Клуб АЗИМУТ = На закате лета.

КЛУБ «АЗИМУТ»

Клуб творческих людей

сайта ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ.

Руководитель клуба Яков Криницкий.





ПОЭЗИЯ.

ЯКОВ КРИНИЦКИЙ.







ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА.



(по мотивам одноименного фильма Ю.Кара)







Начало сороковых. В центре фильма советские старшеклассники.

Им придется столкнуться с предательством и ложью,

пережить страшные потери. Но они будут верны идеалам. И именно такие,

как они, защитят Родину в боях Отечественной войны…






Уже в воздухе пахло войной,

И плыла от порога, от школьного,

Будто выброшенная волной,

Тихо музыка радиольная.



Сорок первый, тревожный год,

Что же сделал ты с душами нашими?

Уходили, как прежде в поход,

Повзрослевшие вдруг однокашники.



Расплетали косички девчонки,

И не брали мальчишек на понт,

Чтоб не выглядеть кралями тонкими,

Убегали из дома на фронт.



Эх, вы мальчики, милые, добрые,

Вас любить нам мешал детский страх,

Может после когда-то попробуем,

Как горит поцелуй на губах.



Вы вернётесь и нас не узнаете,

Повзрослевших подружек своих,

А пока вы от нас уезжаете,

Взяв винтовку одну на двоих.



Был июнь и с дождями и с грозами,

И с готовыми к бою заставами.

Только бабки с ненужными розами

Всё на фронт провожали составы.



ПЕРЧАТКИ.



Дан Позняк- выпускник Вильнюсского радиотехнического училища

Войск ПВО страны. Чемпион Олимпийских игр, чемпион мира,

неоднократный чемпион Европы по боксу. Заслуженный тренер СССР.

Тренировал курсантов в Вильнюсском радиотехническом училище.

Долгие годы возглавлял Спорткомитет Литвы.

Трагически погиб в марте 2005 года.






Перчатки, покрытые пылью,

Свидетели быстрых атак,

Про всё вы сегодня забыли,

Вам вечно всё было не так.



Бросались вы в бой очумело,

Хоть знали - противник сильней,

И пальцы под вами немели,

Глаза становились синей.



Но вы никогда не сдавались,

И лишь на скамейку упав,

Отчаянью выход давали,

Да волю горячим слезам.



И вот через десятилетья

Осталось лишь ринг вспоминать,

Лишь треплет хозяину ветер

Волос поседевшую прядь.





МИХАИЛ БОЖЕНКИН.



О ВИЛЬНЮСЕ.



Среди озёр, среди холмов,

Средь рек искристых рукавов

С раздолье птичих голосов

Лежит красавица Литва.



Город Вильнюс, красок море,

Дворцы, костёлы, старина.

Ну а зелёные озёра-

Бокал искристого вина!



Город Вильнюс -центр Европы,

Лежит красавец на холмах,

Как будто на холстах соштопан

Висит на соснах, на дубах.



Какая площадь Гядемино,

Какой Антоколь, Лаздинай!

Какая улица Пилимо,

Какие Шилос, Жирмунай!



А если так вот стать спиною

К горе на Субачаус в закат,

Слегка глаза прикрыв рукою

Смотреть случайно, наугад.



Тебе откроются создания

И чудеса со всех сторон,

Святая Анна, по преданью,

Хотел забрать Наполеон.



Собор с такими куполами

На крышах краски благодать

Река Вильняле за камнями

Спешит, боится опоздать.



Река Нерис со своими мостами

Столице гордость придаёт

Поток машин совместно с нами

Туда-сюда, снуёт-снуёт.



А вот в дождливую погоду

Опять хандра и тянет спать

А только выйду на природу

И снова хочется гулять!



Хотелось бы побольше солнца,

Но где же больше его взять?

В Литву просить, чтобы оконца

Почаще солнцу открывать.



Остановись, любой прохожий

И полюбуйся красотой!

Скажи:" А город-то пригожий

И люди с доброю душой".



Живите мирно, дружно люди

Храните свой божественный уют,

Писать о вас поэты ещё будут,

А песню не одну споют!



* * *

ПЕРВОЙ УЧИТЕЛЬНИЦЕ.



Как будто в первый раз

Вхожу я в снова в класс

Горошинки приветствуют, встают,

Девчоночки с косичками,

Переднички приличные

И слёзы на улыбку упадут.



Опять как в перый раз

Вхожу я снова в класс

А им уж по четырнадцать годов.

Ну что ж Вы, Марь Ивановна,

Идёте, словно заново,

Мы ждём же Вас,

Не надо лишних слов.



И вот иду я снова

На бал для выпускного.

Как хочется кружиться, танцевать.

Кругом все платья бальные

И галстуки шикарные,

Конечно, мне придётся подождать.



Как будто в первый раз

Вхожу я снова в класс

Горошинки приветствуют, встают,

Девчоночки с косичками,

Переднички приличные

И слёзы на улыбку упадут.



* * *

ПРОЗА.



ВИКТОР БОНДАРЕНКО.

(г.Вильнюс.)





Из баек о воинской службе.



ЧП с продолжением.



Летний денёк в разгаре… Нет! Что ни говорите, хорошо служить в подразделении удалённом на 120 км от бригады.

Никаких тебе внезапных проверок, всё по ТВОЕМУ плану. Тем более, что в этом году ни полигона, ни целины, ни других выездов.

Правда, начальство в вечном поиске занятости личного состава придумывает время от времени различные тренировки, или, вот выдвинуло расчёт на корпусные соревнования. Приходится тренироваться. Ну, да это привычно, готовность с нас никто не снимает.

-Офицеры, в класс на подведение итогов, остальные: Вольно! Разойдись!

Отцы-командиры, доставая на ходу записи, потянулись в класс, подводить итоги тренировки. Солдаты, радостно галдя в предчувствии обеда, гурьбой ринулись в казарму.

Первым в казарму влетел П.Н.. Увидев у тумбочки дневального своего земляка, с которым вместе призывались из солнечной Молдавии В.В.

- О, хорошо устроился! Мы там корячимся, километры наматываем, а тут прохлада, красота! - И тут же лихо, подзатыльником смёл с него пилотку. Боец побледнел, судорожно вздохнул и с какой-то виноватой улыбкой осел рядом с тумбочкой.

На гвалт и крики из класса высыпали командиры. Солдат не подавал признаков жизни.

-Фельдшера!

-Тут я, товарищ капитан, дык, он, это, не дышит, а я покойников до смерти боюсь…

-Старшина, пару матрасов в машину!

Через минуту машина уже неслась в сторону районной больницы. Это километров пять. Держим в кузове тело В. практически на руках, чтобы не трясло по нашим колдобинам. Влетели во двор больницы. Удача! Главврач курит, сидя на крыльце после очередной операции.

Заглянув в кузов, ничего не говоря, пошёл опять на крыльцо.

На моё

– ну?!!

-что ты ко мне своих «жмуриков» возишь, я свой план ещё в начале месяца выбрал. Пошли, помянем, у меня тоже что-то не лучший день.

Пошли... Накатили по чуть-чуть медицинского. Бойца оставили в морге. Сами в дивизион. Надо разбираться, да докладывать по начальству.

Дальше, как обычно. Вначале накат по всем направлениям. Звонки по всем линиям через каждые пару минут. Даже какие - то службы, которые я отродясь не слыхивал, интересуются, есть ли бирки на ящиках от противогазов. Ладно, не в первый раз. Пройдёт пару – тройку часов, начнут сами думать, может, чего дельного и подскажут. Ну, а уж завтра жди машины две-три проверяющих. Вот тебе и комплексная проверка. Лучше уж на полигон съездить.

У нас сейчас своих забот полон рот. Сообщить родителям, решить вопрос организации похорон и, главное, где хоронить, - здесь или домой везти.

Через день встретили мать с братом. Решили хоронить на месте. Тут и результаты вскрытия подоспели. Оказалось, у парня была опухоль на мозге. Врачи всё удивлялись, как он год прослужил. Мог умереть, даже подтягиваясь на перекладине.

Нас, впрочем, это никак в глазах начальства не оправдывало. Обязаны были знать и принять меры.

На наш вопрос: - Какие?!!,- ответом было уставное лицо начальника, – Любые!

Дивизион сразу из «отличных», заслуживший это звание месяц назад на итоговой проверке, откатился на последние места. Ну, да и хрен с ним.

Потихоньку кутерьма улеглась. Бойца похоронили, родителей отправили. Помянули. «Сделали выводы», обмыли очередные взыскания, и жизнь покатилась дальше, новые радости и беды заслонили этот дело.

Никто не ожидал, что мы ещё вернёмся к этому случаю. Мать с братом, приехав домой, погоревали, рассказали что произошло и стали жить дальше. Однако, односельчане им проходу не давали.

-Врут всё! Честь мундира берегут! Убили твоего Ваську! Неуставные отношения! Должны ответить! Надо писать.

И вот уже в глухой деревне в Молдавии нашлись правозащитники. Начали писать письма в ЦК КПСС, в Министерство Обороны, в общем, во все адреса, которые знали.

Прошёл год. В дивизион приходит приказ: труп эксгумировать, голову пострадавшего представить в Москву в Центральную судебно-медицинскую лабораторию.

Приказ, есть приказ. В войсках даже должность есть офицера, который должен присутствовать при всех этих действиях и транспортировать бренные останки, тогда она называлась заместитель командира по политической части.

Эксгумировали, голову отделили, в несколько полиэтиленовых мешков завернули, положили в ящик от приборов и – вперёд! Начальники проводили ласково, для ободрения пообещав выписать по полной программе всему подразделению и лично каждому за учинённое беспокойство.

Сев в поезд Калининград – Москва, сунул ящик в купе и ушёл в вагон-ресторан. В глубине души была одна мысль: спёр бы кто мою поклажу. Всё представлял в красках физиономию несостоявшегося воришки. Ну, да не случилось. Довёз. В то время эта служба размещалась в центре Москвы, у площади Маяковского. Сдал. Ещё раз помянул и домой!

Московская экспертиза полностью подтвердила выводы первой.





ЭДУАРД ГОНЧАРОВ.

(Балашиха. Россия).



Байки из жизни.







Про эффект Кабанова.

Рассказывал второй командир нашего второго взвода первой роты старший лейтенант Струлёв.

Служить попал на Сахалин, в отдельную радиолокационную роту. Две РЛС П-12, пять офицеров-лейтенантов, старшина-сверхсрочник, четыре десятка бойцов, «сборно-щелевые» казарма и ДОС. Все как обычно.

Лейтенанты оказались радиолюбителями и соревновались между собой, кто сделает магнитофон из подручных материалов от оставшейся в роте списанной П-10:

из больших шайб селеновых выпрямителей делались подкассетники, тормозящий фетр заменялся сукном от шинели; в качестве осей использовались длинные оси потенциометров во втулках с гайками; так же изготавливался и тонвал с маховиком; двигатель из 50-герцового сельсина (роторную обмотку закоротить); записывающая-воспроизводящая головка – самодельная, стирание – постоянным магнитом и так далее. Словом, «голь на выдумку хитра!» Ну, и главное методическое руководство всех радиолюбителей тех лет – журнал «Радио».



Привезли им с очередной почтой последний журнал, а в нем статья про эффект Кабанова Н.И.

«Научное открытие "Эффект Кабанова (загоризонтная радиолокация)". Радиоволны, отраженные от ионосферы, при падении на Землю частично рассеиваются ее поверхностью, причем некоторая доля рассеянной энергии возвращается к источнику излучения, где и может быть зарегистрирована".

Номер и дата приоритета: № 1 от 15 марта 1947 г.

Открытие было засекречено, а в журнале статья где-то в начале 60-х годов прошлого века.



Понятно было, что излучать надо куда-то вверх, повыше от линии горизонта. И тут пришла идея, что П-12 замечательно подходит для экспериментальной проверки эффекта: антенну «заваливаем на спину», как при ее штатном опускании – подъеме, излучаем под любым углом, хоть в зенит!

Работы-то – нечего делать: расстопорить пару болтов на ферме-мачте и ручной лебедкой опустить антенну.

Все 12 волновых каналов антенны на общей траверсе будут смотреть в небо.

Сказано – сделано!

Собрались в кабине, с нетерпением и некоторым волнением ждут, пока реле времени позволит включить «высокое» в передатчике. Включилось! Все уставились на индикатор контроля, куда выведен сигнал с приемника (как в осциллографе). … Ничего….То есть «шумовая дорожка» с выхода приемника есть, а «целей» - нет… Никаких самолетов-дирижаблей…

Теперь вопрос к «локаторжникам»: что надо сделать, чтобы «посмотреть», есть ли цели в зоне обзора РЛС? Правильно, надо включить вращение антенны и «осмотреться вкруговую». А они все были «локаторжники». Антенна начала проворачиваться, одним краем дошла до поверхности земли, сломала четыре волновых канала и остановилась…

Эффект Кабанова в эксперименте не подтвердился. Антенну восстановили сами, используя ЗИП и возможности колхозной мастерской.





Забайкалье.

На одном из сайтов про школу прочитал запись в дневнике ученика:

"Ваш ребёнок глотает окончания слов".

Ответ родителей : "Знам, ругам".

Сразу вспомнилось солнечное и суровое Забайкалье - именно так там местные любят сокращать окончания слов. Например,:

Водка - гадость, водка – яд,

От всех болезней помогат.



Мы тоже, это знат и сами себе этим способом помогат.



У местного населения есть еще одно любимое «местное» слово – «однако». Однако, ставят это слово в начале предложения.

Или конце предложения, однако. Так вот, вместе с тем, однако. Через пару месяцев после моего прибытия в роту, сел возле нас на вынужденную посадку самолет, МиГ-15 УТИ, «спарка».

Пара очень опытных пилотов-инструкторов перегоняла самолет из Безречной в Новосибирск. Истребители Войск ПВО без радиолокационного обеспечения не летают. То есть в каждый момент полета он наблюдается на экранах РЛС и находятся на связи с соответствующим КП или ПН. Нашу роту и ПН к обеспечению не привлекали. Самолет летел по прямой из Безречной до Читы, выходил на трассу и далее по трассе на запад. Что-то у управляющих полетом «не срослось» и экипаж банально заблудился. Выработав горючее, сел на вспаханное поле с убранным шасси в 30 км от нашей роты. Если бы работал наш ПН, этого безобразия не случилось.

От нашей роты выделили охрану самолета (от местных пацанов), летчики опечатали самолет и уехали в Читу.

На следующий день прилетел Ми-6, под самолет засунули пневматические домкраты типа надувного матраса, самолет подняли, отстыковали крылья, все засунули в вертолет и улетели в Безречную. Наши караульщики вернулись домой без наград, правда, никого наших и не наказали. Однако.



Служу первый год лейтенантом в отдельной радиолокационной роте, в 200 км на юг от Читы. Километрах в 4-5 большое село, давным-давно образованное переселенцами с Украины. Село строилось в огромной низине-долине возле двух больших озер.

Рота стоит на краю этой низины (нам же надо повыше!), с вышки нашего поста визуального наблюдения (ПВН) часть села и далее до сопок, закрывающих горизонт, местность просматривается.

ВВСовские Ил-28 из Домны летают на малых высотах, изредка прилетают и в долине «просаживаются» ниже нашего уровня.

Хулиганят, наверное. Наши офицеры с пункта наведения при роте – бывшие летчики и штурман с Ил-28.

Осень – время проведения итоговых учений и проверок. С завтрашнего дня начинаются учения в нашей дивизии. Наступило серое утро и еще до завтрака, патрульный, он же дежурный наблюдатель ПВН докладывает, что за озером, на пашне, наблюдает самолет. Ротный и начальник ПН выскакивают на крыльцо казармы, дежурный по роте побежал в ружейную комнату за биноклем, который наблюдателю не выдавали; начальник П-12 Анатолий Донской помчался за буссолью ПАБ-2, которую хранил дома… Все смотрят туда, за озеро… Да, небольшой серебристый самолет, фюзеляж, хвост, все как надо… Побежали к телефону докладывать на КП полка… Там тоже в некотором смущении – учения еще не начинались, никто еще не взлетал…

Срочно нарядили ротный грузовичок, старшим офицера с ПН. С пол-дороги они возвращаются сконфуженные.

Никакого самолета – на пашне стоит деревянный большой сарай, крытый шифером. Издалека – точная иллюзия сидящего самолета. Потом всем новичкам в роте показывали этот «самолет».



ЖИВОПИСЬ.



ВИКТОР ИВАНОВСКИЙ.



Ключевые слова: На закате лета
топик прочитан 542 раза
добавлен 1 августа, 09:33

Комментарии

© 2009-2019 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru