Приговор по делу Альгирдаса Палецкиса

Фото В.Клоповского, "Обзор"
Редакция газеты "Обзор" получила от Социалистического народного фронта Литвы неофициальный перевод с литовского на русский язык приговора по делу Альгирдаса Палецкиса. Считая, что всегда лучше получать информацию из первоисточников, а не из комментариев, редакция публикует этот текст полностью.

Докладчик Регина Поцене

Судья Антанас Вирбалас

Уголовное дело № 1А-422-318/2012

Судебный процесс № 1-10-9-00171-2010-3

Категория судебного решения:

2.1.7.4., 2.4.6.4.2., 1.1.8.1.1.

ВИЛЬНЮССКИЙ ОКРУЖНОЙ СУД

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

12 июня 2012 года

Вильнюс

Фото В.Клоповского, "Обзор"
Коллегия судей отдела по уголовным делам Вильнюсского окружного суда, состоящая из председателя коллегии Регины Поцене,

судей Аудроне Картанене, Павла Фролова,

секретарей Ренаты Навицкене, Агнии Лукошевич,

при участии прокурора Эгидиюса Шлейниса,

защитника адвоката Юрия Биневича,

оправданного Альгирдаса Палецкиса,

на судебном заседании рассмотрела уголовное дело по апелляционной жалобе Вильнюсской окружной прокуратуры на решение Вильнюсского первого районного суда от 18 января 2012 года, согласно которому Альгирдас Палецкис оправдан по ст. 1702 ч.1 УК Литовской Республики как не совершивший действий, имеющих признаки преступления.

Рассмотрев дело, коллегия

п о с т а н о в ил а :

Фото В.Клоповского, "Обзор"
Альгирдаса Палецкиса обвиняли в том, что он 2 ноября 2010 года около 09.30 часа в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящегося по пр. Лайсвес № 60 в Вильнюсе, во время прямой радиопередачи "Рактас", имея своей целью отрицать и грубо умалять агрессию, осуществлённую СССР 11-13 января 1991 года на территории Литовской Республики, во время которой против жителей Литовской Республики были совершены очень тяжкие и тяжкие преступления, преднамеренно, в оскорбительной форме, открыто заявил: "а, что произошло 13 января у башни? И как сейчас выясняется, свои стреляли в своих", и тем самым отрицает и грубо принижает решения судов Литовской Республики и установленный правовыми актами Литовской Республики факт агрессии СССР в 1991 году против Литовской Республики, во время которого СССР совершены очень тяжкие и тяжкие преступления против жителей Литовской Республики и таким своим оскорбительным публичным заявлением он оскорбил память людей и их близких, погибших и раненых в борьбе за сохранение независимости восстановленной Литовской Республики, т.е. совершил преступные действия, предусмотренные УК Литовской Республики по ст.1702 ч.1.

Вильнюсский первый районный суд приговором от 18 января 2012 года оправдал Альгирдаса Палецкиса по УК Литовской Республики ст.1702 ч.1, не признав, что обвиняемый совершил действия, имеющие признаки преступления по УК Литовской Республики ст.1702 ч.1 (УК Литовской Республики ст.303 ч.1).

Такое решение суд мотивировал тем, что в деле не собраны доказательства, которые могли подтвердить, что Альгирдас Палецкис 2 ноября 2010 года около 09.30 часа в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящимся по пр.Лайсвес 60 в Вильнюсе во время прямой радиопередачи "Рактас", заявляя публично: "А, что было 13-го января у башни? И как сейчас выясняется, свои стреляли в своих", отрицал и грубо принижал признанные судом Литовской Республики судебные решения и правовыми актами Литовской Республики факт агрессии СССР против Литовской, отрицал и грубо принижал очень тяжкие и тяжкие преступления, совершённые против жителей Литовской Республики во время агрессии СССР на территории Литовской Республики 11-13 января 1991 года, оскорбил память людей и их близких, погибших и раненых в борьбе за сохранение независимости восстановленной Литовской Республики, так как из содержания его речи видно, что он об этом не упоминал. Поэтому не может отвечать за не сказанные утверждения.

Фото В.Клоповского, "Обзор"
Кроме того, суд констатировал, что утверждение Альгирдаса Палецкиса в этой передаче "а, что было 13-го января возле башни? И как сейчас выясняется, свои стреляли в своих" является его мнением, но слово "выясняется" даёт основание для вывода, что это мнение для Альгирдаса Палецкиса, во время его высказывания, не является его личным и окончательным, поэтому в будущем может выясниться, что такое мнение, что свои стреляли в своих может не подтвердиться. Суд констатировал, что Альгирдас Палецкис ничего преднамеренно в оскорбительной форме не отрицал и никого не принижал. Произнося слова "свои" он имел ввиду людей, стоящих внизу. Высказываясь, что стреляли не только советские воины, он опирался на письменные источники: книгу Ю.Колялиса, интервью А.Буткявичуса, показания писателя В.Петкявичюса в книге "Дурню лайвас", свидетельницу Д.Раугалене, которая говорила, что видела выстрелы сверху и людей падающих от пуль, слышала, как рослые мужчины говорили людям идти в направлении танков, опросами свидетельстелей в деле Бурокявичюса, экспертными заключениями и другими, ему известными источниками. Поэтому, по мнению суда, слова Альгирдаса Палецкиса, сказанные во время передачи, являются лишь его мнением, которое он имеет право выражать, руководствуясь ст.10 Всеобщей декларацией прав человека и ст.19 Европейской конвенции по правам и свободам людей. Альгирдас Палецкис никого конкретно не оклеветал, а лишь высказал мысли других людей. Так как он высказал мысли из других источников, нельзя сделать вывод, что он этим оскорбил память людей и их близких, погибших и раненых в борьбе за сохранение независимости восстановленной Литовской Республики.

В апелляционной жалобе прокурор районной прокуратуры города Вильнюс просит отменить решение Первого районного суда города Вильнюс и принять новое решение: Альгирдаса Палецкиса признать виновным в совершении преступных деяний, предусмотренными УК Литовской Республики ст.1702 ч.1, и приговорить к лишению свободы, исполнение приговора отложить на основании УК Литовской Республики ст.75.

Апеллянт утверждает, что суд первой инстанции, принимая оправдательный приговор, не правильно применял и истолковывал уголовные законы, не правильно оценивал доказательства, поэтому, сделав ошибочные выводы, необоснованно оправдал Альгирдаса Палецкиса по УК Литовской Республики ст.1702 ч.1.

Прокурор утверждает, что суд не учёл то обстоятельство, что Альгирдас Палецкис заинтересован дать о себе благоприятные показания, поэтому объяснения об обстоятельствах происшествия должны были быть оценены с позиции защиты, потому что слова Альгирдаса Палецкиса, сказанные публично о событиях 13-го января, нельзя принимать за мнение последнего.

Фото В.Клоповского, "Обзор"
По утверждению апеллянта, по доказательствам представленным в деле и собранным во время судебного рассмотрения видно, что Альгирдас Палецкис 2 ноября 2010 года около 09.30 часа в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящимся по пр.Лайсвес 60 в Вильнюсе, во время прямого радиоэфира в передаче "Рактас"открыто заявляя: "А, что было 13-го января у башни? И как теперь выясняется, свои стреляли в своих", говорил об агрессии 11-13 января 1991 года, совершённой СССР на территории Литовской Республики против жителей Литовской Республики, во время которой были совершены очень тяжкие и тяжкие преступления. Это во время до судебного расследования и во время судебного рассмотрения частично признал и сам обвиняемый. Альгирдас Палецкис, утверждая, что заявив:"А, что было 13 января у башни? И, как теперь выясняется, свои стреляли в своих" имел ввиду, что стреляли не только советские воины. Из содержания упомянутого высказывания Альгирдаса Палецкиса видно, что он утверждает, что в толпу стреляли и люди из Саюдиса. Такой позиции обвиняемый Альгирдас Палецкис последовательно придерживался как во время досудебного расследования, так и во время судебного рассмотрения этого дела.

По мнению апеллянта, вину Альгирдаса Палецкиса так же подтверждают показания специалиста Дали Саткауските. Она, являясь старшим научным сотрудником Литовского института литературы и фольклора, доцентом семиотики и теории литературы А.И.Греймиса филологического факультета Вильнюсского университета, показала, что приведённые фразы "Как теперь выясняется, свои стреляли в своих" сказаны в определённом контексте (,,…ведь толпу как инструмент Саюдис тоже использовал. А, кто был 13 января, значит, возле башни?) может быть объяснено двумя способами – это коллективный субъект, который делится на две части, т.е. толпа стреляла в толпу, или Саюдис стрелял в толпу. Других интерпретаций это утверждение не предполагает. "Ведь есть такое слово, которое подчёркивает позицию говорящего и это позволяет утверждать, что упомянутое высказывание Альгирдаса Палецкиса является ясно сформулированным утверждением» (т.4, л.д. 240-241).

Фото В.Клоповского, "Обзор"
Тем самым апеллянт подчеркивает, что Вильнюсский окружной суд приговором от 1999-08-23 по уголовному делу № 1-2 1999 года представил описание событий и фактов 13 января 1991 года и их правовую оценку. Более поздние судебные решения – судебное определение Литовского апелляционного суда 2001-02-20 и судебное определение Верховного Суда Литвы 2001-12-28 (с незначительными исключениями) по существу подтвердило подлинность фактов и их правовую оценку в упомянутом приговоре Вильнюсского окружного суда. Упомянутый приговор Вильнюсского окружного суда 1999-08-23 не изменен и не отменён в порядке предусмотренным законом. Эти обстоятельства обвиняемому Альгирдасу Палецкису были известны, что он признал как во время досудебного расследования, так и во время рассмотрения дела.

По мнению апеллянта, вывод районного суда, что мнение Альгирдаса Палецкиса не личное и не окончательное, является необоснованным. Во время прямой трансляции передачи "Рактас" упомянутое утверждение обвиняемого Альгирдаса Палецкиса, заявленное публично неограниченному кругу лиц, вызвало отрицательное, неизменяемое и уничижительное отношение обвиняемого к памяти людей, погибших и раненых в борьбе за независимость восстановленной Литовской Республики.

На заседании суда прокурор попросил удовлетворить его жалобу и признать Альгирдаса Палецкиса виновным по УК Литовской Республики ст.1702 ч.1., т.к. действия, инкриминируемые, ему являются составом преступления.

Оправданный Альгирдас Палецкис и его защитник просили прокурора Вильнюсского районного суда отменить апелляционную жалобу

Апелляционная жалоба прокурора Вильнюсской районной прокуратуры удовлетворена частично. Приговор Вильнюсского первого районного суда от 18 января 2012 года отменяется на основании (ВРК) Литовской Республики ст.329 ч.2, т.к. суд в нарушении положения УК Литовской Республики ст.20 ч.5, о виновности Альгирдаса Палецкиса, сделал выводы, которые не подтверждены разносторонними оценками исследованных доказательств и фактическими обстоятельствами происшествия. Это нарушение обусловлено принятием необоснованного и незаконного оправдательного приговора.

Альгирдас Палецкис подтвердил, что 2 ноября 2010 года по "Жиню радияс" в передаче"Рактас" он произнёс фразу: "а, что было 13 января у башни? И как сейчас выясняется, свои стреляли в своих". Произнося эту фразу, он руководствовался и ссылался как на имеющуюся информацию знакомых людей, так и на свидетелей и участников событий, и на официальные источники, доступные всем: приговор Вильнюсского окружного суда 1999-08-23, интервью Аудрюса Буткявичюса в 2000г. газетам "Летувос жинёс" и "Обзор", книгами Витаутаса Петкявичюса, Альгирдаса Плукиса, Юозаса Куолялиса, рассказы свидетелей событий 13 января Яунутиса Лекаса и Дангуоле Раугалене. По утверждению Альгирдаса Палецкиса, говоря, что "свои стреляли в своих", он имел ввиду, что в людей внизу, вокруг башни стреляли люди, которые были на крышах и в самой башне. Говоря это, у него не было цели оскорбить и принизить память погибших или раненых и их близких в ту ночь. Также он не отрицает и грубо не принижает тяжких и очень тяжких преступлений, совершённых в ту ночь.

Свидетель Альвидас Медалинскас показал, что в ноябре 2010 года участвовал в "Жиню радияс" в передаче "Рактас", в которой, затронув тему 13 января, Альгирдас Палецкис сказал, что у телевизионной башни свои стреляли в своих. Вскоре, после упомянутого высказывания Альгирдаса Палецкиса, была сделана рекламная пауза, во время которой Альгирдас Палецкис продолжил эту мысль, что имеется множество фактов, много свидетелей, много всего написано и что он ничего не придумал. А.Медалинскас дал показания, что он понял, что упомянутое высказывание "у башни свои стреляли в своих" не было импульсивным заявлением, а было позицией Альгирдаса Палецкиса, убеждением, на основе информации, полученной неизвестно откуда, в достоверности которой Альгирдас Палецкис не сомневался.

Свидетель Аудрис Антанайтис дал показания, что 2 ноября 2010 года участвовал ЗАО "Жиню радияс" в передаче "Рактас", в которой во время разговора Альгирдас Палецкис сказал, что во время событий 13-го января у башни свои стреляли в своих. Из высказывания Альгирдаса Палецкиса он понял, что тот имел ввиду, что литовцы стреляли в литовцев, что защитники башни и независимости участвовали в провокации. Больше во время передачи эта тема затронута не была.

Свидетель Кестутис Масюлис дал показания, что в ноябре 2010 года услышав от коллеги В.Алекнайте-Абрамикене о высказываниях Альгирдаса Палецкиса в радиопередаче, прослушав стенограмму передачи, обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру, потому что упомянутым высказыванием Альгирдас Палецкис фальсифицировал события 13-го января, грубо оскорбил память погибших и раненых.

Свидетель Владас Турчинавичюс дал показания, что широко распространившееся в информационных средствах слова Альгирдаса Палецкиса, что "свои стреляли в своих", в первую очередь оскорбляют его, его коллег, дежуривших в ту ночь в помещении радиостанции по ул.Конарского, в то время когда советские военнослужащие-десантники, не имея возможности ворваться в помещение через закрытые двери, начали стрелять в окна, над их головами. Выбив окна, они ворвались в помещение и насильно, размахивая прикладами автоматов, выгнали их из помещения. Эта ложь Альгирдаса Палецкиса также оскорбляет и унижает память погибших и их близких, как возле радиотелевизионного здания по ул.Канарского, так и погибших у телевизионной башни. Поэтому Владас Турчинавичюс, узнав, что Вильнюсской районной прокуратурой проводится досудебное расследование по поводу этих слов сказанных Альгирдасом Палецкисом, сам обратился в прокуратуру, желая чтобы было остановлено распространение лжи, искажение истории и уничижение памяти защитников и погибших.

В письме ЗАО "Жиню радияс" от 3 января 2011 года №11-R/001 указано, что в прямой передаче "Жиню радияс" 2 ноября 2010 года "Рактас" участвовал политический обозреватель Альвидас Медалинскас, президент Вильнюсскюго клуба организации "Зонта Интернатионал" Рамуне Тракимене и председатель Социалистического народного фронта Альгирдас Палецкис. ЗАО "Жиню радияс" этим письмом также представило аудиозапись упомянутой радиопередачи и распечатку беседы.(т.1,л.д.28).

В протоколе осмотра компакт-диска от 4 января 2011 г. указано, что в представленном компакт-диске есть каталог "20110104", в котором есть три файла с записью передачи "Рактас". Во время осмотра сделана частичная стенограмма радиопередачи "Рактас", из которой видно что Альгирдас Палецкис во время прямой радиопередачи "Рактас" заявил:"А, что было 13-го января у башни? И как теперь выясняется, свои стреляли в своих" (т.1, л.д. 29-40).

Старший научный сотрудник института литовской литературы и фольклора, доцент центра семиотики и теории литературы А.И.Греймиса филологического факультета Вильнюсского университета доктор Даля Саткауските в представленных фразах: "И как теперь выясняется, свои стреляли в своих" и из их контекста ("ведь толпу как инструмент Саюдис тоже использовал. А, что было 13 –го января у башни?") в разъяснении указала, что контекст фразы"свои стреляли в своих" предполагает два субъекта коллективной интерпретации. Один вариант - толпа, 13 января 1991 года дежурившая у телевизионной башни, другой вариант, коллективный – Сaюдис и толпа стреляли в своих. Эта концепция, определяющая коллективный субьект (толпу и Саюдис), уточняет фразу "свои стреляли в своих" и позволяет следующую интерпретацию: активная часть коллективного субъекта применяла действия (стреляла), направленные против пассивной части коллективного субъекта. Часть фразы "И как теперь выясняется" указывает на отношение автора к тексту произносимому далее. С одной стороны, она обезлична (не мне ясно, а выясняется от кого-то), с другой стороны, имплицирует какие-то с говорящим субьектом на прямую не связанные информационные источники. Однако контекст этой фразы ("Смотрите, как началось, нет, подождите, ведь толпу как инструмент Саюдис тоже использовал") указывает уже на личную позицию говорящего. (т.1..л.д. 43-44).

Вильнюсский окружной суд приговором от 1999-08-23 констатировал, что в 1991 году в ночь с 12 на 13 января вооружённые силы СССР захватили здание Радио и телевизионного комитета, телебашню и преднамеренно, при отягощающих обстоятельствах, уничтожили их защитников. На основании показаний пострадавших и свидетелей, видео и аудио записей, вещественных и письменных доказательств, выводов экспертов установлено, что при захвате упомянутых объектов непосредственно было применено насилие против пострадавших, были использованы вооруженные военнослужащие СССР: Министерства внутренних дел, Комитета государственной безопасности, подразделения Министерства обороны и действующие в Литовской Республике антигосударственные организации, дружинники, посланные руководителями ЛКП (КПСС) ЦК и военными, которые использовали тяжёлую военную технику, стреляли из танковых орудий боевыми зарядами, боевыми патронами (в том числе и трассирующими пулями) из автоматов, взрывали взрывные устройства, таким способом убивали и калечили безоружных защитников Независимости.

В этом приговоре полностью опровергнута версия обвиняемых и некоторых свидетелей, выдвинутая военными, что 13-го января в сторону телевизионной башни с ближайших крыш стреляли лица одетые в гражданское. Суд оценил их показания как пропагандистское утверждение, оправдывающее действия военных и свои собственные против безоружных людей, так как такие их показания противоречат даже показаниям опрошенных других военнослужащих, содержанию аудиокассеты №23 прослушанной во время судебного заседания, опрошенных пострадавших и свидетелей по этому делу, протоколами осмотра с места событий, в которых зафиксировано, что при осмотре крыш жилых домов никаких следов стрельбы на них обнаружено не было (т.2, д.1 128-130). В ночь на 13 января на крышах жилых домов находились литовские и зарубежные журналисты, снимавшие события. Так что в приговоре констатировано, что в уголовном деле № 1-2/99 исследованные доказательства – показания пострадавших и свидетелей, акты с выводами судмедэкспертизы о траекториях пуль в телах не дают оснований для сомнений, что погибшие были расстреляны военнослужащими СССР.

Остаются в силе приговор Вильнюсского окружного суда от 1999-12-28, определение Литовского апелляционного суда от 2001-02-20, определение Верховного суда Литвы от 2001-12-28.

Свидетель Аудрюс Буткявичюс пояснил, что он письмом от 2005-05-19, адресованным прокуратуре Литовской Республики, опроверг постоянно появляющиеся в средствах массовой информации утверждения якобы принадлежащие ему, что Департамент охраны края и его службы произвели провокационные действия и использовали огнестрельное оружие в период 11-14 января 1991 года. Дополнительно он указал, что зная о подготовке вооружённых сил СССР и спецслужб к захвату власти в Литовской Республике, а также об их готовности использовать силу и огнестрельное оружие, он был обязан предусмотреть и прогнозировать возможные потери и жертвы. Об этом он представил всю необходимую информацию Временному руководству обороной. Получив их согласие, основной стратегией защиты государства была организация ненасильственной, невооружённой гражданской защиты, используя оборонительную стратегию сформулированную профессором Джином Шарпом. Эта защита предусматривает, что использование военной силы против мирных жителей чаще всего заканчивается психологическим кризисом среди вооружённых. Зная мировую практику в этой области, он также понял, что действия гражданского сопротивления могут столкнуться с оружием военнослужащих СССР, военной техникой и другими видами использования насилия. К этому готовились. Он как руководитель государственного совета обороны соответственно инструктировал не только подразделения своей службы, но и помогавшие им Министерство внутренних дел, политиков и руководителей из служб охраны здоровья, гражданской обороны и др. А.Буткявичюс показал, что применение оружия со стороны подчинённых им служб противоречило их интересам, поскольку, важно показать, что истинным агрессором являются вооружённые силы и политическое руководство СССР. Все задействованные работники департамента охраны края были лично им проинструктированы о действиях, которые должны были бы лишь зафиксировать факт агрессии военнослужащих СССР. Они оружия не имели. Вооружённое сопротивление было предусмотрено лишь в одном случае, когда военнослужащие попробуют ворваться в Парламент Литовской Республики, в этом случае применима вооружённая сила, однако этого не произошло и вооружённое сопротивление не понадобилось.

Статья 1702 УК Литовской Республики регламентирует, что для того, кто публично одобряет правовым актам Литовской Республики и ЕС или оправдательным решениям международных судов признавших геноцид или другие преступления против человечности или военные преступления, их отрицает или грубо принижает, если это сделано в угрожающей, оскорбительной форме или из-за этого был нарушен общественный порядок, а также тот, кто публично одобрил агрессию СССР или нацисткой Германии против Литовской Республики, совершённый геноцид и другие преступлениям против человечности или военные преступления СССР или нацисткой Германии на территории Литовской Республики против жителей Литовской Республики, или в 1990-1991годах совершённую агрессию иных против Литовской Республики совершавших или участвовавших в ней лицам, совершённым очень тяжким и тяжким преступлениям против жителей Литовской Республики, если это отрицает или грубо принижает, и если это сделано в угрожающей или оскорбительной форме, или из-за этого был нарушен общественный порядок – является преднамеренным преступлением.

Публичное одобрение совершённых международными преступниками - СССР и нацисткой Германии преступлений против Литовской Республики и её жителей, их отрицание, грубое принижение по статье 1702 ч.1 УК Литовской Республики является преднамеренным преступлением, состав которого формальный, т.е. не требующий появления определённых последствий.

По объективным признакам это преднамеренные публичные действия, сделанные в оскорбительной форме, целью которых является отрицание, принижение агрессию СССР, тяжкие и очень тяжкие преступления против Литовской Республики и пострадавших.

Об этом может быть сказано, что это было сделано для искажения исторических фактов, принижения их значение в процессе восстановления независимого государства, для нарушения общественных интересов.

Дело, рассмотренное первым и апелляционным судами без сомнения подтвердило, что 2 ноября 2010 года, около 09.30 часа в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящимся по пр.Лайсвес №60 в Вильнюсе, во время прямой радиопередачи "Рактас" Альгирдас Палецкис, рассказывая об агрессии СССР на территории Литовской Республики и её жителей 11-13 января 1991 года открыто заявил: "А, что было 13 января у башни? И, как теперь выясняется, свои стреляли в своих".

Районный суд, оценивая это высказывание Альгирдаса Палецкиса, необоснованно констатировал, что этими словами он ничего не утверждал и что грубо не принижал совершённую СССР агрессию против Литовской Республики и её граждан совершённые при этом очень тяжкие и тяжкие преступления против Литовской Республики и её жителей.

Хотя Альгирдас Палецкис в своей речи не употреблял слов "агрессия", "жертвы" и др., но, по мнению коллегии, можно понять, что обвиняемый умалял решения судов Литовской Республики и факт агрессии СССР против Литовской Республики 1991 года, признанный правовыми актами Литовской Республики, во время которых совершены очень тяжкие и тяжкие преступления против жителей Литовской Республики и таким своим оскорбительным поведением – оскорбительным публичным высказыванием - оскорбил память людей и их близких, погибших и раненых в борьбе за сохранение восстановленной Литовской Республики. Бб этом не обязательно говорить словами уголовного кодекса. Надо оценить смысл сказанных предложений, цель, с которой это было сказано и обстоятельства, при которых это было сказано.

Альгирдас Палецкис на заседании суда апелляционной инстанции разъяснил, что 2 ноября 2010 года около 09.30 часа в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящегося по пр. Лайсвес 60 в Вильнюсе, во время прямой радиопередачи "Рактас" как руководитель "Социалистического народного фронта" стремился, чтобы слова, сказанные им, услышал как можно больший круг лиц. Это указывает, что во время происшествия стремился публично распространить сказанную информацию.

Альгирдас Палецкис указал, что произнеся эти слова, он не был уверен в правдивости этой информации, так говорил, потому что руководствовался данными, найденными в книге Витаутаса Петкявичюса "Корабль дураков" и высказываниями в печати Аудрюса Буткявичюса, которые подтвердили, что люди, руководимые А.Буткявичюсом и В.Ландсбергисом стреляли в толпу с крыш зданий, и книгой Ю.Колялиса. По его мнению, эти данные не противоречили выводам экспертизы, представленной в приговоре Вильнюсского окружного суда от 23 августа 1999 года, что ранения в телах пострадавших были произведены при стрельбе сверху, и показаниям свидетелей Я.Лекаса и Д.Раугаленес, которые пояснили, что во время упомянутого события они видели пули, летящие с крыш и падающих подстреленных людей.

Приговором Вильнюсского окружного суда от 23 сентября 1999года установлено, что во время борьбы жителей Литвы за независимость военнослужащие СССР применили агрессию против безоружных людей, совершая тяжкие и очень тяжкие преступления. Вильнюсский окружной суд, изучая уголовное дело № 1-2/99, проанализировал все обстоятельства событий и подтверждающие доказательства, в том числе и показания свидетелей, которые утверждали, что видели выстрелы сверху и выводы экспертов. Такая фактическая оценка данных была произведена в контексте всех собранных доказательств и суд констатировал, что данные о том, будто не военнослужащие СССР, а защитники свободы стреляли одни в других, не соответствуют действительности.

Альгирдас Палецкис признал, что он этот приговор изучил, читал, цитировал отрывки. Так что факты и обстоятельства, изложенные в этом документе, ему были известны. С другой стороны, Альгирдас Палецкис, бывший член Сейма Литовской Республики, имеющий высшее образование, как сам подтверждает, не раз защищал свои права в правоохранительных инстанциях, поэтому перед распространением информации, сомнительной и для него самого и, считая, что упомянутые свидетели открывают новые, не учтённые судами данные, имел возможность обратиться в прокуратуру, чтобы из-за новых появившихся обстоятельств в соответствии УК Литовской Республики ст.446 было возобновлено уголовное дело № 1-2/99, однако этого не сделал.

Он объяснил, что говоря, что «выясняется, что свои стреляли в своих», основывался на интервью Аудрюса Буткявичюса, однако указал, что прочтя текст, он не стремился выяснить с Аудрюсом Буткявичюсом информацию, представленную в его печатном интервью, которая искажала исторические факты, установленные в приговоре, на предмет их соответствия действительности, хотя мог это сделать. Аудрюс Буткявичюс в суде разъяснил что, прочитав в книге Альгирдаса Плукиса "Черное и белое" и в книге Юозаса Колялиса "Дело на стыке двух столетий. (Мысли рождённые за решёткой)" приведенные тексты интервью, незамедлительно публично заявил, что в упомянутых письменных источниках были искажены слова сказанные им.

Альгирдасу Палецкису было известно, что Юозас Колялис был осуждён приговором Вильнюсского окружного суда за то, что активно участвовал в деятельности антигосударственной организации КПЛ/КПСС, которая стремилась помешать принятию Временного Основного Закона Литовской Республики (Конституции), поддерживающей государственный и общественный порядок, ограничить суверенные права Литовского государства и силой свергнуть законно созданное правительство Литвы, мешая ему работать, устрашая и угрожая жителям страны. Несмотря на это, А.Палецкис, публично высказываясь, что свои стреляли в своих, основывался на преднамеренно искажённой информацию об исторических фактов, распространённую книгой осуждённого, которая, как подтвердил и сам Альгирдас Палецкис, была обоснована отрывками из уголовного дела, в котором, как известно, эти данные были опровергнуты. Хотя Альгирдас Палецкис объяснял, что Витаутас Петкявичюс его убедил, что книга "Корабль дураков" основывалась лишь на фактах, однако оправданный понял, что та книга не является публицистической, поэтому в изложении фактов не исключены искажения правды, связанные с субъективной оценкой личного характера. В этой книге представлена информация двух видов, это данные о событиях происходивших в действительности в определённый промежуток времени и лицах, реально участвовавших в них, которых помнил автор, а также и мнение самого автора, когда он с насмешкой, издёвкой эти данные представляет и интерпретирует. Поэтому Альгирдас Палецкис не имеет никакого основания опираться на них, как на неоспоримые, при обстоятельствах упомянутых ранее.

Так что Альгирдас Палецкис знал и понимал, что источники названные им не могут быть расценены как объективные фактические данные, подтверждающие слова сказанные публично: "А, что было 13-го января у башни? И, как теперь выясняется, свои стреляли в своих". Этому не противоречат и объяснения самого оправданного, что он не был уверен, что то, что он говорит в публичном пространстве, является правдой.

Эти обстоятельства указывают, что Альгирдас Палецкис понимал, что источники, указанные им и которыми он, к сожалению, руководствовался, являются необъективными, а информация, распространяемая ими, опровергнута приговорами Литовских судов и не соответствует действительности. Поэтому районный суд не имел никакого основания оценивать слова, сказанные Альгирдасом Палецкисом как его мнение, сформированное на основании известных ему источников, потому что оправданный знал и понимал, что информация имеющаяся в этих источниках, противоречит объективным фактическим данным. Информация не соответствующая известной действительности, отрицающая распространение подлинных фактов, не может быть оценена как средство самовыражения при высказывании своего мнения.

В законе по информированию общественности ст.2, ч.33 закреплено, что мнение – это взгляд, заявленный в средствах массовой информации, предусматривающий понятие, понимание, мысли или комментарии об идеях общего характера, фактах и данных, оценка событий или явлений, выводы или замечания о новостях, связанных с действительными событиями. Мнение может опираться на факты, подтверждённые аргументами, и обычно они являются субъективными, поэтому для него не применим степень точности и правды, однако оно должно быть выражено честно и этично, осознанно, не скрывая и не искажая фактов и данных. Поэтому коллегия констатирует, что действия Альгирдаса Палецкиса, когда он говорил:"А, что было 13 –го января у башни? И, как теперь выясняется, свои стреляли в своих" должно быть оценено не как его субъективное мнение, а как умышленно, публично распространяемое опровержение решений судов Литовской Республики, как информация не соответствующая действительности, т.е., дезинформация. Коллегия, учитывая обстоятельства, изложенные выше, что Альгирдас Палецкис имеет высшее образование, является бывшим членом Сейма Литовской Республики, активно участвует в политической жизни страны, но делает выводы и даёт информацию, которая не соответствует действительности и грубо принижает агрессию СССР на территории Литвы 1990-1991 годах против Литовской Республики и её граждан, умоляя тем самым совершённые очень тяжкие и тяжкие преступления против Литовской Республики и её жителей. Он распространял эту информацию преднамеренно, без сомнения понимая её характер и этим стремясь к цели – убедить, что не СССР в 1990-1991 годах провела агрессию против Литовской Республики и её жителей, а сами борцы за свободу, организуя провокации, стреляя в своих, совершили тяжкие и очень тяжкие преступления, жертвами которых и были пострадавшие. Поступая так, Альгирдас Палецкис перешёл границы допустимой критики, политической дискуссии и самовыражения.

25 статья Конституции Литовской Республики и 10 статья Конвенции по защите основных прав и свобод человека закрепляет свободу самовыражения личности, т.е. право иметь свои убеждения и их свободно заявлять, свободно придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи. Как в Конвенции, так и в Конституции установлено, что в определённых случаях свобода самовыражения может быть ограничена. Такие ограничения возможны в тех случаях, когда они закреплены в законе и являются обязательными в демократичном обществе, для достижения определённых целей – защитить здоровье людей, честь и достоинство, частную жизнь, мораль или защищать конституционный строй. Самая строгая форма ограничения свободы самовыражения – уголовная ответственность за неподобающее её осуществление, с помощью которой стремятся защитить других от такого самовыражения, когда нарушаются права человека или общественные интересы.

Как уже упомянуто, оправданный Альгирдас Палецкис является руководителем политической партии, он бывший член Сейма, имеющий высшее образование, поэтому суд допускает, что последний знает государственные законы Литовской Республики, политически ориентирован, хорошо понимал и понимает насколько важно для граждан Литвы было и есть стремление к государственной независимости Литовского государства и борьба за это. Поэтому слова, сказанные им публично, суд расценивает в этом приговоре по фактически изложенным данным, оговоренных в контексте обстоятельств.

Все эти обстоятельства подтверждают, что целью Альгирдаса Палецкиса было говорить не об истинных фактах того года, а публично, грубо отрицать и принижать агрессию СССР против Литовской Республики, тяжкие и очень тяжкие преступления, совершённые военнослужащими СССР, участвовавшими в этом очень тяжком преступлении против жителей Литвы.

Все эти фактические данные дополняют друг друга и подтверждают, что Альгирдас Палецкис 2 ноября 2010 года, около 09.30 час в помещении ЗАО "Жиню радияс", находящегося по пр. Лайсвес №60 в Вильнюсе во время прямой радиопередачи "Рактас", имея целью отрицать и грубо принизить агрессию СССР на территории Литовской Республики, осуществлённую 11-13 января 1991 года, во время которой совершены очень тяжкие и тяжкие преступления, преднамеренно публично заявил: "А, что было 13 января у башни? И, как теперь выясняется, свои стреляли в своих", и тем самым грубо отрицал и принижал решения судов Литовской Республики и признанный правовыми актами Литовской Республики факт агрессии СССР в 1991 году против Литовской Республики, во время которой совершены очень тяжкие и тяжкие преступления против жителей Литовской Республики. И это он сделал путём публичного оскорбления. То, что этот способ был оскорбительным, подтверждают свидетели, опрошенные на судебном заседании: показания Кястутиса Масюлиса, Владаса Турчинавичюса и др., что таким заявлением Альгирдаса Палецкиса были оскорблены борцы за независимую Литву и близкие погибших в этой борьбе. Как известно, общество должным образом признало и оценило благ
статья прочитана 1807 раз
добавлена 20 июня 2012, 15:17

Комментарии

ПОЦАС муж ПОЦЕНЕ
20 июня 2012, 18:36
"общество должным образом признало и оценило благ.............." - А ДАЛЬШЕ???
Поцас
20 июня 2012, 18:53
...ородное поведение упомянутых лиц, их самопожертвование. Погибшие и другие пострадавшие были награждены государственными наградами, их именами названы улицы. Соответственно оценена честь ближайших родственников этих лиц. Поэтому таким высказыванием Альгирдаса Палецкиса выражена публичное отрицание агрессии СССР, грубое опровержение и принижение совершённых в то время преступлений, убеждение, что убитые и покалеченные были жертвами не упомянутой агрессии, а жертвами провокаторов. Это без всякого сомнения носит оскорбительный и уничижительный характер.

Статья 5, ч.4 Конституции Литовской Республики закрепляет конституционное положение, что свободное выражение убеждения и распространение информации является не совместимым с преступной деятельностью – с разжиганием национальной, расовой, религиозной или социальной нетерпимости, насилием и дискриминацией, ложью и дезинформацией. Устанавливая предел допустимого самовыражения, при нарушении которого государство может реагировать, применяя санкции, очень важным является положение 10 и 14 статей Всеобщей Декларации прав человека. В статье 10, ч.2 упомянутой Декларации указано, что пользуясь свободой самовыражения, можно зависеть от определённых формальностей, условий, ограничений или санкций, которые устанавливают законы и которые в демократическом обществе являются обязательными из-за государственной безопасности, территориальной целостности или общественной безопасности, от стремления преградить путь нарушениям общественного порядка или преступлениям, защитить здоровье людей или мораль, а также честь и достоинство других людей и других ценностей, охраняемых государством. Альгирдас Палецкис этим положением пренебрёг, поэтому должен ответить за свои преступные действия. Составом этих преступных действий Альгирдаса Палецкиса является грубое отрицание и принижение тяжких преступлений СССР против Литовской Республики и его жителей, поэтому квалифицируются согласно УК Литовской Республики ст. 1702 ч.1.

В ответственности Альгирдаса Палецкиса облегчающих и отягощающих обстоятельств нет.

Суд назначая наказание Альгирдасу Палецкису, руководствовался ст.41 УК Литовской Республики, определяющей наказание для достижения цели, ст.54 УК Литовской Республики, определяющая общие основания для назначения наказания. В ст.41 УК Литовской Республики указано, что наказание является средством принуждения государства, назначаемое судебным приговором за преступление или уголовный поступок совершившему это лицу. Его целью является: удержание лиц от совершения преступных деяний, наказание лица, совершившего преступное деяние, исключение или ограничение возможности осуждённому лицу совершать новые преступные деяния, воздействие на лицо, отбывающее наказание с тем , чтобы оно соблюдало законы и вновь не совершало преступления, убеждение в принципах осуществления законности.

Санкции ст.170-2 УК Литовской Республики предусматривают следующие альтернативные виды наказаний: штраф, ограничение свободы, арест или лишение свободы на срок до двух лет. Ст.55 УК Литовской Республики закрепляет положение, что лицу, судимому впервые за преднамеренное нетяжкое преступление и преступление средней тяжести, обычно назначается наказание, не связанное с лишением свободы, поэтому это Альгирдасу Палецкису назначено быть не может, т.к. в деле нет никаких исключительных обстоятельств.

Альгирдас Палецкис совершил преднамеренное преступление, которое уголовным законом относится к не тяжким преступлениям (ст.11 ч.3 УК ЛР). Он раньше не судим, имеет семью. По совокупности установленных обстоятельств, коллегия надеется, что закреплённые в ст.41 УК Литовской Республики цели наказания будут достигнуты, назначив, предусмотренную ст. 1702 ч.1 УК Литовской Республики санкцию – штраф.

Размер штрафа устанавливает положение ст.47 УК Литовской Республики, по которой согласно редакции закона действующей от 2011-04-21 № ХI-1350, действующей с 2011-04-28 за совершённые не тяжкие преступления предусмотрен штраф в размере до 500 МПУ.

Оправданный Альгирдас Палецкис совершил преступление 2 ноября 2010 года, действующая редакция ст.3 ч.2 УК Литовской Республики от 2000-09-26 подтверждена законом № YIII-1968 Литовской Республики, вступившим в силу 2003-05-01. Эта редакция ст.47 ч.3 л.2 УК Литовской Республики за совершение не тяжких преступлений предусматривает штраф в размере до 100 МПУ, т.е. более мягкое, чем предусмотрено в настоящее время.

Руководствуясь ст.3 ч.2 УК Литовской Республики, , закон, котoрый упраздняет уголовность поступка, смягчает наказание или иным способом облегчает правовой статус совершившего уголовное преступление, имеет обратную силу. Поэтому суд, определяя размер штрафа оправданному Альгирдасу Палецкису применяет редакцию ст.47 ч.3 л.2 УК Литовской Республики, действующей в момент совершения преступления.

В ответственности перед судом у Альгирдаса Палецкиса нет смягчающих обстоятельств: он не сожалеет о совершённых преступных деяниях, был оштрафован в административном порядке, поэтому ему назначается предусмотренная законом об уголовной ответственности регламентированная ответственность за совершённое преступление, в санкции предусмотрен штраф больший, чем средняя санкция установленная для данного наказания.

О судьбе имеющихся вещей по уголовному делу, имеющим значение для расследования и рассмотрения преступной деятельности, руководствоваться положение ст.94.

Руководствуясь (ВРК) с.326 ч.4, ст.329 л.2, ст.303 ч.2, ст.308, коллегия
п о с т а н о в и л а :

Апелляционную жалобу Вильнюсской прокуратуры удовлетворить частично.
Отменить приговор Вильнюсского 1 районного суда г. от 18 января 2012 года, по которому Альгирдас Палецкис оправдан по ст. 1702 ч.1 УК Литовской Республики, как не совершивший по нему деяний, имеющих признаки такого преступления ( ВРК Литовской Республики ст.303 ч.5 л.1).
Признать Альгирдаса Палецкиса виновным по ст.1702 ч.1 и присудить штраф в размере 80 МПУ (десять тысяч четыреста литов).
Конверт, в котором имеются компакт-диск с аудиозаписью радиопередачи "Рактас" и две дискеты, которые 5 января 2011 года представил член Сейма Литовской Республики К.Масюлис, оставить хранить в деле.

Председатель коллегии (подпись) Регина Поцене

Судьи
(подпись) Аудроне Картанене
(подпись) Павелас Фроловас

Копия верна:
Председатель коллегии (подпись) Регина Поцене
teisybe..
30 июня 2012, 19:03
paskai?iavus kur tiesa... serfilatov.livejournal.com/71788.html#cutid1
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru