Кедайняй не только «огуречная столица» Литвы

Кедайняй. Памятник Янушу Радзивиллу
В № 2 еженедельника «Обзор» от 17-23 мая была опубликована статья «Верность и в жизни, и в смерти», в которой повествовалось об одном из героев обороны Севастополя в Крымской войне 1853-1856 годов – военном инженере-фортификаторе генерале Э.Тотлебене, а также о периоде его жизни в Кедайняй. Так как Кедайняй был городом моего босоногого дететва, полуголодного отрочества и полной радужных надежд на светлое будущее беззаботной юности, а также в связи с 625-летием со дня основания города я хочу поделиться с читателями своими воспоминаниями о Кедайняй 1946-1956 годов и рассказать им о тех периодах истории города, которые по тем или иным причинам не были упомянуты в вышеуказанной статье.
Кедайняй - один из старейших городов Литвы. Согласно средневековым летописям, город был заложен в 1387 году на плоской равнине, ограниченной рекой Нявежисом, её притоком Смилгой и длинной возвышенностью. Долгое время Кедайняй был вотчиной польско-литовских магнатов князей Радзивиллов (Радвилов). В ХVII веке здесь интенсивно развивались разные ремёсла: ткацкое, сапожное, овощеперерабатывающее и другие. В 1625 году в Кедайняй была основана одна из старейших школ Литвы, которую называли лицеем. В 1650 году магнаты Радзивиллы построили бумажную фабрику и типографию, в которой печатались литовские религиозные книги. В 1658 году в городе была открыта первая в Литве аптека, где продавались лечебные травы, мази, табак и... драгоценные камни. На притоках Нявежиса работали две водяные мельницы, одна из которых, стоящая на притоке Нявежиса Дотнувеле, продолжала работать вплоть до моего отъезда из города в 1956 году. Хотя Кедайняй сильно пострадал в Тридцатилетней войне 1618-1648 годов, в нём до сих пор, как в Вильнюсе и Каунасе, сохранился старый средневековый город, являющийся сегодня архитектурным памятником.

Оставил Кедайняй свой след и в истории ХVIII-ХХ веков. Во время Семилетней войны 1756-1763 годов, как писал историк А.Т.Болотов, «...при Кейданах стояли мы целых пять дней, отчасти для приёма провианта, который был также тут заготовлен, и печении из него хлебов, отчасти дожидаясь достальных бригад, поотставших несколько от прочих...» (Имеются в виду бригады армии генерал-фельдмаршала С.Ф.Апраксина под командованием генерал-аншефа В.А.Лопухина, генерал-аншефа В.В.Фермора, генерал-майора В.М.Долгорукова и других.)

30 июля 1862 года в Кедайняй венчался руководитель восстания 1863 года в Литве последний исторический гетман ВКЛ Зигмунт Сераковский-Доленго (Зигмунтас Серакаускас). На свадьбе присутствовали друзья и соратники Сераковского ксёндз из Подберёзья (Калнабярже) Антось Мацкевич (Антанас Мацкявичюс) и Кастусь Калиновский (Костас Калинаускас).

В Калнабярже несколько лет жил будущий премьер-министр Российской империи П.А.Столы­пин, «знаменитый реформатор» в области сельского хозяйства, «изобретатель» полевых судов и висельничьих «галстуков» для крестьян, восставших против реформ «реформатора».

Кедайняй был одним из немногих городов Литвы, в которых в 1918-1919 годах не была провозглашена Советская власть. В память об этих событиях напротив здания железнодорожного вокзала в смятоновской Литве был установлен скромный памятник с надписью «Героям, погибшим в борьбе с большевиками в 1918-1919 годах». Кстати, этот «крамольный» памятник стоял у вокзала и при советских «оккупантах» в 1956 году.

2 августа 1944 года Кедайняй был освобождён от немецко-фашистских оккупантов и их прихвостней - литовских коллаборационистов, и началось стремительное восстановление разрушенных войной предприятий и жилых домов. В 1945 году в городе была открыта семилетняя школа с русским языком обучения, впоследствии преобразованная в среднюю школу № 3.

В расположенном к западу от города Бабянском лесу некоторое время находились базы «лесных братьев», наводивших ужас на местных советских активистов и комсомольцев. Я помню, как по выходным дням на базарную площадь города свозились для опознания родственниками трупы молодых, изрешечённых пулями «народных мстителей», большинство которых составляли молодые юноши и девушки. Конечно, никто из жителей города среди разложенных по окружности бомбовой воронки трупов своих родственников не опознавал.

В 1949 году в Кедайняй из поверженной Германии были передислоцированы полк ПО-2 «ночных ведьм» и полк пикирующих бомбардировщиков Пе-2. Дети офицеров этих авиационных частей и составили львиную долю учеников русской школы. В скором времени советская пропеллерная авиация стала заменяться на реактивную авиацию, что потребовало значительного удлинения взлётно-посадочной полосы аэродрома. В ходе строительства выяснилось, что на месте расширяющегося

аэродрома находилось место массовых захоронений расстрелянных в 1941 году евреев из города и волости. В 1955 году напротив аэродрома, в овраге вблизи притока Нявежиса Дотнувеле, были обнаружены выкопанные из оврага полуистлевшие трупы второго места массового захоронения расстрелянных евреев. По-видимому, «раскопками» и поисками не найденных во время «акций» еврейских драгоценностей занимались оставшиеся в живых исполнители «акций».

В Кедайняй долгие годы жил и творил один из старейших литовских советских писателей Ю.Паукштялис, автор романов «Не всходи, солнышко!» и «Здесь наш дом».

Сегодня в городе живёт популярный харизматичный политик и предприниматель В.Успасских, сделавший много хорошего для развития экономики города.

Но всё же, что значил и что значит сегодня Кедайняй для Литвы, и что он значил в моей личной жизни? В досоветское время Кедайняй был патриархальным заштатным уездным городишком. Он был застроен одно-, двухэтажными деревянными домами, и лишь старый город с узкими улочками мог похвастаться невысокими кирпичными домами. Все достижения города буржуазной Литвы заключались исключительно в выращивании и переработке огурцов, помидоров и фруктов. Весной он был заполнен ароматами цветущих садов, сирени и черёмухи, а летом пропитан запахом свежих огурцов: не зря Кедайняй назывался и называется сегодня «огуречной столицей» Литвы!.. В городе жили люди многих национальностей. Здесь находились два католических костёла, протестантская церковь, православная церковь, еврейская синагога и лютеранская кирха. Абсолютное большинство жителей города свободно говорило на литовском, русском и польском языках.

В 1950-1960 годах древний город буквально ожил. Он значительно расширился территориально: перешагнул через Нявежис вплоть до речки Обяле на юге; перешагнул упрятанную в подземные трубы Смилгу; достиг Дотнувеле и вплотную приблизился к знаменитому Бабянскому лесу; поднялся на возвышенность за Каунасским шоссе. В городе были построены завод электроаппаратуры, сахарный, по производству овощных и фруктовых консервов, завод по производству желудочного сока и витаминных препаратов. Но особую роль в развитии инфраструктуры города сыграл мощнейший в Прибалтике химический комбинат по производству серной кислоты и суперфосфатных удобрений, новый банк, современный автовокзал и аэродром, краеведческий музей, клуб, школы, детские сады и ясли, современные многоэтажные дома и т.д. и т.п. Кедайняй стал крупным промышленным центром Литвы с населением около 50 тысяч жителей.

С восстановлением независимости Литвы в Кедайняй многое изменилось. Уехало из города большинство жителей русской национальности, вследствие чего пришлось закрыть русскую среднюю школу; современный аэродром стал базой дислокации торговых киосков: в городе редко услышишь русскую речь, да и польская звучит всё реже и реже. Еврейскую же и немецкую речь вообще никогда не услышишь, ибо почти все евреи были уничтожены в 1941 году, а лютеране убежали на Запад вслед за отступающими немецкими войсками…

Таковы мои краткие воспоминания и сведения о Кедайняй, ставшем наряду с «огуречной столицей» Литвы и географическим центром Литвы и якобы даже Европы, «меккой» для политиков и предпринимателей Литвы! И то ли ещё будет, если власти респуб­лики окажут городу на Нявежисе должное внимание…

Большую роль сыграл Кедайняй и в моей судьбе. Благодаря ему я, сын безграмотных сувалкских старообрядцев, получил полное среднее образование, а затем среднетехническое, военное и высшее образование, стал конструктором высшей квалификации в области судостроения и судоремонта. Речные паромы, построенные на заводе «Балтия» по чертежам института «Гипрорыбфлота», разработанные при моём личном участии и руководстве, успешно работают до сих пор в Клайпеде, России и… даже в Панаме, а плавучие доки можно встретить на всех судоремонтных предприятиях России и бывших союзных республик, а также в Европе, Азии, Африке и даже в Америке! Полученные в Кедайняй знания стали фундаментом моей будущей литературной деятельности: я стал активным коррес­пондентом многих российских, украинских и литовских газет, а мои стихотворения печатались и печатаются, правда, всё реже по причине моих радикальных взглядов на некоторые аспекты политической жизни в Литве и России! - в газетах «Советская Россия», «Обзор», «Экспресс-неделя», «Литовский курьер» и альманахе «Капли янтаря».

Клайпеда
Категории: история
Ключевые слова: Литва, Кедайняй
статья прочитана 3516 раз
добавлена 21 июня 2012, 18:26

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru