Программный директор «Кинотавра» Ситора Алиева: «Я никогда не согласна с жюри!»

Ситора Алиева
У директоров фестивалей принято ездить друг к другу в гости. Гражина Арлицкайте, руководитель кинофорума стран Европы Scanorama, летом побывала на «Кинотавре» в Сочи. Сейчас ее коллега Ситора Алиева, программный директор российского кинофестиваля «Кинотавр», приехала в Вильнюс на «Сканораму». Для нее это не просто ответный визит вежливости, но и новый опыт – Ситора согласилась стать членом жюри короткометражного кино на фестивале Scanorama. Обычно она и жюри находятся по разные стороны баррикад, а тут самой пришлось прочувствовать весь груз ответственности.

- Ситора, вы впервые на фестивале Scanorama?

- Я впервые в Вильнюсе, впервые на фестивале. Попала я сюда благодаря моей подруге и коллеге Гражине Арлицкайте (руководитель кинофорума Scanorama – прим. "Обзора"), человеку, который по-настоящему неравнодушен к российскому кино, она всегда приезжает на наш фестиваль «Кинотавр». И благодаря ее энергии, ее связям и ее прекрасному вкусу вообще происходит Scanorama. Она профессиональный киновед, человек с уникальным опытом. Мы закончили один институт, один факультет. Это такие связи, которые неразрывны независимо от границ. Очень важно, когда есть такие люди, как она, у которых есть возможность осуществлять свои идеи и сделать важным событием такое явление, как короткометражное кино.
- Мне кажется, короткометражное кино большинство зрителей воспринимают как баловство…

- Не согласна. В этом секторе, именно в коротком кино, у молодых режиссеров есть возможность самовыражаться, и делать это без давления продюсеров и денег, снимать по-настоящему свободные фильмы. Не знаю, как дальше сложится жизнь у этих режиссеров, но именно фестиваль является первым экспертным барьером, через который они проходят. Впервые в своей жизни я увижу короткометражное кино Литвы, Латвии и Эстонии и впервые буду давать ему свои оценки, это очень ответственно.

- В фестивальной программе большого кино есть один российский фильм «Интимные места». Почему именно этот фильм?

- Потому что Гражина Арлицкайте была в июне на «Кинотавре», и я думаю, что эта картина произвела на нее впечатление. Эта картина для нас важна, так как она действительно открыла новые темы, практически табуированные. Речь о фрустрации человека в современном мире, я даже не берусь определять конкретное общество. Это вообще о людях, о том, что открыто, что запретно. Это фильм молодых режиссеров-дебютантов Наташи Меркуловой и Алексея Чупова, которые после «Кинотавра» поженились…

- Извините, перебью вас, чтобы немножко посвятить читателей в эту историю. Получив приз за лучший дебют, Алексей Чупов прямо на сцене в Сочи сделал своему соавтору Наташе Меркуловой предложение руки и сердца. Вместе с криками «Браво!» восторженная публика кричало «Горько!». Это было в сценарии церемонии награждения или случилось спонтанно?

- Ну, думаю, они и без фестиваля собирались пожениться, но в момент триумфа их переполняли эмоции, и они сподвигли сделать такой серьезный шаг к переменам в личной жизни. Я искренне за них рада.

- А вам нравится их фильм?

- Мне эта картина очень интересна. Она вызывала разные реакции у зрителей, одни хвалили, другие ругали, много споров было. Моя мама, например, была непримиримым критиком, она считала, что необязательно освещать тему интимной жизни. А мне кажется, что в кино нет запретных тем. Ведь они говорят о важных и полезных моментах, о двойной морали, принятой в обществе.

- Вы маму смогли в этом убедить?

- Я даже не пыталась. Для людей определенной советской закалки, хотим мы того или нет, эти темы - табу. Но эти люди живут, они даже наши родители, и мы уважаем их мнение. Мне всегда интересно услышать мнение людей из разных групп. И мнение критиков, и мнение кинематографистов.

- А комментарии в интернете к фильмам читаете?

- Никогда. Скажу вам честно, это потому что меня интересует только мнение профессионалов. Всегда хорошо, полезно посмотреть чужие картины. Талантливых людей не так много, и фестивали как раз делают очень важное дело, они знакомят с новыми именами, они дают возможность встретиться талантливым людям и дают почву для раздумий. Любой фестиваль делается для активизации локальной киноситуации. Это всем кажется, что вот, мы прогремим на весь мир, но прежде важно, чтобы тебя увидели в твоем мире, чтоб тебя увидел твой зритель и понял это. Фестивали привлекают очень разных людей, и каждый может найти ответы на те вопросы, которые у него есть.

- Ваша задача как программного директора фестиваля – отобрать самые достойные фильмы. Вы всегда согласны потом с мнением жюри, с тем, как распределись призы?

- Никогда не согласна! Просто я никогда никому об этом не говорю, потому что у меня свой взгляд, у жюри свой, и это нормально. Даже в этом году были в программе «Кинотавра» фильмы, которые заслуживали призов, на мой взгляд, а не получили ничего. Но я рада другому обстоятельству. Я рада тому, например, что фильм Юсупа Разыкова «Стыд», который был в программе «Кинотавра» и не получил ничего, попал на фестиваль класса А в Карловы Вары и получил там приз ФИПРЕССИ. Это приз кинокритиков, все хотят получать призы от профессиональных кинокритиков. Потом вы получаете совершенно неожиданные предложения от крупных смотров, и это важно для режиссера.

- Не было ли у вас такого, что вы прошли мимо какого-то фильма, а потом он «выстрелил» на другом фестивале?

- Случалось такое, никто от этого не застрахован. Могу рассказать, как это бывает. Вы получаете диск с фильмом, когда уже сформирована программа, а фильм на диске совершенно недоделанный. Либо плохо смонтирована картинка и ничего не видно. Либо нет аудиовизуального ряда. А отобрать технически плохо сделанный фильм сложно. А когда фильм доделывают, он безусловно, смотрится совершенно иначе. Например, есть такой фильм «Неадекватные люди» Романа Каримова, с которым произошла именно такая история. Он на нас обижается, но не понимает, что тут были непрофессиональные и неграмотные действия продюсера, которые и помешали судьбе фильма на «Кинотавре». Но в итоге даже хорошо, что так получилось, потому что фильм попал на другой фестиваль, «Окно в Европу», где взял Гран-при, получил хороший прокат и стал самым популярным фильмом в секторе независимого авторского кино. А кто знает, был бы он так же громко отмечен на «Кинотавре»? Так что иногда для автора и для фильма иногда лучше, что их фильм не попадает на наш фестиваль.

- Сегодня российское кино становится востребовано за пределами России?

- Конечно! Мы получаем огромное количество писем из разных стран, где проходят недели российского кино и другие форумы, на которых люди хотят видеть наше кино. В этом году прошли недели российского кино и в Торонто, и в Нью-Йорке, и в Таджикистане, и в Армении, и в странах Европы. В некоторых странах уже государство заинтересовано в том, чтобы проводить такие недели. Зрители изголодались по серьезному кино, их потрясают такие смелые, радикальные, открытые фильмы, как «Географ глобус пропил» или фильм «Майор». Кстати, картину «Майор» никто не наградил в Сочи. Но после премьеры в Каннах она выходит во французский прокат, и это очень приятно. Так судьба не всем улыбается, если только вы не Звягинцев или Сокуров.

- А в Литве есть интерес к российскому кино?

- Если мы в том году имели возможность пригласить в Сочи директоров двух разных литовских кинофестивалей, значит, интерес есть. Этот год принципиально изменил ситуацию. Это здорово.
статья прочитана 816 раз
добавлена 17 ноября 2013, 20:40

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.
Рейтинг@Mail.ru