Два берега

Александр ВОЛОСКОВ,

Вильнюс, Литва


Длинные, пушистые ресницы, чуть загнутые на концах, мелко подрагивали. В ярко-синих девичих глазах неудержимо появлялись крупные слёзы и орошали видавший виды застиранный рабочий передник. На внутреннем крыльце родительского дома с горесным видом сидела стройная девушка с длинными волосами соломенного цвета. Большие глаза выражали и боль, и горечь, и тоску. Аккуратный прямой носик морщился в такт всхлипываниям, припухлые губки кривились и дрожали, а прекрасно развитая, в меру высокая грудь вздымалась и содрогалась от рыданий.

Завтра Янечке, как все её звали в семье, исполняется семнадцать, и завтра же 24 июня - любимый летний народный праздник Йонинес(Ивана Купалы). То есть у неё двойной праздник, как по дате рождения, так и по имени. Сегодня с утра, минут пятнадцать назад, родители поинтересовались – что бы ей подарить. В ответ глаза Янины наполнились слезами, губы задрожали и она выкрикнув: «Верните мне Кристину», выбежала из дома на садовый участок к своим любимым цветам, чтобы излить им свою душу. Родители только развели руками.



Кристина, старшая сестра Янечки, в этом году с отличием закончила коллегию по специальности «Менеджмент логистики», но найти работу в Вильнюсе никак не могла. Дело в том, что четыре года назад, когда Кристина поступала, эта специальность пользовалась повышенным спросом, а сейчас, всвязи с изменением конъюнктуры рынка, оказалась совершенно не востребованной. Поэтому Кристина неделю назад уехала во Вроцлав, где родственники гарантировали трудоустройство по специальности, а также обеспечивали жильём.

Отношения между сёстрами всегда отличались взаимопониманием, душевностью и привязанностью. А после одного инцидента трёхлетней давности отношение Янины к Кристине переросло в обожание. Янечка к четырнадцати годам фигурой не уступала зрелой девушке и немного этого стеснялась, тем более, что одноклассники поглядывали на неё с непонятным интересом.

Однажды поздним летним вечером Янина выносила мусорное ведро в ближайший контейнер, в семидесяти метрах от калитки. За контейнерами на скамейке сидели в темноте четыре парня. Один из них предложил девушке выпить с ними пива. Голос Яне показался не знакомым, поэтому она не вступая в дебаты вывалила ведро и направилась к себе. И тут ... чья то крепкая рука схватила сзади за шею, Яня приоткрыла губы, чтобы крикнуть, но вторая рука, противно пахнущая куревом и потом, плотно прикрыла ей рот. Девушка, скорее подросток, оцепенела от ужаса и нереальности происходящего. Ещё чьи-то руки деловито стаскивали с неё ситцевый халатик, ткань трещала, отскакивали пуговицы. Это был ад! Яня укусила то, что мешало ей кричать.

- Ма-а-ама!! Мама-а-а!! А-а-а-а!!! – Это был не человеческий голос, а вопль смертельно раненой зверюшки. Сильный удар в висок прервал сознание и муки.

Первое, что увидела Янина очнувшись, было встревоженное родное лицо старшей сестры. Нестерпимо болела голова, ныло тело, в душе было горестно и гадостно. Яня лежала укрытая простынью в своей комнате, на кровати, Кристина успокаивающе гладила её руку и шептала:

- Всё хорошо, Янечка, мы с Франеком их прогнали, они ничего не успели тебе сделать плохого. Сейчас приедет полиция и скорая, снимут с тебя показания и осмотрят. Родителям я пока ничего не говорила, они спят на верху.

Рядом, на полу сидел любимец семьи, здоровенный, шоколадного окраса лабрадор Франек, переминался с лапы на лапу и тихонечко повизгивал.

До Янины наконец дошло её положение и предстоящие унижения, губки скривились, тело задёргалось, она в голос разрыдалась. Со второго этажа послышались шаркающие шаги проснувшихся родителей.

* * *

После происшествия Янина стала сторониться всех мужчин и парней без исключения, даже одноклассников. За парту садилась только с девочками, на дискотеки и прочие увеселения не ходила, в тёмное время на улицу появлялась только в сопровождении Франека. Псу передовалась её тревога и всех встречных мужчин он провожал глухим ворчанием.

Всё своё свободное время Янина проводила с сестрой, жила её проблемами, мыслями, переживаниями. Когда Кристины не бывало дома, переключала внимание на свои любимые цветы бегонии, которыми засадила чуть ли не половину участка, высаживая их различными узорами. Со второго этажа это смотрелось и нарядно и празднично. Но в душе Янины тяжёлым камнем лежало пережитое у мусорных контейнеров и ненависть ко всему роду мужскому.

А сейчас, когда уже неделю она не видела любимой сестры, не слышала её голоса, не могла заглянуть в глаза, поделится с той маленькими радостями и переживаниями ... это было невыносимо. Горечь своей утраты Янина вечерами изливала Франеку. Пёс всегда внимательно её выслушивал, в знак согласия изредка лизал ей руку и даже научился кивать головой и подтявкивать.

В прошлом году на Йонинес сестра подарила Янине гранатовое колье, выполненное в виде нескольких, разной величины полуколец. Смотрелось на имениннице колье изумительно, хоть и было поделкой простой бижутерии. А самое приятное, что по цвету подарок полностью совпадал с её любимыми бегониями. Надев колье, Яня с сестрой ближе к вечеру, пошли на правый берег Нериса в летнее открытое кафе на Белом мосту. В этом месте, на просторных площадках, даже в будни, летом любила собираться молодёжь, поиграть в пляжный волейбол, баскетбол, выделывать выкрутасы на велосипедах, кататься на роликах, показывать своё мастерство в скейтборде. Девушки, заказав себе мороженое с вишней и ананасовый сок, весело щебетали о своём, снисходительно посматривая на творящееся вокруг действо. И хоть наиболее интересное происходило с наступлением темноты, не дожидаясь её девушки отправились домой. Тем не менее об этом вечере у Янины осталось самое тёплое воспоминание.

В этом году, сегодня, она сделает тоже самое, пусть без Кристиночки, но именно в память об этом чудесном прошлогоднем вечере!

* * *

Янине повезло, тот же самый четырёхместный столик оказался свободным. На ней было лучшее летнее открытое платье ниже колен, туфли-лодочки и гранатовое колье. На столе уже стояли ананасовый сок и вишнёвое мороженое. За Яниным стулом невозмутимо сидел Франек и разглядывал посетителей. Официант сначала покосился на пса, потом улыбнулся и проинформировал, что у него точно такой, только чёрный.

Народ прибывал, к столику подошли три интеллигентного вида парня и с Яниного разрешения присели. Двое заказали пива, а один апельсиновый сок со льдом. Франек на них настороженно посмотрел и пошёл обнюхивать. Около парня с соком остановился, сел и доброжелательно помахивая хвостом поглядывал на него, не забывая оборачиваться на Яню.

- Franek! Chodz do mnie!(«Франек! Иди ко мне!» - польск.) – Недоумевая легкомыслию своего любимца, подала команду Яня. Собака нехотя повиновалась.

Ребята на девушку внимания не обращали, общались между собой, говорили о чём-то Яне совсем не знакомом, поминали имена Бэкона, Декарта, Канта, Гегеля, Феербаха. Единственно, что она поняла, так это то, что парня с соком зовут Йонас.

- Так он мой тёзка, - подумала девушка, - и нынешний праздник и его тоже.

Двое приятелей допили пиво и пошли играть в волейбол, Йонас остался.

- Можно я отгадаю Ваше имя? – Спросил он девушку.

- Совсем не обязательно, хотя попробуйте. – Сама удивившись своей покладистости ответила Яня и покраснела.

- Вас зовут Янина и не смотря на то, что Вы пришли на праздник, в душе затаилась какая-то горечь или обида.

- Откуда Вы знаете? Хотя с чего Вы взяли?

- Ну с именем очень просто, его подсказал мне Франек, – Йонас широко улыбнулся, - а об остальном говорит печаль в глубине Ваших глаз. Кстати впервые встречаю девушку, которая не пользуется макияжем и не подкрашивает волосы, примите это как искренний комплимент. Хотя реснички Вы всё-таки тронули чёрной тушью.

- А вот тут Вы не правы, ресницы тоже мои, натуральные. У Барборы Радвилайте также были светлые волосы и брови, но абсолютно чёрные ресницы. Этим она очень гордилась и говорила, что это подчёркивает её аристократизм.

- Могу только добавить, что Барбора в шестнадцатом веке считалась одной из красивейших женщин Европы. Так Вы, Янечка, тоже благородных кровей?

Сама не замечая как, Яня разговорилась, внутреннее напряжение и горечь разлуки с любимой сестрой её отпустила, к Йонасу она не чувствовала никакого недоверия. Может потому, что Франек его признал? Кроме обаяния Йонас обладал и привлекательной внешностью. Высокий шатен с фигурой умеренного атлета, умными внимательными глазами цвета молочного шоколада и сильными руками почти не тронутыми растительностью.

Выяснилось, что он с приятелями в этом году заканчивает магистратуру Вильнюсского университета, они - исторический факультет, а он медицинский, а специализируется Йонас на психологии мозга. В сентябре, по гранту Сороса, едет на годовую стажировку в Англию. Янечка же призналась, что закончила одиннадцатый класс и до аттестата ей ещё целый год, а куда поступать она ещё не решила.

Потом перешли на ритуалы праздника. Девушка вспомнила, что лет пять назад, именно в этот день, ездила с родителями в деревню, на родину отца и видела, как молодёжь взявшись за руки, прыгала парами через костры, как плели друг-другу венки, искали ночью цветок папоротника, как купались и с рассветом бросали венки в реку, загадывая желания; смотрели, чей венок дольше не утонет.

Йонас рассказал о происхождении праздника. Оказывается в древности он был языческим, происходил от солнца, поклонения людей светилу. В этот день на небе царствует солнце, поэтому самая короткая ночь в году и самый длинный день. С появлением христианства эту дату связали с рождением Иоанна Крестителя(Предтечи), который крестил верующих путём окунания в воду, то есть купал. Поэтому у восточных славян этот праздник называется Ивана Купалы.

- А почему у литовцев этот праздник, вместо Йонинес, иногда называют Rasos (Росы – лит.)? – поинтересовалась Яня.

- Дело в том, что литовцы позже всех приняли христианство, и некоторые языческие ритуалы и названия у нас живы до сих пор. В те времена этот день человеку было принято встречать освобождённым от всей скверны, всё плохое с себя смыть, оставить земле и встречать солнце очищенным. Поэтому люди перед самым рассветом снимали с себя все одежды и катались по росистой траве, отдавая земле всё плохое, чтобы встретить солнце омытыми росой. А всходящее светило согревало их своими лучами, закрепляя и благословляя очищение.

Молодые люди за разговором не заметили, как начало смеркаться, не сразу обратили внимание и на сварливое ворчание Франека. Йонас сразу понял причину недовольства собаки и попросил официанта принести ей пять холодных сосисок без гарнира и специй.

- Ну нам, кажется, пора, - неуверенно произнесла Янина.

- Ну что Вы, Янечка, сейчас начнётся самое интересное, видите уже готовят костры, – при этих словах Йонас взял девушку за руку.

Яня интуитивно резко выдернула руку, но тут же пожалела и от этого смутилась ещё больше.

- Ну хорошо, давайте немного погуляем.

Ночь пролетела также незаметно, как и вечер. Молодые люди приняли участие почти во всех праздничных ритуалах, много и увлеченно разговаривали, делились впечатлениями. Франек ни на шаг от них не отставал, даже пытался участвовать в танцах, но вот от прыжков через костёр отказался, видимо, из-за того, что не было пары.

Рассвет решили встречать на соседнем Зелёном мосту, с которого видно восход солнца над Замковой горой. Всё время общения с Йонасом, Янина не чувствовала горечи отсутствия рядом любимой сестры, наоборот, на душе было спокойно и благостно, хотелось радоваться жизни, смотреть на окружающих с доверием и симпатией. Такого с ней за последних три года не бывало.

Солнце взошло, они стояли на середине моста, праздничный народ начал расходиться и разъезжаться, мост пустел, наконец они остались одни.

- Ну мне пора, родители, наверное, беспокоятся, я же им даже не позвонила.

- А где ты живёшь?

- Там, - Янина махнула рукой в сторону правобережья.

- А я там, - Йонас указал в противоположную сторону. – У меня, наверное, за всю жизнь не было такой чудесной ночи. Я тебя провожу?

- Нет, не надо, со мной Франек.

- А телефон дашь?

- Нет, не надо, прощай. – Сама себе удивляясь произнесла Яня, развернулась и зашагала прочь. За ней нехотя поплёлся Франек, поминутно оглядываясь на Йонаса.

- Всё равно мы с тобой увидимся, это у нас на роду написано! – крикнул вдогонку молодой человек.

* * *

Все следующие дни Янина корила себя за глупое упрямство. Она же сама оттолкнула Йонаса, хотя совсем этого не хотела. Видимо сказалась душевная травма полученная три года назад. С каждым днём настроение девушки ухудшалось, она всё меньше вспоминала сестру, всё больше вставал перед ней образ молодого человека. Ложилась спать с желанием увидеть Йонаса, но он во сне не являлся. Гуляя по городу присматривалась к молодым людям, но ни один из них его даже не напоминал.

Один раз попросила Франека найти его, но пёс только виновато замахал хвостом, лёг на землю и пытался закрыть морду лапой.

Так прошёл месяц, Яня сильно похудела, не радовали её даже любимые бегонии. Свободное время проводила лёжа на кровати лицом к стенке, рядом на полу недовольно ворча располагался Франек.

Как-то утром на побывку приехала Кристина и сразу заметила разительную перемену в настроении младшей сестры. Когда они остались одни, Яня расплакалась и всё ей рассказала. Старшая не укоряла Янечку, она поняла её состояние, и на момент прощания с парнем, и теперешнее.

- Ну, давай крепко подумаем, что можно сделать, - только сказала Кристина, - и богу помолимся, он тебя не оставит, поможет.

К вечеру у девушек план созрел, видимо, бог помог. Они c разрешения отца взяли VW-transporter с прицепом, выкопали и загрузили в него все Янечкины любимые бегонии...

* * *

На рассвете весь город с восторгом и удивлением читал на правом берегу Нериса у Зелёного моста: As tave myliu («Я тебя люблю» - лит.). Надпись была выложена гранатовыми бегониями в бетонных ячейках набережной. А в это время сёстры в ста метрах от моста молились в костёле св.Рафаила за исцеление рабы божьей Янины. Недаром архангел Рафаил считается целителем. В том числе и душевным целителем – путём соединения двух сердец.

Александр Волосков


Через два дня, перед Кристининым отъездом во Вроцлав, сёстры, взяв Франека, пошли прогуляться к Зелёному мосту, а точнее взглянуть на бегонии - не нуждаются ли те в поливе.

То, что они увидели на левом берегу, повергло их сначала в шок ... Там, того же цвета бегониями, было выложено: Ir as tave(«И я тебя» - лит.). Правее, в том же исполнении виднелось большое сердце, в центре которого что-то белело. Подойдя поближе девушки разглядели огромную искусственную розу, на лепестках которой виднелась дата и время ...

Франек уселся напротив розы и радостно залаял.

Вильнюс,

7 ноября 2014 года.
Ключевые слова: Александр Волосков
топик прочитан 275 раз
добавлен 8 марта, 16:13

Комментарии

© 2009-2019 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru