Личные блоги

Дмитрий Бавырин,
"Взгляд"


Ровно 25 лет назад началась операция «Буря» – жестокое военное преступление, в ходе которого хорваты уничтожили республику Сербская Краина. В наши дни эти трагические события приобрели новую актуальность, поскольку именно на «Бурю» и на Хорватию в целом ориентируется Украина, мечтающая об «окончательном решении проблемы Донбасса». Но украинские националисты не учитывают главного.
Чтобы не вдаваться в детали распада Югославии (ведь даже поверхностный разговор на данную тему по объему будет соперничать с диссертацией), перейдем сразу к сути: власти и национальные активисты провозгласившей независимость Хорватии сделали всё для того, чтобы она стала мононациональной и чтобы местные сербы почувствовали себя даже не людьми второго сорта, а браком. Дошло до погромных по сути листовок с призывами социального террора против сербского меньшинства: в магазинах не обслуживать, в больницах не лечить, а если получится, забейте гвоздями их входные двери, но не прокалывайте шины автомобилям – пускай уезжают.
Они и уехали. На границах Хорватии с Боснией и Сербией возникла непризнанная республика Сербская Краина со столицей в Книне, где сербское меньшинство являлось уже большинством. Как губка она впитала в себя почти всех сербов с хорватской территории, и тогда несладко пришлось уже местным хорватам – маленькая Краина будто стала пародией на большую Хорватию, поменяв два народа местами.
Это «переселение» приняло характер хронической гражданской войны, затихшей лишь с введением в буферные зоны миротворцев ООН. Потом были переговоры для отвода глаз, а за ними последовала бойня.
Непризнанную республику уничтожили путем двух операций. По итогам «Молнии» исчезла Западная Славония (часть Краины на границе с Сербией), по итогам «Бури» собственно сама Краина. В обоих случаях хорваты, вышколившие свою армию по стандартам НАТО и располагающие самым современным арсеналом (несмотря на конфликт, эмбарго на поставки оружия Загребу не существовало), атаковали внезапно, на рассвете, под надуманным предлогом, за два часа предупредив миротворцев, которые сочли за благо покинуть место конфликта.
Но не все. Погибли как минимум двое чехов и один датчанин.
Началась «Буря» с артобстрелов и бомбардировок.
Последующая наземная операция продлилась три дня и стала самой масштабной в Европе со времен Второй мировой войны.

А также самой большой этнической чисткой с тех же самых пор.
Большинство исследователей сходятся на цифре 250 тысяч: 250 тысяч сербов бежали из Краины. Многокилометровые колонны людей шли в Сербию и Боснию под бомбежками хорватских ВВС, закреплявшими принцип мононационального государства. За три дня, по данным Белграда, погибли полторы тысячи мирных жителей. Хорваты настаивают на цифрах 677 (погибшие) и 90 тысяч (беженцы).
Это было жестоким военным преступлением, но международное сообщество, считай, что смолчало. Одни страны (в частности, Франция и Великобритания) выразили «обеспокоенность», другие (США и ФРГ) по факту поддержали действия хорватов, благо Загреб заранее обложил все острые углы дипломатической ваткой. Что же касается Белграда, куда руководство Краины практически в полном составе сбежало в период со 2 по 5 августа, его бездействие стало одним из определяющих факторов трагедии – Слободан Милошевич отказался предоставить Книну военную помощь.
В той войне немало темных пятен не только потому, что сбору свидетельств и работе журналистов препятствовал Загреб. Этому препятствовало еще и правительство Югославии: Милошевич понимал, если масштабы катастрофы станут известны, ему во власти не удержаться – свои же живьем съедят.
Уже вечером 7-го в Книн прибыл президент Хорватии Франьо Туджман, чтобы лично поздравить военных, над городом была поднята шаховница, а всеобщее ликование переросло в шовинистический угар. К тому моменту в стране уже фактически реабилитировали усташей и нацистский режим Анте Павелича, за годы диктатуры которого в лагерях было уничтожено 290 тысяч сербов, 40 тысяч евреев, 30 тысяч цыган, а хорватский язык обогатился словом «сербосек» – нож для убийства сербов.
Мировое сообщество по-прежнему молчало. Однако геополитические интересы (Загреб провозгласил себя однозначным союзником Вашингтона и Брюсселя) не отменяют чувства личной брезгливости: вскоре Хорватия стала изгоем, пусть даже официально об этом никто не объявлял.
Ситуация изменилась только со смертью Туджмана. Плоть от плоти его партии, Иво Санадер, взял националистов в окорот, после чего имена усташей исчезли из топонимики, а в правительстве появились сербы. Он пошел даже на крайне непопулярные меры, разрешив части сербских беженцев вернуться и выдав Гааге самых одиозных генералов «Бури». Однако многие виновники краинской бойни (включая самого Туджмана) к тому моменту уже скончались в статусе национальных героев, а большей части беженцев вернуться не удастся никогда.
Во-первых, некуда – их дома были либо сожжены, либо заняты методом самозахвата. Во-вторых, на многие имена заготовлены папки с доказательствами «фактов геноцида в отношении хорватов».
На следующем повороте истории Санадер сядет в тюрьму за коррупцию, но очищенная его руками от внешних проявлений радикального национализма Хорватия станет членом НАТО и ЕС, относительно процветающей по меркам Балкан страной и ролевой моделью для постмайданных украинских патриотов.
Они тоже хотели процветать, хотели в НАТО и ЕС, хотели реабилитации своих людоедов-неудачников типа Бандеры и Шухевича, хотели выкорчевать из страны все, что ассоциировалось с Россией и русскими, роль которых в хорватском случае играли Югославия и сербы.
В этих, как сейчас говорят, «кейсах» можно найти и другие общие детали, включая забавные: с точки зрения новой историографии украинцев многие годы национально угнетала империя с украинцем во главе (Брежневым), а хорватов – социалистическая Югославия хорвата Тито.
Но главная в таких параллелях, разумеется, та, которая касается народных республик Донбасса. Их предполагалось уничтожить собственной «Бурей», то есть военной операцией, к которой предполагалось готовиться: ждать удачного часа, «втирая очки» Западу и миротворцам ООН.
Нельзя сказать, что такая «Буря» автоматически означает военные преступления сиречь этнические чистки, но толпы беженцев, переходящие российскую границу, предполагались как желательный сценарий, направленный на моноэтничность и монокультурность Украины. Поэтому средствами пропаганды проводилась намеренная дегуманизация населения Донбасса почти что в стиле «насекомых не жалеть» (такое в погромных листовках хорваты писали о сербах).
Безусловно, это был всего лишь карго-культ – поклонение отсталых аборигенов самолетам из камней и палок, лишь внешне напоминающим те, на которых прилетает гуманитарная помощь. Несмотря на все совпадения, с военно-политической точки зрения ситуация в ДНР и ЛНР максимально далека от таковой в Сербской Краине, а Россией – пусть и обложенной западными санкциями, как когда-то Югославия – руководит отнюдь не Милошевич.
Несмотря на колоссальную численность группировки ВСУ, ошивающейся вблизи народных республик, покорение Донецка и Луганска «Бурей» абсолютно пустые мечтания – столь же пустые, как и планы вступить в ЕС или подтянуть уровень жизни в самой бедной стране Европы до хорватского. Диктат сельских гопников приговорил Украину к прозябанию – экономическому и культурному, конструкция из камней и палок не способна взлететь по определению.
Напоминать об этом нужно не для того, чтобы в очередной раз оттоптаться на украинском национальном гоноре (хотя это, конечно, всегда на пользу – слишком уж этого гонора много, и он заметно отравляет жизнь слишком многим хорошим русскоязычным людям), а для постепенного оформления ответки украинцам за неонацизм. Такие кадры, как посвящение в «Центурию» (новое формирование неонацистского батальона «Азов», которое поклялось «уничтожать все антиукраинское»), должны активно распространяться именно с нашей стороны, благо он копирует уже даже не хорватскую, а гитлеровскую стилистику.
Как уже было сказано выше, политически Запад многое прощал хорватам, но даже стилистическое возрождение усташества вызвало активное неприятие и было насильно упразднено для включения Хорватии в «единую европейскую семью».
Украинскому национализму в этом смысле тоже многое прощали, хотя принимать Киев в «семью» не собирались и не собираются, однако сейчас эта ситуация стремительно меняется в связи с «новой этикой». Прославление нацистов прошлого, будь то Павелич или Шухевич, как и героизация военных преступлений на этнической почве, в числе которых однозначно признана «Буря», продолжит маргинализацию украинского государства в глазах западного мира как хронически отсталого экономически и варварского идеологически. Туда ему и дорога.

2020 m. liepos 18 d. Delfi portalo tinklalapyje pasirodė sensacingas straipsnis:
Ekspertai įvertino naujai pasirodžiusius reitingus: Gabrieliui Landsbergiui reikia susitaikyti ir padaryti išvadas.
Ten skelbiami Naujienų agentūros ELTA užsakymu atlikti tyrimų kompanijos „Baltijos tyrimai“ apklausos duomenys.
Mano galva, šios publikacijos sensacija ne ta, kad konservatorių partijos pirmininkas Gabrielius Landsbergis atsidūrė 30 populiarių politikų saraše 28-tas. Būčiau nustebęs, jei rezultatas atrodytų kitas.
Ir ne ta, jog nepaliekantis televizorių ekranų ir lietuvių spaudos puslapių konservatorių patriarchas Vytautas Landsbergis užėmė šiame sąraše 27-tą eilutę.
Toks rezultatas man taip pat nekeldavo abejonių.
Sensacija yra ta, kad minimas rezultatas taip plačiai viešinamas.
Nepavydėtinas tas patriarcho ruduo.

18 июля 2020 года на литовской странице портала Delfi появилась сенсационная статья
Ekspertai įvertino naujai pasirodžiusius reitingus: Gabrieliui Landsbergiui reikia susitaikyti ir padaryti išvadas / Эксперты оценили вновь появившиеся рейтинги: Габриэлюсу Ландсбергису необходимо смириться и сделать выводы.
В ней приводятся результаты опроса общественного мнения, проведенного по заказу агенства новостей ELTA компанией Baltijos tyrimai (Балтийские исследования).
С моей точки зрения, сенсация этой публикации не в том, что председатель партии консерваторов Габриэлюс Ландсбергис оказался в списке 30-ти популярных политиков 28-м. Я бы удивился, будь результат иным.
И не в том, что не сходящий с экранов телевизора и страниц литовской прессы патриарх консерваторов Витаутас Ландсбергис занял в этом списке 27-ю строку.
В таком результате я тоже никогда не сомневался.
Сенсация в том, что этот результат был вообще выставлен на обозрение народа.
Незавидная осень патриарха.
L

At 5:30 A.M. yesterday, July 2, 2020, the Lithuanian Public Radio and Television (LRT) web page posted an interview with noted German historian Christoph Dieckmann:
Vokiečių istorikas apie Holokaustą Lietuvoje: žydus priversdavo šokti, dainuoti, o tada sušaudydavo” [German Historian on Holocaust in Lithuania: Jews Were Forced to Sing, Dance, Then Were Shot]
The point of my text here is to point the reader’s attention to the phrase “Both of them were fascists”. To avoid mistakes, here is that portion of the interview which I captured:

Translation:
In the book you wrote the majority collaborated with the Nazis seeking to serve their country and led by a certain vision of the future of their country, usually a fascist one, to create an ethnically pure, militarily strong nation state. So didn’t Kazys Škirpa and Jonas Noreika also believe they were serving their country?
Both of them were fascists. Noreika became one while very young, Škirpa at a bit later age. Škirpa had a fascist vision of Lithuania, a Lithuania without Jews. He spoke out in favor of driving the Jews out rather than murdering them. Noreika held similar views, he saw a Lithuania without Jews because he believed they were powerful and hindered the creation of statehood. …]
P.S. The same day at 9:57 A.M. the LRT internet site posted an abbreviated translation of the interview in Russian.
It’s interesting to note that this passage was omitted in the Russian version.
---------
Translated from the Lithuanian by Geoff Vasil.


Vakar, 2020 m. liepos 2 d., 5:30 ryte Lietuvos radio ir televizijos (LRT) puslapyje lrt.lt paskelbtas interviu su žymiu vokiečių istoriku Christophu Dieckmannu:
«Vokiečių istorikas apie Holokaustą Lietuvoje: žydus priversdavo šokti, dainuoti, o tada sušaudydavo»
Mano straipsnelio tikslas – atkreipti skaitytojų dėmesį į žodžius “Abu jie buvo fašistai”. Vengiant kopijavimo klaidu, dedu interviu fragmento nuotrauką

P.S. Tą pačią dieną 9:57 LRT puslapyje rusų kalba buvo paskelbta minėto interviu vertimo sutrumta versija.
Idomus faktas: joje to fragmento nėra.
jta.org, JUNE 29, 2020 4:13 PM
BY CNAAN LIPHSHIZ
A memorial at the site of the Lietukis Garage massacre of Jewish Men in Kaunas, Lithuania. (Flickr/Adam Jones)

(JTA) — Lithuanian lawmakers want to make 2021 the year of Juozas Luksa-Daumantas — a nationalist accused of participating in a Holocaust-era massacre of Jews.
The parliament’s Committee on Education and Science submitted the proposal June 23 in a draft resolution titled “The Announcement of the Year 2021 as the year of Juozas Luksa-Daumantas.”
Witnesses placed Luksa-Daumantas, a leader of the pro-Nazi Lithuanian Activist Front militia during World War II, at the 1941 Lietukis Garage massacre in Kaunas, where locals tortured and beat to death dozens of Jews. Some of the perpetrators posed for pictures, some displaying the iron bars they used as murder weapons.
Some victims were held down while their tormentors blasted jets of water from a high-powered hose down their throats, causing them to drown or die of internal bleeding.
One survivor, Aleks Faitelson, said in a 2006 book that multiple witnesses saw Luksa-Daumantas participating in the murders. Another, a former chairman of the Association of Lithuanian Jews in Israel named Joseph Melamed, wrote in a 1999 book that his research had led him to identify Luksa-Daumantas in a photograph of the scene of the massacre. Melamed died in 2017.
Advocates for Luksa-Daumantas, who was killed in 1951 by Soviet security services, deny these charges. They say he was a patriot who fought Soviet occupation.
“The partisan Juozas Luksa-Daumantas was one of the most important fighters for the freedom of Lithuania,” the draft resolution states, because of his efforts toward “defending Lithuania’s independence in the struggles for freedom, his activities breaking behind the Iron Curtain.”
The resolution seeks the allocation of funds to teach schoolchildren about what the draft describes as Luksa-Daumantas’s heroism.
Dovid Katz, a critic of the veneration of collaborators in Lithuania, called on Lithuania’s parliament to scrap the proposal.
There’s “no good reason for such a choice in a solid EU democracy,” he wrote on Defending History, an online journal he founded about how Europe memorializes the Holocaust.
------------------------
Reprints of the article
The Jerusalem Post: Lithuanian lawmakers honor an alleged perpetrator of Holocaust pogrom
The Times of Israel: Lithuania may dedicate 2021 to alleged perpetrator of Holocaust pogrom
Телеканал «МИР». Наше кино. История большой любви.

Цикл программ о том, кто и как создавал шедевры золотого фонда советского кино

9 ноября 2019 года

«Жестокий романс»: с риском для жизни



Должна сказать, что благодаря генам или Божьему дару, я по жизни боюсь только одного. За детей. И за своих, и за чужих. Всё остальное воспринимаю без лишних охов, обмороков и паники. Наверное, это хорошее качество, и называется вроде как «сила духа», но оно часто раздражает окружающих. Как и всё то, что отличает нас вообще друг от друга.
Так вот, на счёт нашего, литовского, карантина, у меня тоже не возникало каких либо «страшных « эмоций, может, потому, что я как работала так и работаю. А может, именно в силу «силы духа» и даже некоторого аскетизма. Эмоции начали поступать в меру наблюдений, как народ ведёт себя во время ограничений, запретов и рекомендаций.
После двух месяцев такого невольного эксперимента я пришла к выводу, что:
- Люди ну просто не могут обойтись без ресторанов и парикмахерских,
- Люди не в состоянии проводить время дома с мужьями и детьми,
- Люди не умеют себя занять во время принуждённой изоляции,
- Люди единственным развлечением во время карантина считают выпивку и секс,
- Люди не хотят носить масок, соблюдать дистанцию просто потому, что им не доходит, что всё это мы должны делать ради других.
То есть мы, люди, до того разбалованы, ослабевшие именно духом благодаря всяким гаджетам, отупевшие и самолюбивы, что проверку на вшивость не проходим. А вернее, проходим со знаком минус.
На первом месте Я и никаких гвоздей. Я не могу выпить кофе дома, а хочу именно на улице. Я не буду надевать маску, потому что не верю ни в какой вирус, а если он и есть, то меня не коснётся, а если коснётся — то значит такая судьба.
Прекрасно!!! В этом все мы!
Про тех, кто не верит в существование вируса или же уверены во всемирном заговоре, вообще можно книжки писать. Они питаются информацией, которой изобилуют не только соцсети, но и официальные каналы информирования. Как по мне, в таких случаях (если верить, что вирус есть) должен быть один ответственный человек (там, наверху), лидер, так сказать, который бы с парой помощников взял под контроль экстремальную ситуацию.
Должен быть один достоверный источник медицины (есть же у нас ещё умы и светила!!), который должен информировать и, скажем так, наставлять, советовать и рекомендовать. И всё. Понятно, сеять панику и хаос, чаще всего очень прибыльно. Естественно, всегда кто-то наживается, как сказал один из героев одной из книг, на рарушении или восстановлении империи... И поэтому в людях наблюдается полный раздрай.
Вспомните совсем недавние дни: карантин ещё не кончился, а послаблений было уже столько, что успели за считанные дни устроить праздники, дни рождения, приехать из-за границы и опять заразиться и заразить. А что, вроде уже всё можно!
Я работаю в маске. Почему? Потому, что меня никто на вирус не проверил. Как и многих других.
И сейчас речь не о том, выдуман вирус или нет. Речь о том, что в таких случаях надо думать, что он есть и что мы можем быть почти все заражены (и без паники!). Большинство - без симптомов.

Я встречаю за день немало людей. И поэтому я ношу маску. Она бережёт не меня, а вас, дорогие друзья. Когда вокруг нет ни одного человека, я могу снять её и подышать. Но я не потерплю, когда люди, делая вид, что меня жалеют, пытаются почти что сорвать с меня маску. Я её сниму, когда сама почувствую, что можно снять. А что вокруг меня «несчастные жертвы карантина» не думают о других — это прискорбно. И больше нечего сказать.
Если честно, я против того, чтобы уже сейчас полностью «попустить вожжи». Данные на сегодняшний день у нас, конечно, не итальянские и не американские. И слава Богу. Просто надо иметь в виду, что люди не умеют пользоваться послаблениями и свободами. Да, смею это утверждать. НЕ УМЕЮТ.
И наверное, всё пойдёт по кругу, пока определённые уроки не будут сделаны. О чём, кстати, говорят в сетях не только «просветлённые» и каббалисты (кстати, люблю читать Проф. Лейтмана).
...А вы заметили, что в меру того, как карантин ослаблялся, воздух стал уже не таким чистым, как было в начале принуждённого затворничества?!..
Бизнес превыше всего, надо полагать. Мы ещё не изменились, поэтому, возможно, последуют другие уроки… А пока желаю всем крепкого здоровья, оптимизма и, конечно же, силы духа!
Ирина СМИЛЬГИНИС,
Вильнюс
Фото: JUSTIN LANE/EPA/ТАСС

Принято считать, что происходящие в США беспорядки устроили прежде всего низы американского общества – чернокожие бедняки, недовольные дискриминацией. Теперь выясняется, что это правда лишь отчасти. В первых рядах погромщиков находится в том числе и золотая молодежь, богатые дети американской элиты. Что заставило этих людей взбунтоваться?
Масштабные бунты в Нью-Йорке, потрясшие мир зрелищем того, как культовый мегаполис в одночасье превратился в пылающий анклав третьего мира, легко могли бы не состояться. Еще в конце мая губернатор штата Куомо предложил мэру города Биллу де Блазио ввести в Нью-Йорк войска. Однако после ожесточенного спора мэр наотрез отказался это делать.
Результат известен. Протестующие нападали на полицейских, блокировали мосты, громили магазины, мародерствовали. Полицейские предпочитали бездействовать, вести мирные переговоры или просто становиться на колени перед погромщиками. Почему же Билл де Блазио, рискуя тем, что губернатор просто-напросто его уволит, отказался вводить в город войска? Потому что среди погромщиков была его родная дочь Кьяра де Блазио.
Карьера по-чёрному

Видный член Демпартии, потомок американцев, работавших на госслужбе, в разведке, в пропаганде и журналистике, Билл де Блазио познакомился со своей будущей супругой в 1991 году. Ширлейн Маккрей была чернокожей активисткой и так же, как и он, работала в администрации тогдашнего нью-йоркского мэра. Главным достижением 36-летней Маккрей на тот момент была публикация эссе под названием «Я лесбиянка!». Подрабатывала она спичрайтингом.
Позднее Маккрей сказала про своего супруга: «Он всегда ужасно хотел, чтобы его избрали на высокий пост.» Однако амбициям политика мешало то, что он чувствовал себя чересчур белым. Высокий, широкоплечий, спортивный де Блазио даже выглядел как типичный WASP. Однако он стал бороться с этим «недостатком».
Для начала он сменил фамилию своего покончившего самоубийством отца, Уоррена Уильяма, на итальянскую фамилию матери. Это сразу дало ему фору в глазах потомков нью-йоркских итальянцев. Чернокожая жена, к тому же феминистка, демократка и лесбиянка, могла бы еще больше улучшить его имидж в глазах руководства Демпартии и цветных избирателей. В 1994 году де Блазио женился на Ширлейн Маккрей. В браке у них родился сын Данте и дочь Кьяра. Впрочем, Маккрей занималась карьерой и, по собственному признанию, была плохой матерью. Зато смуглые дети активно участвовали во всех предвыборных кампаниях отца.
В 2013 году его сын сделал прическу в стиле афро и позировал для рекламных плакатов. 18-летняя дочь в бесчисленных интервью рассказывала о том, как страдала от алкогольной и наркотической зависимости и как от них вылечилась. Фотографии счастливой межрасовой семьи, машущей радужными флагами на гей-параде, помогли Биллу де Блазио стать мэром Нью-Йорка.
Повод для гордости

Дети мэра заканчивали самые престижные университеты США, снимались для модных журналов и одновременно демонстрировали радикально левацкие убеждения. Данте, например, в прошлом году опубликовал колонку в журнале USA Today. «Нас приучили бояться тех, кто должен нас защищать,» – описывал он свой страх перед полицией.
Чем же напугали копы молодого человека из богатой привилегированной семьи? Оказывается, полицейский автомобиль медленно проехал вокруг квартала, по которому шел Данте. Это не на шутку напугало парня, причинило ему душевную боль и напомнило о страданиях его чернокожих братьев. Именно в это время Билл де Блазио активно боролся за голоса цветных избирателей в предвыборной гонке на пост президента США. Главный пункт риторики Билла де Блазио – противодействие полицейскому произволу. В Нью-Йорке он, например, борется с методом «останови и обыщи», активно применяемым местными копами в отношении подозрительных лиц.
Кьяра де Блазио воплощает идеи отца в жизнь. В конце мая она вышла на улицу вместе с погромщиками, бросавшими в полицейских кирпичи и поджигавшими автомобили, и принялась сражаться с копами уже вживую. 1 июня ее арестовали.

«Как нью-йоркская полиция может защитить город от бунтующих анархистов, если в первых рядах у них дочь самого мэра?» – задаются резонным вопросом в Twitter представители NYPD. – Теперь понятно, почему он не дал ввести в город войска».
Едва Кьяру выпустили на свободу, как Билл де Блазио в типичной манере американских родителей объявил, что гордится своей дочерью.
Сливки сливок

Случай Кьяры не уникален. Конечно, Маркса никто не отменял, и нынешние протесты на Западе вызваны прежде всего катастрофическим положением дел в экономике. Однако в митингах и акциях участвует непропорционально большое число золотой молодежи – тех людей, кто в теории должен бы больше всего трястись за сохранность нынешнего порядка и папочкиных капиталов.
На акции протеста Black Lives Matter приходят британская аристократка, родственница принцессы Дианы Кара Делевинь, Зои Кравиц – дочка и внучка могущественных воротил шоу-бизнеса, Пэрис – дочь Майкла Джексона и наследница его миллионов. Эти девушки числятся моделями и актрисами, но по сути они воплощают собой те старые деньги, на которых и зиждется могущество Запада.
Количество белых воротничков и выпускников престижных университетов среди погромщиков тоже впечатляет. В ночь на 30 мая во время протестов в Бруклине двое человек пытались раздавать протестующим «коктейли Молотова», а потом начали швырять их в полицию. Когда копы их поймали, выяснилось, что это не какие-то маргиналы, а сливки сливок нью-йоркской элиты.
32-летний Колинфорд Мэттис оказался выпускником Принстона и сотрудником юридической фирмы Pryor Cashman. Его напарница, 31-летняя Юродж Рахман работает в Нью-Йорке адвокатом. Залог за них внесла их коллега из Вашингтона, которая при Обаме подвизалась в Госдепе и министерстве обороны.
Самым агрессивным блоком протестующих стали подразделения антифа – президент Трамп даже объявил их террористической организацией. Бытует популярное мнение, что антифа укомплектовывают свои отряды нищими необразованными цветными гопниками. Однако, по мнению независимого нью-йоркского журналиста Дэвида Маркуса, который провел свое расследование деятельности этих боевых дружин, это не так.
В ряды антифа вливается все больше белых девушек и юношей из обеспеченных семей с высоким уровнем образования и достатка.

Ничего похожего на трэшовую жизнь в гетто их цветных сверстников. Корни движения Маркус отыскивает среди британских панков 1980-х. А пресловутую моду носить маски объясняет тем, что бойцы просто не хотят светить свои белые лица в черной толпе протестующих.
В целом же видно, что идеи BLM – ненависть к полицейским, черный расизм, требование от белых «платить и каяться» – уже намертво въелись в подсознание современного образованного слоя в США. Немудрено, что золотая молодежь хайпит этот модный тренд – это диктует нормальный стадный инстинкт. Поэтому на улицы и выходят люди, которым полагалось бы молиться на копов, защищающих их благосостояние.
Богатые против богатых

Можно сказать, что гражданская война-лайт, устроенная Демпартией накануне президентских выборов в США, является сугубо управляемой, и участие в ней богатых деток только это подтверждает. Однако в стране с сорока миллионами безработных и полумиллиардом стволов на руках, подобные игры в управляемый хаос могут привести к полномасштабной общенациональной катастрофе.
Во многих странах, в том числе и в России, грандиозные исторические перевороты начинались с того, что передовые представители элиты и их прогрессивные дети решали, «что так жить нельзя», и устраивали заваруху. Поначалу она управлялась, но вскоре переходила в режим массового гражданского противостояния и сметала своих зачинщиков – вместе со всей элитой.
У богатых ребят, швыряющих сегодня камнями в копов, есть множество исторических прототипов. Французские аристократы в XVIII веке, русские вельможи – в двадцатом. Все они заваривали революции, а потом заканчивали свои дни: кто – на гильотине, кто – в расстрельном подвале.
Автор: Виктория Никифорова
Источник: vz.ru

Виктория Никифорова


by professor Pinchos Fridberg
Vilnius, obzor.lt
Information for my webpage readers

For your consideration, the article “On the Article ‘Did Kazys Škirpa Rescue a Jewish Rabbi?'”
This article of mine was created simultaneously with the Russian version “По поводу публикации «Kazys Škirpa išgelbėjo žydų rabiną?» Казис Шкирпа спас раввина?” of June 1, 2020, at obzor.lt
You might well ask, “Why did you post a Lithuanian text on a Russian instead of a Lithuanian newspaper internet site?” I will tell you frankly:
Lithuanian sites won’t publish me.

It is a strange thing that the New York Times and Radio Free Europe/Radio Liberty quote me, and yet I am an undesirable author on Lithuanian sites.
Would you believe that in 2013 Artūras Račas, who was then the director of the Baltic News Service news agency, wrote an article about me called “Dear Jewish ‘professor,’ your anti-Semitism is wearisome: dedicated to Pinchos Fridberg” in which he passed on to me some great advice:
“Dear Pinchos, you who call yourself ‘professor’, …

“stick a gag in your mouth, crawl under the table and be quiet.”

***

Passport of sixth Lubavitch rabbi Rebe Yosef Yitzchak Schneersohn (1880-1950). The rabbi was a Latvian citizen before World War II.

On May 31, 2020, the website tiesos.lt of dubious repute carried an article called “Iš savo varpinės“ pasakoja: Kazys Škirpa išgelbėjo žydų rabiną?” [Telling It from One’s Own Belfry: Did Kazys Škirpa Save a Jewish Rabbi?].
I have to say that right away I had an uneasy feeling about the literacy in the headline. A rabbi is a Jewish cleric, there is no such thing as a Catholic, Russian Orthodox, Islamic or Buddhist rabbi.
This article included a video which mentioned among others the respected Tablet magazine.
I understood right away this referred to the well-known article “The Nazi Who Saved the Lubavitcher Rebbe” printed July 15, 2019, which included a paragraph about the Lithuanian envoy to Germany,
“Once in Berlin,” said Rigg, “the Rebbe and his family were taken to the Jüdische Gemeinde, the Jewish community center in the Jewish quarter. There he met the Lithuanian ambassador to Germany who provided the Rebbe and his group with Lithuanian visas. The next day Bloch escorted them to the Latvian border and bid them farewell. The group continued to Riga and waited there for visas to the United States,”
which, one might guess, provided the foundation for asking whether Kazys Škirpa saved the rabbi.
It’s not difficult to understand from the Tablet article that Rabbi Schneersohn’s rescue in 1939 was arranged by American citizens who turned the issue into an international incident.
At the same time there is this speculation that people who allegedly participated formally in turning Schneersohn over to the USA–these people cannot be considered rescuers of Jews. In my opinion neither should the Lithuanian attaché to Germany be included in the ranks, someone who never for a second risked his own life in the story of the rescue of the Lubavitch rabbi.
Never mind that, Mr. Škirpa was a staunch anti-Semite and therefore in issuing the visas was most likely following orders from higher up in the German leadership.
Original text in Russian here.
Translated from the Lithuanian by Geoff Vasil.
1 2 3 4 5 >>
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru