Загрузка...

Страна одичалых русских. И это не Россия!



С интересом следила за парламентскими выборами в милой мне Эстонии и теперь с еще большим интересом читаю, что там у них происходит. Потому что дела творятся дивные.

Сегодня четверть жителей страны — русские. А русскоязычных и вовсе 29,6%, это вместе с украинцами, белорусами, приехавшими в Эстонию в советское время татарами, казахами, грузинами. Можно сказать, треть населения не является эстоноязычным.

Когда объявили итоги воскресных выборов, я первым делом побежала смотреть, сколько в парламент прошло русских. Семеро! Из 101 мандата семь должны отойти людям со славянскими именами или фамилиями, даже не русскими — славянскими. Причем уже известно, что одна из кандидатов, глава управы «русского» района Ляснамяэ в Таллине Мария Юферева-Скуратовски, скорее всего, откажется от мандата. Получится максимум шестеро. При 30% русскоязычного населения в стране их представительство в парламенте составит 6%.
Вообще, Эстонию я очень люблю. Эта постсоветская страна первой европеизировалась и сейчас она к статусу настоящей Европы ближе нас всех остальных. Но Эстония это не просто европейское государство с красивыми лесами, ухоженными парками и чистыми дворами — в ней рядом с европейским порядком, европейской выдержкой и стерильной чистотой есть какой-то страшный хтонос, что-то невообразимо дикое, некий привет из прошлого.

По-моему, надо говорить прямо — в Эстонии есть фактически сегрегированное население, оно говорит по-русски и за почти 30 лет культурной и языковой сегрегации одичало.

Я бывала в Эстонии много раз, но два года назад впервые стала приезжать туда на неделю-две. И сразу же впала в шок от вида местных русских. Потому что нам, россиянам, очень непривычно видеть, что где-то есть мир, в котором русские выполняют черновую работу, живут чуть ли не в гетто и выглядят неблагополучно. Я написала в Фейсбуке несколько постов о том, что русских эстонцев в Эстонии можно безошибочно отличить и от эстонцев, и от русских россиян — они смотрятся сильно хуже тех и других. Есть, наверное, какая-то группа благополучных русских в Эстонии, но их мало и они, как правило, реализовали себя либо в международных проектах, где не нужно знать эстонский как родной, либо среди русских, как упомянутая Мария Юферева, ставшая политиком для русских.

В Эстонии есть не просто районы городов с русскими гетто — там вырос целый уезд Ида-Вирумаа, где есть город Нарва и где 77,3% жителей — славяне. И страшней Ида-Вирумаа я давно ничего не видела. Их Силламяэ или Кохтла-Ярве куда депрессивнее многих российских моногородов.

Едешь, и берет ужас. Квартиры в этих городах продают за 50-100 евро — лишь бы сбыть с рук. Население убегает, но не в Эстонию, а за границу. Теперь смотрю на результаты выборов и понимаю — дальше будет хуже. Кстати, русскоязычная Ида-Вирумаа — это промышленный центр Эстонии, там сосредоточен энергетический кластер и этот уезд дает 16% всего промышленного продукта страны. И именно в Ида-Вирумаа была на этих выборах самая низкая явка.

Эстонский журналист Родион Денисов, фигура в стране заметная, подчеркнуто не пошел на выборы, считая, что у русских в этот раз выбора не было. «Русской» партии в Эстонии нет. Центристская партия, которая раньше хоть как-то обращалась к русским, почти отказалась от их интересов и переключилась на эстоноязычного избирателя. И проиграла, потому что много русских 3 марта остались дома.

Хотите удивительные цифры? В Эстонии сегодня живет около 1,3 млн человек. Из них почти 165 тысяч не имеют эстонских паспортов: это лица без гражданства, серопаспортники и обладатели российских паспортов. Учтите, что почти все они — взрослые люди, так как молодежь гражданство преимущественно получает. Несовершеннолетних в Эстонии — около 1/5 населения. Теперь считаем: в стране где-то 1 млн и 40 тыс. взрослых. Из них примерно у 150 тыс. человек нет права голосовать на общегосударственных выборах. Это больше 14% избирателей. Люди, у которых, повторяю, нет права голоса на парламентских и президентских выборах. Лишенцы! Прибавьте к ним еще тысячи человек, которые находятся на заработках за границей, потому что русские чаще уезжают на заработки из Эстонии, чем эстонцы. В Ида-Вирумаа минимум у половины населения нет права голоса. Оставшиеся — это преимущественно эстонцы. Вот они и пришли на выборы.

Я не знаю, что будет с русскими в Эстонии. Но то, что происходит там сейчас, очень некрасиво. Как-то дико.

С одной стороны это независимая страна со своим языком и ничего сверхоригинального она от населения не требует. С другой стороны русские в этой стране стали какими-то ну уж очень жалкими.

Мне их жаль. Потому что они попали в безвыходное положение. И не те почти 150 тысяч «безголосых» жителей, а гораздо больше. Этим людям почти всегда закрыт путь на госслужбу, в науку, в крупный бизнес — у них языковой барьер. Чем сложнее желаемая работа, тем выше ты должен иметь класс знания языка. Даже чтобы сдать экзамен на гражданство, нужно выучить эстонский. А где? Я была на востоке Эстонии несколько раз — там не слышно эстонского, эстонцев в Ида-Вирумаа — меньше пятой части и в основном они занимают госдолжности, работают в управлении, простые люди с ними мало пересекаются. Как выучить язык?

Я, до поездок в Эстонию, тоже порой думала, каким же глупым и упрямым человеком нужно быть, чтобы за 20 лет не заговорить на языке страны, в которой живешь.

А теперь поняла — негде учить. Даже чтобы сдать минимум, нужно долго и платно заниматься! В эстонской же газете прочитала, что в среднем для изучения языка до уровня, позволяющего получить гражданство, нужно потратить около 7000 евро. Безумные деньги для востока Эстонии.

Да и что толку, что ты выучишь язык? Ну выучил — и??? Как быть дальше? Чтобы работать в госсекторе, в крупном бизнесе, в консалтинге или науке, нужно знать язык еще лучше. Во многих сферах при приеме на работу требуют знание эстонского как родного. В прямом смысле. Это, вроде бы, и нормально. Сложно представить в России крупную компанию, которая принимала бы сотрудников без знания русского языка. Однако в России и нет почти 30% монолитного этнического меньшинства, живущего компактно и изолированно. Ведь даже в Казани люди имеют с русским языком больше контактов, чем жители Ида-Вирумаа с эстонским. И, кстати, в Казани у человека есть право устроиться на работу без знания русского.

В Эстонии, чтобы получить хорошую работу и, тем более, пойти в политику, нужно знать эстонский как родной. А теперь представьте, что вас вдруг заставят таким же образом выучить английский. Вот так, сидя дома, посещая курсы дважды в неделю, вы должны будете заговорить неотличимо от жителя Лондона. Идея маловыполнимая, потому что эмигранты даже и после 20 лет жизни в Лондоне не могут, как правило, говорить словно британцы. Да и не требуют от них в Британии чистого английского.

А эстонцы от русских требуют. Они объявляют о готовности включить русских в свой счастливый круг и при этом не предоставляют им ресурсов для интеграции. Учить язык негде и не на что. Мотивации нет. Ну не выучит взрослый человек язык до уровня родного, даже и в языковой среде. Здесь же у многих и среды эстоноязычной нет. Я была в Ида-Вирумаа, повторяю. Там из эстонского только ценники в магазинах и вывески. Все! Где учить язык? Да негде!

Помнится, еще лет 10-15 назад эстонские власти говорили, что ждут от русских полной ассимиляции и тогда примут их к себе. Сегодня русские якобы ассимилировались, неграждан стало значительно меньше, а славянских имён в парламенте — все еще семь или даже шесть. На 101 депутата. И такая же ситуация в других сферах: большой бизнес, наука, менеджмент, медицина — везде русских очень мало. Зато их много среди уборщиков, автослесарей, сантехников, дворников, кассиров.

В эстонском культурном Тарту кассирши русские. Они прекрасно говорят по-эстонски, у них уже эстонский акцент, но работают на кассе. В больших городах из эстонцев на низкооплачиваемые должности идут разве что студенты — в качестве временной подработки. А у русских это очень часто — потолок. Потому что вопреки обещаниям, для успешной жизни в Эстонии оказалось мало ассимилироваться — нужно просто быть эстонцем. А как им стать? Уверяю вас, у многих русских там на этот вопрос, как и у нас с вами, нет ответа. Никак не стать. Ждать, пока умрешь от старости. В той же эстонской газете прочитала, что неграждан в стране стало меньше в основном из-за их смерти, они не выучили массово эстонский, а потихоньку умирают.

У нас приличным людям не принято об этом говорить. Скажешь — и сразу запишут в пропагандисты. В лучшем случае — в ватники. Когда я написала о том, что русские в Эстонии выглядят убого и живут бедно, на меня налетела российская ультралиберальная публика. Ну потому что она просто не верит, что европейцы могут быть неправы. Эстонцы же европейцы? Европейцы! Какой с них спрос?

Самым удивительным для меня околоэстонским событием последних лет был крик отчаяния Евгении Чириковой. Бывший экоактивист и защитница Химкинского леса эмигрировала в Эстонию. Там она сразу стала всей семьей учить эстонский язык и… и вскоре у нее кончились силы. Потому что язык учить дорого и неэффективно, других путей интеграции нет, даже ребенка эстонские дети не принимают в игру в детском лагере, куда родители специально отправили ее за деньги в надежде, что та подружится с эстонцами. А они не хотят дружить! Евгения Чирикова была шокирована.

На выборах эстонцы ясно дали понять, что хотят продолжать в том же духе. Потому что первое место они отдали Партии реформ, выступающей против послабления требований к выдаче гражданства, против русскоязычных школ и за полную ассимиляцию русских.

Глава партии Кайя Каллас уже объявила о готовности объединяться в коалицию с партиями, которые придерживаются таких же взглядов. То есть, говорят «нет!» русскому языку и русским школам. Вместо этого они в очередной раз скажут русским эстонцам ассимилироваться и на этом, вместе с русскими школами, закроют вопрос. А что делать оставшимся русским? Эстония традиционно лидирует в рейтингах ксенофобских настроений в Европе. И мне исправно кажется, что эстонцам не нужны русские. Вообще. Для них это — докучливая проблема, с которой надо что-то делать, но пока ничего поделать нельзя, поэтому нужно русским говорить, чтобы ассимилировались, а потом — как карта ляжет.

Меж тем русские Балтии от нас, русских россиян, отличаются все больше. Они потихоньку утрачивают язык, их русский становится все более отсталым. Читать русскоязычные СМИ в Эстонии или Латвии, где тоже этнические проблема, — большое мучение, пишут журналисты плохо. Их лишат русских школ — они станут говорить и писать на русском еще хуже, а эстонцами не станут.

У русских в Эстонии есть одна главная проблема — им не быть эстонцами, потому что сами эстонцы этого не хотят. Им не выучить эстонский, а если и выучат, эстонцы их за своих не примут. И у эстонцев есть проблема — похоже, они хотят жить в монолитном обществе, только среди своих. Очень неуместные чаяния для тех, в чьей стране треть жителей — неэстонцы.

Автор: Анастасия Миронова для ГАЗЕТА
Загрузка...
Ключевые слова: русские, Эстония, школы, язык
статья прочитана 581 раз
добавлена 9 марта, 15:00

Комментарии

Вася
9 марта, 19:35
Aрeaл мocкoвcкoгo нaрeчия- этo aрeaл aлкoгoлизмa, oдичaния и нeмoтивирoвaннoй aгрeccии. Coкрaщaйтe eгo пo мeрe cил, ecли нe хoтитe дoждaтьcя oчeрeдных "acвaбaдитeлeй" в грязных кирзaчaх.ипаевуе
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru