Поэтическая гостиная

Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



МАТРЁНА

Этот дом известен всем,
в нём жильцов румяных семь,
семь дверей и семь окошек,
в нём живёт семья Матрёшек:

раз Матрёшка - бабушка,
два Матрёшка - матушка,
третья - Акулина,
четвёртая - Арина,
пятая - Любава,
шостая - Забава,
и седьмая маленька,
меньше даже валенка,
сарафан зелёный,
и зовут Матрёной.


...Акулина после бани
всем играет на баяне;
а сестра её, Арина,
обожает пианино;

а Любава носит бусы
и играет всем на гуслях;

вот Забава, так Забава -
выступает, будто пава,
руки в боки, каблучок -
по паркету цок да цок!

А седьмая маленька,
меньше даже валенка,
в косах - ленты красные,
кофточка - атласная,
матушкой дарёна...
Ай, да дочь Матрёна!

Каждый день в семье хороший -
мама хлопает в ладоши,

бабушка на лавочке
угощает пряничком:

Акулину и Арину,
и Любаву, и Забаву,

ну, а самой маленькой,
той, что меньше валенка,
за один целковый -
леденец медовый,

а ещё в подарок -
золотую прялку,
для любимой внученьки -
ничего не жалко!

ПАПИН СЫН

Вчера сказал мне папа,
Что я – большой растяпа;
Ещё при тёте Зине
Сказал, что я – разиня;

А ещё соседу Мишке -
Что рассеянный я слишком!
Ну, какой же я растяпа,
Я такой же, как мой папа!

Мама утром в магазин
Папу проводила
И купить ему велела
И шампунь, и мыло;
Видно, папа глуховат –
Маме он купил… халат!
В тот же день любимый папа
Отдавил собаке лапу,
Затопил соседей снизу,
Уронил кота с карниза,
Вместо сахара – изволь -
В чай насыпал папа… соль!

Жалко маму: у неё
Папа- недотёпа
И похожий на него
Сын хороший - Стёпа!



НЕУМЁХА

Я скажу вам без подвоха,
Что большая неумёха!
Мне велела мама в среду
Хлеба прикупить к обеду.
Ничего вкуснее нет
Хлеба свежего в обед!
Хлеб вкуснее даже пиццы,
Как же им не поделиться?

Я делилась понемногу
С белым пуделем и догом;
В переулке за углом
Поделилась с петухом;
И с друзьями понемножку,
И с бездомной серой кошкой;
Покормила голубей,
Пса соседского "шарпей";
А на главной площади
Поделилась с лошадью...

Я кормила всех с ладошки,
Хлеб закончился до крошки!
Мама, выслушав рассказ,
Похвалила в этот раз,
И сказала мне в ответ:
- Не беда, что хлеба нет!
Добрая ты кроха,
Кроха-неумёха!

ПРИНЦЕССА БУКА

Я с утра такая бука,
Не играю, не смеюсь,
На лице – сплошная скука,
А в глазах – печаль и грусть.

- Что случилось? –
Спросит мама. –
Может быть, пойдём к врачу?
Отвечаю я упрямо:
- Ничего я не хочу!

Спросит папа с удивленьем,
Опуская руки вниз:
- Это что за представленье,
Это что же за каприз?..

Я с утра – всегда колючка,
Я с утра - всегда вредна,
Но и в синем небе тучка
Тоже плачет иногда!

- Не ругайся сильно, мама -
Я сегодня Несмеяна.

Спорить мама тут не стала
И меня расцеловала!..
Ох, какая это мука –
Быть с утра Принцессой Букой!

* * *
СТАРЕНЬКА И МАЛЕНЬКА

Жила-была бабулечка
В бревенчатой избушке,
Была у ней кисулечка –
Опора для старушки.

Облизывала кисочка
Шершавым язычком
Кастрюли, чашки, мисочки
И кружки с молочком.

Она лечила бабушку,
Мурлыча на коленочках,
А после с нею рядышком
Дремала на скамеечке.

Откроет бабка форточку,
«Кис-кис» - кричит на улицу,
Потом целует в мордочку
Усатую… Любуется!

Кисуля, киса, кисонька,
Любимая подружечка,
Игрунья и капризонька,
Весёлая зверушечка!

Кисуля – меньше валенка,
И рыжая к тому же…
И старенькой, и маленькой
Никто другой не нужен!

Наталья КОЛМОГОРОВА,
Самарская область, станция Клявлино

Фото: content.foto.mail.ru


КОЕ-КТО И С БОКУ БАНТИК

Тема «Листая семейный альбом»

Когда-то мы очень торопились повзрослеть.
Галька повзрослела первой, выкрасив волосы в ярко-рыжий цвет.
Тётя Маруся, вернувшись с работы, вместо комплимента, отвесила дочери щедрую оплеуху.
- Соплячка ещё, чтобы волосы красить! – кричала тётя Маруся на дочь, и красивое лицо её, покрытое красными пятнами, выглядело так, будто она только что вернулась из бани.
Галька, конечно, расстроилась, закрылась в ванной комнате и проплакала там часа два.
Пока плакала, придумала, как отомстить матери за поруганное достоинство и испорченное настроение. Галька взяла ножницы и одним махом отстригла себе ресницы. Напрочь!
Но и этого Гальке показалось мало: отцовской бритвой она подчистую сбрила свои реденькие брови «домиком». Так и ходила потом, рыжая и безбровая, но зато с гордо поднятой головой…
Нет, не красота требует жертв, а взросление! Это взросление толкало нас на необдуманные поступки. Это оно вызывало в душе бунт и смятение. Это оно вызывало кипение в крови и жар в голове.
Настал черёд Ольги…
Ей мать, тётя Наташа, купила для дочери подарок – дорогущую джинсовую юбку. Джинс относительно недавно вошёл в моду и многим был не по карману. Но тёти Наташин карман неожиданно пополнился премией, которую выдали на заводе радиотехники.
Тётя Наташа решила: - Эх, была – не была! Куплю дочери джинсовую юбку. Как-никак, дочка единственная, кого ещё баловать?
Юбка оказалась хороша во всех отношениях: расклешённая, с накладными карманами, с выбитым цветочным рисунком. И длина, подходящая для девочки – аккурат до середины икр.
- Нравится? – спросила тётя Наташа у дочери.
- Нравится, - ответила та. И даже бровью не повела.
На следующий день тётя Наташа с коллегой по цеху поехала после работы на рынок. Прикупив свежих овощей, с авоськами наперевес, женщины не торопясь двинулись в сторону дома.
- Сейчас роднуле салатик сделаю, картошечки отварю, вместе поужинаем. А потом…
Тётя Наташа толкнула коллегу в бок:
- Глянь, какая цаца идёт. Юбка еле-еле срамоту прикрывает. Тьфу, бесстыдница! Представляешь, я вчера Ольге такую же юбку купила, только нормальной длины. Всю премию на неё вбухала.
- Надела Ольга обнову-то?
- Нет ещё, на выход бережёт… Глянь, а эта курица попу еле прикрыла. Будь я ейной матерью, выдрала бы, как сидорову козу!
Модная девица, заманчиво покачивая бёдрами, дефилировала буквально в трёх метрах… Наконец, женщины пошли на обгон...
Минутой позже любопытные зеваки наблюдали такую картину: Ольга, несмотря на высокие каблуки, бежала по улице с большим отрывом от матери. За ней, размахивая авоськой и выкрикивая ругательства, неслась разъярённая молодая женщина.
Тётя Наташа настигла дочку только дома.
Размазывая на ресницах тушь, Ольга покаялась в содеянном и показала отрезанный кусок юбки, спрятанный под матрасом.
- За что ты хорошую вещь так испохабила? – со слезами на глазах, вопрошала тётя Наташа.
- Мам, ну сейчас так не модно, понимаешь?! Сейчас носят «мини».
- Тьфу на тебя!
Тётя Наташа плюнула и пошла на кухню резать салат. Огурцы, слава Богу, уцелели, а вот помидоры практически все пришлось выбросить – пока бежала, они превратились в кисель…
Мы торопились взрослеть, несмотря на запреты, косые взгляды окружающих и гнев родителей. Мы с нескрываемым удовольствием попирали все общепринятые нормы! Мы были одержимы в стремлении перещеголять друг друга - выглядеть старше, опытнее, моднее. И для этого годились любые средства.
Что может знать о жизни и о любви, в том числе, четырёхлетняя девочка? Оказывается – ВСЁ! В её прехорошенькой маленькой голове уже существует некий план «икс» по соблазнению и обольщению противоположного пола. Но откуда? Откуда ей всё известно?
Нинке исполнилось всего (или – уже?) четыре года, на тот момент, когда она влюбилась. Её возлюбленный проживал в доме напротив и ничем особенным не отличался. Мальчик как мальчик.
Но женское сердце не обманешь! Разве способно оно любить недостойных мира сего? Конечно, нет!
Нинка давно, уже с пятницы, мучилась вопросом: как привлечь внимание любимого? Наконец, такой случай представился…
- Дочка, мы сходим с папой в магазин и скоро вернёмся. Пожалуйста, будь умницей.
- Хорошо, мама, - Нинка потупила взгляд, и когда за родителями закрылась дверь, приступила к плану «игрек».
Открыв шкаф, она критичным взглядом осмотрела мамин гардероб и удовлетворённо причмокнула губами… Так... Туфли. Красные. На шпильке. Жаль, что немного великоваты.
При желании, в каждую туфлю влезло бы ещё как минимум две Нинкиных ножки.
Так… Платье. Длинное. С воланами и брошкой на груди.
Нинка взглянула на себя в зеркало – настоящая принцесса! Но чего-то всё-таки не хватает…
Ага! Шляпка. Соломенная. С кокетливым бантом на боку. Блеск!
Нинка на минутку задумалась: если выйти на улицу в таком наряде и прогуливаться перед Сашкиными окнами, то он сразу разгадает оба плана – и «икс», и «игрек». Нет! Тут надо действовать гораздо тоньше, изощрённее и хитрее!
Нинка прихватила с собой веник и, приволакивая туфли, вывалилась на крыльцо.
Да… Работы во дворе – конь не валялся!
Снегом занесло не только тропинки, но и лавки, и качели, и даже кормушку для птиц.
То и дело поглядывая на Сашкины окна, она сразу принялась за дело, потому как мороз хоть и не велик, но стоять не велит.
Самое обидное, но Сашка за это время ни разу не выглянул в окно!
Нинка совсем измучилась: постоянно теряла то одну, то вторую туфлю, путалась в подоле платья. Каблуки оставляли в снегу дырочки, и Нинке казалось, будто снег прогрызли мыши.
Шляпка то и дело падала на Нинкин курносый нос, и Нинка дважды чуть не упала.
Она давно уже стучала зубами от холода, на глаза наворачивались слёзы. Нинка превращаясь в Снегурочку из известной сказки…
- Ниночка! – окликнул кто-то сзади.
Девочка подняла голову – перед ней стояла Сашкина мама.
- Боже мой! Что ты здесь делаешь?
Но Нинка ничего вымолвить не смогла, потому как об истинной любви вслух не говорят!
Сашкина мама схватила Нинку в охапку и потащила в дом…
Бедный Сашка! Он так никогда и не узнает, на что была способна ради него девочка Нина, которая младше на целых два года! И даже родители никогда не узнают истинную причину безрассудного поступка дочери.
Почему-то после этого случая вся Нинкина любовь к Сашке сошла на нет…
Мы так спешили когда-то повзрослеть, как будто боялись, что не повзрослеем никогда! Как будто у нас отберут такую возможность. Мы свысока смотрели на тех, кто не торопился этого делать. Да-да, были и такие, но их было очень мало…
Светка принесла откуда-то отрез новой ткани. По синему полю – белые ромашки. Ткань пахла краской, магазином и, кажется, немного скандалом.
- Ты где ткань взяла? – задала я Светке резонный вопрос.
- У бабушки из сундука стащила.
- А зачем?
- Лифчики будем шить. Тебе ведь нужен лифчик?
Я пожала плечами и неуверенно потрогала свою грудь – под тонкой футболкой едва нащупывались два чечевичных зёрнышка.
- Тащи нитки с иголками и ножницы, - скомандовала Светка.
Мы ушли с ней в самый конец огорода… Там, среди лопухов и зарослей чертополоха, в тени развесистой черёмухи, мы приступили к делу.
Над ухом жужжали мухи, в траве стрекотали кузнечики, а мы со Светкой в это время потихоньку взрослели.
На нашу беду, время шло, а лифчики никак не хотели получаться!
Каждый раз они оказывались нам не по размеру – то слишком большие, то слишком маленькие, то кривые, то косые.
Когда от рулона ткани практически ничего не осталось, Светка предложила:
- Давай отрежем две полоски и завяжем сзади бантиком.
Сказано – сделано…
На моей спине, и на Светкиной – тоже, выросло по два небольших горба. Но мы совершенно не расстроились! Напротив, мы возвращались домой важными и гордыми, потому что стали гораздо, гораздо взрослее!
Чуть позже, примерно через неделю, когда обнаружится пропажа, Светку поставят в угол. Меня, к счастью, эта чаша минует…
Да, мы бежали из детства без оглядки! Как будто мы его стыдились. Мы торопились как можно скорее вырасти из колготок, шортиков, гольфиков, из бантиков и платьев в горох…
Детство, вернись!
Обещаю, что не буду бежать от тебя сломя голову. Обещаю, что не буду тебя стыдиться. Обещаю, что не заброшу твоих плюшевых медведей и пупсов в коробку, которая до сих пор пылится на чердаке…
Славка Загородский первым в нашем классе пошил себе брюки «клёш». Вернее, не Славка, а его мама, швея по образованию.
Каждая штанина его брюк напоминала рупор капитана корабля, в который он, стоя на палубе, кричал зычным голосом:
- Отдать швартовы!
Все остальные мальчишки ходили в школу в брюках обычного, прямого покроя, и только Славка первым решился нарушить правила. А правила, как известно, существуют как раз для того, чтобы их нарушать.
Девчонки из нашего класса (из параллельного – тоже) укладывались плотными штабелями прямо в школьном коридоре, когда Славка, поднимая клёшами вездесущую пыль, шествовал в столовую.
Мальчишки без клёшей наверняка чувствовали себя уязвлёнными в самое сердце – «мы что, лысые, что ли?» Поэтому на следующий день местный комбинат бытового обслуживания получил грандиозный заказ – пошив расклешённых брюк в количестве двенадцати штук.
Да, мы торопились опоздать…
Опоздать - куда? Ясно, куда – вот в эту взрослую, правильную, скучную жизнь!
Мы подглядывали за взрослыми, стараясь проникнуть во все их скабрезные тайны. Мы шпионили за влюблёнными парочками, чтобы хотя б одним глазком взглянуть на то, как они целуются.
- Фу-у-у! Как можно так долго слюнявить друг друга!
Но втайне каждый из нас мечтал испытать нечто подобное…
Из большеротых улыбчивых лягушат мы постепенно превращались в царевичей и царевн. Мы становились взрослыми.
- Слушай, у тебя есть пластинка с группой «Битлз»?
- Ну-у, допустим, - Анька явно набивает себе цену.
- Дашь послушать? Я в четверг верну.
- Не в четверг, а завтра. Понятно? А то мне от предков влетит.
Боже, когда же мы успели повзрослеть?! Когда успел пролететь тот замечательный период: от езды на трёхколёсном велосипеде - до первой сигареты, раскуренной тайком в чьём-нибудь сарае? Когда успело пролететь то время: от прыжков через верёвочную скакалку – до первого глотка вина, сделанного из горлышка бутылки в каком-нибудь заплёванном подъезде?
Оказывается, от детства до взрослой жизни - очень короткий промежуток. Слишком короткий. Как принято сейчас говорить: НИ ОБ ЧЁМ!
И если вдруг вам скажут, что детство ушло, и ушло безвозвратно – не верьте! Детство, как мышка, затаилось, спряталось, схоронилось в самом тихом уголке вашей души.
Детство ждёт и надеется, что однажды вы, педантичный и полысевший, до неприличия повзрослевший, достанете, наконец, с антресолей старый фотоальбом.
Нежно проведя ладонью по его обложке и снимая налёт пыли, вы перевернёте первую страницу, и… С пожелтевших страниц вам улыбнётся тот, от кого вы бежали все эти годы. Тот, кто вам очень-очень дорог!
Сделайте шаг навстречу - улыбнитесь ему в ответ.
Наталья КОЛМОГОРОВА
* * *
Колмогорова Наталья Ивановна
Самарская область, станция Клявлино
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



Детское счастье

Что такое детское счастье?
Дотянуться в лифте до кнопки,
Временами счастье - украдкой
Съесть вкусную конфету в сторонке.

Подарить девчонке ромашку
Или откусить краешек хлеба.
После грома и молний -
Голубой кусочек неба.

Счастье – это прыгать по лужам
Без оглядки и без опаски,
А бывает счастье – слушать
Волшебные на ночь сказки.

Иногда же счастье щемящее –
Пригреть бездомного котенка.
А порой счастье простое –
Воздушный шарик в руке ребенка.

Ирина ГЛУШАЧ
* * *
Глушач Ирина Ивановна
utia-i@mail.ru
Ирине 35 лет, живет в г. Красноярске. Работает журналистом. Стихи для детей пишет с 2019 года. Печатных публикаций стихотворений нет. Увлечения: кулинария, шитье, фотография.


БАБА ВАСЯ, СУНДУК И ШЕЛЬМА

Большой сундук, что стоит за печкой-голландкой, каким-то странным образом перекочевал из сказки про Кощея Бессмертного в избу к бабе Васе. На самом деле, бабушку зовут Василиса Петровна, но Таська с Олькой (две любимые бабкины внучки) называют её так же, как остальные – бабой Васей.
Таська с Олькой давно бы открыли сундук, да бабка бдит: ключ, подвешенный на замусоленный шнурок, висит на гвоздике в серванте, в самом верху. И что там, в сундуке, неизвестно, но очень хочется узнать!
- Таська, Олька, даже думать не могите! – бабка грозит внучкам длинным, пожелтевшим то ли от времени, то ли от солнца, пальцем в такт ходикам с гирьками. Получается что-то вроде: «Тась-ка, тик-так, Оль-ка, тик-так, не-мо-ги-те!»
Да, бабка бдит…
Скоро бабушка уйдёт на вечернюю дойку, Олька позовёт сестру Таисию, или проще говоря, Таську, они придвинут тяжёлый табурет к серванту и достанут, наконец, заветный ключ. А уж там, в сундуке, богатства – видимо-невидимо! Может леденцы, может петушки на палочке, а может серебро да злато, как в сказке.
Олька старше Таськи и это даёт ей явные преимущества перед сестрой: Олька первая измеряет глубину лужи, первая переходит вброд стремительную речку и первой взлетает на забор, опасаясь гусиного клюва. Сначала Олька специально дразнит гусака, а потом, сидя на заборе, словно растрёпанный воробышек, кричит оттуда сестрёнке – «беги!»
… Олька, встав на цыпочки, дотянулась до вожделенного ключа. Озираясь по сторонам, вставила его в замочную скважину и дважды повернула. Ключ скрипнул по-стариковски, дужка замка щёлкнула, и Олька уверенно откинула железную навесную щеколду.
Приподняв тяжёлую крышку, сёстры переглянулись и, не мешкая, принялись изучать содержимое. Так… Ничего интересного… Ни сокровищ тебе, ни золотого Кощеевого яйца.
Отрезы новых тканей, пачка денег, перетянутых резинкой, небольшая, но красивая икона, пожелтевшие фотографии… Ни конфеток в железной коробочке, которые бабушка почему-то называет «монпасье», ни злата-серебра, ни петушков на палочке.
Олька вдруг по-мышиному пискнула и замерла, уставившись круглыми от ужаса глазами на неизвестный объект за Таськиной спиной. Таисия повернулась…
Баба Вася, прислонившись к дверному косяку и скрестив на груди руки, смотрела на Таську с Олькой с какой-то странной задумчивостью, и даже с грустью.
- Нашли, чаво искали? – равнодушно спросила баба Василиса.
- Ба, мы сейчас всё на место положим… Мы боле так не будем! – в боевом Олькином голосе на этот раз послышались жалобные нотки.
Бабка и ухом не повела…
- Таисия, подай-ка мне вон ту кумачовую тряпицу.
Девочка повиновалась.
Бабка развернула свёрнутую конвертиком ткань.
- Скока-ж можно нехристями ходить? – Будто сама себе задала бабка вопрос. – Гляньте, голубы мои, крестики вам в храме сама выбрала. Завтра воскресенье, в соседнее село в храм поедем – крестить вас, окаянных.
- Ба, а коли мамка заругает?
- А мы мамке вашей не скажем, - хитро улыбнулась баба Вася.
Олька наморщила чуть вздёрнутый, с широкими ноздрями, загорелый нос:
- Мамка сказала, что если ты, бабуля, станешь нас в храм звать да крестик на нас наденешь, то мы к тебе в гости больше не приедем. А мамку с работы выгонят, потому как она – партийная.
Что значит «партийная», ни Олька, ни Таська наверняка не знали, но предполагали, что мамка сидит в кабинете за красивой партой точно так же, как Олька - на уроках в школе. Только парта эта – новая, свежекрашенная, с откидной крышкой, а не такая, как у Ольки – исписанная, исцарапанная, с облупившейся зелёной краской…
- Вы мамке не сказывайте, всё и обойдётся, всё сладится, - улыбается баба Вася. – Коли мамка партийная, так что с того?.. Дети должны страдать?.. Не бывать тому! Я уж вам и крёстных нашла, и подарки приготовила.
- Какие подарки, ба?
- Загодя говорить не стану, потерпите до завтра. А теперя – вечерять, да по кроватям.
Сколько себя Таська помнит, бабка Вася всегда спала в задней комнате, рядом с огромной, занимавшей чуть ли не половину комнаты, русской печью. Внучкам стелила на высокой, с железной блестящей спинкой, кровати с белым подзорником, мягкой периной и огромными подушками. Таська и Олька тонули в пуховых объятиях точно также, как тонет деревянная ложка в густой деревенской сметане; как тонет оса в чашке со свежим мёдом; как тонет гребень для волос в стоге сена – поди отыщи!
- Я боюсь, - зевая, прошептала Олька.
- Чего боишься?
- Креститься боюсь. Мамка узнает – заругает, и бабе Васе влетит.
- Не бойся, Олька! Я тоже боюсь.
Утро в деревне наступает исподволь, украдкой, долго предаваясь неге, словно дитя малое. Сначала сквозь сон Таська слышит петушиную перекличку, чуть позже – птичьи рулады, и наконец, мычание коровы Зорьки. Гремят чугуны и ухваты – это бабка Вася хлопочет по хозяйству.
Бабушка держит внучек в строгости и практически ни в чём не даёт слабины. Намедни Ольга с Таськой и двумя подружками залезли в соседский сад за яблоками. Яблоки оказались кисло-горькими и такими жёсткими, что зубы можно обломать! Даже хуже, чем в бабушкином палисаднике… Прознав про это, бабушка придумала изощрённое наказание: прополоть пострадавшей бабке Авдотье (ветки у яблони сломали!) во искупление греха грядки с луком – «чтоб неповадно было!»
Красная то ли от злости, то ли от жары, обливающаяся потом Олька остервенело дёргает с грядки сорняк, и две её тонкие светлые косички, словно живые, подскакивают на худых загорелых плечах.
- Ну, что, голубы мои, осознали?.. Брать чужое – не моги! – баба Вася глядит на внучек сердито и свысока.
- Ба, мы просто так, попробовать хотели, - лепечет Таська.
Олька только носом от возмущения шмыгнула, и слёзы блеснули в её ярких, как цветы незабудки, глазах…
Председатель колхоза дал бабе Васе самую строптивую, самую непутёвую кобылу по кличке «Шельма».
- Звиняй, Петровна, других нету-ть! Сама понимаешь, страда сенокосная… Ты это, поласковей с ней… Ужо шлея под хвост попадёт – греха не оберёшься.
Шельма, каурая кобыла с крупным задом, нечёсаной гривой и белой звёздочкой во лбу, глянула из-под чёлки лукавым взглядом лиловых глаз, словно понимая, о чём идёт речь…
Баба Вася ещё раз проверила упряжь, ласково похлопала лошадь по загривку:
- Будешь умницей – сахарку дам.
И обращаясь к внучкам:
- Залазьте, девоньки, в телегу.
Баба Вася сегодня нарядная, как никогда! Синяя сатиновая юбка в горох, белая кофта с отложным воротником, на голове – тонкий, с бахромой, платок. И вся бабка Василиса так и светится, так и светится! Ростом высока, кость широкая, тяжёлая, на теле – ни одной лишней жиринки. Спина ровная, фигура статная.
Олька с Таиськой отглажены, отмыты, волосы заплетены в косы и перетянуты яркими лентами.
Олька аккуратно, чтоб не замараться, ставит ножку, обутую в сандалию, на облучок телеги, а после легко взлетает на кучу свежего сена. Поверх сенной подстилки баба Вася загодя постелила самотканое покрывало с алыми розами.
Олька протянула сестре руку:
- Таська, залазь!
Бабка Вася ухватила двумя руками вожжи, уверенно крикнула:
- Но, родимая, пошла!
Шельма медленно тронула с места…
Подле дома с резными наличниками бабка Василиса подсадила будущих крёстных – близняшек Уткиных. Сестрицы – кровь с молоком! Косы – пшеничные, брови – дугой, глаза – серо-зелёные, как вода в озере. Отличались сёстры друг от друга лишь тем, что у одной на голове надета косынка белая, у другой – голубая.
- Ну, с Богом! – бабка Василиса тронула с места…

Грунтовая дорога вывела повозку за околицу села, провела между ельником, подступавшим к дороге почти вплотную, спустилась в небольшой лог, опять услужливо вывела на ровное место.
Жёлто-зелёное разливанное море пшеницы простиралось так далеко, как только можно представить! Оно колыхалось и шелестело под порывами ветра, волновалось, шевелилось и трепетало, точно живое.
Сквозь размеренный стук колёс доносился стрёкот цикад и разноголосая трель жаворонков. Поднимая облако охристо-рыжей пыли, Шельма миновала поле и въехала в тень небольшой берёзовой рощицы. Из чащи пахнуло настоявшимся запахом муравейника, летней прохлады, перезревшей земляники…
Шельма, до того спокойная, вдруг с шумом выдохнула воздух, громко всхрапнула, и задрав хвост, рванула с места в карьер.
- Стой, Шельма! – крикнула баба Вася, и что есть силы натянула вожжи.
Да куда там! Кобылу понесло…
Таська зажмурилась. Сёстры Уткины ойкнули и одновременно вцепились в деревянный остов телеги. Олька закусила нижнюю губу и округлила глаза, отчего стала похожа на испуганного кролика.
Шельма летела по лесной, заросшей невысокой травой дороге, во весь дух! Телегу подкидывало и подбрасывало на каждой кочке.
- Тпр-у-у! Стой, дура! – Крикнула баба Вася и крепко выругалась.
Лес неожиданно расступился и путешественники, к счастью своему, оказались на открытом пространстве. И тут случилось чудо – Шельма вдруг пришла в себя… Ещё тяжело вздымались её бока, ещё прядала она ушами и скалила жёлтые зубы, но шаг лошадиный становился всё тише, спокойнее, дыхание – ровнее.
Таська взглянула на бабушку – руки у бабы Васи слегка дрожали, красивый платок сбился на затылок, волосы, собранные при помощи шпилек в небольшой, с проседью, пучок, растрепались.
Таська хотела заплакать, но потом передумала.
- Што, девоньки, испужались?.. Слава Тебе, Господи – обошлось!
Баба Вася поправила на голове платок, достала из кармана кусочек сахара, спрыгнула с телеги:
- Не шали более, дурёха… На-ко тебе сахарок, угощайся.
Шельма повела мордой, потянулась губами и аккуратно подобрала с бабкиной ладони кусочек сахара.
Дорога пошла под горку. Впереди, полыхая в лучах восходящего солнца, показались маковки храма…
Странное чувство охватило Таську с Олькой, когда они перешагнули высокий порог церкви! Робость и любопытство, ощущение чего-то манящего и в то же время запретного, чувство присутствия мистического, необъяснимого, невидимого глазу, сказочного и непонятного!
Однажды Олька наткнулась на маленькую иконку, спрятанную в недрах необъятного шкафа.
- Дочка, положи на место! – прикрикнула мать.
- Ты что, молиться будешь? – удивилась Олька.
- Сказано тебе, положи! – мать ещё пуще рассердилась.
А потом, словно извиняясь, добавила:
- С Тасей дальше двора не ходите. Приду с партсобрания – ужинать станем.
И вот теперь Олька с Таськой видят вокруг такое количество икон, что голова идёт кругом!
Батюшка нараспев что-то говорит на непонятном языке и кроме отдельных слов - «Господь», «во имя Отца и Сына» - девочки ничего не понимают. Батюшка размахивает железным горшочком, привязанным к длинной верёвке, и от каждого взмаха руки из этого волшебного горшочка вылетает облачко прозрачного дыма. Облачко пахнет смолой и тлеющими угольками. Олька с Таськой стоят смирно, смотрят во все глаза и ничего не понимают в таинстве Крещения…
Батюшка обмакивает пёрышко в масло и рисует на животах Ольки и Таськи крестики. Ольке невыносимо щекотно, она смеётся громко и так заразительно, что Таська подхватывает радость сестры, смеётся, трясёт выгоревшими на солнце кудряшками… Сёстры Уткины тут же одёргивают сестёр, батюшка смотрит строго и печально, а баба Вася, стоя у самой двери и понимая свою беспомощность, громко вздыхает, укоризненно качая головой…
- Вот вам подарки, голубы мои, - баба Вася достаёт из сумки четыре пакета. – А это теперича ваши крёстные мамки – Маша да Наташа. Спасибо, девчата, что согласились.
Сёстры Уткины благодарно кивают головой, разворачивают свёртки. Олька с любопытством глядит через плечо: у каждой из девушек в пакете – духи «Красная Москва» и платочек с тесьмой по краю. Таська разворачивает свой подарок и млеет от восхищения: кроме новенького пенала с ручками, там лежит коробка цветных карандашей, пачка вафель и три большие конфеты «Гулливер». Больше всего Таська обрадовалась пеналу – в этом году она идёт в первый класс!
- Спасибо, бабуля! – пропела Олька.
- С праздником! Слава Богу, крещёные… Теперь Господь хранит вас… Уговор-то помните? Мамке – ни гу-гу!
- Ла-а-а-дно, - отмахнулась Олька.
Таська дотронулась до крестика – он был надёжно спрятан под платьем и приятно холодил кожу…
Мамка вышла из машины нарядная: на голове – высокий шиньон, в руках – лакированная сумка, на ногах, под цвет сумке, белые лакированные босоножки на высоком каблуке.
Олька, как всегда, успела первая… Она подбежала к матери, обхватила руками, уткнулась лицом в юбку…
- Оля, Тася, я – за вами. Собирайтесь домой!
И в этот самый момент Таська поняла, что не сможет хранить и прятать в сердце ту радость, что рвётся из груди.
- Мамочка, сейчас я тебе что-то покажу!
Таська метнулась в комнату, достала из-под подушки свой заветный крестик и кинулась в дверь...
Баба Вася угрюмо и в то же время, с чувством превосходства взглянула на сноху.
- Крещёные мы теперь. Так-то вот!
- Тише, мама! – вскинулась молодая женщина и испуганно оглянулась на водителя, ожидающего в машине. – Нас могут услышать.
Молодая женщина подошла вплотную к свекрови и шепнула:
- Спасибо, мама! Я бы никогда на это не решилась.
Молодая женщина наклонилась и легко коснулась губами морщинистой щеки свекрови. Баба Вася что-то быстро смахнула со своего лица. Таська не успела разглядеть, что именно - может быть, пылинку, а может быть, маленькую мушку, нечаянно попавшую в глаза бабе Васе.
Наталья Колмогорова
* * *
Колмогорова Наталья Ивановна
Самарская область, станция Клявлино
По образованию - педагог. Увлечение - литература.
Лауреат многих литературных конкурсов и премий, в том числе - "Золотое перо руси", 2019 г. Пишет для детей и взрослых, в стихах и прозе.
Издала несколько книг: повесть для детей "Дик", повесть для взрослых "Чужие мои дети", сборник стихов "Время собирать звёзды" и другие.
На ее стихи написано несколько песен - "Взгляд проводника", "Новогодье" и другие.
Тема «Мои воспоминания о детстве»
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



Тёмный пруд и белые лебеди

(отрывок из повести «Не такая»)

– Викочка! Надевай красное платье, да, самое любимое! Дядя Вася приехал! Едешь к папику!
Дядя Вася – это папкин личный шофёр и мой личный друг. Платья у меня все в красном цвете, потому что в моей маленькой голове всё красное – это красивое.
Мама шила для меня наряды изумительной красоты! Мама была портнихой от Бога. Когда мама спрашивала, какое платье мне пошить (а шила она мне их два-три на неделе!), ответ был неизменным:
– Красное!
Все смеялись, а я – так громче всех! Итак, я натягиваю любимую одёжку, дядя Вася взваливает меня на спину – хожу я с трудом и дело это не люблю – и идёт со мной к машине.
Я – изумительной красоты ребёнок с длинными белокурыми волосами, которые вьются крупными локонами, с огромными голубыми «мамиными» глазами, тонкой и слабой короткой «полиомиелитной» ногой и обожжённой в костре изуродованной рукой...
Скажу сразу: слёз надо мной никто не льёт, все относятся ко мне всерьёз, а к моему неумению и нежеланию самостоятельно передвигаться – как к данности.
Папа, брат и дядя Вася легко садят меня на спину, подхватывают за ноги, я обнимаю их сзади за шею, и вот она – такая желанная мобильность! Мы приближаемся к чёрной немецкой трофейный «Эмке» с красными(!) сиденьями, меня усаживают на переднее, папкино, сиденье, и «Эмка», немного пофурчав для приличия, отчаливает под шепоток соседей:
– Повезли калечку! Интересно, куда?
Этот вопрос волнует и меня. Если к папе на работу, к тёмному пруду с белыми лебедями – то такая перспектива меня в последнее время не очень радует, потому что в последние пару месяцев мой визит на пруд обычно сочетается с визитом к заводскому зубному врачу. По поводу удаления молочных зубов.
В кресле у зубного меня держали за руки пару человек, а я вырывалась и орала:
– Опомнитесь, люди! Где же ваша интеллигентность?
И прочие благоглупости, которые пятилетний ребёнок мог впитать при столь тесном общении с исключительно взрослым окружением...
Но, к моему удивлению, на этот раз машина остановилась в самом центре нашего небольшого городка у областной поликлиники. Вокруг поликлиники кругами вилась очередь людей с проблемами передвижения: фронтовики, инвалиды всех сортов, полиомиелитные, как я, дети...
Пробираемся сквозь агрессивную толпу:
– Чего прёшь? Мы здесь уже 12 часов!
Протискиваемся к папе, который тут с ночи, и почти тут же заходим в кабинет – снимать мерки на протезную обувь. Меня долго рассматривают, обмеряют, просят пройтись. Я неохотно ковыляю с трудом, держась за стену... Покачивают головой:
– Вам бы на операцию её, папаша!
Папка – принципиальный противник операции, он посмотрел других детей, которые были прооперированы, и теперь сидят в инвалидных креслах... Он ещё не знает, что именно он сделает, но только не операция! Как он оказался прав, мой дорогой, любимый, толстый папка!
Через месяц мы в точности повторим всю эту катавасию с очередью, проберёмся в кабинет по той же схеме: папа уже практически у двери кабинета, я – у дяди Васи на спине – и получим заветную пару обуви...
Ничего уродливее я не видела ни до, ни после в своей жизни! Огромный левый ботинок на шнуровке скорее походил на огромный утюг! «Платформа», как бы сейчас сказали, была высоченная двенадцатисантиметровая, а сам ботинок доходил почти до колена! Правый был немногим лучше...
Мы их взяли брезгливо в руки, папа сдержанно поблагодарил, и мы вышли наружу. Папа нашёл ближайшую свалку мусора, выбросил туда ботинки и тщательно вытер руки платком:
– Никогда, ты слышишь, никогда не носи подобную гадость!
Всю дорогу до папкиного кабинета на пруду мы хохотали, как сумасшедшие!
– Вася! Ты видел, что они пошили для моей королевы? И ещё хотели надеть ЭТО на неё! И ещё – оперировать! Ну и прохвосты! Нет, Викочка, поверь своему старому ослу-папке – мы их всех победим!
Потом, уже на заводе, папка рассказывал сослуживцам свой визит к ортопедам в лицах – смешно передразнивая всех, он так хорошо умел это делать! – и все смеялись, представляя, как он выбрасывает, с таким трудом доставшуюся, ортопедическую панацею от всех бед – в мусор!
А я, счастливая, с купленным по дороге вафельным стаканчиком мороженого в руке, окружённая влюблёнными в моего папку работниками кирпичного завода, сидела на берегу чудесного тёмного пруда на специально построенной для меня качельке – и болтала разными ногами, одна меньше другой, наблюдая за парой белых лебедей...
Виктория ЛЕВИНА
Израиль

* * *
23 июля исполнилось 66 лет. Пишет стихи, а в последние десять лет пишет также и прозу - автобиографическую (романы), сборники рассказов, фэнтези.
В прозе 6 книг - 4 романа и два сборника рассказов.
Виктория - кандидат наук в области физики, работала в Израиле в авиапромышленности инженером.
Всю жизнь занимается литературным творчеством.
Автор 24 книг, член нескольких творческих союзов в Израиле, России, Болгарии, Германии, Канаде.
Лауреат многих конкурсов.
Уже больше года на пенсии и занимается исключительно литературой.
Виктория Левина родилась в Читинской области. Окончила МГТУ им. Баумана. Автор четырёх романов, сборников рассказов и более десяти поэтических сборников. В последнее время пишет фэнтези. Публиковалась в журналах Израиля, России, Германии, Болгарии и др. Гран-при "Созвездия духовности 2019", Золотой лауреат Золотого Пера Руси 2019, кавалер ордена «Кирилл и Мефодий», медали им. Ивана Вазова (Болгария), медалей А. С. Пушкина и В. В. Маяковского и других международных наград. Лауреат нескольких международных конкурсов и фестивалей. С 1997 года живёт в Израиле, работала инженером в авиапромышленности.
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



Записка в будущее

Я вам пишу, мальчишки и девчонки,
Мне 10 лет. Вам пламенный привет.
Про детство обыкновенного ребёнка,
Спешу сегодня вам я рассказать.

Мы дети в двадцать первом веке
Идём со временем в ногу.
Что можно знать о человеке,
Ник в контакте и свой логин.

Проходит детство в интернете,
Жизнь выкладываем в Лайк.
А если надо на планшете
Создадим мы классный сайт.

В снежки мы уж не играем,
Редко ходим по грибы.
В телефоне зависаем,
В Роблакс «рубим» по сети.

Смотрим клипы на Ютубе,
Как готовить слайм, как жить.
Про погоду у Алисы
Можем смело мы спросить.

В гости мы давно не ходим,
Лишь по Скайпу говорим.
И друзей в сети заводим,
В Вайбер пишем и звоним.

Растёт такое поколение
В нашем двадцать первом веке.
Виртуальное общение
У нас с друзьями в интернете.

Артём ГРИЦУК,
10 лет.

Государственное учреждение образования «Средняя школа № 1 г. Дрогичина»
Республика Беларусь, Брестская область, город Дрогичин.
Мама – Татьяна Грицук
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



ЛАПОЧКИ ДОЧКИ (АКРОСТИХ)
Локоны лёгкие, как паутинки
Ажурным узором в косички вплету.
Птенчики с виду, милашки-блондинки…
Огонь и Вулкан – если начистоту!
Чёртики пляшут в глазёнках лазурных,
Квартира стабильно идёт ходуном.
Искры летят от затей авантюрных —
Девчонки зато не скучают вдвоём.
Обморок к вечеру мне обеспечен:
Чернеет зловеще гуашь на щеках,
Клей к волосам прикипел безупречно,
Измазаны руки, но счастье — в глазах!
Юлия ВОЛШЕБНАЯ

* * *
Мациенко Юлия Николаевна
Юлии 34 года. По профессии - экономист, по роду деятельности - частный предприниматель, мама двоих детей.
Стихи пишет давно, с первых классов школы. Но был длительный перерыв в творчестве. К активному и регулярному писательству вернулась три года назад. Сейчас больше работает в прозе. Два ее рассказа публиковались в сборниках для детей 8-14 лет. Но по большей части пишет для взрослой аудитории, в различных жанрах и направлениях. И короткие рассказы, и повести. А в этом году опубликовала свой первый большой роман-антиутопию "Эмоции в розницу" - в данный момент он представлен только в сети: на платформе ЛитРес, а также на MyBook и в GoogleКниги. Периодически пробует себя в различных конкурсах. Самое её большое достижение - это попадание рукописи романа в лонг-лист конкурса "Новый старт" от издательства Animedia.Co.
Кроме того, Юлия любит создавать акварельные иллюстрации как для своих, так и для чужих произведений и временами увлекается разными видами рукоделия, ведет писательский блог в Инстаграм. wolshebnaya@gmail.com
Контакты автора:
FB: www.facebook.com/wolshebnaja
Instagram: http://www.instagram.com/wolshebnaja


«Мои воспоминания о детстве»
Лето близилось к своему завершению. Июль, щедрый и теплый, подарил нам пышное цветение растений. Собираю себе букет почти полевых цветов, которые возвращают меня в детство. Как просто вернуться в радостное и безмятежное время!
Цветы всегда напоминают мне о бабушке. Она очень любила растения, в ее доме на окнах всегда стояли ухоженные цветы, на стенах в старомодных кашпо висели удивительные тоненькие цветы. Позже я узнала, что это кампанула. Особенно хорошо росла белая «невеста» и фуксии. Ее пухлые розовые бутоны притягивали мои детские ручки. Смешно было лопать нераспустившиеся бутоны фуксии. Бабушка знала об этом, и, несмотря на строгий нрав, никогда не ругала меня.
Глоксинии всегда распускались к 12 мая, ко дню рождения моей бабушки. Красные колокольчики дружно смотрели на гостей. А однажды распустилась сиреневая глоксиния в мелкий горошек.
Радостно и грустно вспоминать о том времени!
Из уличных цветов всегда составлялись букеты. В центре прямоугольной комнаты стоял круглый стол на толстых ножках, которые были красиво изогнуты. Стол делал мой дед, обладавший вкусом и мастерством настоящего художника-самоучки.
В центр стола укладывалась салфетка, которую вязала бабушка. Стол готов, можно поставить вазу. Кстати, ваза была из темно-синего стекла с широким горлом, а у основания она расширялась.
Цветы в вазе находились круглый год. Зимой это высушенный физалис с бронзовыми фонариками, а в летнее время сирень, тюльпаны, розы… А перед самыми заморозками срезались все нетронутые морозом цветы, чаще георгины и астры. Свежий букет торжественно вносили в дом, означало это наступление осени. Первые холода обычно губили хрупкие цветы, в букете оставалось то, что удалось спасти. Дальше потянутся ненастные дни, сменяющиеся сухими и теплыми.
Вспоминая дом бабушки, я думаю о прекрасных цветах, живших в нем, и душу мою наполняет теплый свет детства.
Любовь СТАРЦЕВА
* * *
Любови 33 года, работает учителем. Хобби - выращивание цветов и фотографирование.


Ещё раз о рождественской ёлке

С макушки и вниз до подножия,
Свисает цветной серпантин.
Дорожки у ёлки проложены,
А нет никого: карантин…

Забудьте о давней традиции
В сочельник водить хоровод.
Оцеплена площадь полицией –
Такой ныне выдался год…

Снегурочку, деда Мороза
Сегодня не встретить окрест:
Скопление граждан угрозой
Здоровью назвал
Красный Крест.



О новогоднем карантине

Осталось до Нового года
Всего ничего – пару дней.
Вконец разболталась погода:
Должна быть куда холодней!..

Всё стало решительно хуже,
Едва наступил новый век.
Зимой только сырость и лужи,
Где зимний морозец и снег?

…И мало того: пандемия
Проблемы подбросила нам:
Конечно, у всех ностальгия
По добрым былым временам,
Когда в серебристые краски
С утра одевалась зима…

Мы носим защитные маски
И в праздник сидим по домам.
На площадь теперь не пускают:
У ёлки дежурит наряд…
Что?
Жить стало лучше? –
Не знаю,
Но, мог бы… вернулся назад.



Карантин (взгляд из окна)

Все по домам сидят – не я один.
Похоже, чем-то прогневили Бога –

На шесть недель продлили карантин.
Перестарались, думаю, немного.

Упёрся лбом в оконное стекло
Взял рюмку со стола
на подоконник…
Там, за окном, от фонарей светло –
Вся улица как будто на ладони:

Унылый вечер. Улицы пусты.
Закрыты рестораны, магазины.
…а вдоль дороги голые кусты
Как символ безотрадности картины.


Рождественской ёлке в карантин

За что Ты устроил нам, Господи,
Такой в этот раз Новый год?
У праздничной ёлки на площади,
В сочельник никто нас не ждёт:

Ни деда Мороза, ни ярмарки
В огнях освещённых витрин,
Ни тех же прилавков с подарками…
Тоска. Пустота. Ка-ран-тин.

Такого мы прежде не видели –
Оцеплена площадь, друзья:
На ёлку смотрите, но издали...
Стоять даже долго нельзя.

Такую вот зимнюю сказку
Придумали в этом году.

Поправил перчатки и маску,
Но это уже на ходу…



Мир в карантине

(Из цикла «Записки шестидесятилетнего»)

С накатанной до блеска полосы
Внезапно мир свернул на бездорожье.
На паузу поставлены часы…
Не говорите, будто волей Божьей

Введён по всей планете карантин –
Мир захлебнулся в пандемии века.
Все маршируют в масках, как один –
За маской не увидеть человека…

Пространство странно сузилось, и я
Вне обстоятельств времени и места
Живу. На паузе.
На паузе друзья…
Такое чувство, будто под арестом.

Стал снится сон один и тот же: мы
На паруснике в море и без ветра –
В безвременье: от носа до кормы
Размеры лодки сузились до метра…

Нет, молодым не страшно так, как мне:
За паузой их снова ждёт дорога,
А я боюсь остаться в стороне,
Ведь впереди… уже совсем немного.

Владимир ЛЮБЛИНСКИЙ,
Вильнюс
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *

Фото Александра Шахова


Чудная страна

Утро доброе настало,
Солнце ярко заблистало.
Все проснулись: куклы, мишки,
Папы, мамы, ребятишки.
Даже кот, и тот проснулся,
Он зевнул и потянулся,
Поласкался, поурчал
И за мамой побежал.
Ждёт меня игрушек ряд,
Ждут скакалки, самокат.
Я по горке покаталась
И по саду пробежалась.
Папа с мамой улыбнулись,
Хитро так переглянулись.
И сказал тут папа мой:
- Ну, зачем же я большой?
Быть я маленьким хочу,
И я с вами не шучу.
Все хотят вернуться в детство,
Только нет такого средства –
Эта чудная страна
Для детей лишь создана!
Фото Александра Шахова, "Обзор"


Олино лето
Целый день, целый день
Мне играть во всё не лень.
То я с кошкою вожусь,
То я с бабушкой учусь.
Задаёт она примеры:
Сколько будет три плюс два?
Я в два столбика умело
Написала все слова,
Что налево, что направо,
Что я вижу впереди.
Тут команда прозвучала:
«Шагом марш! Вперёд иди!»
Я иду спортивным шагом
(Так мне бабушка велит),
Надо мною и над садом
Солнце яркое горит.
У меня заданий много:
Я сейчас уже бегу,
Подо мной летит дорога,
Сад, забор - я на лугу!
Рекс за мной бежит вдогонку,
Лялька с Джулькою бегут.
Только кот свернул в сторонку
И в тени нашёл приют.
В беге я держу победу,
Вырываюсь я вперёд.
Время движется к обеду,
Перемена настаёт.
После бега и прыжков
Мне уже обед готов!
Вот так весело, друзья,
Провожу я лето.
Папа с мамою меня
Любят ведь за это.

Алевтина БАКУКИНА
* * *
Бакукина Алевтина Ивановна
Родилась в г. Лениногорске (ныне г. Риддер) Восточно-Казахстанской области в 1953 году. Сейчас ей 67 лет, образование высшее. Проживает в посёлке Латная Семилукского района Воронежской области. По настоящее время работает учителем русского языка и литературы. Стихи пишет с детства. Нигде не печаталась.
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



«Галки – гадалки»

На старого дуба извилистой палке
Сидели две старые галки–гадалки.
В цветочных платках и с носами длиннющими
Вещали прохожим о времени будущем.
С окрестных домов, городов, деревень
Ходили к ним зверь и народ каждый день.
Чирикали разное галки-гадалки,
А им приносили за это подарки.

Вещуньям не верил совсем точно только –
Мальчишка соседский по имени Колька!
Смеясь, говорил им: «Да это всё враки»
И с ним соглашались Кот–Мот и собаки,

Что бегали вместе туда и сюда –
Куда приглашала с собою мечта.
А галки обидно качали носами:
«Ах, можно подумать, вы сами с усами?»
За чары давали им щедрые крошки,
И верно служили им злющие блошки,
Которых они посылали кусать
Кота и собак, чтоб их не обижать!

Случилось однажды ужасное дело,
Листва с дуба старого вся облетела
И он заскрипел ветхой веточкой—палкой,
Упали со сломанной ветки гадалки.

Остались они на земле снежной – вот
Подкрались собаки за ними и кот.
«Добрейшего дня вам, ворчливые птицы,
Теперь мы обедом хотим насладиться.

От блошек привет вам, привет и от нас,
Готовьтесь, обед будет вкусный из вас!»
Захлопали перьями галочки в страхе:
«Простите нас, кот, пощадите, собаки!»
На крики и ругань откуда-то полькой
Ворвался взъерошенный наш мальчик — Колька.
«Друзья, пожалейте зловредных старушек,
Я косточек вам раздобуду на ужин!

Построим им домик – скворечник весёлый,
Подарим им пряжи и спиц, и иголок,
Пусть вместо ненужных гаданий пустых
Нам варежки вяжут для теплоты!»
И принялись Колька с друзьями за дело,
Красивый скворечник для галок заделав.
Теперь в нём вязальщицы–галки живут,
И всё уважают их, любят и чтут.

Предсказывать только решают погоду
Для радости и развлечения народу,
Всегда добавляя в конце Кольки фразу,
Что всё в этом мире зависит от нас!

Виктория БЕЛЯЕВА


«Муза и лайфхак»

Сашка, вместе со всеми ребятами 7 «Б» класса и учителем русского и литературы Тамарой Денисовной, отправился в библиотеку на встречу с любимым писателем–футурологом - Олегом Максимовичем Сабельниковым. Этот писатель, хоть и был ровесником его деда, казался мальчишке совершенно другим, почти космическим человеком.
Сашка обожал фантастику и тоже мечтал стать известным писателем. Сейчас он писал только заметки в школьные стенгазеты о звёздах и планетах, но иногда представлял, как его имя и фамилия красивыми буквами выделяются на большой синей книге о новых мирах.
Сашка очень хотел расспросить любимого автора о том, как он создаёт свои рассказы, как пишет, как живёт. Почти полночи, проворочавшись от волнения и предвкушения в кровати, он представлял, как разговаривает с Сабельниковым. И вот, наконец-то, они встретятся!
В уютной библиотеке, кроме ребят из класса Саши, было ещё очень много других мальчишек и девчонок, но парень так мечтал увидеть Олега Максимовича, что протиснулся на первый ряд. И вот в зал вошёл автор – седой мужчина в круглых серебристых очках. Все сразу же стихли, а Сабельников начал рассказывать о своей новой книге, её героях и их приключениях. Потом он предложил ребятам самим задать волнующие их вопросы.
Сашка буквально подпрыгнул, громко затараторив: «Олег Максимович, я мечтаю написать книгу о приключениях гуманоидов, но не знаю, как начать. Подскажите мне, пожалуйста ваш лайфхак: как поймать Музу?»
Все ребята шумно засмеялись, автор же, улыбнувшись, спросил: «Молодой человек, а что такое – лайфхак?» Покрасневший до ушей Сашка ответил: «ну, в переводе с английского это хитрости жизни, полезный совет как легко решить какую-нибудь проблему».
Сабельников на минуту задумался, как будто улетел в космос, а потом ответил: «Муза – дама ленивая, а потому её надо не ловить, а будить. Каждый день на час другой садясь за работу – даже если совсем не хочется – упорно что-то писать, писать, писать. Музе надоест такая еженедельная пытка и она соберёт воедино все ваши кропотливые наработки в одно хорошее произведение. Такой вот, лайфхак!»
Сашка улыбнулся подмигнувшему ему Сабельникову и подумал: «Ну уж будить–то я умею!»
Виктория БЕЛЯЕВА
* * *
Виктория в 2003 г. окончила Исторический факультет Ростовского Государственного Университета. Начала писать небольшие рассказы и стихи. Публиковалась в журналах «Южная Звезда», «Аксинья», «Обуч» и т. д.,
Участник и лауреат нескольких литературных конкурсов, в том числе литературного журнала «Стол», международного конкурса «Первый полёт человека», награждена благодарственным письмом Костромского международного конкурса «Предлог» - 2019, вошла в шорт–лист международного конкурса «Есть», организованного «Литературной газетой» 2019 год, в шорт–листе Корнечуковской Премии 2020 года в нескольких номинациях.
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *



ВОЛШЕБНИЦА

Эта девочка появилась, когда мы учились в четвёртом классе. Ничего особенного – скромная, прилежная, с косичками. Только имя необычное – Элза. В школу её приводила строгая бабушка, над чем все посмеивались. После уроков Элза никогда не оставалась с одноклассниками. Запрещали родители, а бабушка за этим строго следила.
Как-то на перемене я угостил её шоколадкой. Маленькой такой, медалькой. Не потому, что она мне понравилась, а просто так захотелось. После этого мы подружились.
Однажды нас раньше отпустили с занятий, и я вместо бабушки проводил Элзу домой. В благодарность она захотела показать фокус. Щёлкнула пальчиками, и тут же к ней на ладонь села синичка. Я решил, что это случайность. Бабушка увидела Элзу в окно, быстро спустилась и забрала её, так что мы даже не попрощались.
Ещё вместе участвовали в предрождественском скетче. Ставили «Три поросенка». Я играл волчонка, а Элза – Ниф-Нифа. После выступления фотографировались вместе с учительницей. Только поросят на снимках было четверо. Одна девочка – запасная.
На Рождество Элза подарила мне томик сказок Андерсена.
– Пройдёт время, и все меня забудут, а ты будешь помнить, – сказала она.
– Почему ты так думаешь, что все забудут?
– Так всегда бывает. Ты просто не знаешь. А вообще, ты мне нравишься…
После каникул Элза не пришла в школу. Сначала говорили, что простудилась. Потом, что её семья уехала в другой город…
Много лет спустя, когда отмечали юбилей школы, собрался и наш класс. Я даже не всех сразу узнал. Взрослые люди. Толстяк Марк, любимый объект шуток у наших девчонок, – теперь мэр. Милашка Мария, за которой увивались все парни, – главврач стоматологической клиники. Алекс, её любимый ухажёр, капитан первого ранга, подводник. Прилетел с края света. На встрече не сводил глаз с Марии. Неудивительно, они там в лодке на дне морском женщин по полгода не видят.
– Никогда не думал, что ты врачом станешь. Клоунессой или актрисой, другое дело. Такая заводная всегда была, – удивлялся он Марии.
– Мою жизнь изменил случай. Мало кто знал, но у меня в четвертом классе обнаружили белокровие, – при этих словах ничто в Марии не выдавало прежней беззаботной девчонки. – Всё оказалось так плохо, что в излечение никто не верил. Родители таскали меня по специалистам, пичкали таблетками – ничто не помогало. Однажды на уроке потеряла сознание, вызвали скорую…
Этот событие, действительно, всем врезалось в память.
– И тут неожиданно произошло чудо, – Мария на минуту остановилась, словно упёрлась в стену. – Буквально за несколько дней болезнь словно испарилась… Профессора разводили руками – не могли объяснить. Чем старше становилась, тем больше думала об этом и хотела стать гематологом. Надеялась разгадать секрет своего удивительного выздоровления. Насчёт медицины всё получилось, только судьба выбрала за меня профессию зубного врача. Может, я не сумела раскрыть тайну, зато помогаю другим людям…
Эпилог

Когда я заговорил про Элзу, оказалось, никто не помнил такой девочки, словно она никогда не училась в нашем классе.
Потом дома перебрал старые школьные фотографии. Нашёл и те самые, с рождественского концерта в четвертом классе. Вот учительница, среди простеньких декораций я в маске волка… Только на снимках три поросенка и среди них нет Элзы…
Зато книжка с её надписью сохранилась. Она подписала: «Люблю про волшебников…»
Юрий ЕГОРОВ


КОНЦЕРТ ДЛЯ ДРУГА

Жил в нашем городе богатый человек, торговец сукном. Мечтал, что его единственный сын продолжит дело отца. Юноша, напротив, хотел уехать учиться в столицу, чтобы стать музыкантом. Торговец всячески этому противился. Однажды, раздосадованный непослушанием, он выгнал сына из дома и наказал окружающим, чтобы никто ему не помогал. Несколько дней юноша скитался по городу. Ночевал на улице. Горожане ему сочувствовали, но боялись влиятельного отца, человека недоброго и обидчивого. И только немолодая прачка не выдержала и дала изгнаннику денег.
– Этого хватит, чтобы доехать до столицы и попытаться исполнить мечту, – сказала она.
– Вы не боитесь моего отца? – удивился юноша.
– Нет. Единственное, чего боюсь – это своей совести.
– А если у меня не получится?
– Я уверена, что всё у тебя сложится хорошо. Ты – способный юноша, полон сил и не сможешь всю жизнь провести в суконной лавке.
Юноша, получив неожиданную поддержку, покинул родной город. Его отец, узнав об участии прачки, страшно разозлился. Торговец намеревался наказать женщину за вмешательство в его семейные дела. И всё же в последний момент передумал…
Прошло немало лет. Отец поехал в столицу, разыскал сына и остался доволен его успехами. Они помирились. Потом сын приехал навестить отца.
Элегантный красавец, маститый музыкант, известный на всю страну пианист, сам сочинявший музыку, мало напоминал того хрупкого, неуверенного юношу...
В первый же день он разыскал прачку. Женщина состарилась и уже несколько лет не работала. Жила одиноко в небольшой комнатке на краю города. Он пришел к ней в гости. Им было о чём поговорить. Музыканту хотелось отблагодарить женщину за ту важную помощь, что она когда-то оказала. Он предложил поехать с ним в столицу и жить в его доме.
– О, нет! – ответила она. – Когда-то я грезила покинуть этот город. Так же как и ты, жила мечтой, но, видно, не хватило решительности и таланта. А может, просто не нашёлся человек, который бы в меня поверил и помог… Что теперь вспоминать?! В этом маленьком городке прошла моя жизнь. Здесь меня знают и уважают. Каждый должен быть на своём месте. Вот, может, ты когда-нибудь приедешь в наш город с концертом… Тогда бы пригласил меня послушать чудесную музыку.
– Это слишком маленькая плата за Ваше участие в моей судьбе. Возьмите хотя бы деньги.
– Не обижай меня. Разве деньги что-то стоят в сравнении с музыкой? Поверь, я ни в чем не нуждаюсь.
– Я так не согласен.
– Там, на площади у собора, по воскресным дням на старенькой скрипке играет девочка. Сирота. Опекает её местный священник. Он стар, так же как и я. Может, ты сможешь чем-нибудь помочь бедной девочке?
– Не волнуйтесь, во имя нашей дружбы сделаю всё необходимое. В столице у меня своя музыкальная школа, и девочка не останется без присмотра.
Миновал ещё один год. Приближалось Рождество. И вот пианист снова приехал в родной город.
На Соборной площади соорудили концертную площадку. Красочные афиши пригласили всех жителей на представление, которое музыкант посвятил своему старому другу – доброй прачке. На афишах её имя стояло рядом с мировой знаменитостью. На концерте счастливая женщина сидела в первом ряду, рядом с отцом музыканта.
Никогда прежде город не знал ничего подобного. Удивительная музыка никого не оставила равнодушным.
Под занавес, пианист вывел на сцену юную скрипачку. Заключительную мелодию они сыграли вместе…
Юрий ЕГОРОВ
* * *
Егоров Юрий Николаевич, 59 лет. Московская обл., Россия.
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.

* * *

Фото: pexels.com


ЗАПИСКА В БУДУЩЕЕ

Мы живем в неспокойное время.
Очень хочется быстро прожить
Это сложное, смутное бремя...
Как же хочется по морю плыть.
Забыть все онлайны и зумы,
Выпорхнуть спокойно во двор,
Взбудоражить все современные умы
И развести сегодня спор.
Поспорить, подумать, поплакать,
Послушать, а что же творится,
Может, на улице слякоть,
А может, война приключится.
Давайте напишем записку,
В записке такие слова:
Берегите друг друга, люди,
Не бросайте все сгоряча.
Читайте побольше книжек,
Говори, что любишь себя.
Навести больных и убогих,
Сделай доброе и не робей,
Прислушайся к мнению многих,
Не бойся, не ленись и не жалей.
И добавила мелким почерком:
Наше будущее зависит от Нас,
Любите свою малую Родину
И она защитит Вас!!!

Дарья ВАСИЛЬЕВА
* * *
Васильева Дарья Алексеевна, 15 лет
Ученица 9 класса МБОУ Гимназия №1 города Чебоксары Чувашской Республики (Россия)
Мама Анастасия Викторовна
1 2 3 4 5 >>
© 2009-2021 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru