Тортодел

Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».

«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *






Домовёнок Серафим, или как его называли другие домовые Серый, мечтал стать изобретателем, как профессор Запечкин. Нет, даже лучше, чем профессор Запечкин. Он записывал каждое слово профессора, следил за тем, как и что он делал. А в свободное время сам что-нибудь изобретал. Иногда он показывал свои изобретения Светозару Ярополковичу. Иногда – это тогда, когда Серый ничего не путал и всё работало так, как надо. Но это было редко. Ну как редко? Один раз. Может, два. Но не больше. Это за десять лет практики у светила домовых наук.

Уже больше месяца Серый работал над тортоделом. Да, профессор изобрёл и запекатор, и испекатор. Серый даже помогал ему. Но там устройство только запекало. Или выпекало. А вот тортодел по задумке должен был сам делать торт от и до: от засыпки муки до полной выпечки.

Серый долго составлял программу со всевозможными рецептами тортов. «Ведь что такое торт? – рассуждал молодой учёный. – Это когда всё сбрасываешь в кучу, перемешиваешь и ставишь в печку».

Тортодел должен был сам, представляешь? сам! все ингредиенты перемешать, как следует, соединить всё, как надо, а потом испечь. Дома долгими вечерами Серый чертил чертежи с отсеками, чтобы всё распределялось и соединялось, как надо. И вот пришло время испытаний – пора печь торт.

Когда профессор был на очередном Домовом Совете, Серый притащил в лабораторию детали и собрал тортодел.

- Вот это да! Кажется, это прекрасно! – Серый был доволен тем, как выглядит его изобретение.

Конструкция была похожа на торт, где каждый отсек был предназначен для смешивания отдельных продуктов. Эти отсеки могли крутиться, чтобы всё смешать, взболтать и перемолоть. Сверху Серый установил голову в платке, и теперь конструкция была очень похожа на его бабушку. В этой голове Серый встроил чипы, которые управляли всем процессом изготовления. А ещё глаза были индикаторами. Например, когда торт испечётся, глаза должны загореться зелёным. А если вдруг что-то пойдёт не так, то глаза замигают красным цветом. А если торт надо подержать в духовке после сигнала, что выпечка готова, глаза должны были мигать.

- Нет, не прекрасно, а замечательно! – поправил себя Серый, так он был счастлив, когда увидел в собранном виде своё детище.

- Ну, пора!

Серый открыл один сектор тортодела. Потом он взял из сумки контейнеры. Из контейнеров он достал свой обед и ужин. Серый подготовился, потому что рассчитывал поработать до вечера. Он знал, что профессор на Домовом Совете бывает долго, так что времени у Серого было много. Свою еду он поставил в сторонке. Потом Серый вынул оттуда же всё, что надо для выпечки торта.

- Это есть, это есть… яйца, сахар, молоко… - сверялся с рецептом Серый. – Ага, всё тут, ничего не забыл. Кажется, тортик получится отменным.

Он повернулся и нечаянно задел локтем свой обед, который упал в открытый сектор тортодела. Затем так же нечаянно ногой закрыл сектор.

- Начнём! – торжественно произнёс Серый, но увидел, что сектор тортодела закрыт. И только когда присмотрелся, понял, что в тортоделе лежит.

- Что ж такое?

Серый тыкал пальцем в планшет, но, видимо, нажал что-то не то, и тортодел заурчал, запыхтел и закрутился.

- Стой! Стой! Не то! Не надо! Это не торт! – кричал Серый и нажимал кнопки.

Но тортодел уже было не остановить – он получил задание и начал его выполнять. Серый даже пригнулся, потому что боялся, что тортодел взорвётся, как это иногда бывало с его изобретениями. Но нет, изобретение работало исправно. Но это Серого не радовало. После безуспешных попыток его отключить, Серый сел на пол, обнял колени и заплакал.

- Что ж мне так не везёт? – спрашивал он себя. – Почему у меня всё получается не так, как я задумываю? Если получается, конечно.

* * *

Тортодел остановился и затих.

- По крайней мере, он не взорвался, - Серый не мог поверить своим глазам.

Молодой учёный подошёл к тортоделу. С виду никаких повреждений не было, ничего не дымилось, не сломалось и ничего из него не вылетело. Наоборот пахло очень даже вкусно.

Средний сектор в тортоделе выдвинулся, и на подносе выехала тарелка с приготовленным блюдом.

- Как вкусно пахнет! – воскликнул профессор Запечкин.

Серый так заработался, что не услышал, как пришёл его наставник.

- Это хорошо, что ты приготовил обед. Я очень проголодался на Домовом Совете.

Профессор бесцеремонно взял тарелку и принялся за блюдо.

- Ты не представляешь, как тяжело с академиком Бородулькиным! Я ему отчёт, а он меня просит показать чертежи. Я ему чертежи, а он меня спрашивает про испытания новых изобретений. Я ему про испытания изобретений, а он требует отчёт. И так по кругу, – рассказывал профессор, а Серый с настороженностью его слушал. – И его борода! О, эта борода академика Бородулькина – шелестит, развевается, шевелится! Я ей отчёт, а она меня спрашивает про чертежи. Ты представляешь?

Вообще-то, профессор Запечкин после Домового Совета всегда рассказывал одно и то же, но сейчас Серого волновало другое.

«Неужели это съедобно?!» - думал молодой учёный.

- Ох как вкусно, - словно ответил на его опасения профессор Запечкин. – Но ничего, я им ещё покажу! Покажу им нашего Робку! Они увидят… Погоди, Серафим, а что это за приспособление? – профессор показал на тортодел. – Я его тут не видел.

- Ну как же? Это же наше изобретение, - пытался оправдаться Серый.

- Нет-нет, я все наши изобретения помню. А этого не помню. Это твоё?

Профессор Запечкин посмотрел на Серого.

Серый не знал, куда спрятаться от этого взгляда.

- Ну это… как бы… кажется…

- Это оно приготовило салат?

- Салат?! – удивился Серый.

- Изумительный! Вкуснейший салат! – крикнул профессор. – Я таких салатов не пробовал никогда. Даже моя Варвара Звонимировна ни разу такого вкуснющего салата не приготовила. Так это твоё изобретение?

Серому залился краской – такой похвалы он от наставника не ожидал.

- Кажется, да. Я его назвал тор…

- Салательница! – придумал профессор. – Мы назовём её в твою честь, коллега: «Салательница Фим-01». Как тебе?

А как Серому? Конечно, ему было очень приятно. Это было его первое изобретение! Да ещё назовут в его честь! Он, Серафим Хлебкин, войдёт в историю! Его имя зачитают на Домовом Совете! Он стал изобретателем! Ну и что, что он изобретал тортодел, а получилась салательница? Многие изобретения так изобретались.

- Покажи-ка мне чертежи! Я их завтра же отвезу в Домовой Совет и зарегистрирую. А то, видите ли, мы давно не изобретали чего-то интересного. Ну, Бородулькин, держись. Скоро, Серафим, твои салательницы будут в каждом доме! А почему твоя салательница похожа на торт? – профессор обратил внимание на интересную форму конструкции.

- Это… потому что… потому что… - Серый не знал, что сказать, ведь изначальная его задумка была совсем другой, – потому что…

- Это в честь моей бабушки! – нашёлся Серый. – Она очень любила готовить салаты, вот я и сделал салательницу похожей на неё!

- Чудненько! – профессору Запечкину понравился ответ. – Бабушка – это очень мило. Кстати, надо будет в поварском отделе попросить рецепты салатов. А на ужин пусть салательница нам ещё что-нибудь приготовит. Заодно и испытание пройдёт.

Серафим положил на стол чертежи тортодела… прости, салательницы, и до самого вечера объяснял профессору Запечкину, что к чему и как работает, чтобы тот достойно представил изобретение на Домовом Совете.

Эдвард САШКО
топик прочитан 259 раз
добавлен 20 ноября, 12:01

Комментарии

© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru