Луи де Фюнес: смех, да и только!

Выпученные глаза, узнаваемая утиная походка, несносный характер, крайняя подозрительность, умноженные на показное неумение видеть дальше своего выдающегося носа, были визитной карточкой французского комика.

Над невероятно подвижным Луи де Фюнесом, всегда и каждому, за исключением покойников, хотелось вволю хохотать и не озадачиваться тем, как это будет выглядеть со стороны, не обращать внимание на правила приличия или изысканные манеры в публичном месте.

Первый раз просматривая захватывающую комедию «Большая прогулка» (“La Grande Vadrouille”; 1966), я, например, с виду приличный молодой человек в светлом вельветовом пиджаке, пригласивший даму в синематограф, просто ползал на четвереньках, а после сеанса собирал разлетевшиеся в разные стороны пуговицы от жилетки.
Тем временем заслуженными наградами чародея смеха судьба не осыпала. Единственную профессиональную награду, национальную кинопремию Франции - почётный «César» в номинации «За вклад в киноискусство», Луи де Фюнес получил только за три года до смерти.

В принципе, народным любимцам подобные цацки, что козе баян. Кто из вас вспоминал хоть раз о регалиях великого французского комика, чья фамилия уже в титрах у зрителя вызывала улыбку, а картина при его участии обещала стать смехом, да и только?

А теперь - насколько всё стало серьёзно. В списке 100 величайших деятелей Франции, который возглавляет, естественно, генерал Шарль де Голль (1890-1970), Луи де Фюнес занимает почётную 17-ю строчку.

Кинокритики подсчитали, что фильмы с участием актёра только во французских кинотеатрах посмотрели 150 млн зрителей, а гонорары неказистого клоуна были выше, чем у неотразимого кинолюбовника Алена Делона.

●●●

Будущая звезда французского и мирового экрана, в одном флаконе - профессиональный недотёпа, неунывающий оптимист, наивный плут, исполнительный служака Луи де Фюнес де Галарса (Louis Germain David de Funès de Galarza) появился на свет 31 июля 1914 г. в семье юриста-аристократа в тишайшей коммуне Курбевуа, департамент О-де-Сен, что в восьми километрах от Парижа.

Отец, Карлос Луис де Фюнес де Галарса (Carlos Luis de Funès de Galarza; 1871-1934), получил юридическое образование, но, переехав во Францию, стал огранщиком алмазов. Он был ещё тем пройдохой.

Семью папаша бросил, когда Луи был ещё младенцем. Накануне ухода Карлос де Фюнес обанкротился, а супруге оставил предсмертную записку, сообщив, что намерен покончить с собой. Семь лет спустя мадам де Фюнес случайно прослышала, что её бывший-то муженёк живёт с новой супругой в Венесуэле, где со спокойной совестью транжирит её приданое.

Мать, Леонор Сото Регуейра (Leonor Soto Reguera; 1878-1957) была дочерью галисийского адвоката, в чьих жилах смешались испанская и португальская кровь.

Родители Луи оба родом были из испанской Севильи, но перебрались во Францию в 1904 г., чтобы официально вступить в брак, так как на родине их семьи были категорически против такого необдуманного марьяжа. Как они были правы! Чем у них всё супружество закончилось?

●●●

Луи де Фюнес в молодости
С раннего детства Луи де Фюнес, которого друзья прозвали «Фюфю», проявлял множество талантов. Он свободно говорил на французском, английском и испанском языках, рисовал, был артистичен и к тому же бегло играл на фортепиано. А вот, не поверите, о Мельпомене и не помышлял даже. Маленький рост и уморительные гримасы не позволяли воспринимать Луи всерьёз.

В престижном лицее Кондорсе (lycée Condorcet) в Париже, который закончили Анри Тулуз-Лотрек, Поль Валери, Поль Верлен, Марсель Пруст, Жан Кокто, Серж Гинсбург и Клод Леви-Стросс, подросток проявлял удручающую неспособность к точным наукам. Больше всего он любил дурачиться за спиной учителя, корча рожи. Его часто выгоняли из класса, а впоследствии на работе относились с неприязнью.

Подросток не печалился, а ловил рыбу в Сене и с энтузиазмом копировал ужимки любимого Чарли Чаплина.

Всему виной были саркастичные шуточки и странные выходки Луи. Однажды, когда ему вздумалось поиграть в благородного разбойника Зорро, Луи де Фюнес ловко набросил лассо на шею приятеля, и мальчишка просто чудом не задохнулся.

После этого мать Леонор отправила Луи зарабатывать деньги. И тот не бездельничал, а набирался ума-разума. В швейной мастерской юноша метко метал булавки в канареек, в фотоателье устроил пожар, а в салоне шляп плеснул стакан воды в лицо управляющему. Одним словом, в ранней юности в полной мере проявился его вздорный характер.

●●●

Неудивительно, что в итоге Луи стал пианистом, играл в основном джаз в районе красных фонарей, на площади Пигаль, где собрано всё необходимое для взрослой жизни: множество борделей и кабаре. Казалось, буффонада сама его нашла.

Посетители заведения искренне веселились, наблюдая, как пианист-коротышка корчит гримасы во время игры. Несмотря на аристократическое происхождение, в молодости ему пришлось потрудиться счетоводом, скорняком, чистильщиком обуви, коммивояжёром, декоратором.

Первые шаги в области юмора Луи сделал на радио и в парижских кабаре.

Бордель - вот место, где Луи де Фюнес освободился от комплексов мерзкого карлика и огорчений, связанных с его внешностью. Первый сексуальный опыт юноша обрёл с проституткой. Говорят, с тех пор Луи навсегда превратился в циника, искавшего не любви, а наслаждений.

Работая тапёром на площади Пигаль, частенько всю зарплату он оставлял у местных «девушек с пониженной социальной ответственностью».

Мать облегчённо вздохнула, когда в 1936 г. Луи де Фюнес наконец-то остепенился и женился на миленькой Жермен Луизе Элоди Карруайе (1915-2011).

У молодой пары родился сын Даниэль (1938-2017). Но в конце 1942 года пара развелась. Основной причиной послужил тот факт, что супруги оказались слишком молоды, чтобы идти на уступки, проявлять терпение и склонность к компромиссу. На самом деле Луи не согласился делить жену с любовником.

Однако, молодой отец не хотел повторять судьбу своего непутёвого папашки. Когда в годы Второй мировой войны, Даниэль со своей матерью нашли убежище в коммуне Клермон-Ферране, Луи де Фюнес регулярно навещал сына втайне от новой семьи, передавая мальчику свою любовь к кино и рисованию, приносил апельсины, игрушки, подарки.

Ещё один оскорбительный удар жизнь нанесла в 1939 г., когда по слабости здоровья артиста-юмориста освободили от… службы в армии - при росте 164 см он весил всего 55 кг. Спустя год Луи всё же попал в военный лагерь, где всячески развлекал солдат исполнением популярных песенок, аккомпанируя себе на пианино.

●●●

Когда гитлеровские войска оккупировали Париж, Луи де Фюнес устроился преподавателем сольфеджио в музыкальную школу. В её стенах в 1942 г. учитель музыки влюбился в секретаршу Жанну Августину де Бартелеми де Мопассан (1914-2015).

Романтичная девушка, знавшая наизусть всего Лафонтена, происходила из почтенной семьи, гордившейся родством (беспочвенно) с писателем Ги де Мопассаном.

Дальше случилось чудо! Красотка ответила взаимностью «маленькому человеку, который играл джаз, как бог, в ресторане «Пигаль». Влюблённые поженились 22 сентября 1943 г. и прожили вместе последующие 40 лет. В этом браке родились два сына - Патрик (1944), который стал врачом, и Оливье (1949), который выбрал профессию актёра, а затем выучился на пилота «Air France».

Не зря говорят, что «за каждым великим мужчиной стоит великая женщина». 

Правда, все эти десятилетия Жанна пребывала в тени любимого супруга. Кто знает, достиг бы скромный театральный статист Луи де Фюнес таких высот в мировом кино, без такой жены, ставшей мужу надёжной опорой.

На протяжении всей жизни, несмотря на долгие неудачи в профессии и отсутствие денег, Жанна поддерживала и вдохновляла супруга, чем могла, содействовала его творческой карьере. Великий актёр стал примерным супругом, но приступами ревности жену изводил.

Семья стала для актёра предметом тревожной любви и неустанной заботы. Для жены и детей он готов был на всё. Правда, домочадцам редко приходилось слышать из уст главы фамилии добрые слова.

Луи де Фюнес так боялся потерять близких, что постоянно пребывал в напряжении. Поначалу Жанна занималась только домом, но со временем всё чаще вмешивалась в карьеру мужа и возмущалась, как нагло импресарио используют артиста в своих целях.

В 1957 г. Луи заявил: «С этого момента ты - мой импресарио!» И не прогадал.

●●●

Жанне де Фюнес, например, не нравилось, что мужу подбирают в партнёрши высоких полных тёток - продюсерам казалось, что на их фоне Луи смотрится ещё комичней. Но Жанна была умнее.

Однажды она познакомила супруга с приятельницей, красавицей-актрисой Клод Жансак (1927-2017): «Она будет твоей экранной женой!»

Кинопара снялась в десяти самых удачных фильмах Луи де Фюнеса, в том числе в серии комедий о жандарме Крюшо, и всем настолько запомнилась, что многие даже думали, что они и в жизни супруги».

- Это моя мама сделала из отца того, кем он стал, - вспоминал старший сын Патрик де Фюнес. - Она была для него одновременно режиссёром, импресарио и даже партнёром по фильмам. Ни один режиссёр не мог так влиять на отца, как мама. Во время съёмок сделавшего его знаменитым фильма «Не пойман - не вор» (“Ni vu… Ni connu…”; 1958) режиссёр Жюль Боркон, чтобы справиться с темпераментом Луи, решил пригласить… маму, согласившись даже оплачивать Жанне съёмочные дни. И расчёт оказался верным, ибо отец снимался только для неё и не мог работать, если жены не было рядом. Они жили друг для друга.

Вместе с тем близкие друзья актёра признавались, что человеком Луи де Фюнес был сложным. Он часто вызывал полицию, если слышал шум после 22:00, иногда требовал материальную компенсацию. С соседями отношения не заладились именно поэтому.

Дома он скандалил с сыновьями, ругал их, если те делали дорогие покупки. Хотя финансовых проблем в семье не наблюдалось, актёр всё равно тратился сдержанно, торговался на рынке за любую мелочь. С другой стороны, сам Луи де Фюнес никогда не скупился на покупку игрушек для детских домов.

●●●

С чего всё по-настоящему началось? С элементарного хотения.

После окончания Второй мировой войны будущий комик решил сняться в кино. Сделать это давно рекомендовали друзья и знакомые. Ещё в довоенные годы Луи де Фюнес посещал в Париже драматические курсы знаменитого французского актёра и театрального педагога Рене Симона (1898-1971). Пришло время применить обретённые знания.

В профессии он точно знал, что такое для актёра самопожертвование, самоотверженность. Когда 25 октября 1957 г. Луи де Фюнес узнал о смерти любимой матери, из уважения к зрителям он отказался отменять спектакль и вышел на сцену.

Рассказывали, что у него на тумбочке в спальне всегда стояло три будильника и лежало три книги. Это было его любимое число. Такое количество часов актёру нужно было, чтобы не проспать на съёмку, а одни и те же книги лежали у кровати, никогда недочитанные до конца, чтобы, со слов Луи, «не быть умнее своего зрителя, для комика это смерти подобно».

В 1945 г. он дебютировал в фильме «Барбизонское искушение» (“La Tentation de Barbizon”) режиссёра Жана Стелли. Это была микроскопическая роль - портье кабаре «Le Paradis» на экране присутствовал 40 секунд; его даже в титрах не указали. За две трети минуты он успел произнести две реплики:

- Прошу сюда, мсье!

- Ну, сегодня у него есть один оплаченный счёт.

Итак, большой известности начинающему актёру «Барбизонское искушение» не принесло. Но он не унывал, а играл много и охотно. Хотя вряд ли кто-то из нас вспомнит сегодня большинство из 75 фильмов, в которых упрямо в мелких эпизодах мелькал «всё подающий надежды» немолодой и никому не известный актёр, у которого уже выросли взрослые сыновья.

●●●

Луи де Фюнес в фильме «Человек-оркестр», 1970 г.
В отличие от прочих звёздных коллег из числа напыщенной богемы, этот актёр всегда ходил смотреть все фильмы при своём участии.

В этом вопросе всё было чинно, Луи де Фюнес приходил с семьёй, покупал в кассе билеты, но как только сеанс начинался, тотчас же покидал зал. Говорят, его интересовал не сам он на экране, а … качество звука и картинка.

Если находилась проблема, требовательный комик направлялся прямиком в будку киномеханика, чтобы устроить выволочку. А ещё Луи де Фюнес любил подслушивать разговоры кассирш, чтобы из первых уст знать, как раскупаются билеты на фильмы с его участием.

В стихии кинофарса всё изменилось в 1958 г., когда актёр сыграл браконьера Блеро́ в комедии «Не пойман - не вор» (1958) Ива Робера. С этого момента забыть это лицо, эту мимику, эти жесты было решительно невозможно.

Фильм принёс артисту всеобщую известность. После его выхода на широкий экран за границей главного персонажа прозвали Дональдом Даком. В СССР картина стала известна как «Блеро». И без того не бедный на комиков французский экран обрёл нового идола, охотно принимающего богатые жертвоприношения в виде неуёмного и ничем не сдерживаемого хохота. 

- Я - самый обыкновенный человек, такой же, как все, и мне повезло в жизни не больше и не меньше, чем другим. Просто, когда мне улыбнулась удача, я сумел поймать её и удержать. Она до сих пор со мной, и я счастлив!

Каким он запомнился кинозрителю? 

Вот он - бизнесмен Леопольд Сароян в картине «Разиня» (“Le Corniaud”; 1965) режиссёра Жерара Ури совершенно невообразимо приплясывает перед посетителем в своём кабинете: «Осторожно! Кресло - на колёсиках! Кресло - на колёсиках!» 

Вот в ленте «Оскар» (“Oscar”; 1967) Эдуара Молинаро с изменившимся лицом уважаемый бизнесмен мсье Бертран Барнье извлекает из чемодана бюстгальтер. 

Вот в фильме «Человек-оркестр» (“L’Homme orchestre”; 1970) Сержа Корбера хореограф и балетный импресарио Эван Эванс рассказывает сказку о Красной Шапочке милейшим стриптизёршам. 

Вот, наконец, в комедии «Маленький купальщик» (“Le Petit Baigneur”; 1968) Робера Дери в бессильной злобе владелец судостроительного предприятия Луи-Филипп Фуршом лупит веслом по борту чужой яхты...

Каждый из этих моментов немедленно всплывает в памяти - и остановить смех уже невозможно. И ведь это ещё не всё - был и жандарм Крюшо из Сент-Тропеза, и незадачливый раввин Якоб, и мольеровский Гарпагон.

●●●

В 1960-х гг. к французскому комику пришла настоящая популярность и зрительское признание. Ежегодно актёр снимался в трёх-четырёх картинах, бюджет которых, между прочим, не превышал 3,5-4 млн франков.

Очередным успехом обернулась роль комиссара Жюва в трилогии о Фантомасе режиссёра Андре Юнебеля: «Фантомас» (“Fantômas”; 1964), «Фантомас разбушевался» (“Fantômas se déchaîne”; 1965) и «Фантомас против Скотланд-Ярда» (“Fantômas contre Scotland Yard”; 1967). Блистательно Луи де Фюнес сыграл недалёкого полицейского начальника.

Кто сказал, что буффонаду или фарс легко сыграть?

Такой вот факт: на съёмках «Фантомаса», в эпизоде, где злодей удирает от полиции на вертолёте, а комиссар Жюв цепляется за подъёмный кран и поднимается высоко над землёй, актёру пришлось очень долго висеть на руках. На самом деле, конечно, использовались комбинированные съёмки: и мэтр висел всего в… метре от пола. Между тем, чтобы добиться правдивости, эпизод снимали несколько дублей, что заняло несколько часов подряд! Популярный актёр беспрекословно выполнял все требования режиссёра Андре Юнебеля. И в результате так сильно растянул плечевые связки, что на следующий день не мог самостоятельно одеться. Залечивать профессиональную травму Луи де Фюнесу пришлось несколько лет.

Сначала предполагалось, что будет серий десять о похождениях знаменитого Фантомаса, но прокат последней части трилогии показал, что популярность падает и продолжение было решено не снимать. По другой версии, причиной провала стало отвращение актёра Жана Маре (1913-1998), игравшего одновременно Фантомаса и Фандора, к зелёному гриму и резиновым маскам, вызывающим появление… прыщей на его милом лице.

●●●

Каждый клоун тщательно придумывает своё амплуа. До мелких и важных деталей. Когда-то и Луи де Фюнес гримировался, наклеивал усы, напяливал различные парики, но всё вмиг изменилось, и он нашёл самую удачную маску - своё собственное лицо, подвижный характер с форсированной мимикой и бурной жестикуляцией.

Среди других актёрских работ отдельной строкой следует отметить комедию «Большая прогулка» (“La Grande Vadrouille”; 1966), восторженно принятую десятками миллионов зрителей по всему миру. Как по мне, это лучшая французская кинокомедия всех времён и народов, даже, пожалуй, один из самых смешных фильмов в истории кино вообще.

В компании с другим забавным типом - Бурвилем (André Robert Raimbourg; 1917-1970), Луи де Фюнес запросто победил немецко-фашистских фрицев, заменив собой всё французское Сопротивление.

Но для зрителей знакомство с приключениями маляра и дирижёра было ничуть не менее фатально, чем для балбесов-оккупантов:

- Мне наплевать на Питера, впрочем, как и вам тоже! Вы отправились туда только потому, что хотели лишний раз встретиться с внучкой кукольника! С внучкой кукольника!

Никакие психотропные средства и электрошок не производят на мозг такого дерзкого впечатления, как выражение лица и постановка рук Луи де Фюнеса в тот момент, когда он пытается изобразить эту самую «внучку кукольника». В человеческом языке пока что не придумали и вряд ли когда-нибудь изобретут слово, которым можно эту феерию гримас описать.

Это так луи-де-фюнесно! И этим сказано всё.

●●●

Поздняя творческая зрелость приносит сладкие плоды. Сам Луи де Фюнес говорил о своей актёрской карьере так:

- Я не сожалею о медленном развитии моей карьеры. Эта медлительность помогла понять основательно профессию. Когда я был ещё неизвестным, я пытался окрасить деталями, мимикой, жестами маленькие роли, которые мне поручали. Таким образом, я приобрёл некоторый комический багаж, без которого не мог бы сделать карьеру. Поэтому, если начать снова, то я бы не отказался от пройденного пути.

Луи де Фюнеса боготворили и обожали всюду. Тем не менее, настоящая слава пришла к французскому актёру после фильмов о приключениях жандарма из французского посёлка «Жандарм из Сен-Тропе» (“Le Gendarme De Saint-Tropez”; 1964) режиссёра Жана Жиро. Франко-итальянская кинокомедия о похождениях господина Крюшо, направленного на службу в городок Сен-Тропе, стала первым из шести фильмов, которые появились на киноэкране.

Дела у комика пошли настолько неплохо, что в 1966 г. великий лицедей выкупил Шато-де-Клермон, Лё Селье (Chateau de Clermont, Cellier), фамильный замок Мопассанов, построенный в 1861 г. неподалёку от Нанта. Такой королевский подарок на тридцать комнат он сделал дражайшей супруге Жанне. Правда, в течение последних шести лет в особняке никто не жил.

Недвижимость XVII в. обошлась Луи тогда в 830 тысяч франков (свыше 1 млн по нынешнему курсу). Риелторы подсчитали, что в замке одних только окон 365, многочисленные хозяйственные постройки, парковая зона на 3 гектара, виноградник в 17 га, а вся территория - 90 га...

Луи сам занялся ремонтом и парком, в перерывах между съёмками и спектаклями. Чего не сделаешь ради любимой женщины? В замке актёр прожил до самой смерти.

●●●

В 1968 г. появилась очередная, культовая картина – «Татуированный» (“Le tatoué”) режиссёра Дени де Ла Пательера, где Луи де Фюнес создал образ жуликоватого торговца антиквариатом Фелисьена Мезре, который задумал содрать и продать кожу со спины пожилого мужчины, бывшего легионера по имени Легран (Жан Габен). Дело в том, что на спине у него была набита уникальная татуировка авторства самого Модильяни и могла стоить невероятно дорого.

В той ленте Луи де Фюнес и Жан Габен встретились в третий и последний раз. В жизни два могучих актёра ненавидели друг друга лютой ненавистью. Жан Габен (1904-1976) завидовал славе Луи де Фюнеса, считал его выскочкой и терпеть не мог то, что продюсеры во всём велись на капризы знаменитого комика, а сам фигляр перед камерой постоянно импровизировал и менял сценарий по своему усмотрению, что тоже бесило Габена.

Де Фюнес не терпел в Габене спесь, и боязнь хоть на шаг отступить от написанного сценария.

Одной из черт, которые Луи де Фюнес не прощал людям, было дурное воспитание. Именно поэтому он навсегда разорвал отношения с коллегой. Во время съёмок в комедии «Татуированный» опытный трагик и пожилой хитрец Жан Габен решил вывести партнёра из себя. Был даже составлен список вещей, которые Луи де Фюнес терпеть не мог, а Габен со вкусом и размахом постоянно над комиком подшучивал. К примеру, коллега предпочитал играть на пустой желудок, тогда как Жан Габен на съёмочной площадке постоянно и показательно объедался.

Как-то один журналист взял у обоих интервью на съёмочной площадке. Сначала он спросил у комика, каким фильмам с Жаном Габеном он отдаёт предпочтение.

- Мне нравятся все, - ответил Луи де Фюнес.

Когда настал черёд отвечать трагику, тот заявил:

- Признаться, я не видел ни одного фильма с участием Луи де Фюнеса.

Больше два талантливых актёра не общались.

●●●

Луи был человеком приветливым. Младший сын Оливье вспоминал: 

- Отец жил каждым мгновением. Он любил поболтать с кем-нибудь из жителей (городка Лё Селье. - А.Д.), остановиться, чтобы насладиться вековым кедром, срезать несколько роз и подарить их маме, или же предаваться раздумьям в ожидании, когда рыба соизволит клюнуть на наживку. В такие минуты медитации он думал о работе. Он как бы аккумулировал энергию, как это делают великие музыканты.

В 1970-х гг. дирижёр человеческого смеха по-прежнему оставался популярным и любимым зрителями актёром. Луи де Фюнес продолжал активно сниматься, и 15 марта 1973 г. он был удостоен высшей награды Франции: ордена Почётного легиона.

Представляете, непревзойдённый клоун и орден Почётного легиона?

В 1973 г. во время съёмок в фильме «Приключения раввина Якова» (“Les Aventures de Rabbi Jacob”) режиссёра Жерара Ури кинозвезда едва не лишилась слуха.

По сюжету, его киногерой, промышленник, богач и «немного» расист Виктóр Пивер угодил в чан с массой зелёной жевательной резинки, которая на съёмочной площадке была заменена смесью… теста и краски.

Снимали сцену зимой, немного подмораживало. И когда Луи де Фюнес услышал команду «Снято!», оказалось, что левое ухо забито, и он ничего не слышит. Спас сообразительный врач с помощью… клизмы. Кинозвезда была настолько очарована результатом, что однажды, когда у него заложило ухо в ресторане, Луи де Фюнес попросил метрдотеля купить ему в ближайшей аптеке клизму. Просьбу выполнили, и знаменитый посетитель принялся прямо в зале промывать ухо на потеху ротозеев и обслуживающего персонала.

На самом деле дорогие рестораны Луи де Фюнес терпеть не мог, да только в них он и отправлялся обедать. А всё потому, что актёр полагал: там питаются одни снобы, презирающие его творчество, а значит, не станут клянчить автограф, а дадут спокойно поесть. При всём при этом актёр любил вкусно поесть, ведь в годы Второй мировой ему пришлось голодать, и страх, что нечто подобное может повториться, преследовал Луи де Фюнеса всю жизнь.

●●● 

- Я такой же робкий, как и в начале моей карьеры, - утверждал Луи де Фюнес. - Чуть что не так, я сразу краснею, покрываюсь потом и начинаю заикаться. А агрессивен я именно в силу своей стеснительности, правда, в своей застенчивости я - настоящий монстр.

В Советском Союзе французского комика прекрасно знали, даже, точнее сказать, обожали. Немалую роль сыграл в этом гениальный дубляж - кинозвезду практически неизменно дублировал выходец из Симферополя, швед по происхождению Владимир Кенигсон (1907-1986). Когда картины с участием Луи де Фюнеса появились на видео, а некоторые смельчаки даже стали смотреть ленты в оригинале, с французской звуковой дорожкой, многие были обескуражены: «настоящий» Луи де Фюнес явно… проигрывал русской версии.

К такому диссонансу Луи отнесся бы с пониманием - ему и самому в течение долгих лет поручали озвучивать для проката Франции фильмы с участием великого итальянского комика Тото (Antonio Focas Flavio Angelo Ducas Comneno De Curtis di Bisanzio Gagliardi; 1898-1967).

Кстати, когда сам Луи де Фюнес однажды увидел свои фильмы с кенигсоновским дубляжем, у него искренне вырвалось: 

- Не знал, что я такой хороший актёр.

Его искренне любили, потому как он сам умел по-настоящему сочувствовать, а когда надо - входить в положение. Однажды супруге его помощника сделалось дурно - разболелась голова. На дворе стояла зима, и, как назло, в тот день повалил такой густой снег, что скорая помощь из городка Лё Селье не смогла доехать к ним в Шато-де-Клермон.

Тогда Луи де Фюнес поднял свои связи в вооружённых силах Франции и вскоре в саду приземлился военный вертолёт! Когда по воздуху больную доставили в армейский госпиталь, оказалось, что у неё случился приступ обычной мигрени.

В тот вечер комику было неудобно перед военным, а те отмахивались:

- Полно вам, мсье де Фюнес! Для вас мы бы и звено вертолётов прислали.

●●●

В 1975 г. режиссёр Жерар Ури предложил актёру роль южноамериканского диктатора в авантюрной комедии «Крокодил» (“Le Crocodile”). Роль требовала физических нагрузок, на всякий случай в конце марта 1975 г. актёр пошёл провериться к врачу.

Осмотрев пациента, известный парижский кардиолог заявил: 

- Да у вас, мсье, просто сердце юноши!

И ровно через три дня после обследования у Луи де Фюнеса случился инфаркт...

В больнице, когда он уже вроде бы пошёл на поправку, внезапно случился второй. Дело было на Пасху. Медперсонал разъехался по домам, и актёра спасла простая сиделка, вовремя позвонившая домой лечащему врачу. Медики буквально вытащили Луи де Фюнеса с того света, но посадили пациента на строжайшую диету, навсегда запретили сниматься в кино.

Великий актёр переехал в загородное имение, в замок Шато-де-Клермон, где на берегу реки Лауры предавался любимому садоводству.

Когда хотелось отвлечься от тяжёлых дум, он облачался в коричневое пальто, напяливал огромную шляпу и отправлялся обрабатывать овощи на грядках или лелеять свои любимые розы.

В его розарии в лучшие годы насчитывалось 600 кустов. Одна из разновидностей оранжевого цвета, полученных фирмой «Мейян» (“Meilland International”), названа «Роза Луи де Фюнеса» (“Rosa Louis de Funès”).

Актёр гордился тем, что в своём саду он никогда не применял химикаты: 

- Моих яблок хватит всем - и мне, и червям. 

Другим его увлечением было пчеловодство...

●●●

Однако, вести размеренную и спокойную жизнь великий комик не смог. И когда Луи де Фюнес получил от режиссёра Клода Зиди сценарий новой комедии «Крылышко или ножка» (“L’aile ou la cuisse”; 1976), то не удержался и дал согласие на съёмки. Затем последовало ещё несколько замечательных комедий. Кинолента «Суп с капустой» (“Cabbage Soup”) Жана Жиро, представленная в 1981 г., стала одним из таких фильмов.

Картина «Жандарм и жандарметки» (“Le Gendarme et Les Gendarmettes”) Жана Жиро появилась на экранах 5 октября 1982 г. и оказалась последней работой в карьере великого французского актёра. 

- Я - человек невесёлый, - признавался Луи де Фюнес в конце жизни, - и валяю дурака на экране, чтобы избавиться от тоски.

После скоропостижной смерти его друга, любимого режиссёра Жана Жиро (Jean Girault; 1924-1982), умершего от туберкулёза 24 июля 1982 г. в Париже во время съёмок ленты «Жандарм и жандарметки», Луи де Фюнес утратил интерес к жизни.

Он перестал проверять счета и принимать лекарства, за чем всегда тщательно следил. Никого к себе в замок он больше не приглашал, не отвечал на телефонные звонки. Жанне иногда казалось, что Луи даже забыл имя любимой внучки Жюли, которую ещё полгода назад он неизменно называл госпожой графиней, увлекая девочку в свой выдуманный мир....

- 90 гектаров нашего парка отцу не казались излишеством, - вспоминал в книге мемуаров «Не говорите обо мне слишком много, дети мои!» (“Ne parlez pas trop de moi, les enfants!”; 2005) Оливье де Фюнес. - После рождения внучки Жюли он вознамерился расширить курятник и поставить клетки для кроликов, чтобы малышка играла с животными и ела экологически чистые яйца. Для неё он придумывал всякие истории, убеждая девочку, что кролики с ним разговаривают: 

- Большой рыжий кролик - это господин граф. Он просит, чтобы ты приготовила ему что-нибудь вкусненькое!

●●●

В последние годы актёр страдал манией преследования, с огромной подозрительностью относясь даже к хорошо знакомым людям. С собой он всегда носил заряженный пистолет:

- А если кто-то, когда я буду в саду, нападёт дома на мою жену? Как я смогу Жанне помочь без оружия?

Сыновей он часто и всерьёз предупреждал, чтобы те не путались у него под ногами, а то папочка может испугаться и … пальнуть.

От месяца к месяцу только усиливалась повышенная тревожность. Всё время Луи де Фюнес проверял, заперты ли двери и ставни, чисты ли соски малышей, безопасны ли розетки и радиаторы, запирал на висячие замки двери на лестнице. Номера телефонов пожарных, полиции, «скорой помощи» были приклеены к каждому телефонному аппарату.

Единственным человеком, которому Луи по-прежнему доверял, остался простой садовник Виктор. Вдвоём неторопливо они беседовали о любимых розах, правильном поливе, новых удобрениях, а иногда отправлялись вместе рыбачить...

●●●

Вечером 27 января 1983 г., в 20.30, в университетской больнице города Нант в возрасте 68 лет Луи де Фюнес скончался от третьего сердечного приступа. О национальной драме в вечерних выпусках новостей сообщили все телеканалы Франции.

●●●

За свою артистическую карьеру Луи де Фюнес снялся более чем в 130 картинах, ибо полагал:

- Актёр, как музыкант, должен играть каждый день. Кино и театр - наши гаммы, публика - неиссякаемый источник энергии.

Семья покойного планировала провести скромную закрытую церемонию прощания - dans la stricte intimité (в строгой близости родственных отношений).

Не послали телеграммы ни первой супруге Жермен, ни сыну Даниэлю от первого брака. Но на отпевание прилежного католика в церковь Сен-Мартен дю Лё Селье набилось более 3000 человек, в том числе известные актёры, а также VIP-персоны типа супруги бывшего президента Франции, Анны-Эймоны Жискар д’Эстен.

29 января 1983 г. актёра похоронили на кладбище городка Лё Селье, расположенного недалеко от замка Шато-де-Клермон. Сбылась его мечта:

- Я люблю гулять по кладбищам. Там, по крайней мере, встречаешь молчаливых людей, которые тебе не перечат.

Одна из его многочисленных почитательниц, молодая актриса Кристиан Мишель, оставила трогательную записку:

- Там наверху, на небесах, Создатель тоже не прочь иногда посмеяться. Увы, здесь, внизу, никто Вас никогда не заменит. Спасибо Вам за всё, что вы нам оставили после себя.

●●●

Спустя три года после смерти актёра семья не смогла поддерживать Шато-де-Клермон и в 1986 г. продала замок. Вначале там обустроили клинику, затем приспособили под проведение выставок и конференций. Наконец в 2005 г. замок выкупил инвестор, спланировав в нём сорок квартир. В 2003 г. там открылся музей и маршрут, по которому проводится экскурсия «По следам Луи». Так была увековечена память о великом актёре и сохранена его любимая оранжерея.

Говорят, здесь до сих пор звучат его расхожие цитаты:

- В кино ходят только для того, чтобы посмотреть, как исключительные люди совершают исключительные поступки исключительным образом. Если человек будет просто есть суп, так не интересно, а если будет немного баловаться, то уже будет над чем посмеяться, не так ли?
Категории: культура
Ключевые слова: Луи де Фюнес
статья прочитана 431 раз
добавлена 6 января, 11:40

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru