Как Грета Тунберг заработала шесть миллиардов долларов



Можно я вас слегка отвлеку от коронавируса? Потому что его место в западной прессе доселе занимала Грета Тунберг. Но если вы думаете, что девушка просто ушла в тень какого-то там вируса, у меня для вас новости.

Вернее, так: немецкое издание Die Zeit взорвало информационную бомбу – за день до Рождества семейный «Фонд Греты Тунберг и Беаты Эрнман» (Stiftelsen The Greta Thunberg and Beata Ernman Foundation) подал заявку номер 018171380 на охрану товарных знаков Skolstrejk и Fridays For Future в Бюро интеллектуальной собственности Европейского союза.

Беата Эрнман – младшая сестра Греты Тунберг, и она еще более тяжкий аутист, чем Грета (просто для информации).

Так мы официально узнали, что, оказывается, у девочки уже есть фондик и он активно действует в области повышения благосостояния семьи. И, конечно, заявка на бренды – это сильно. Очень сильно.
И дело даже не в том, что если до апреля не появится никаких «против» и заявку одобрят, то все официальные документы и репортажи с упоминанием брендов должны будут заверяться у юристов Греты. Что само по себе прекрасно – теперь так просто не опубликуешь репортажик из Давоса, дескать, там была основательница Skolstrejk и другие лидеры Fridays For Future – будьте добры получить одобрение юристов.

Уже этого бы раньше хватило на то, чтобы статей с портретом косичек было в каждой газете по пять штук в одном номере.

Потому что европейская – и немецкая в особенности – пресса так активно раздувала любую инфу от Греты или FFF, что читатель только диву давался. «Лидер FFF Луиза Нойбауэр велела фирме Siemens прекратить контракт с Австралией!», «Грета Тунберг велела прекратить финансировать добычу ископаемых!». Это было похоже на безумие или на тотальную инфантилизацию как политики, так и прессы. И обсасывали это еще неделю на первой полосе.

Восемь тысяч фермеров на тракторах, протестующих против зеленой политики, в Берлине? Нет, не слышали. Шесть тысяч в Мюнхене? Вы о чем? У нас тут самое важное: «Грета приказала прекратить» (далее список требований).

Но отчего-то заметок про фонд и регистрацию брендов исчезающе мало. И дело даже не в коронавирусе, который забил в топах все остальное. Дело в том, что, по оценкам страховиков, бренды Греты сейчас в социальном сегменте посильней Greenpeace и ООН. Предварительная оценка стоимости брендов – 3–6 млрд евро.

«Регистрация брендов – только для того, чтобы защитить движение от использования недобросовестными гражданами, и мы не собираемся вести коммерческую деятельность», – говорит представитель команды Греты. Которая, кстати, все больше и больше выходит из тени и начинает открытую игру – уже нет речи о «милой шведской девочке, которая пошла на забастовку к парламенту». Кстати, раз уже зашла речь – как выяснилось, никакой забастовки-то и не было: все пятничные походы Греты под камеры в Гамластан были по справке – типа девочке нужен «особый режим в связи с медицинскими показаниями». То есть уже ложь. А вот ее последователи реально нарушают закон о всеобщем образовании, ходя на самом деле под штрафом для родителей. Все как всегда: лидер в шоколаде – хомячков под нож.

Кстати, о шоколаде. Когда представители фонда Греты-и-Беаты говорят, что они «не собираются вести коммерческую деятельность», то они или нагло лгут, или вообще не в курсе, чем они занимаются.

Вот, например, бренд-стратег Клаус-Дитер из консалтинговой фирмы Brand Trust напоминает, что «каждый, кто защищает бренд, должен показать и доказать его использование. В данном случае – коммерческое. Неиспользование товарного знака для товара, а также отказ защищать товарный знак в суде по каждому отдельному случаю – это основание для отзыва регистрации товарного знака».

Перевожу с маркетологического: фонд обязан вести коммерческую деятельность, и речь не идет о маечках и рюкзачках с накаткой FFF. Иначе регистрацию отзовут. Далее – каждое дело в суде для бренда с такой оценкой в несколько миллиардов евро будет стоить на каждого адвоката от 100 000 евро. Отказ от судебной защиты – регистрацию отзывают.

«Только используемые торговые марки имеют права», – говорит патентный поверенный Марко Финдизен из юридической фирмы Witte, Weller & Partner. Доказательство использования должно быть предоставлено не позднее чем через пять лет после регистрации, в противном случае права больше не будут применяться в отношении третьих сторон и товарный знак может утратить силу.

Упс. Похоже, что семейка замыслила немножко заработать. Ну а фонд – отличная крыша для легализации уже имеющихся финансовых потоков, которые сейчас идут в адрес Греты не слишком прозрачными способами.

То, что сейчас такая щедрая на раскрутку любого бреда от мадемуазель Тунберг пресса прикусила язык, очевидно. Сейчас немного отойдут – и начнут объяснять, что именно это и нужно для того, чтобы спасти планету. Ложь – их естественное состояние.

Гораздо сложней будет объяснить 80 тысячам трудяг, которых под песни о страшном угле и убийственной нефти увольняют в Германии по велению правительства (так называемый выход из угля). А всем остальным, которым вводят новые налоги на СО2, повышают цену на электричество и запрещают ездить на дизельном авто?

То есть вы думаете, что они вот будут сидеть без работы, смотреть телевизор, в котором им без конца показывают девочку, чьими бреднями оправдывают их увольнение? И которая по мановению волшебной медиапалочки на их глазах становится миллиардером? И у них не возникнет желания снести этот телевизор к хренам, а также этих детишек и это правительство? Если нет, то они заслужили свою Грету.

Автор: Игорь Мальцев для издания ВЗГЛЯД
статья прочитана 932 раза
добавлена 6 февраля, 09:00

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru