic Sea Area) и пообщался с другими ее участниками.

Пеер Хенрик Хансен и Стеен Андерсен имели возможность прочитать статью до публикации и внесли ряд изменений в те фрагменты, где цитируются их слова.

Все выводы, источник которых не указывается отдельно, принадлежат автору, так же как и весь нарратив статьи.

Автор: Поуль Хёй (Poul Høi) для Berlingske, Дания, перевод ИноСМИ

Один из комментариев на inosmi.ru

Очередные потуги Дании сделать так, чтобы о ней не забыли. У датских дипломатов не возникло мысли - откуда у Польши взялись эти 18 ядреных ракет, а главное, куда они делись потом, после распада СССР. Вот уж точно: у протухшего государства и дипломаты с протухшими мозгами.
Ключевые слова: война, история, Дания, Нападение
География: Польша
статья прочитана 704 раза
добавлена 5 марта, 14:00

Комментарии

Oleg
5 марта, 15:38
Б Р Е Д !
У Польши никогда не было никакого ядерного оружия и средств его доставки.
Соответственно и планировать какие то ядерные атаки поляки не могли по определению.
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru