Космические атланты /добавлены видео и фото/

На минувшей неделе жителям нашей столицы представилась уникальная возможность пообщаться с российским космонавтом – пилотом-испытателем, специалистом в области экспериментальной ядерной физики Сергеем Васильевичем Авдеевым, который провёл в Вильнюсе несколько встреч, в том числе и в Планетарии, где присутствовал также корреспондент «Обзора».

Родился Сергей Васильевич 1 января 1956 года в городе Чапаевск Куйбышевской области. В космос он летал трижды – в 1992-1993, в 1995-1996 и в 1998-1999 годах. 9 раз выходил в открытый космос, дважды по полчаса работал в разгерметизированном отсеке и разгерметизированном модуле.

Общая продолжительность его пребывания в космосе – 747 суток 14 часов 14 минут, то есть год и две недели. Более детальные подробности его биографии можно найти в Интернете. А здесь мы расскажем о том, что не найдёшь в общедоступных источниках – информация из уст самого космонавта, то что он сам пережил на собственном опыте.
Надо сказать, что зал вильнюсского планетария был набит битком. На встречу с космонавтом пришло 199 человек, как выяснилось позднее по числу зарегистрировавшихся на это мероприятие на Фэйсбуке. Просто больше этот зал не вмещает. Среди пришедших было много детей, поэтому сам рассказ Сергея Васильевича был частично адресован детям, то есть был научно-познавательным.

Так, не только дети, но и мы все узнали, что невесомость вредна человеческому организму и особенно нашему сердцу. Ведь на Земле сердце выдерживает колоссальные нагрузки, так как ему надо гнать кровь и к рукам, и к ногам, и к голове. А наши мышцы и кости должны выдерживать наш вес в вертикальном положении. В состоянии же невесомости наше сердце отдыхает, ибо в космосе вес тела отсутствует или ничтожно мал, и телу не надо преодолевать притяжение Земли, соответственно сердцу не надо качать кровь в наши конечности. И хотя космонавты, будучи в космосе, ежедневно занимаются, всё равно их мышцы и кости не подвержены таким нагрузкам как на Земле. Поэтому перед выходом в открытый космос они особенно тренируют руки, так как работать там надо только руками, ноги ни к чему. Но по возвращении на Землю врачам приходится буквально вытаскивать их из спасательных модулей, так как мышцы ног атрофированы и самостоятельно космонавты передвигаться не могут. Лишь спустя недели две-три, они потихоньку начинают ходить.





А сама адаптация к земным условиям зависит от длительности пребывания в космосе: если был там полгода, то полгода адаптируешься на Земле, если был год – столько же снова привыкаешь к родным условиям.

Сергей Васильевич защитил диссертацию, которая была посвящена исследованию световых вспышек в глазах космонавтов. По его словам, магнитное поле Земли защищает нас от космической радиации, галактического излучения. Но как только мы покинем магнитное поле нашей планеты и закроем глаза, то мы тут же увидим звёзды, треки, всполохи – так на нас будет действовать космическая радиация.

Обшивка космического корабля пока не может полностью защитить космонавтов от этой радиации, поэтому и полёты на такие дальние расстояния, как от Земли до Марса пока невозможны, так как ещё не изобрели космический корабль, в обшивке которого была бы защита от космической радиации. А уж жизнь на Луне и Марсе тем более невозможна из-за радиации и отсутствия магнитного поля.

К тому же, длительное галактическое излучение разрушает клетки нашего тела, причём оно может разрушить их непоправимо, то есть клетку уже будет не спасти. Поэтому космонавты и летают не больше года и только на высоте 300-400 км от Земли, не дальше.

Также Сергей Авдеев обмолвился, но только обмолвился, что во время полёта в 2015 году американца Скотта Келли и Михаила Корниенко на МКС, у американцев появилась уникальная возможность исследования влияния невесомости и космической радиации на организм человека. Дело было в том, что у Скотта Келли есть брат-близнец – Марк Келли, который на тот момент оставался на Земле. А так как близнецы чувствуют друг друга даже на очень большом расстоянии, то всё что происходило со Скоттом в космосе, ощущал и Марк на Земле. Исследования ещё продолжаются и конкретных примеров Сергей Васильевич не привёл, но и его намёка было достаточно.



Также интересно было узнать, что при взлёте на космонавта оказывается давление такой силы, словно 4 человека встали ему на плечи, а при приземлении – словно уже 12 человек стоят на плечах, к тому же сказывается накопившаяся усталость.

Так как Сергей Авдеев не раз был в разгерметизированных отсеках, то он рассказал нам один случай о том, как важно в этой ситуации выравнять давление между отсеками. Один космонавт поспешил, и когда ему ещё оставалось 2 мм до полного выравнивания давления, он открыл люк, соединяющий оба отсека. Открыть его было не так просто – там было 12 крюков, то есть закрыт он был герметично. И когда космонавт его открыл, то люк рвануло с такой силой, что он полностью разбил монитор, по которому космонавт следил за выравниванием давления и только чиркнул по носу космонавта. Тому повезло – если бы его голова была наклонена чуть вперёд, то этим люком ему снесло бы полголовы.

И закончить хотелось бы словами самого Сергея Васильевича: «Космос принадлежит всему человечеству. Это общее пространство, его нельзя делить на государства».

Фото автора и Наиля ГАРЕЕВА



статья прочитана 567 раз
добавлена 26 января, 13:11

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru