Россия в китайском кармане: Пекин использует западные санкции, чтобы доить экономику РФ



Может показаться, что соглашения между российскими и китайскими компаниями, которые были подписаны накануне саммита ШОС в Циндао, выведут экономическое сотрудничество между странами на новый уровень. Но, по всей видимости, китайцы снова ограничились щедрыми обещаниями и жалкими подачками, в обмен на которые они хотят поживиться российскими подрядами, пишет ВЕРСИЯ.

Детали соглашений, подписанных 8–10 июня в Китае, не раскрываются. Но даже та скудная информация, которая просочилась через информагентства, позволяет сделать вполне конкретные выводы о российско-китайском сотрудничестве. В частности, «Росатом» увёз из КНР «целый урожай проектов», как назвали это некоторые репортёры, работавшие на саммите ШОС. Но урожаем в данном случае называют контракты на строительство двух дополнительных энергоблоков Тяньваньской АЭС и ещё одной атомной электростанции российского дизайна на новой площадке в Китае. Контракты эти выглядят подачкой, которая имеет исключительно политическую подоплёку и должна поддержать российскую госкорпорацию на фоне санкций.
Судите сами: к 2030 году Китай планирует построить 30 энергоблоков АЭС в странах по маршруту Нового шёлкового пути и, судя по всему, будет делать это своими силами. Китайские атомщики давно стали полноценными конкурентами «Росатома». Вспомним, как в 2015 году подрядчики из КНР перехватили у России контракт на строительство очередного энергоблока аргентинской АЭС «Атуча». Китайцы претендуют на постройку станции в ЮАР и создание новых энергоблоков в Иране, где наши участвовали в постройке Бушерской АЭС. В течение ближайших 20 лет КНР планирует стать мировым лидером в ядерной энергетике, увеличив мощность своих АЭС в 3 раза – до 100 ГВт. России, наследнице СССР, стоявшего у истоков развития мирного атома в Китае, роль в этих проектах отведена более чем скромная.

Ещё одно соглашение, подписанное накануне саммита в Циндао, касается совместного развития железных дорог. Точнее – скоростного грузового движения между Поднебесной и европейской частью России. По всей видимости, речь идёт об очередном меморандуме о намерениях, который ни к чему не обязывает китайскую сторону. Для тех, кто забыл, напомним: идея строительства высокоскоростной железной магистрали (ВСМ) между Москвой и Пекином обсуждается с 2009 года. Предполагалось, что к 2018 году, как раз к чемпионату мира по футболу, начнёт действовать часть этой магистрали между Москвой и Казанью. Но в реальности строительство ВСМ началось весной 2018-го, и пока скоростную дорогу планируется дотянуть лишь до Владимира.

Россия заплатит

Уместно предположить, что в Пекине уже подсчитывают грядущую прибыль, которую Китай может получить от инфраструктурных проектов, анонсированных обновлённым составом правительства России. По замыслу нашего кабмина ключевым инструментом в этом деле должен стать государственный Внешэкономбанк, так и не справившийся с убытками после сочинской Олимпиады. В ходе июньских встреч в Поднебесной ВЭБ подписал соглашение с Государственным банком развития Китая (ГБРК), согласно которому российская сторона может получить кредиты более чем на 600 млрд рублей (65 млрд юаней). Деньги будут предназначаться «для финансирования согласованных между сторонами проектов».

Перспектива выглядит заманчивой, но, во-первых, ключевые слова в этом соглашении – «может получить». Это далеко не первая попытка убыточного ВЭБа поправить своё положение за счёт китайских денег. В конце 2016-го он обрёл возможность привлекать кредиты ГБРК по торговому финансированию на три и пять лет на сумму до 6 млрд юаней. Но согласно публикациям аналитиков большинство договоров не продвинулось дальше меморандумов и соглашений о намерении, которые ни к чему не обязывали китайскую сторону.

Во-вторых, теперь сумма обещанного китайцами кредита выросла более чем в 10 раз. Зная их как хитрых и жёстких переговорщиков, мы можем предположить, что взамен Пекин требует значительных преференций для китайских компаний в России. Речь может идти о том, что реализовывать инфраструктурные проекты в России на заёмные средства из КНР будут китайские же подрядчики, которые завезут к нам свой персонал, технику и стройматериалы. Если всё так, то деньги по контрактам на строительство уйдут обратно в Поднебесную, а России придётся выплачивать проценты по многомиллиардным кредитам.

Кстати, китайские подрядчики уже работают в крупных проектах на территории нашей страны. Буквально месяц назад государственная фирма China Railway Construction Corporation (CRCC) приступила к строительству нового участка Московского метро. Речь идёт об отрезке Большой кольцевой линии от станции «Аминьевское шоссе» до станции «Проспект Вернадского». Компания привезла в Москву пять тоннелепроходческих комплексов и 350 инженеров. Китайцы трудятся под землёй, направляют свою сложную технику. Россияне и мигранты из Средней Азии тоже участвуют в этой стройке, но выполняют низкоквалифицированную работу вроде вывоза грунта. Близкие к проекту источники «Нашей Версии» сообщают, что сотрудникам СRCC якобы рекомендовано «не светиться» на поверхности, чтобы не давать повода для слухов о «китайском вторжении».

Сумма обещанного китайцами кредита выросла более чем в 10 раз. Зная их как хитрых и жёстких переговорщиков, мы можем предположить, что взамен Пекин требует значительных преференций для китайских компаний в России.

За строительство участка Большого кольца китайская компания получит 23 млрд рублей. Эта сумма не идёт ни в какое сравнение с той, что заработали в нашей стране подрядчики из КНР в прошлом году. В 2017-м стоимость новых контрактов по выполнению китайскими предприятиями подрядных работ на территории РФ выросла почти в 2 раза и составила 7,75 млрд долларов. По данным китайского государственного информагентства «Синьхуа», по этому показателю Россия занимает одну из лидирующих позиций среди стран вдоль «Пояса и пути». А вот о прямых китайских инвестициях в нашу экономику такого не скажешь, даже не смотря на то что в 2017 году КНР обогнала Германию по числу новых инвестпроектов в России.

Друзья или соперники?

Согласно официальной китайской статистике, в 2017 году прямые инвестиции КНР в экономику России выросли на 72%, но в денежном выражении они составили всего 2,22 млрд долларов – в 3,5 раза меньше, чем заработали компании из Поднебесной на подрядах. На фоне суммарного объёма инвестиций Китая в экономику других стран, который составляет порядка 150 млрд долларов в год, эта цифра выглядит и вовсе ничтожной. А что, как не участие капитала страны-соседа в долгосрочных проектах, является главным показателем союзнических отношений?

Скромный объём прямых инвестиций в Россию со стороны крупных китайских корпораций имеет несколько объяснений. Да, бизнесмены из КНР боятся попасть под американские санкции, но этот фактор нельзя назвать доминирующим. Дело в том, что в развитых странах китайцы входят в проекты, которые обладают передовыми технологиями и/или раскрученными международными брендами, а в развивающихся странах китайских инвесторов интересуют сырьевые активы. И в том и в другом случае они стремятся установить стопроцентный контроль над предприятиями – не интегрируются в страну, а интегрируют её в себя.

В России ни одна из этих стратегий полноценно не работает. Технологически мы уже давно отстали от КНР, интерес у китайцев вызывают разве что российские наработки в авиастроении (мы совместно создаём дальнемагистральный лайнер CR929) и космической отрасли (Пекин готовит собственную программу освоения Луны). Что касается ресурсов, то действительно порядка 70% инвестиций китайских компаний в России сосредоточены в нефтегазовом, металлургическом и энергетическом секторах. В частности, китайская Beijing Enterprises купила 20% акций в российской компании «Верхнечонскнефтегаз», китайская Fosun приобрела 10% «Полюса». Однако контрольные пакеты в российских добывающих предприятиях иностранцам никто не продаст, а создавать в нашей стране новые перерабатывающие мощности в ущерб собственным китайцы не будут. Поэтому вряд ли нам стоит в ближайшие годы рассчитывать на стремительное увеличение денежного потока из Китая, скорее, наоборот, отечественный бизнес недосчитается нескольких миллиардов на строительных подрядах.

КОНКРЕТНО

На самом деле Китай мог вложить в Россию значительно больше, чем отражает официальная статистика. По мнению ряда экспертов, Россия имеет явные проблемы со сбором первичных данных о китайском экономическом присутствии, особенно на уровне регионов. В 2015 году 80% прямых китайских инвестиций за рубеж приходилось на пять офшорных юрисдикций – Гонконг, Нидерланды, Каймановы острова, Британские Виргинские острова и Бермудские острова. Судьба этих денег неизвестна; существенная их часть может возвращаться в Китай, например через Гонконг, традиционно являющийся главным источником прямых инвестиций в КНР, другие могут использоваться для приобретения активов за рубежом. Вполне вероятно, что именно эти офшорные схемы используются китайскими предприятиями, которые занимаются безжалостной вырубкой сибирских лесов и скупают землю вокруг Байкала. Если Россия в короткий срок не сможет создать эффективные инструменты для сбора данных о присутствии и об устремлениях китайского бизнеса в стране, нам это может дорого обойтись.

Ключевые слова: Китай, инвестиции, экспансия
География: Россия
статья прочитана 787 раз
добавлена 19 июня 2018, 14:00

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru