Тёмный пруд и белые лебеди

Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».

«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.


* * *






Тёмный пруд и белые лебеди


(отрывок из повести «Не такая»)


– Викочка! Надевай красное платье, да, самое любимое! Дядя Вася приехал! Едешь к папику!

Дядя Вася – это папкин личный шофёр и мой личный друг. Платья у меня все в красном цвете, потому что в моей маленькой голове всё красное – это красивое.

Мама шила для меня наряды изумительной красоты! Мама была портнихой от Бога. Когда мама спрашивала, какое платье мне пошить (а шила она мне их два-три на неделе!), ответ был неизменным:

– Красное!

Все смеялись, а я – так громче всех! Итак, я натягиваю любимую одёжку, дядя Вася взваливает меня на спину – хожу я с трудом и дело это не люблю – и идёт со мной к машине.

Я – изумительной красоты ребёнок с длинными белокурыми волосами, которые вьются крупными локонами, с огромными голубыми «мамиными» глазами, тонкой и слабой короткой «полиомиелитной» ногой и обожжённой в костре изуродованной рукой...

Скажу сразу: слёз надо мной никто не льёт, все относятся ко мне всерьёз, а к моему неумению и нежеланию самостоятельно передвигаться – как к данности.

Папа, брат и дядя Вася легко садят меня на спину, подхватывают за ноги, я обнимаю их сзади за шею, и вот она – такая желанная мобильность! Мы приближаемся к чёрной немецкой трофейный «Эмке» с красными(!) сиденьями, меня усаживают на переднее, папкино, сиденье, и «Эмка», немного пофурчав для приличия, отчаливает под шепоток соседей:

– Повезли калечку! Интересно, куда?

Этот вопрос волнует и меня. Если к папе на работу, к тёмному пруду с белыми лебедями – то такая перспектива меня в последнее время не очень радует, потому что в последние пару месяцев мой визит на пруд обычно сочетается с визитом к заводскому зубному врачу. По поводу удаления молочных зубов.

В кресле у зубного меня держали за руки пару человек, а я вырывалась и орала:

– Опомнитесь, люди! Где же ваша интеллигентность?

И прочие благоглупости, которые пятилетний ребёнок мог впитать при столь тесном общении с исключительно взрослым окружением...

Но, к моему удивлению, на этот раз машина остановилась в самом центре нашего небольшого городка у областной поликлиники. Вокруг поликлиники кругами вилась очередь людей с проблемами передвижения: фронтовики, инвалиды всех сортов, полиомиелитные, как я, дети...

Пробираемся сквозь агрессивную толпу:

– Чего прёшь? Мы здесь уже 12 часов!

Протискиваемся к папе, который тут с ночи, и почти тут же заходим в кабинет – снимать мерки на протезную обувь. Меня долго рассматривают, обмеряют, просят пройтись. Я неохотно ковыляю с трудом, держась за стену... Покачивают головой:

– Вам бы на операцию её, папаша!

Папка – принципиальный противник операции, он посмотрел других детей, которые были прооперированы, и теперь сидят в инвалидных креслах... Он ещё не знает, что именно он сделает, но только не операция! Как он оказался прав, мой дорогой, любимый, толстый папка!

Через месяц мы в точности повторим всю эту катавасию с очередью, проберёмся в кабинет по той же схеме: папа уже практически у двери кабинета, я – у дяди Васи на спине – и получим заветную пару обуви...

Ничего уродливее я не видела ни до, ни после в своей жизни! Огромный левый ботинок на шнуровке скорее походил на огромный утюг! «Платформа», как бы сейчас сказали, была высоченная двенадцатисантиметровая, а сам ботинок доходил почти до колена! Правый был немногим лучше...

Мы их взяли брезгливо в руки, папа сдержанно поблагодарил, и мы вышли наружу. Папа нашёл ближайшую свалку мусора, выбросил туда ботинки и тщательно вытер руки платком:

– Никогда, ты слышишь, никогда не носи подобную гадость!

Всю дорогу до папкиного кабинета на пруду мы хохотали, как сумасшедшие!

– Вася! Ты видел, что они пошили для моей королевы? И ещё хотели надеть ЭТО на неё! И ещё – оперировать! Ну и прохвосты! Нет, Викочка, поверь своему старому ослу-папке – мы их всех победим!

Потом, уже на заводе, папка рассказывал сослуживцам свой визит к ортопедам в лицах – смешно передразнивая всех, он так хорошо умел это делать! – и все смеялись, представляя, как он выбрасывает, с таким трудом доставшуюся, ортопедическую панацею от всех бед – в мусор!

А я, счастливая, с купленным по дороге вафельным стаканчиком мороженого в руке, окружённая влюблёнными в моего папку работниками кирпичного завода, сидела на берегу чудесного тёмного пруда на специально построенной для меня качельке – и болтала разными ногами, одна меньше другой, наблюдая за парой белых лебедей...

Виктория ЛЕВИНА

Израиль


* * *

23 июля исполнилось 66 лет. Пишет стихи, а в последние десять лет пишет также и прозу - автобиографическую (романы), сборники рассказов, фэнтези.

В прозе 6 книг - 4 романа и два сборника рассказов.

Виктория - кандидат наук в области физики, работала в Израиле в авиапромышленности инженером.

Всю жизнь занимается литературным творчеством.

Автор 24 книг, член нескольких творческих союзов в Израиле, России, Болгарии, Германии, Канаде.

Лауреат многих конкурсов.

Уже больше года на пенсии и занимается исключительно литературой.

Виктория Левина родилась в Читинской области. Окончила МГТУ им. Баумана. Автор четырёх романов, сборников рассказов и более десяти поэтических сборников. В последнее время пишет фэнтези. Публиковалась в журналах Израиля, России, Германии, Болгарии и др. Гран-при "Созвездия духовности 2019", Золотой лауреат Золотого Пера Руси 2019, кавалер ордена «Кирилл и Мефодий», медали им. Ивана Вазова (Болгария), медалей А. С. Пушкина и В. В. Маяковского и других международных наград. Лауреат нескольких международных конкурсов и фестивалей. С 1997 года живёт в Израиле, работала инженером в авиапромышленности.
топик прочитан 496 раз
добавлен 10 января, 08:20

Комментарии

© 2009-2021 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru