Человек без биографии

Сержант Михаил Митрофанов (сидит), пограничник 37-го пограничного полка войск НКВД. Вена, май 1945 года.
«Обзор» продолжает публикацию цикла рассказов о живущих в Литве участниках Великой Отечественной войны. Это не коммерческий проект, привязанный к 75-й годовщине победы советского народа в Великой Отечественной войне. Это движение души и напоминание читателям о цене мирной жизни, которую заплатил народ. 

Михаил Фёдорович Митрофанов никогда никому ничего о войне не рассказывал, хотя прошел её, как говорится, от звонка до звонка. Всегда отшучивался: «Я же поваром в пехоте был. А какие у повара подвиги? Кашу приготовить, борщ сварить, чай покрепче сделать».

Многие верили, но всегда находились такие слушатели, кто сомневался: повар в звании сержанта? Это, как минимум, командир отделения поваров. Но таких, как известно, не существовало.
А как, например, объяснить наличие ордена Отечественной войны и медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги»? Неужели за не пригоревшую кашу получены?

Время шло, вместе с ним копились оставшиеся без ответа вопросы. Биография ветерана стала проясняться совсем недавно, когда начал работать сайт «Память народа».

Любопытства ради заглянув в интернет, родственники бывшего повара с удивлением узнали: медалью «За отвагу» командир отделения противотанковых ружей младший сержант Митрофанов М.Ф. награждён в 1943 году «за умелое командование подчинёнными при отражении атаки вражеских танков». Далее в наградном листе шли перечисления – столько-то бронированных машин подбито, столько-то повреждено, столько-то то живой силы противника уничтожено и так далее. 

Удивительно, но сходились все исходные данные: номер медали, время и место рождения человека, дата призыва в действующую армию. Однако ещё больший сюрприз ожидал в наградном листе на вторую боевую награду. В документах указывалось: «шофёр сержант Митрофанов М.Ф. проявил себя умелым и смелым специалистом, под огнём противника сумел образцово выполнить задание командования» и так далее.

Что за чертовщина? Михаил Фёдорович вообще не умел водить автомобиль, ни машины, ни мотоцикла никогда в жизни не имел и в технике с моторами, мягко скажем, разбирался посредственно.

И вообще, как понимать официальные, скреплённые гербовыми печатями документы, где фронтовик предстаёт этаким многоликим «поваром-шофёром-командиром отделения ПТР». На сделанных во взятой Вене фотографиях солдат-победитель, к слову, запечатлён в офицерской гимнастёрке, в ремне с портупеей, хромовых сапогах и фуражке.

Ответ на все вопросы сразу дала одна запись, обнаруженная совершенно случайно. А именно вот этот документ, фрагмент которого процитируем:

«…По приказу Наркома внутренних дел Союза ССР Л.Берия с 23 по 27 июня 1941 года (М+5) при 9 ПО ПВ НКВД Ленинградского округа в установленном мобпланом г. Пскове был сформирован 37-й резервный пограничный полк НКВД. На его формирование были призваны районными военкоматами по мобилизации ранее приписанные к части красноармейцы и младший комсостав из Островского, Сошихинского, Палновского, Новосельского, Стругокрасенского, Середкинского районов Ленинградской области. По состоянию на 27.6.1941 года, т.е. на дату завершения формирования части имелось личного состава: начальствующего состава – 160 чел.; младшего начсостава – 353 чел. и рядового состава – 1539 чел. Итого – 2052 чел.».

37-й пограничный полк войск НКВД – вот в составе какой части воевал герой нашего рассказа. Не был он ни поваром, ни шофёром, ни даже командиром отделения противотанковых ружей.

Поверьте на слово: были подняты все архивы, до которых смогли дотянуться руки, но никакой информации о боевом пути части найти не удалось. Собирать её пришлось буквально по строчкам. Вот, например, в научной статье «Действия войск НКВД по охране тыла в освобождаемых странах Европы» удалось выудить:

«В тесном взаимодействии с частями действующей армии, войска НКВД по охране тыла (ВОТ) в рассматриваемый период успешно решали следующие задачи: охрана фронтовых и армейских коммуникаций, обеспечение порядка в прифронтовой полосе; борьба против вражеской агентуры, диверсионно-разведывательных и бандитских отрядов; защита местного населения от банд противника; несение контрольно-пропускной и заградительной службы. Нередко ВОТ привлекались к ведению активных боевых действий вместе с частями и подразделениями Советской Армии.

Так, в августе- октябре 1944 года, на части войск НКВД 2-го Украинского фронта пришлось 142 боевых столкновения с вражескими силами. За этот период только 37-й пограничный полк (командир подполковник В.П. Ярославский), охранявший тыл 52-й армии, уничтожил более 1700 и захватил в плен 720 солдат и офицеров противника». 

За такие боевые дела не грех и орденом быть награждённым. Что как раз и произошло с Михаилом Митрофановым. Если же говорить о его командире, вот что точно известно: 

«Полковник Ярославский Василий Петрович, командир 37-го Ясского пограничного полка войск НКВД по охране тыла Второго Украинского фронта, 1907 года рождения, участник Отечественной вой­ны с 6.1941 года, только за 6 месяцев 1943 года разобла­-

чил 9 агентов немецкой разведки, 53 ставленника и пособника врага, 59 бандитов, 207 дезертиров, 82 антисоветских элемента, нарушителей прифронтового режима – 3 561 чел.

Награды: орден Александра Невского (1945), орден Отечественной войны I степени (1944), два ордена Красной Звезды (1943 и 1944), медали: «За оборону Москвы» и другие».

Героический командир. Надо полагать, и подчинённые у него были не лыком шиты. Например, наш ветеран Михаил Митрофанов входил в группу пограничников, которой поручили ликвидировать на территории Венгрии несколько крупных диверсионных банд противника, костяк которых составляли члены фашистской организации «Нилаш Керестеш» и офицеры войск СС.

Чем ближе была победа, тем ожесточённее, яростнее сопротивление врагов. Немецкое командование забрасывало в прифронтовую полосу шпионов и террористов, засылало на основные железнодорожные и автомобильные магистрали диверсантов с задачей срывать воинские перевозки, затруднять действия советских войск. Опасаясь расплаты за совершённые преступления, на Запад пытались бежать предатели, служившие в карательных органах, различные националистические банды. Часть из них по заданию германской разведки продолжала действовать на освобождённой от оккупантов территории.

Всю эту человеческую мразь приходилось буквально выкуривать, выкорчёвывать с корнями. Надо сказать, что достаточно было и дезертиров, бросивших позиции и старавшихся спасти свою шкуру. Как правило, с ними был разговор короткий, по законам военного времени. Жестоким оно получилось. Особенно для пограничников. Они не считались частью СМЕРШ, но по характеру решаемых задач, по привычке действовать малыми группами, полагаясь только на свою интуицию и опыт, очень походили на ещё более секретных «бойцов невидимого фронта».

Правда, о сотрудниках СМЕРШ написан прекрасный роман «В августе 1944-го» и поставлен одноимённый кинофильм. О пограничниках из полков войск охраны тыла действующей армии пока не написано ничего. Но, надо полагать, всё впереди. И книга получится исключительно захватывающей, полной приключений. Как и жизнь.
Категории: история
статья прочитана 694 раза
добавлена 9 февраля, 13:00

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru