Изобретатель телеграфа без проводов /дополнено/

К 160-летию со дня рождения А.С.Попова





Александр Степанович Попов – русский физик и электротехник. Родился 4(16) марта 1859 года в посёлке Турьинские Рудники Верхотурского уезда Пермской губернии. Был четвертым из семерых детей. В детстве увлекался постройкой различных движущихся механизмов. Вот как описывает увлечения Саши его детский товарищ А. Дерябин: «Любимым его занятием, в котором и я принимал участие в качестве ассистента, была постройка разного рода двигателей, устроенных большей частью при помощи текущей воды. Нами сооружались на ручьях мельницы с двигающимися колесами, «толчеи» - ряд прыгающих столбиков, подъемные машины, ведерками вытаскивающие землю из «шахт», вырытых иногда на два-три аршина в глубину. Сооружались штанги - длинные горизонтальные двигающиеся брусья по образцу заводских и т. д. К такого рода сооружениям у него была большая склонность, и велико было для нас удовольствие, если дело удавалось и «машина» хорошо работала. И во всем этом «машиностроительстве» он был большой искусник».
Любопытно, что маленький Саша Попов, проявляя удивительную техническую смекалку, был абсолютно равнодушен к гуманитарным наукам и до 11 лет не умел читать и писать. Впрочем, когда пришло время учиться, он овладел грамотой всего за полтора месяца.

Жили более чем скромно. Детство Саши сложилось крайне благополучно. Он жил в большой и дружной семье. Отец его, Степан Петрович, был священником; впоследствии он открыл «домашнюю школу» для всех желающих. Мать Саши, Анна Степановна, помогала мужу по школе. В 10-летнем возрасте Александр Попов был отправлен в Далматовское духовное училище, где учился с 1869 по 1871 годы. В 1871 году Александр Попов перевёлся в Екатеринбургское духовное училище. В то время в Екатеринбурге жила со своей семьей его старшая сестра Мария Степановна, по мужу Левицкая.

Родители Александра
В 1873 году он перевёлся в Пермскую духовную семинарию, где детей духовенства обучали бесплатно. Александр находил время для самостоятельных занятий точными науками, за что даже получил от товарищей прозвище "математик". Вполне понятно, что юношу с такими склонностями не привлекала карьера священника.

При тогдашней системе народного образования в России в университет можно было поступить лишь с аттестатом зрелости, выдаваемым окончившим классическую гимназию. Лица, окончившие шесть классов духовной семинарии, допускались к экзаменам на аттестат зрелости, и в этом отношении Попов оказался счастливее Лебедева, не получившего аттестата (в реальных училищах не проходилась латынь — один из главных предметов аттестата). Много и упорно занимаясь естественными науками самостоятельно, он блестяще сдал экзамен за гимназию и был принят в 1877г. на физико-математический факультет Петербургского университета.

В Петербург, где в это время жил его брат Рафаил, закончивший историко-филологический факультет Петербургского университета, он приехал с сестрами Анной и Августой. (Анна впоследствии стала врачом, а Августа окончила Академию художеств.) Стипендию Александр Попов получал только на первом и третьем курсах, и свои финансовые проблемы решал репетиторством.

Юношеские годы будущего изобретателя радио протекали в эпоху великих открытий в области физики, внедрения электричества в промышленность и жизнь, в период зарождения новой прикладной науки – электротехники. Еще будучи студентом, он исполнял обязанности ассистента при кафедре физики. Учась на 4-м курсе, поступил на службу в товарищество «Электротехник», где ему приходилось заниматься монтажными работами и эксплуатацией мелких электрических станций.

Первое время А. С. Попов жил вместе со своим братом Рафаилом и помогал ему в технической работе по изданию журнала «Мирское слово». Однако эта работа сильно отвлекала его от университетских занятий, и через два года он переехал от брата и начал самостоятельную жизнь. Годы учения в университете не были для Попова лёгкими. Средств не хватало, зарабатывал на жизнь репетиторством, делал переводы с иностранных языков, одновременно помогая своим сёстрам. В эти годы окончательно сформировались научные взгляды Попова: его особенно привлекали проблемы новейшей физики и электротехники.

Среди учителей-профессоров Попова в эти годы были математики П.Л. Чебышев и А.Н. Коркин, физики Ф.Ф. Петрушевский, И.И. Боргман и О.Д. Хвольсон, химики А.М. Бутлеров и Д.И. Менделеев. Из лекций Боргмана Попов узнал об электродинамической теории английского физика Д.К. Максвелла, фундаментальный труд которого "Трактат об электричестве и магнетизме" вышел в свет в 1873 г.

Поступив на службу в товарищество «Электротехник», он вспоминал впоследствии, как однажды при освещении одного из увеселительных садов Петербурга, где ему приходилось регулировать напряжение динамо - машины изменением числа оборотов, за отсутствием электроизмерительных приборов «роль вольтметра» выполнял мальчик, который стоял около фонарей и, когда они, по его мнению, начинали гореть тускло, кричал Попову: «Поддай!»

Здесь же Попов познакомился с ведущими учеными-электротехниками Д.А. Лачиновым, А.Н. Лодыгиным, В.Н. Чиколевым, П.Н. Яблочковым, слушал их публичные лекции.

Успешно окончив в 1882 году университет со степенью кандидата и защитив диссертацию на тему «О принципах магнито- и динамоэлектрических машин постоянного тока», Попов был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию.

Однако существовавшие в университете условия для самостоятельной научной работы по электротехнике, вследствие недостаточности оборудования лабораторий, не удовлетворяли Попова. В связи с этим Александр Степанович принял предложенную ему в 1883 г. Морским ведомством должность преподавателя в Минной школе и в Минном офицерском классе в Кронштадте, где наряду с учебной проводилась большая исследовательская работа по электротехнике и магнетизму.

Минный офицерский класс (МОК) был в те годы единственным в России высшим учебным заведением, в котором электротехника занимала видное место и в котором велась солидная научно-техническая работа в направлении практических применений электричества, в особенности в морском деле. Возможность работать по электротехнике, одновременно учась и обучая других, а также и приличные условия службы побудили А. С. Попова принять это место. Александр Степанович скоро снискал себе искреннюю симпатию сослуживцев; скромный, застенчивый, совершенно лишённый каких-либо стремлений играть видную роль, молодой преподаватель не мог вызвать неприязни даже в среде карьеристов-чиновников. Вскоре ему пришлось принять на себя чтение лекций. Это помогло ему создать для себя стройную картину физических явлений и, в частности, учения об электричестве. Последовательность и ясность изложения, умение оживлять лекции демонстрациями и примерами, а также хорошая дикция обеспечили А. С. Попову успех. И в дальнейшем доклады А. С. Попова в Физическом и других обществах и лекции его в Электротехническом институте неизменно привлекали многочисленную аудиторию.

18 ноября 1883 г. в церкви Косьмы и Дамиана лейб-гвардии саперного батальона А. С. Попов обвенчался с Раисой Алексеевной Богдановой (1860-1932), дочерью присяжного поверенного. С ней он познакомился, готовя её к поступлению на Высшие женские медицинские курсы при Николаевском военном госпитале. По окончании курсов ( 1886 г., второй выпуск) она стала одной из первых в России дипломированных женщин-врачей и всю жизнь занималась врачебной практикой.

Ни одно явление природы, ни одно открытие или изобретение не проходили мимо А. С. Попова. Так, например, в связи с солнечным затмением 1887 г. он вместе с университетскими товарищами с увлечением изучает всё, что было к тому времени известно о Солнце. В 1887 году Попов едет в Красноярск в составе экспедиции для наблюдения солнечного затмения 7 августа 1887 года. Для этого он сделал фотометр. Результаты работы он доложил на заседании физического общества. Работа прошла без особых затруднений, и через шесть месяцев экспедиция вернулась назад. Несколько лет спустя, как только в России стало известно об открытии Рентгеном х-лучей, А. С. Попов собственноручно изготовляет рентгеновскую трубку, производит с ней ряд экспериментов и получает первые в России фотоснимки (рентгенограммы), которые по его инициативе используются для диагностических целей в Кронштадтском госпитале.

С женой
С 1889 г. по 1898 г. в летние месяцы, свободные от занятий в МОК, А. С. Попов заведовал электростанцией, обслуживавшей Нижегородскую ярмарку. За сезон он получал 2500 рублей - вдвое больше годовой ставки преподавателя МОК. С его приходом работа станции заметно улучшилась. Опыт работы на Нижегородской электростанции дал Попову материал и для составления учебника по электрическим машинам, изданному в 1897 г. Морским ведомством.

В 1890 году Попов получил приглашение на должность преподавателя физики в Техническое училище Морского ведомства в Кронштадте. Должность давала право на чинопроизводство и на пенсию по выслуге лет. При зачислении на службу в училище он подписал Клятвенное обязательство, иначе говоря, принял присягу «верно и нелицемерно служить и всякую вверенную тайность крепко хранить».

В этот период всё своё свободное время Попов посвящает физическим опытам, главным образом, изучению электромагнитных колебаний.

В 1893 г. А. С. Попов был командирован в Чикаго на выставку, посвященную 400-летию открытия Америки. По пути он останавливался в Берлине, Лондоне и Париже. Вступил во Французское физическое общество. В Америке, кроме выставки и предприятий Чикаго, он посетил Нью-Йорк и Сан-Франциско, осмотрел строительство мощной электростанции на Ниагарском водопаде. На выставке он лично увидел достижения американского изобретателя сербского происхождения Н. Теслы, опыты которого с высокочастотным трансформатором он блестяще повторял на своих лекциях, имел возможность близко познакомиться с последними достижениями электротехники и физики, в частности, с опытами Герца, ранее известными ему только по литературе. Конечно, опыты Герца не могли не привлечь его внимания. Склонный к аналогиям и обобщениям, он воспринял открытие новых "лучей электрической силы" как фактор величайшей важности, подтверждающий теорию Максвелла.

Привыкший подходить к физическим явлениям с практической стороны, он тотчас же стал искать возможных приложений этих лучей для передачи сигналов на расстояние.

За это время А. С. Попов приобрёл в Морском ведомстве большой авторитет и славу выдающегося специалиста. В одном из документов, касающемся представления А. С. Попова к награждению орденом Станислава 2-й степени и датированном 1894 годом, было сказано: "Коллежский Асессор А. С. Попов состоит в Минном офицерском классе преподавателем с 1883 г. За эти 11 лет он преподавал практическую физику, предмет, который должен был им быть самостоятельно разработан сообразно с требованиями программы гальванизма и химии и для которого им составлены курсы. Во время болезни преподавателя гальванизма в 1883 году он его заменил вполне, взяв на себя преподавание двух предметов почти в продолжение целой зимы. За это время А. С. Попов приобрел общее уважение и вполне заслуженную славу прекрасного профессора и серьёзного учёного, чутко относящегося к развитию науки, новыми приобретениями которой он всегда охотно делился помощью чрезвычайно интересных лекций и сообщений, читанных им неоднократно в Минном классе, Морском собрании в Кронштадте и Морском музее в С.-Петербурге. Его советами и мнением в вопросах электротехники неоднократно уже пользовался Морской технический Комитет".

С 1900 года и до конца жизни Попов работал профессором кафедры физики Петербургского электротехнического института института императора Александра III. В 1905 г. его избрали ректором этого института. В том же году на озере Кубыча в трёх километрах от станции Удомля Александр Степанович Попов покупает дачу, где долгие годы и после смерти учёного жила его семья. Жена Раиса Алексеевна работала врачом в удомельской больнице, а дети преподавали в удомельской школе.

Попов был Почётным инженером-электриком (1899) и почётным членом Русского технического общества (1901). Он придавал большое значение демонстрациям во время лекций. Многие эксперименты были им самим разработаны и стали классическими.

В 1888 г. он повторил опыты Г. Герца по получению электромагнитных волн и в 1889 г. впервые указал на возможность их использования для передачи сигналов на расстояние.

В 1890 г. французский ученый Бранли создал «радиокондуктор» - прибор, который представлял собой трубочку с металлическими опилками, сопротивление которых изменялось под воздействием высокочастотных колебаний. Недостатком этого прибора являлась потеря чувствительности после одноразового облучения.

Английский физик О. Лодж усовершенствовал прибор Бранли (1894 г.), подсоединив к нему механическое устройство для периодического встряхивания опилок, назвав его когерер (от слова «когезия» − сцепление).

Однако эти встряхивания производились вне какой-либо связи с посылками электромагнитных излучений, поэтому такое решение не обеспечивало возможности достоверного приема последовательности сигналов, передаваемых с помощью электромагнитных волн.

Попов изобрел новую схему автоматического восстановления чувствительности когерера. В цепь с когерером было включено реле, обеспечивавшее подключение исполнительного устройства - электрического звонка, молоточек которого бил по трубочке, встряхивая опилки и восстанавливая сопротивление когерера после приема каждой посылки затухающих электромагнитных колебаний. В зависимости от замыкания телеграфного ключа прерывателя посылка могла быть короткой или продолжительной. Задача обеспечения беспроводной связи была принципиально решена.

В 1894 г. Попов изобрёл первую приёмную антенну. Создал прибор для регистрации разрядов на значительных расстояниях - так называемый грозоотметчик, который был прототипом первой приёмной радиостанции.

Впервые Попов представил своё изобретение 25 апреля (7 мая по новому стилю) 1895 года на заседании Русского физико-химического общества в здании «Же де Пом» (помещение для спортивных упражнений) во дворе Санкт-Петербургского университета. Тема лекции была: «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям». С 1945 года это событие отмечалось в СССР как День радио. В 1995 году ЮНЕСКО провело в этот день торжественное заседание, посвящённое столетию изобретения радио.

24 марта 1896г. Попов продемонстрировал передачу сигнала на расстояние 250м, передав первую в мире радиограмму, состоящую из двух слов - "Генрих Герц". Именно «Генрих Герц», заметьте, а не «Александр Попов». Это много говорит о характере учёного.

Вот как описывал первую в мире радиопередачу физик О.Д. Хвольсон (1852-1934): "Передача происходила таким образом, что буквы передавались по алфавиту Морзе и притом знаки были ясно слышны. У доски стоял председатель Физического общества профессор Ф.Ф.Петрушевский, имея в руке бумагу с ключом к алфавиту Морзе и кусок мела. После каждого передаваемого знака он смотрел в бумагу и затем записывал на доске соответствующую букву. Постепенно на доске появились слова Heinrich Hertz и притом латинскими буквами. Трудно описать восторг многочисленных присутствующих и овации А.С. Попову, когда эти два слова были написаны".

Попов находился на службе Морского военного ведомства и имел инструкции не разглашать своего открытия. Поэтому запись об историческом дне согласно его указанию была сделана в протоколах общества в такой форме: «А. С. Попов показывает приборы для лекционного демонстрирования опытов Герца. Описание их помещено уже в ЖРФХО» (ЖРФХО, 1896, т. XXVIII, стр. 124). В июле того же 1896г. появилось сообщение об опытах Маркони. Ознакомившись с публикацией о приборе Маркони, Попов констатировал, что всё, что было им описано, содержится и в приборе Маркони. Однако Маркони сумел привлечь капитал к новому делу, провести широкий и многосторонний эксперимент, и тем самым способствовал развитию новой отрасли техники—радиотехники.

В 1899 г. Попов сконструировал приемник для приема сигналов на слух при помощи телефонной трубки. Это дало возможность упростить схему приема и увеличить дальность радиосвязи. В этом же году Попов со своим ближайшим помощником П.Н. Рыбкиным (1864 - 1948) осуществил радиоприём дальностью в 50 километров.

Все опыты с электромагнитными волнами А. С. Попов должен был производить, не имея на это никаких специальных ассигнований. Необходимые приборы изготовлялись собственноручно им самим или его помощниками. Ограниченность средств, возможность производить опыты только летом, так как остальное время было занято преподаванием, недоверие и непонимание важности нового средства связи в высших кругах - всё это тормозило работу А. С. Попова.

Только через три года, в 1898 г., удалось построить две полные приёмно-передающие станции, с которыми между учебным судном "Европа" и крейсером "Африка" была установлена беспроволочная связь до 8 километров. Опыты этого года подтвердили возможность связи в любых метеорологических условиях и, в частности, в тумане, когда обычная световая сигнализация не могла быть применена. В 1899 г. инженер Дюкрете, владелец небольшого завода в России, получил заказ от Морского министерства на три станции, которые и были готовы к осени этого же года.

Морское ведомство уже достаточно хорошо поняло важность беспроволочной связи. Построенные станции были установлены на броненосцах черноморской эскадры "Георгий Победоносец" и "Три Святителя".

Первый радиоприемник А.С. Попова.
Когда работы по применению радиосвязи на кораблях привлекли к себе внимание заграничных деловых кругов, Попов получил ряд предложений переехать для работы за границу. Он решительно отверг их. Вот его слова: «Я горд тем, что родился русским. И если не современники, то, может быть, потомки наши поймут, сколь велика моя преданность нашей родине и как счастлив я, что не за рубежом, а в России открыто новое средство связи».

Однако, несмотря на то, что А. С. Попов за свои работы получил в это время премию Русского технического общества, несмотря на все безусловные успехи беспроволочного телеграфа, несмотря на энергию Дюкрете, - масштабы работ А. С. Попова, ограниченные ничтожно малыми средствами, были очень незначительными.

Всё же 1899 год отмечен двумя существенными достижениями А. С. Попова: во-первых, им был разработан приёмник с телефоном (прообраз современного детекторного приёмника), позволивший увеличить дальность работы; во-вторых, было установлено беспроводное сообщение между островом Гогланд и городом Котка, необходимость в котором появилась в связи с работами по снятию с камней потерпевшего аварию броненосца "Генерал-адмирал Апраксин". Дальность передачи в этом случае была более 40 километров. Тогда же радиотелеграф впервые послужил к спасению человеческих жизней: с Гогланда было получено сообщение о бедственном положении группы рыбаков, унесённых на льдине. Ледокол "Ермак" по радио получил приказ отправиться в море, вскоре обнаружил и спас всех людей.

В связи с удачным применением радиосвязи на имя А. С. Попова поступили поздравительные телеграммы. Адмирал С. О. Макаров телеграфировал: «От имени всех кронштадтских моряков сердечно приветствую Вас с блестящим успехом Вашего изобретения. Открытие беспроволочного сообщения от Котки до Гогланда на расстоянии 45 верст есть крупнейшая научная победа». Отвечая адмиралу Макарову, Попов пишет: «Благодаря "Ермаку" и беспроволочному телеграфу было спасено несколько человеческих жизней. Это является лучшей наградой за все мои труды, и впечатления этих дней, вероятно, никогда не забудутся».

«По высочайшему соизволению» Попову было выдано крупное по тем временам денежное вознаграждение в 33 тысячи рублей «за работы по внедрению радиосвязи на кораблях флота».

Изобретение Попова имеет длинную предысторию. Началом можно считать гениальную гипотезу Фарадея о существовании электромагнитного поля. Далее - доказательство Максвеллом теоретически и Герцем экспериментально существования электромагнитных волн, распространяющихся в пространстве со скоростью света.

Индикатором электромагнитных волн у Герца были едва уловимые искорки, которые можно было наблюдать с помощью лупы в полной темноте. Прибор А. С. Попова возник из установки для учебной демонстрации опытов Герца, построенной А. С. Поповым с учебными целями ещё в 1889 году; вибратор Герца служил ученому передатчиком. В начале 1895 года А. С. Попов заинтересовался опытами англичанина Оливера Джозефа Лоджа (1851 - 1940), усовершенствовавшего когерер и построившего на его основе радиоприёмник, с помощью которого в августе 1894 года сумел получать радиосигналы с расстояния 40 м, и попытался воспроизвести их, построив собственную модификацию приёмника Лоджа.

В 1890 г. Попов в качестве индикатора использовал специальные более чувствительные трубки. В 1894 году он усовершенствовал трубку Бранли, назвав её когерером. В 1895 г. Попов, используя телеграфное реле, когерер и звонок, создал первый радиоприёмник.

Главное отличие приёмника Попова от приёмника Лоджа состояло в следующем. Когерер французского физика Эдуарда Бранли (1844 - 1940) представлял собой стеклянную трубку, наполненную металлическими опилками, которые могли резко — в несколько сот раз — менять свою проводимость под воздействием радиосигнала. Для приведения когерера в первоначальное состояние для детектирования новой волны нужно было встряхнуть, чтобы нарушить контакт между опилками. У Лоджа к стеклянной трубке приставлялся автоматический ударник, который бил по ней постоянно; А. С. Попов ввёл в схему автоматическую обратную связь: от радиосигнала срабатывало реле, которое включало звонок, и одновременно срабатывал ударник, ударявший по стеклянной трубке с опилками. В своих опытах А. С. Попов использовал заземлённую мачтовую антенну, изобретенную в 1893 году Теслой.

Несколько позже подобные приборы создал Г. Маркони.

Сторонники приоритета Попова указывают, что:

- Попов первый продемонстрировал практичный радиоприёмник (7 мая 1895)

- Попов первый продемонстрировал опыт радиотелеграфии, послав радиограмму (24 марта 1896).

- И то и другое произошло до патентной заявки Маркони.

- Радиопередатчики Попова широко применялись на морских судах.

На это критики возражают, что:

- Первое устройство, которое можно назвать приёмником, создал Генрих Герц в 1888 году, а приёмник, работающий на когерере, создал Оливер Лодж в 1895 году и тогда же провёл удачный эксперимент с радиотелеграфической связью, послав сигнал азбукой Морзе на расстояние 40 метров. Приёмник Попова был лишь его усовершенствованием.

- Не существует документально подтверждённых данных, что Попов пытался серьёзно заниматься внедрением радиотелеграфии до 1897 г. (то есть до того, как узнал о работах Маркони).

- В своей лекции (тема лекции: «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям») Попов не касался вопросов радиотелеграфии и даже не пытался приспособить для неё радиоприемник (прибор был приспособлен для улавливания атмосферных явлений и получил название «грозоотметчик»).

- Целью Попова было воспроизведение опытов Лоджа, и его радиоприёмник представлял собой «всего лишь» усовершенствованную модификацию когерерного приёмника Лоджа.

Таким образом, по мнению некоторых критиков, «отцом» радио в широком смысле слова является Герц, «отцом-распространителем» радиотелеграфии — Маркони, который приспособил передатчик Герца и приёмник Попова к практической задаче — передаче и приёму радиотелеграмм, соединив первый с телеграфным ключом, а второй — с печатающим телеграфным аппаратом. Но в целом постановка вопроса об изобретении радио вообще (а не радиотелеграфии и других конкретных форм его применения) так же нелепа, как постановка вопроса об «изобретении» земного притяжения.

В 1897 году Попов впервые обнаружил отражения волн от предметов. Это явление было положено в основу радиолокации. Радиопередатчик был установлен на верхнем мостике транспорта "Европа", стоявшем на якоре, а радиоприемник - на крейсере "Африка". В отчете комиссии, назначенной для проведения этих опытов, А.С. Попов писал: "Влияние судовой обстановки сказывается в следующем: все металлические предметы (мачты, трубы, снасти) должны мешать действию приборов как на станции отправления, так и на станции получения, потому что, попадая на пути электромагнитной волны, они нарушают ее правильность, отчасти подобно тому, как действует на обыкновенную волну, распространяющуюся по поверхности воды, брекватер, отчасти вследствие интерференции волн, в них возбужденных, с волнами источника, т.е. влияют неблагоприятно".

И дальше: "Наблюдалось также влияние промежуточного судна. Так, во время опытов между "Европой" и Африкой" попадал крейсер "Лейтенант Ильин", и если это случалось при больших расстояниях, то взаимодействие приборов прекращалось, пока суда не сходили с одной прямой линии".

Гульельмо Маркони
Этим открытием А.С. Попова было положено начало новому средству наблюдения - радиолокации. Несовершенство техники не позволило тогда же использовать его для создания практически приемлемых приборов. На это потребовалось около 40 лет. И когда американцы широко рекламируют "открытие" отражения радиоволн от кораблей, якобы сделанное Тейлором и Юнгом в 1922 г., следует помнить, что это явление было впервые обнаружено гениальным русским ученым А.С. Поповым за 25 лет до американцев.

Александр Степанович, получивший к этому времени известность как изобретатель и профессор, сохранил все прежние черты своего характера: скромность, внимание к чужим мнениям, готовность идти навстречу каждому и посильно помогать требующим помощи. И в своей технической работе, и в преподавательской деятельности он всегда с вниманием выслушивал мнения, высказываемые помощниками и сотоварищами, и принимал к сведению их полезные советы. Но и в сравнительно спокойной обстановке Электротехнического института ему приходилось тратить много сил, чтобы организовать кафедру физики так, как он считал это целесообразным. Институт находился в ведении наиболее косного из министерств - Министерства внутренних дел, и всякое живое начинание встречало там, в лучшем случае, пассивное сопротивление.

И в этот период, когда А. С. Попов получил уже всеобщее признание, когда его "карьера", как тогда выражались, была сделана, - он имел кафедру в столице, был окружён доброжелательными сотрудниками и сотоварищами, - душевного спокойствия он не имел: он видел, как его любимое детище - беспроволочный телеграф - не совершенствуется так, как ему хотелось бы. По мере возможности он продолжает свои работы по беспроволочному телеграфированию (и телефонированию) в лаборатории Электротехнического института; он изучает электрические колебания с помощью трубки Брауна, исследует волномеры, редактирует издание работ по радиосвязи и т. д.

В 1899 году помощники Попова П.Н. Рыбкин и Д.С. Троицкий обнаружили детекторный эффект когерера. На основе этого эффекта Попов в июле 1899 года построил "телефонный приёмник депеш", явившийся первым в истории полупроводниковым диодом, для слухового приёма радиосигналов (на головные телефоны) и запатентовал его (Русская привилегия № 6066 от 1901). Летом 1900 г. о работах Попова было сделано сообщение на Всемирном электротехническом конгрессе в Париже, где он получил за своё изобретение Большую Золотую медаль и диплом.

В 1901 г. на Черном море А.С. Попов достиг надежной связи между кораблями на расстоянии до 150 км. В этом же году он принял предложение занять должность ординарного профессора физики в Электротехническом институте, оставаясь на службе в Морском ведомстве и являясь членом Морского технического комитета.

Долгие годы работы в трудных условиях, напряжённая работа на посту директора Электротехнического института не могли не сказаться на здоровье А.С. Попова.

Осенью 1905 г. по стране прокатилась революционная волна, высшая школа получила автономию. 15 октября 1905 г. под председательством Попова прошло заседание Совета с участием всего педагогического состава института, который поддержал студенческие требования демократических свобод. Протокол заседания первым подписал председатель Совета А.С. Попов.

20 октября в окне студенческого общежития института появился красный флаг со словами: «Да здравствует демократическая республика». Последовал целый ряд вызовов в Министерство внутренних дел. 31 декабря 1905 (13 января 1906) года А.С. Попов был в очередной раз вызван в министерство внутренних дел, где состоялось тяжёлое объяснение с министром, вздумавшим ввести полицию в институт для подавления бунта студенческих масс. После этого разговора у Попова произошло кровоизлияние в мозг, и в возрасте 47 лет он скоропостижно скончался. За четыре дня до этого он был избран Председателем Физического общества. Попова похоронили на Литераторских мостках Волковского кладбища. В 1972 году на могиле ученого был установлен гранитный бюст на постаменте.

Памятник А.С. Попову в Краснотурьинске.
В 1921 году СНК РСФСР постановил (по предложению проф. В. П. Вологдина на первом Всероссийском Радиотехническом съезде в Нижнем Новгороде) «обеспечить семью А. С. Попова пожизненным вспомоществованием».

Заслуги А.С. Попова были отмечены и государством, и научно-общественными организациями. Александр Степанович имел высокий чин статского советника (с 1901 г.), был награжден орденами Св. Анны 3-й и 2-й степеней (1895, 1902), Св. Станислава 2-й степени (1897), серебряной медалью в память царствования Александра III на ленте ордена Александра Невского (1896), получил премию Императорского Русского технического общества (ИРТО) «за приемник для электрических колебаний и приборы для телеграфирования на расстоянии без проводов» (1898). Он был также удостоен звания Почетного инженера-электрика (1899) и получил «по Высочайшему соизволению» вознаграждение в сумме 33 тысячи рублей «за труды по применению телеграфирования без проводов на судах флота» (1900). Жюри

Всемирной выставки в Париже, посвященной смене столетий, присудило ему большую золотую медаль и диплом за радиоаппаратуру его системы, демонстрировавшуюся в действии.

Именем А. С. Попова названы малая планета, объект лунного ландшафта обратной стороны Луны, музеи, учебные заведения, институты, предприятия, улицы, теплоход, премии, медали, дипломы. Ему воздвигнуты памятники в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Рязани, Краснотурьинске, Котке (Финляндия), Петергофе, Кронштадте, на о. Гогланд

Рассказывают, что ...

* Во многих странах Запада изобретателем радио считается Маркони, хотя называются и другие кандидатуры: в Германии создателем радио считают Герца, в США и ряде балканских стран — Николу Теслу, в Беларуси Наркевича-Иодку. Утверждение о приоритете Попова основывается на том, что Попов продемонстрировал изобретённый им радиоприёмник на заседании физического отделения Русского физико-химического общества 25 апреля (7 мая) 1895 года, тогда как Маркони подал заявку на изобретение 2 июня 1896 года. Это нередко сопровождалось прямыми или косвенными обвинениями Маркони в плагиате: его работы 1895 года нигде не отражены (точнее, о них известно только от близких к нему лиц, беспристрастность которых сомнительна), в то же время он использовал немного модифицированный приемник Попова, описание которого было опубликовано в том же 1895 году, с выходом в июле 2-го издания «Основ метеорологии и климатологии» Д. А. Лачинова, где изложен принцип действия «разрядоотметчика Попова» — это и есть первое описание прототипа. Когда в печати появились первые сведения об изобретении радиотелеграфа Маркони (продемонстрировал передачу радиограмм на 3 км 2 сентября 1896) — А. С. Попов начал делать утверждения, что приоритет в радиотелеграфировании принадлежит ему, и что его прибор идентичен прибору Маркони.

Тем не менее 19 (31) октября 1897 года Попов говорил в докладе в электротехническом институте: «Здесь собран прибор для телеграфирования. Связной телеграммы мы не сумели послать, потому что у нас не было практики, все детали приборов нужно ещё разработать». 18 декабря 1897 года Попов передал с помощью телеграфного аппарата, присоединённого к прибору, слова: «Генрих Герц». Приёмник размещался в физической лаборатории Петербургского университета, а передатчик — в здании химической лаборатории на расстоянии 250 м. В литературе, тем не менее, утверждается, что этот опыт был произведён 24 марта 1896 года (то есть до заявки Маркони). Однако в протоколе этого заседания сказано лишь: «… 8. А. С. Попов показывает приборы для лекционного демонстрирования опытов Герца…».

* Молодой талантливый итальянский инженер Гульельмо Маркони (1874-1937) 2 июня 1896 г. сделал патентную заявку на беспроволочный телеграф. В 1908 г., уже после смерти Попова, была создана комиссия для рассмотрения его роли в деле изобретения радио. Комиссия установила, что "А.С. Попов по справедливости должен быть признан изобретателем телеграфа без проводов при помощи электрических волн".

Выдающейся заслугой Маркони является не изобретение радио, а практическая реализация и развитие в больших масштабах дела, начатого Поповым.

* С 1897 года Попов проводил опыты по радиотелеграфированию на кораблях Балтийского флота. Летом 1899 года, когда Попов был в Швейцарии, его ассистенты — П. Н. Рыбкин и Д. С. Троицкий — при проведении работ между двумя кронштадтскими фортами случайно обнаружили, что когерер при уровне сигнала, недостаточном для его возбуждения, преобразует амплитудномодулированный высокочастотный сигнал в низкочастотный, так что его сигналы становится возможным принимать на слух. При известии об этом, Попов модифицировал свой приёмник, поставив вместо чувствительного реле телефонные трубки, и летом 1901 года получил русскую привилегию № 6066, группа XI, с приоритетом 14 (26) июля 1899 года на новый (линейно-амплитудный) тип «телеграфного приёмника депеш, посылаемых с помощью какого-либо источника электромагнитных волн по системе Морзе». После этого фирмой Дюкрете, уже выпускавшей в 1898 году приёмники его конструкции, был налажен выпуск телефонных приёмников.

* 12 июля 1902 года итальянский корабль "Карло Альберто" бросил якорь вблизи суровых бастионов Кронштадта. На борту корабля находился и изобретатель Маркони со своей аппаратурой - с ее помощью он мог принимать сигналы, идущие из Англии, на расстоянии 1 600 морских миль. Через несколько дней на борту корабля состоялась встреча Маркони и А.С. Попова, которая обрадовала итальянского инженера гораздо больше, чем посещение его радиорубки за несколько дней до того русским императором. Попов был приветлив, с интересом осмотрел радиорубку, тепло простился. Добрые чувства к Маркони Попов сохранял всю жизнь.

Маркони пережил Попова на 31 год. Его способности и невероятная энергия в немалой степени способствовали тому, что вся западная радиотехника не может быть представлена без Маркони и продукции его фир
Категории: история
статья прочитана 442 раза
добавлена 3 апреля, 13:45

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru