Картина Белая Гвардия. Исход

На сайте www.artlib.ru почитал обсуждение картины Дмитрия Белюкина. Картина, конечно, слегка конъюкторная, а обсуждение - очень искреннее.

И вот некто "Старикан" в пику всем похвалам эту картину громит методом художественного слова. Запись очень длинная, потому под катом. Но я читал и думал, что лажа и в картине, и у "Старикана". Привожу обе(о)их...


 

 

  

Старикан

Ой, сколько пафосу передано этой картине... Белые офицеры с честными, вырубленными из дерева лицами, прямые гордые дамы и т.д. Наверное, автору хотелось показать, что все они, мол, думают о судьбе покидаемой России, оставленной кровавым большевикам. А интересно, о чем они на самом деле думают?
Женщина в сером английском пиджаке рядом с сидящим монахом: Она - дочь известного промышленника Нефедова, дворянина по происхождению. Ее отец владел конфетным заводом и имел большие доходы. Конфеты - те, что подороже - продавались в картонных цветных коробках в ресторанах и кондитерских - для господ, те, что подешевле - шли без коробок на базары и коробейникам. Рано утром, в серой холодной мгле ходили рабочие на его заводы из своих влажных, душных, вонючих конурок. Придешь чуть после гудка - уволен. Иные брали с собой детей, которые тоже работали с 10 лет и, бывало, что какой-нибудь мальчик, у которого в животе урчало с позавчерашнего дня, потому что во рту не было ничего, кроме пустого холодного борща, воровал с ленты конфету, сжимал ее в потном кулачке и, забравшись в какую-нибудь бытовку, воняющую краской, быстро и жадно ел, и съедал и фантик - чтобы не нашли. Если приказчик замечал его попачканую шоколадом моську, он штрафовал ребенка и, бывало, тот еще и оставался должен заводу. Но сама эта дама ничего этого не знала и, любительница Жорж Санд, наверное, прослезилась бы даже, узнав об этом. Рабочих она совсем не понимала, не было ей ясно, почему они бунтовали и зачем сожгли однажды один из корпусов. Рано утром она вставала, ей приносили кофею со свежей французской булкой, потом она звонила своей подруге Екатерине, которая вернулась недавно с кавказских минеральных вод, где познакомилась с молодым офицером с которым хотела продолжить интрижку в Петербурге. Потом ехала наша дама по магазинам и т.д. Революция застала ее неожиданно, теперь некому стало обеспечивать ее богатый дом, роскошные платья, уже нет у нее горничной, и она исколола ночью накануне отъезда свои маленькие розовые пальчики, зашивая свою перчатку.

Священник на заднем плане:
Окончил семинарию, служил сначала в Коломне, потом перевелся в Москву. По знакомству досталась ему хорошая церковь с большой паствой. Дружил он с благочинным, любил чай с тремя кусочками сахару. Ходил всегда важно, чинно, и паства его за это любила. Идет, бывало, после службы, выйдет только за царские врата, а уже бежит старушка к нему, просит ручку - и он подает ее - белую, с холеную, теплую. Всегда он делал то, что надо было и никогда не уходил за правила. Хотя любил "Войну и мир" Толстого и они с женой каждый вечер читали друг другу оттуда отрывки, все же прочитал анафему "болярину Толстому".

Офицер в красной фуражке с волевым лицом:
Третий сын разорившегося помещика. Окончил петербургское военное училище, в армии с 14-го года. Получил недавно поручика. Как и все его знакомые любил выпивку, девочек и умел кутить. Сейчас, глядя в даль, вспоминает как выиграл у подпоручика Белохвостова четыреста рублей на животе голой женщины, а также он вспоминает своего адьютанта Гришку - рябого рыжего парня с нескладными неуклюжими руками. Поручик, бывало, бил его по щекам маленькой своей ручкой в кожаной перчатке, если тот не смальцем, а дегтем натирал его новые кожаные сапоги. Да нет теперь адьютанта - сбежал, сволочь, к красным, когда узнал, что у них нагайкой запрещено стегать солдат, да офицеров не назначают из дворян, а сами выбирают.

Да и остальные картины этого автора - лубочные дешевые поделки. Мастерство у него есть, но одного мастерства мало. Он просто еще один православный идеалист-хоругвеносец, потративший зря свою жизнь на то, что ненужно. Вместо этого писал бы он сюжеты сегодняшнего дня. Правильно сказали - 93-й год... А то горазды вы вспоминать как "Россия погибла в 1917-м году", а с тех пор, судари мои, уже 90 лет прошло, не всякий человек и живет столько. Пишите о том, что сегодня происходит - мало разве вам: народ нищает, спивается, страну - нашу Родину, презирают. И чем вы на это отвечаете? Выносите побитые молью хоругви на крестный ход? "А Васька слушает, да ест". Пишите иначе, пишите сильно - вон, сударь мой, людей выгоняют из центра Москвы, из трехкомнатных квартир в 2-х комнатные в Южное Бутово, выгоняют нагло, подло, поджигают их дома, их детей, чтобы нажиться на этом и рассуждать вот с такими, как вы православными воцерковленными фарисеями о смысле жизни и о том, как народ расейский на путь истиный направить. А между делом, вы такую сволочь, небось, на портретике изобразите с гордым профилем (а потом, может, еще с эскиза его же на какую-нибудь картину, вроде вышенаписанной перенесете - не пропадать же фактуре).

 

 

Ключевые слова:
топик прочитан 861 раз
добавлен 21 октября 2007, 00:53

Комментарии

Юрий
16 июля, 03:17
Полиграф Полиграфович отполиграфил Борменталей.
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru