Древний Вильнюс в памяти маячит

Клуб творческих людей

сайта ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

(руководитель клуба Яков Криницкий)






Проза




Виктор Бондаренко

(Литва)


«Камешки в сапоге»


"Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы".


(Библия. Екклесиаст. гл. 7 п. 20 )


* * *

До выпуска - месяц, пора распределений.

- Товарищ подполковник, разрешите обратиться?

- Слушаю вас.

- Скажите, будет ли при распределении к месту службы учитываться профессия жены? Я готов служить, куда пошлет Родина, но очень прошу вас, молодая семья, молодой специалист…

- Да, кто ваша жена по специальности?

- Работник метрополитена.

* * *

Экзамен по высшей математике.

Курсант всем хорош, дисциплинирован, в спорте готов выступать во всех видах, а уж в ремонте казармы - цены ему нет. Преподаватель А.Крутовский, которого командир «достал» просьбами о тройке:

- Черт с тобой, принимай сам экзамен, если он у тебя сложит 0,5 и ½, тройку поставлю.

Радостный командир излагает условия задачи курсанту. Курсант в глубоком ступоре.

Командир в горе.

- Что ж ты два пол-литра сложить не можешь?

Просветлевший курсант, неуверенно

- Так, это, ЛИТР!

- Ну, так сколько будет 0,5 + ½ ?

- Литр.

Так в этой уверенности и ушел, получив заслуженный «трояк».

* * *

Генерал Дмитриев А.М. любил, придя с утра на службу, встретив первого попавшего ему навстречу, поделиться с ним впечатлениями. Как правило, это был дежурный по училищу. Правда, были и такие офицеры, что специально ждали его у КПП. Однако, тут не угадаешь, нарвешься на плохое настроение - мало не покажется. Но надо отдать ему должное, был незлопамятен. Мог через пару часов вызвать и поинтересоваться:

- Ну, как я тебя ?

- Здорово, товарищ генерал, понял я всё.

- Ну, то-то, работать будешь лучше, иди, служи.

* * *

Встретив как-то командира роты, генерал долго отчитывал его за недостатки в роте.

- Вот, понял, Ануфриенко, бардак у тебя.

- Да я не Ануфриенко, товарищ генерал, я Аникеев.

- Ну, Аникеев так Аникеев, всё равно бардак!

* * *

Возвратясь после приема в ЦК, генерал рассказывал:

- Собралось нас там человек сто, водки, сколько хочешь, ну и еды на столах навалом. Но неудобно, все в руках держать надо. И главное – сесть негде.

- «Шведский» стол, - решил поддержать разговор собеседник.

- Дурак ты, столы наши были, ты слушай дальше….

* * *

Я очень люблю наблюдать за молодыми офицерами, днями получившими лейтенантские погоны.

Лейтенант с девушкой, беззаботно зубоскаля, идет по улице города. Вдруг навстречу ему солдат. Лейтенант видит его метров за сто. На его лице отражается вся гамма переживаний: поприветствует его солдат или проигнорирует, если второе, то как ему поступать? Сделать замечание? А если тот пошлет его подальше? А авторитет офицера? А девушка? Гамлетовское «быть иль не быть», - детский лепет. И вот солдат, поравнявшись с офицером, вскидывает руку в приветствии… Лейтенант счастлив.

* * *

По училищной традиции первый встреченный военнослужащий, отдавший воинскую честь молодому лейтенанту, получал рубль.

* * *

Инспекторская проверка. Строевой смотр. Проверяющий, обходя строй, задает вопросы по знаниям устава. Единственный случай, когда преподаватель, подполковник, кандидат наук, смотрит с искренним восхищением и восторгом на молодого командира, который с легкостью и непринужденностью отвечает на вопросы, повергающие преподавателя в полную прострацию. Например, на какой высоте в казарме должен висеть термометр или каков размер бирки на дверях помещений.

* * *

Личное наблюдение: если на каждый подоконник казармы поставить вазон с цветами, их не поливать и регулярно тушить окурки в них, то больше двух недель цветы не выдерживают. Приходится доставать новые.

* * *

В свое время было такое упражнения - держать угол на брусьях в течении 3 секунд. Далеко не каждый курсант сразу овладевал этой наукой. Командир батальона, полковник Гусев В.С., подходил к брусьям в шинели, папахе, в сапогах, как говорится, не расстегивая воротничка и держал угол в течении 10! секунд. В глазах курсантов – восторг!

Поэзия


Евгений Архипов

(Боярка, Украина)


Выпускник ВВКУРЭ, поэт, бард, активный участник Клуба творческих людей.

Три года назад Евгения не стало. Сказались последствия нелёгкой военной службы, в том числе и за пределами Родины, в «горячих точках».

ЛЁШКИНО СЛОВО






Был дружок у меня со смешинкой в глазах и отчаянный в деле..

Был душа всех компаний и форвард в опасных делах...

Но однажды в бою было миной разодрано Лёшкино тело...

Он лежал и хрипел с красной пеной на чёрных губах...

Припев:

А память неотвязчиво ходит за нами.

А память тихо грустной гармошкой поёт.

А память гложет сердце слепыми ночами.

А память о павших нам спать не даёт!



Приглушённый, стреляющим в чёрную ночь пулемётом,

Мне сказал на руках у меня умирающий друг:

''Знаешь, Старый, по мне, как-то лучше уж сразу ''двухсотым'',

Чем тяжёлым ''трёхсотым'', живущим без ног и без рук!''

Припев...



По прошествии лет я живу не одним только хлебом,

Слово Лёшкино помню и думаю лишь об одном -

Лучше душу отдать с журавлём, улетающим в небо,

Чем валяться в постели, никому не потребным бревном!

Припев..
.



Н А Д Е Ж Д А


Тем, кто не с нами






Ночь. Нарвались! Залегли за дорогой...

Плотно кладут, головы не поднять...

Эх! Попрошу-ка я смерти у Бога,

Только бы Дьяволу душу не сдать…



Чуть рассветлелось… Вокруг только ''духи''.

Нас уже трое всего… из восьми…

Что? Послетались, как к сладкому мухи?

Мы ещё живы! Попробуй возьми!!!



Вон, на подснежниках, кровью залитых,

Славка. Как будто собрался поспать...

Господи! Примешь ли души убитых?

Ну, а нам нужно ещё воевать...



Время застыло. Замолкли ребята.

Некому больше крикнуть: “Ура!’’

Кроха надежды осталась - граната…

“Что ж, - себе думаю, - вроде, ПОРА..."




МОЕЙ БОЯРКЕ




Я с детства знаю этот милый город,

Истомно-тихий - словно в полусне.

Здесь каждый домик мне до боли дорог!

Здесь так свободно, так спокойно мне.



Весенний ветерок холодно-нежный,

Сосновый бор, встающий из былин...

И воздух золотисто-свежий,

Как будто бы ты чистишь апельсин!



Я этот воздух знал ещё с пелёнок,

"С молочных губ", - как люди говорят...

И кажется, что я ещё ребёнок,

Хоть мне уже давно за пятьдесят.



Сиянье рос, цветов благоуханье,

Вечерняя заря, и тёплый летний дождь,

И шёпот трав, и первое свиданье,

И первый поцелуй, и первая любовь!



Всё кажется осталось позади,

Но в лёгкой грусти есть воспоминанье:

Здесь в первый раз коснулся я груди,

И обалдевший сделал ей признанье!



Люблю я эту "українську мрію",

И кажется, что этот город - МОЙ!

Но всё же, я хочу в СВОЮ Россию!

Но всё же, я хочу к СЕБЕ ДОМОЙ.


Анатолий Пицык

(Симферополь)


МОЯ РОДИНА


Я мир достаточно исколесил,

В Америке и Азии бывал,

Европу не однажды посетил,

Людей народов разных повстречал.

Но я люблю лишь Украину и Россию,

Я с детских лет родными их считал,

Люблю их за просторы, небо синее,

За то, что в них корнями прорастал.

Я память мест, где жил, в душе лелею:

Был пьян от запахов в сиреневом гаю,

Здесь тень Марии, дочки Кочубея,

Под старым дубом как она стою...

Мне древний Вильнюс в памяти маячит

Те годы, что учёбой, спортом жил,

Парадный строй и генерал Горячев

Погоны лейтенанта мне вручил…

Затем тайги бескрайние просторы,

С грядою сопок, морем на краю,

Где из тайги Арсеньев вышел к морю

Я рубежи воздушные храню...

Столица бывшая, науки мастерская,

Тебе я Харьков дифирамб пою,

Здесь академия…, диплом…, Сумская

И защитил я диссертацию свою.

Бал выпускной, блеск золотой медали,

Всех выбор места службы удивил,

Приём в Кремле, в Георгиевском зале,

И тост, что маршал Гречко говорил…

Двенадцать лет трудился неустанно

В степи Голодной (перевод: Бет Пак Дала),

В безжизненной пустыне Казахстана

Творили мы бессмертные дела.

Все эти годы вспоминаю ныне

И лица тех мне память сберегла,

Кто здесь прославил Украину и Россию,

И многих с кем судьба меня свела…

Берёзки подмосковные и ели,

Москва – подарок, испытание судьбы,

Борьба идей, труды в военном деле,

На отдыхе - театры и грибы...

Мы воевали с дорогим «Бураном»,

Негоже нам чужое повторять,

Был свой проект как с «Мрии» и «Руслана»

Нам «челноки» в полёты отправлять.



А с наступленьем жизни моей осени

Я в Крым приехал, в отчий дом и край,

Но изменил отцовской Феодосии,

Мне ближе стал жене родной Бахчисарай...



Мы слово Родина узнали очень рано,

Она как мать заботлива была,

Взрастила и образовала,

Путёвку в жизнь, уверенность дала.

Сейчас мы слово Родина забыли

И многих манит жизнь богатых стран,

Свою поднять – напрасно тратить силы,

Не проще ли махнуть за океан.

Америка немало мне сулила,

Но выгодный контракт не подписал,

Я не покинул Украину и Россию,

За деньги эмигрантом жить не стал.



Нам не пристало в мире жить утопий,

В потоке обещаний, слов и фраз,

Ждать помощи стареющей Европы,

Надежды луч её почти погас...

Я верю, что народ накопит силы

И в головах рассеется туман,

Достойно люди заживут в России

И в Украине лучше многих стран!


* * *


П О Л И Г О Н






Открываю памяти страницу:

Полигон в степи бескрайней наш

И однополчан всплывают лица,

Наше море - озеро Балхаш!

Делом занимались благородным:

Как оружие защиты развивать!

И в степи, что здесь звалась голодной,

Нам не приходилось голодать.

Необъятной знойной степи дали

Стартами ракет обожжены,

Здесь сверхдальние локаторы рождались,

Щит ракетный для столицы и страны.

По названию радары были реки,

Только изливались не водой,

А опасною для жизни человека

Очень мощной радиоволной.

Много сил и лет громадам этим

Нам, конструкторам пришлось отдать,

Чтоб не только спутники, ракеты,

Но и их фрагменты различать.

«Днепр», «Дунай» и «Дон» в задаче слились,

Так очнись, славянская душа,

Чтоб славяне вновь объединились,

Так, как мы на бреге Балхаша!

Помню дни: тюльпаны, расцветая

Алым расстилаются ковром,

В Приозёрске праздник Первомая,

Радостью входящий в каждый дом!

Самая большая радость – дети,

Приозёрск для многих - детства дом!

Нынче разбрелись по всей планете,

Вспоминают, думают о нём.

Десять лет здесь дочь училась в школе,

Вуз в Москве, семейные дела,

Но в своей счастливой женской доле

Школьных встреч как праздников ждала.

Сын на свет явился здесь зимою,

Этот год мне памятен с тех пор,

В нём прошло событие второе -

Был по ПРО подписан договор.

Не забыть «площадки третьей» горы,

Райский уголок степной земли,

И Балхаш – степное наше море,

Опреснённый водами Или.

Он прекрасен в тихую погоду:

Зной ослаб, вдали погас закат...

Вечер... пляж.. и множество народу

От жары уставшие, лежат...

С рыбаком бывает он коварен:

Ветер налетит за шквалом шквал!

Волны в борт безжалостно ударят

И исчезнет в серой мгле причал.

Нет воспоминаний мне дороже

И друзей, давно уж без погон,

Тех, кто рядом был и силы множил,

Тех, с кем свёл в те годы Полигон!


ЖИВОПИСЬ


Василий Конюченко


Конюченко Василий Михайлович- выпускник ВРТУ

Живёт в Славянске Краснодарского края. Он - председатель Славянского товарищества художников.

Талантливый, самобытный художник, хотя не оканчивал художественных училищ.

Его работы - это портреты, пейзажи.













ФОТОГРАФИЯ

Валерий ЗУБАКОВ




Родился в г. Вильнюсе. Инженер-конструктор. Окончил Вильнюсский инженерно-строительный институт - физик, а также Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет - теолог.

Фотографией занимается с 1980 года. Персональные выставки: Русский культурный центр г. Вильнюса, Государственная библиотека им. М.Мажвидаса, Государственная Техническая библиотека и др.

Валерий ЗУБАКОВ


Представляем цикл фотографий Валерия Зубакова «Виленские дворики».

Старая усадьба.


Детский мир.


Виленский дворик.


Провинциальная идиллия.


Подворотня.


Вечернее солнце.


Арка.
Ключевые слова: "Азимут"
топик прочитан 442 раза
добавлен 4 мая, 15:24

Комментарии

© 2009-2019 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru