Не хрупкая пятерка: Повторение «судорожной истерии» 2013 года выглядит маловероятно



Федеральная резервная система США начала сворачивать программу количественного смягчения. Наиболее животрепещущим этот вопрос является для инвесторов с развивающихся рынков, которые особенно внимательно следят за действиями регулятора, пишет ВЕРСИЯ.

Учитывая, что активы 10 крупнейших центральных банков выросли с $7 трлн в 2006 г. до $23 трлн, что эквивалентно 29% мировой капитализации на фондовом рынке, или 43% общедоступных ценных бумаг с фиксированным доходом в мире, любое распутывание этого клубка вряд ли будет осмысленным.

Учитывая болезненные воспоминания о так называемой «судорожной истерике» в 2013 году, когда простое предположение о том, что ФРС может замедлить темпы покупок активов, привело к кризису, степень нервозности на развивающихся рынках становится понятной.
С одной стороны, это может показаться иррациональным: участники рынка удерживаются центральными банками и должны учитывать любые возможные последствия для цен на активы, но рынки не всегда работают так.

Развивающиеся рынки находятся в лучшей форме, чтобы противостоять любому уменьшению финансовых потоков с развитых рынков, чем в 2013 году, когда Бен Бернанке развязал истерику.

Дефицит текущего баланса в большинстве случаев сократился, особенно в Индии, Бразилии, Турции, Южной Африке и Индонезии - названными «хрупкой пятеркой» из-за их уязвимости к оттоку капитала.

Активы на развивающихся рынках не переоценены, по крайней мере, по сравнению с развитым миром. В плане соотношения рыночной цены к балансовой, их акции несколько дешевле, валюты также выглядят достаточно ценными и реальная (с учетом инфляции) доходность суверенных облигаций по-прежнему положительна, в отличие от Европы и Японии.

Тем не менее, остаются опасения. Развивающиеся рынки в настоящее время являются более крупными, чем в 2013 году. Их общий долг вырос с 145% ВВП в конце 2012 года до 184% на конец 2016 года, по оценке «Ренессанс Капитал».

Даже если не учитывать Китай, где наблюдается быстрый рост кредитования, соотношение увеличилось на 18% до 135%.

Иностранная задолженность развивающихся рынков, за исключением Китая, выросла с 21 до 25 процентов за тот же период времени, что потенциально усилило влияние рынка на любое аннулирование потоков.

Бывшая «хрупкая пятерка» не должна оказаться в эпицентре новой распродажи, учитывая дефицит текущего баланса. Пятерка сократилась до двух стран, по крайней мере по словам Роберта Самсона из Nikko Asset Management. По его мнению, Индия и Индонезия, явно благодаря реформам, смогли провести перебалансировку своих экономик.

Однако в Турции и Южной Африке меньший дефицит во многом является следствием слабого роста, который снизил импорт. Они по-прежнему остаются уязвимыми, особенно с учетом повышенного политического риска. Бразилия находится в серой зоне. Она пытается проводить реформы, но их принятие не отменит неприлично большого бюджетного дефицита в размере 9,1% ВВП.

Анализ Даниэля Солтера из «Ренессанс Капитала» предполагает, что Турция и Бразилия в настоящее время наиболее уязвимы из «хрупкой пятерки». В целом, хотя анализ показывает, что страны стали менее уязвимыми с 2013 года, но есть и те, кто все еще находится в зоне риска. Это Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Бахрейн и Оман.

Отчасти это повторяет ситуацию, как неприступный Ближний Восток выглядел во времена цен на нефть в $100 за баррель. Такие опасения побудили RBC Capital Markets составить собственный список «хрупкой пятерки» из членов ОПЕК: Ирак, Ливия, Нигерия, Алжир и Венесуэла.

Одно можно сказать точно - экспортеры нефти, которые испытывали сложности, когда цены на нефть составляли $100, вряд ли будут чувствовать себя хорошо в мире, в котором центральные банки устраняют финансовые стимулы.
статья прочитана 293 раза
добавлена 12 июля, 13:00

Комментарии

As
12 июля, 22:16
Поговорим об экономике и пенсионной наколке. В Литве чтобы не платить пенсии возраст повысили уже давно,в России только сейчас. Вот к чему это приведёт.

Пенсионная реформа как аутоимунное заболевание


Катастрофу, связанную с повышением пенсионного возраста, ещё предстоит осознать. Сказано уже много, но какие-то вещи до сих пор отчетливо никто не проговорил.

Есть у повышения обычный физический аспект. Да, мы можем получить в двадцатых годах бедствие национального масштаба. Сотни тысяч абсолютно бесправных людей. Без работы, но и без копейки ежемесячного содержания.

Правительство обещает ввести какие-то квоты для пожилых, обязать работодателей брать на работу шестидесятилетних, но все понимают, что «насильно мил не будешь». Если человек не нужен, от него будут пытаться избавиться всеми возможными способами. А уж если голь на выдумку хитра, то уж тем паче - работодатель. Может доходить до разного. К примеру, до обвинений в воровстве. «А не вы ли, Пал Ильич, взяли у меня со стола эту коробку скрепок? Покажите-ка ваш потертый портфель. Да вот же она!»

Но даже если до такого не дойдёт, если даже закон о квотах будет прописан разумно, будет выгоден для работодателя, даже и в этом случае у нас в России полно мест, где вовсе нет никаких работодателей. Там живут натуральным хозяйством, а единственные живые деньги только от пенсий пожилых и поступают.

Здесь я оставляю за скобками слова о том, что правительство нас грабит. Или, допустим, объявляет дефолт по своим социальным обязательствам, но почему-то называет этот дефолт реформой.

Я говорю только о последствиях. Увеличение количества не бедных уже, а натуральных нищих, бомжей, увеличение количества суицидов. Просто увеличение смертности. Человека увольняют, допустим - и инфаркт.

Впрочем, эти последствия наступят не сейчас. Вероятно, на это был тоже расчет. Не сегодня. Не завтра. Постепенно. В полную силу через те самые шесть лет. Ишак сдохнет, когда падишаха уже не будет.

Но кроме физического, есть ведь ещё и метафизический аспект. Он куда серьезнее. В конце концов, наши люди способны о себе позаботиться в самых тяжелых обстоятельствах. Будет плохо, но будем выживать. Первый раз, что ли?

Но у нас разом оборвалась некая внутренняя связь между обществом и властью. Между обществом и государством. Немногие пока это замечают. Канатики, вроде, вот они. С той стороны и с другой.

Но там, где-то под тёмной водой, они уже разорваны. Это, к сожалению, необратимо.

Штука здесь в том, что государство - это всего лишь высший способ самоорганизации общества. Одно без другого не существует. Когда представители государства начинают воспринимать общество как дорогую обузу, а общество этих представителей - как врагов, от которых можно ждать лишь всяких бед, начинается социальное аутоиммунное заболевание.

Как в сериале «Доктор Хаус» - «Волчанка, сэр!»

Организм ест сам себя, если просто.

Возможно, вы думаете, что это ерунда. Но вы это почувствуете. Мы все это, к несчастью, почувствуем.

Ольга Туханина
Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b3ca0482a8f0500a98ca958/pensionnaia-reforma-kak-autoimunnoe-zabolevanie-5b3ca651c3fae200a96cce81
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru