Выдаче Елены Бойко Киеву тихо радуется часть товарищей — беженцев с Украины

Ксения Шкода. Фото: facebook.com/drugaya.ukraina


Депортированная из России украинская журналистка Елена Бойко находится на территории Харьковской области Украины. Как сообщает в соцсетях адвокат Бойко Руслан Осташко, в последний раз он видел Бойко под охраной четверых украинских пограничников с автоматами. По словам Осташко, разыскиваемая СБУ за «сепаратизм в пользу России» Бойко была передана украинским силовикам российской стороной на нейтральной зоне. «Ее слова: „Ищите меня в СБУ в Харькове. Буду держаться, если не убьют“», — пишет Осташко в соцсетях. Когда Бойко находилась еще в нейтральной зоне между российским и украинским КПП, Осташко сделал с Бойко блиц-интервью, аудиозапись которого он выложил на YouTube, а потом ролик распространил в соцсетях.
15 января было составлено постановление о депортации Бойко из России по месту ее гражданства — на Украину. Основание — неуплата Бойко штрафа в размере 5 тыс. рублей, присужденного ей Преображенским судом Москвы за нарушение миграционного законодательства России. Постановление составлено и заверено сотрудником Управления Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по городу Москве Ольгой Сычевой. В документе указывается, что гражданка Украины Е.В. Вищур (фамилия Бойко по украинскому паспорту), проживающая по адресу: город Москва, поселение Вороновское (…) препровождается сотрудниками ФССП до пограничного КПП «Нехотеевка» в Белгородской области до 00 часов 16 января. Копия постановления была вручена Бойко.

Бойко отправилась в Белгородскую область вместе со своим адвокатом. Ее рассказ Руслану Осташко о дальнейших событиях EADaily вынуждено дать с редакционными правками. Елена Бойко говорит в состоянии сильнейшего эмоционального потрясения, на грани истерики.

«Когда мы вышли из поезда, нас встретили двое мужчин в штатском. Сложение примерно как у покойного телеведущего Александра Турчинского. Они представились сотрудниками Управления Федеральной службы судебных приставов по Белгородской области. Я орала на весь вокзал: „Полиция, полиция!“ и изо всех сил сопротивлялась, когда эти приставы меня пытались усадить в машину. Никакая полиция, разумеется, не подошла. Один из приставов сказал, что полиция не будет вмешиваться в дела выдворения. Я потребовала дождаться вмешательства моего адвоката. Меня, как мешок картошки, за руки и за ноги закинули в машину, заблокировав с двух сторон», — рассказывает Бойко.

На КПП в Нехотеевке депортируемая попыталась доказать российским пограничникам, что ее выдают Украине, где она разыскивается СБУ за пророссийскую деятельность. «Я показала пограничникам все документы, которые у меня были, в том числе газетные публикации и ксерокопии документов, где указывается, что в отношении меня в Украине открыто уголовное преследование по политическим мотивам. Сначала пограничники заинтересовались мною и понесли эти документы к дежурному. Дежурный сказал, что эти документы будут предоставлены генералу, фамилии которого он не назвал. Спустя минут сорок раздался телефонный звонок. Я слышала фразу, что «есть прямое указание сию же минуту ее выдворить». По словам Бойко, ее потом «взяли за шкирку» и «выкинули за шлагбаум» — в нейтральную зону. «Посидела какое-то время на нейтральной полосе. Подошедший украинский пограничник по-русски сказал: «Что-то вы слишком долго сидите», потребовал мои документы. Я на украинском языке ответила: «Пожалуйста, вот мой украинский паспорт». Он поблагодарил, посмотрел документы и ушел. После этого я написала заявление на имя министра внутренних дел России о предоставлении мне политического убежища в России и попыталась зарегистрировать заявление на российском КПП. Сотрудник, который с утра по-хамски выставил с КПП моего адвоката, заявил, что меня никто не пропустит в Россию на основании какого-то там закона, на основании которого отказывается в предоставлении политического убежища лицам, в отношении которых есть решения российских судов о выдворении или депортации. Он сказал, что заявлений у меня брать не обязан и откровенным русским текстом послал меня в «пешее эротическое путешествие»».

Адвокат Елены Бойко сказал EADaily, что его клиентку депортировали из России незаконно. Прямого указания о немедленной высылке Бойко на Украину нет и в судебных депортационных документах. В постановлении о высылке Бойко, подписанном судебным приставом Сычевой, указано: согласно ч. 1 статьи 121 закона РФ «Об исполнительном производстве» депортируемое лицо имеет право обжаловать данный документ в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу или оспорить решение о депортации в суде в десятидневный срок. «15 января суд продлил меру пресечения двум сотрудникам СБУ — фигурантам „керченского дела“, — говорит Елена Бойко. — Я нужна как материал для обмена. Все мое преследование сфальсифицировано, начиная с данных о моем постоянном месте жительства». В документах суда в качестве места жительства указаны не данные из паспорта Бойко, а квартира-студия Бойко во Львове, где СБУ производила обыски. «Изначально этот адрес знали только в СБУ. На основании этого могу сделать вывод: СБУ продуктивно сотрудничает с правоохранительными органами России на самом высоком уровне. Хотелось бы, чтоб Владимир Путин, Сергей Лавров и министр внутренних дел России присмотрелись к этому», — сказала депортируемая журналистка.

В действующем в России «Союзе политэмигрантов и политзаключенных Украины» (СППУ) заявили, что Бойко, как и десятки тысяч других беженцев из Украины и ополченцев ДНР-ЛНР, будучи поставленной в жесткие условия миграционного законодательства России, невольно нарушила российские законы. «Невозможность преодолеть административные барьеры не должна стать причиной для выдворения человека на Украину, если ему там угрожает расправа по политическим мотивам. При этом мы хорошо осознаем, что в условиях гибридной войны с Россией и насаждаемой русофобии на Украине в Россию могут проникать лица с явно враждебными целями. Единственной причиной, обосновывающей запрет на въезд, может быть только вероятность ущерба безопасности России. Все остальные причины, в том числе и нарушение миграционного законодательства, должны признаваться недостаточными», — отметили в СППУ.

Среди выехавших с Украины «пророссийских сепаратистов» есть те, кто одобряет депортацию Бойко. Журналистка Ксения Шкода, бывшая харьковчанка, в соцсетях проводит кампанию в поддержку депортации Бойко как «агента СБУ». В своих аккаунтах в Facebook и во «ВКонтакте» Шкода утверждает, что у Бойко есть польский паспорт, но искать убежища в Польше она не стала, поскольку там она была бы лишена возможности быть «героиней телевизионных ток-шоу». Из-за невозможности стать «телезвездой» на Донбассе, говорит Шкода, Елена Бойко не обосновалась в Донецке или Луганске, как это, в частности, сделали некоторые пророссийски настроенные одесситы. Шкода указывает, что Бойко почему-то не эмигрировала в Израиль или Канаду, хотя в прежние годы часто туда ездила и имеет там состоятельных знакомых. Выбор Бойко (которую Шкода именует по ее фамилии в паспорте — Вищур) в пользу проживания на птичьих правах в России, по словам бывшей харьковчанки, — свидетельство того, что Бойко была отправлена в Россию по линии СБУ.

Шкода со слов некоего знакомого офицера МВД России говорит, что на съемной квартире в Москве Елена Бойко якобы устраивала пьяные дебоши, соседи жаловались на нее в полицию. «За последний год — шесть жалоб в полицию за ночные пьянки и дебоши. Плюс статус квартиры значится как „антисоциальная“, на учете», — пишет Шкода в Facebook.

Данные о жалобах на Бойко в полицию со стороны ее соседей Руслан Осташко назвал не соответствующими действительности. Оппонирующие Шкоде эмигранты с Украины считают, что харьковчанка сводит с Бойко личные счеты, возможно, что и материального плана. Надо заметить, что Шкода, главный общественный обвинитель Бойко со стороны украинских эмигрантов, формулирует обвинения в оскорбительно-провокационном тоне. Публикации Шкоды в соцсетях изобилуют матерными выражениями. У сочувствующих Бойко людей есть подозрения, что Шкода могла сыграть роль в возбуждении против Бойко административного дела, закончившегося депортацией.

Эта история еще раз доказывает неприятную истину: проживающие в России политические эмигранты с Украины думают не о том, как бы помочь товарищу по общей беде, а о том, как бы «урвать» кусок пожирнее за счет такого же беженца-украинца. Некоторые личности не останавливаются и перед таким подлым поступком, как помощь в депортации товарища по несчастью на Украину, где его ждут застенки СБУ. Как в анекдоте про жадного украинца, который пожелал: «Пусть у меня корова сдохнет, лишь бы у соседа две околели».

Автор: Артур Приймак для eadaily.com
Категории: политика, общество
Ключевые слова: депортация, журналистка
География: Украина
статья прочитана 711 раз
добавлена 18 января, 08:00

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru