На небо ушли, по небу вернулись

Жизнь и земные страдания Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия (в язычестве их имена – Нежило, Кумец и Круглец) глубоко изучены и широко описаны специалистами. Благодаря этим работам можно проследить этапы их христианского подвига: крещение, преследования и пытки со стороны язычников, казнь. Но не менее интересны страницы истории, рассказывающие о посмертной судьбе чудотворцев.

Первым ушёл из жизни Антоний, который был повешен после жестоких пыток утром 14 апреля 1347 года. Спустя десять дней, 24 апреля, был казнён Иоанн. Язычники сначала его удавили, а затем 13 декабря того же года повесили на том же дубе, что и Антония. После трёх дней истязаний принял смерть от рук иноверцев Евстафий.

Все трое были повешены на одном и том же дубе в священной роще. Ныне на этом месте в Вильнюсе, на улице Аушрос Варту, находится церковь Святой Троицы. Из ствола срубленного дуба был изготовлен храмовый Престол.
Первоначально тела Антония, Иоанна и Евстафия находились в стенах Николаевской церкви, которая не сохранилась до наших дней. Затем останки святых страстотерпцев были перенесены в храм Святой Троицы, который и поныне существует в Вильнюсе.

С левой стороны от входа в церковь находится старинная икона Виленских мучеников, а рядом надпись на металлической плите: «На месте сего Храма, в бывшей здесь дубовой роще, в половине XIV века приняли мучительную кончину за Православную Христианскую веру сии святые Мученики Литовские, Виленские Чудотворцы Антоний, Иоанн и Евстафий».

Православные обратились к Константинопольскому патриарху Филофею, которому канонически подчинялась литовская церковь, с прошением, чтобы в Церкви земной было разрешено помнить угодников Божьих как святых. В 1374 году мученики Антоний, Иоанн и Евстафий были канонизированы к местному почитанию.

Собор 1549 года подтвердил канонизирование Виленских мучеников. После 1596 года православные церкви Вильны отошли под контроль униатов. Свято-Троицкий монастырь с храмом был занят Базилианским орденом. Монахи-базилиане мощи святых мучеников убрали в потаённое место. Лишь в 1655 году, когда в ходе войны царь Алексей Михайлович занял Вильну, воеводе Шаховскому удалось обнаружить святые мощи и организовать их перенос в церковь Свято-Духова монастыря.

В 1661 году русские войска покинули город, и перед православными вновь возникла опасность лишиться своей священной реликвии. Наместник Свято-Духова монастыря архимандрит Иосиф Тукальский принимает решение поместить мощи в пещере под главным алтарём храма, заделав вход в неё, и тем самым охранить их от нежелательного контакта с иноверцами.

О выполненной работе наместник послал Патриарху в Константинополь донесение, в котором сообщил, где и когда спрятал святые мощи. Таким образом, более чем полтора века местонахождение останков было практически никому не известно.

Иеромонах Герман, который состоял духовником при дочери русского императора Павла I, находясь в Константинополе, в Патриаршем архиве случайно обнаружил донесение Иосифа Тукальского. В 1814 году, будучи в Вильне, он рассказал о своей находке тогдашнему наместнику Свято-Духова монастыря архимандриту Иолю Котовичу. И тот, согласно данным, полученным от Германа, действительно находит мощи святых в указанном месте. О находке было доложено высшим церковным властям в Священный Синод Русской Православной Церкви.

По указу императора Николая I была назначена особая Комиссия для освидетельствования мощей, которая подтвердила подлинность останков. В 1826 году Синод разрешил открыто выставить их в подземной пещерке Свято-Духовской церкви для поклонения всеми верующими.

В 1850 году в Свято-Духовом монастыре приступили к оборудованию пещерной церкви, которая уже 14 апреля 1851 года была освящена и в ней была установлена рака с мощами святых виленцев.

На торжественном молебне в день памяти Виленских мучеников митрополит Иосиф Семашко произнёс известные слова: «Бог не без особенной цели сохранил нам сии святые мощи Виленских мучеников».





В канун Первой мировой войны

Летом 1915 года германские вой­ска приближались к Вильне. Архиепископ Виленский и Литовский Тихон по приказу Священного Синода во избежание надругательствами над святынями 9 августа организует эвакуацию мощей мучеников в Москву, где они были установлены в Малом соборе Донского монастыря. Присматривал за ними иеромонах Досифей.

Вот что рассказал Досифей (в миру Дмитрий Кузьмич Житков) во время допроса по «Делу Виленских угодников» 15 мая 1920 года: «В 1915 году Св.Синод приказал архиепископу Виленскому Тихону (ныне Патриарху) вывезти мощи святых угодников Иоанна, Антония, Евстафия в Москву, в Донской монастырь. Архиепископ послал с этими мощами меня, с игуменом Иосифом... 9 августа 1915 года мы вывезли мощи из Вильно, из Свято-Духовского монастыря, где они лежали в бронзово-посеребрённой раке. Мы взяли три трупа, покрыли в отдельности, - и положили их в гроб и привезли в специальном вагоне, данном военными властями для этой цели. Мощи виленских угодников нетленны, хотя некоторые члены и поддались тлению...»

С приходом Советской власти в стране была развёрнута компания против Церкви и, в частности, по «ликвидации мощей». В постановлении от 20 августа 1920 года «О ликвидации мощей» было указано, что это проводится «по почину и настойчивому требованию самих трудящихся масс». В губерниях были вскрыты 58 «нетленных мощей». Угроза нависла и над мощами Виленских мучеников.

3 июля 1920 года в Москве начинается «Процесс Виленских угодников». В ходе судебного разбирательства мощи именовались не иначе, как «мумифицированные трупы». Акт вскрытия раки, составленный в Донском монастыре, был признан подложным, и суд пытался доказать неправомерность церковной канонизации Виленских мучеников. В суд в качестве свидетеля был вызван патриарх Тихон. Святейший открыто протестовал против вторжения гражданских властей во внутреннюю жизнь и верования Церкви.

В Постановлении Народного комиссариата юстиции «О ликвидации мощей» сказано: «Судебное разбирательство по делу иеромонаха Донского монастыря Досифея и др. показало, что мощи так называемых виленских мучеников Иоанна, Антония и Евстафия, переданные гр. Белавиным (в монашестве патриархом Тихоном) из Вильно в Москву при царизме, представляют из себя мумифицированные трупы, в чём ныне может удостовериться всякий, осмотрев эти мумии в музее Народного комиссариата здравоохранения (Москва, Петровка, дом 14)».

С надеждой на возвращение

Патриарх Тихон в обращении к председателю ВЦИК М.И.Калинину сообщает: «...Свя-

тые мощи - предмет культа, им место в храмах, а не в музеях. Да и помимо всего мощи сии находятся здесь временно: они эвакуированы из Вильны в 1915 году, не составляют собственности РСФСР, а принадлежат Церкви, находящейся в Литовском государстве, и подлежат возврату в Вильну».

Советы просьбу Патриарха оставили без внимания. С просьбой о возврате святых мощей из Советской России в Вильно епархиальные власти обращались в марте 1922 года к тогдашнему председателю Совета Министров Польской Республики господину Пониковскому, а затем в январе 1923 года через митрополита Георгия к президенту Польши.

Месяц спустя Министерство иностранных дел Польши уведомило Православную Церковь о том, что, несмотря на все принятые в Москве польской делегацией усилия для реэвакуации в Вильно святых мощей, все старания остались тщетными, и что ввиду не налаженности политических отношений между правительствами Польши и Советской России, надеяться на скорое удовлетворение данного ходатайства нельзя.

В середине 1924 года, благодаря нормализации отношений между Польшей и СССР, ходатайство о возвращении мощей было возобновлено. Были даже назначены епархиальные представители для поездки в Москву, но всё тщетно.

В декабре 1928 года Министерство исповедований отдаёт соответствующее распоряжение о возвращении православной святыни в Польшу. В том же году из Каунаса в Москву прибывает владыка Елевферий и тоже обращается с ходатайством о возврате святых мощей, но в другую часть Литовской епархии - в Каунас.

Впоследствии руководство Литовской епархии неоднократно обращалось к церковным и светским властям с просьбой о возвращении останков Виленских мучеников в Вильно, но безрезультатно. На Епархиальном собрании Виленской епархии, состоявшимся в конце января 1934 года, было решено: «Возбудить всенародное (по Виленской епархии) ходатайство перед Его Блаженством (митрополитом Дионисием) о возвращении из Советской России нашей величайшей святыни - мощей святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия».

Но и эта акция оказалась безуспешной.

Всё решилось после Победы

4 мая 1945 года на Виленскую кафедру был назначен архиепископ Корнилий (Попов). Среди первостепенных задач, поставленных перед епархиальным руководством, был вопрос скорейшего возвращения святых мощей. «Сколько воодушевления, сколько моральной поддержки православной епархии дало бы возвращение святых мощей в Свято-Духов монастырь. Поднялась бы и обитель Свято-Духова и укрепилось бы Виленское Свято-Духовское братство, имеющее целью учреждение пастырско-миссионерских курсов. О возвращении святых мощей прошу Вашего ходатайства перед Вашей Государственной властью», - писал 12 июня 1945 года в обращении к уполномоченному по делам религии по Литовской ССР товарищу А.К.Линёву архиепископ Корнилий.

Линёв в свою очередь докладывал председателю СНК Литовской ССР товарищу Гедвиласу: «Архиепископ Корнилий в своём заявлении обращается с просьбой возбудить ходатайство перед Вами о возвращении мощей в Вильнюс», на что по словам Линёва: «По вопросу о мощах тов. Гедвилас уклонился от высказывания своих соображений».

Но как бы там ни было, в июле 1946 года руководство Московской Патриархии получило разрешение на возвращение находившихся в Московском музее атеистической пропаганды мощей Виленских мучеников. 16 июля святыни были перевезены в Елоховский собор Москвы. Здесь они были установлены на постаменте для поклонения верующих.

Из воспоминаний московского профессора Михаила Филаретовича Русакова, который участвовал в подготовке передачи мощей Виленских мучеников из Москвы в Вильнюс: «В 1946 году я служил экономом в Московской Патриархии... Примерно 15 июля я получил личное распоряжение Святейшего Патриарха Алексия сделать три гроба для отправки мощей Виленских мучеников. С двумя столярами приступил к сооружению гробов... Они были сделаны, обтянуты снаружи глазетом, а изнутри бархатом… Я получил распоряжение направиться в музей. Кузов грузовика мы вымыли чисто-начисто, обтянули простынями, белоснежные же простыни я взял и в запас. Сам Патриарх осмотрел, как была при-готовлена машина, и одобрил мои старания. Мне нужно было приехать в музей к часу ночи. (...) Меня встретил директор музея. Он подвёл меня к широкой витрине с подъёмной крышкой. В витрине лежали три совершенно обнажённые фигуры мучеников. Я был изумлён тем, как сохранились святые тела. Если бы мне не сказали, что я должен буду перевозить тела мучеников, то по вывороченным суставам, перекошенным частям тела и, главное, по мученическому оскалу рта, сохранившемуся мученическому выражению лиц, смело и утвердительно для себя подумал бы: да, это - мученики, великие страстотерпцы! Я стоял в благоговейном изумлении перед сими мужественными исповедниками веры, молился и крестился…

Перемещение мощей из витрины в гробики - это была ответственнейшая часть нашего дела. Всё обошлось чудодейственно благополучно. Мы вышли из музея. Шофёр тихим аллюром повёл машину. К Елоховскому собору мы подъехали в 4 часа утра. Настоятель собора протоиерей Колчицкий основательным образом подготовил встречу святых. Весь соборный причт в полном облачении вышел навстречу машине. Гробики приняли на руки попарно священнослужители и через алтарную дверь понесли в храм. Под пение причта в алтаре было отслужено с коленопреклонением первое молебствие святым мученикам. Затем гробы через отверстые Царские врата были перенесены в главный неф храма и поставлены на постаменте для поклонения и целования верующим...

Я прибыл к Патриарху к 6 часам утра... Святейший спать не ложился, дожидаясь моего возвращения. Я должен был обстоятельно доложить обо всём случившемся. Мне он сказал памятные доселе слова: «Вы, Филаретыч, не в духовном сане, светский человек, однако Господь сподобил Вас прикасаться к святыне. Пусть же святые мученики покровительствуют вам и в сей жизни земной, и в жизни Небесной. Молитесь им!».

Моя миссия на этом завершилась».

17 июля на имя архиепископа Корнилия поступила телеграмма следующего содержания: «Святые мощи Виленских мучеников перенесены в собор. Сегодня совершено торжественное Богослужение, на котором возглашено многолетие архиепископу Виленскому и Литовскому с Богохранимою Его Паствою. Вместе с верующими Вашего Края радуемся этому замечательному духовному событию. На днях посылаем вызов вашим представителям для сопровождения Святыни в родной град Святых Чудотворцев. Патриарх Алексий».

22 июля архиепископ Корнилий назначил епархиальную делегацию для сопровождения останков Виленских святых в столицу Литвы в составе архимандрита Никодима (Подрезова), протоиерея Николая Демьяновича, архидиакона Сергия Вощенко и мирянина Кирилла Владимировича Сухова. Все они в тот же день вылетели в Москву.

Из-за большого количества верующих, желающих приложиться к святым мощам, останки святых доставили в Вильнюс не сразу. Несколько дней они ещё оставались в Богоявленском патриаршем соборе.

...Ранним утром 26 июля в вильнюсском аэропорту совершил посадку самолёт Ли-2 Литовского отдельного авиаотряда Гражданского воздушного флота. На его борту, помимо 9 пассажиров, прибывших из Москвы, находились ещё трое, правда, они были в небольших гробах - это Виленские мученики и чудотворцы Антоний, Иоанн и Евстафий.

Через 32 года они вернулись на родную вильнюсскую землю.

Работники аэропорта аккуратно вынесли их из салона самолёта и также аккуратно уложили их в кузов специально подготовленного автомобиля, который доставил святыни в Свято-Духов монастырь.

Встречающих в аэропорту не было, кроме нескольких представителей духовенства и уполномоченного по делам религии, который отвечал за доставку святых мощей из аэропорта до ворот монастыря.

У ворот Свято-Духова монастыря святыню встречало монастырское и приходское духовенство во главе с архиепископом Корнилием. Мощи внесли в алтарь, где их переложили в раку, пустовавшую более тридцати лет и установили за правым клиросом в храме.

И хотя официального сообщения о возвращении мощей не прозвучало по радио и не было опубликовано ни в одной местной газете, около монастыря и на прилегающих улицах собралось огромное количество народа. Праздничная литургия завершилась Крестным ходом с обношением раки вокруг монастырского храма.

С 30 января 1949 года по 1997 год рака с мощами вновь была установлена в пещерной церкви. В 1997 году её установили в главном храме, где она находится и по сегодняшний день.

26 июля, день обретения мощей Виленских святых, – большой праздник для православных Литвы.

Так складывалась неземная судьба святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия, судьба которых была не менее драматична, чем при их жизни. И на земле, и в мире ином они страдали и страдают во имя православия.
Ключевые слова: Виленские мученики
статья прочитана 588 раз
добавлена 6 января, 19:00

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru