Публиковать нельзя отклонить [личный блог Мотке Хабада]

Ветхозаветный анекдот:
Стук в дверь.
– Простите, здесь продается старое пианино?
– Черт возьми! Сколько раз можно говорить: ваш шпиЁн живет этажом выше!
* * *

Видит Б-г, если бы не чувство юмора, Мотке давно загнулся бы.
Сегодня, когда кругом кишат шпиЁны, Мотке хочет дать своим проверенным читателям несколько визуальных наставлений:




P.S. Эти поистине бесценные плакаты Мотке откопал на дне своего архива – в коробке из-под телевизора «Рубин». Полвека назад они украшали стены… его рабочего кабинета.
P.P.S. Неужели новое есть плохо забытое старое?
jewish.ru, 20.05.2019

Чем больше полномочий получал этот офицер вермахта, тем больше евреев спасал. Он разместил у себя в части тайный госпиталь для изнеможённых узников, подписывал фальшивые документы пачками и лично перевозил сотни евреев из гетто в безопасные места. Сослуживцы расстреляли его в январе 1942 года.
Об Антоне Шмиде, фельдфебеле вермахта, который был казнен за помощь евреям, мир впервые услышал во время судебного процесса над нацистским преступником Адольфом Эйхманом в 1960 году. Выступавший на процессе свидетель – один из подпольщиков Вильнюсского гетто Абба Ковнер – сослался на свой разговор с Антоном Шмидом, назвавшим «собаку Эйхмана» главным в уничтожении евреев в Европе. Эти слова об Эйхмане легли в протокол судебного заседания. Ковнер же, взяв паузу, рассказал присутствовавшим о самом Антоне Шмиде.

Вот как описывает это выступление в своей книге о процессе над Эйхманом Ханна Арендт: «На те несколько минут, которые потребовались Ковнеру для рассказа о помощи немецкого сержанта, зал суда погрузился в полную тишину: могло показаться, что публика в едином порыве решила проявить дань уважения человеку по имени Шмид минутой молчания. И в эти несколько минут, как внезапная вспышка света в кромешной, непроглядной тьме, возникла всего одна ясная и не нуждающаяся в комментариях мысль: как совершенно по-иному все могло быть сегодня в этом зале суда, в Израиле, Германии, во всей Европе и, наверное, во всем мире, если бы таких историй было больше».

Антон Шмид родился в Вене в 1900 году. В довоенные годы он был владельцем небольшого магазина радиотоваров – вел тихую, размеренную жизнь, воспитывал вместе с женой единственную дочь, не принадлежал ни к одной из партийных организаций Германии. С началом Второй мировой войны он был призван в немецкую армию. Шмид служил сначала в Польше, потом, после вторжения Германии на территорию СССР, его назначили командиром воинской части в Вильно. Его главной задачей было перераспределять солдат, по разным причинам отставших от своих частей.
Штаб-квартира его части располагалась на железнодорожной станции, вдоль которой ежедневно проходили эшелоны с депортируемыми евреями – Шмид был свидетелем и избиений, и массовых убийств. Еще до войны, в 38-м, на фоне буйствовавшего в Германии антисемитизма Шмид помог перебраться за границу многим своим знакомым евреям. Мягкий, добрый и отзывчивый, он не мог мириться с происходившим на его глазах.

Как командир части, он мог «выписывать» себе рабочих из числа узников Вильнюсского гетто. Так вот он выбирал наиболее слабых и больных – создал в мастерских на вверенной ему территории госпиталь и там буквально отхаживал и откармливал узников. По поддельным документам, свидетельствующим об арийском происхождении, он также оформлял евреев на работу в часть. Тех, кого разыскивала полиция, селил у себя в квартире, а потом обеспечивал их фальшивыми удостоверениями личности и справками о крещении, которые ему просто так выдавал священник местного монастыря.

Слух об австрийском сержанте, который всеми возможными способами помогал евреям, вскоре дошел до членов подполья. Шмиду предложили включиться в борьбу против нацистов, и он тут же согласился. На вопрос членов подполья, осознает ли он риск для жизни, Шмид ответил, что умереть придется каждому, но он предпочтет умереть, помогая людям, чем способствуя их убийству. Квартира начальника сборного пункта в Вильнюсе стала местом встречи подпольщиков. Сам Шмид на служебном грузовике перевозил тайком евреев из Вильно в другие, относительно спокойные по тем временам гетто, а членов подполья – в гетто Белостока и Кракова, чтобы и там появлялись боевые отряды Сопротивления.

К сожалению, уже через несколько месяцев, в январе 42-го, Антон Шмид был арестован гестапо. Немцы обнаружили в Лидском гетто большую группу евреев из Вильнюса, часть из которых, не выдержав пыток, рассказали, кто их доставил в Лиду. Дело Антона Шмида рассматривал трибунал полевой комендатуры вермахта в Вильнюсе. Пытаясь спасти Шмида, адвокат утверждал, что подсудимый перевозил евреев из Вильнюсского гетто исключительно потому, что хотел использовать их в качестве рабочей силы там, где, по его мнению, она была наиболее необходима вермахту. Но Шмид сам отклонил эту аргументацию, признавшись, что вывозил узников Вильнюсского гетто с единственной целью – спасти их от смерти. 25 февраля 1942 года трибунал полевой комендатуры признал его виновным в государственной измене, приговорив к смертной казни.

«Моя дорогая Стеффи! – писал Антон Шмид в прощальном письме жене и дочери. – Я должен вам рассказать, какая судьба меня ждет, но, пожалуйста, будьте мужественными, когда прочтете это. Только что военно-полевой суд приговорил меня к смерти. Сделать ничего нельзя, кроме просьбы о помиловании. Я ее подал. Решение будет не раньше чем завтра, но я думаю, это бесполезно. Мои дорогие, выше голову. С этим я смирился – это судьба. Так решил наш дорогой Г-сподь, тут ничего не изменишь. Я должен рассказать, что произошло. Здесь было очень много евреев, которых сгоняли и расстреливали на большом лугу за городом, каждый раз по 2000–3000 человек. Палачи подхватывали малышей и разбивали им голову о деревья, можете себе это представить? Прошу вас обеих, самых дорогих мне во всем мире, пожалуйста, простите мне ту боль, которую я вам причиняю, и храните спокойствие. Ведь все, что я сделал, было совершено ради спасения человеческих жизней, еврейских жизней, и этими действиями я предопределил свою судьбу. Как и всегда, я действовал во имя других и все принес в жертву. Мои дорогие, прошу вас снова и снова, пожалуйста, забудьте меня. Все предопределено, так распорядилась судьба. Заканчиваю эти строки и шлю свои благословения и поцелуи вам обеим и всем тем, кто близок мне в этом мире. Скоро я перейду туда, где Г-сподь примет меня в свои объятия».

Письмо семье передал исповедовавший Шмида перед казнью пастор. Как вспоминала жена Шмида, в тот момент, когда она читала письмо, в окна их дома летели камни и кирпичи, а во дворе горели костры из фотографий ее мужа, напечатанных в нацистских газетах, клеймивших его позором, называвших Шмида предателем и изменником. Уже после войны эту историю о нелегкой жизни матери и дочки, так и не отказавшихся во время войны от мужа и отца, услышал разыскавший их Симон Визенталь. В поисках нацистских военных преступников он собирал свидетельства людей, переживших Холокост, и заметил, что многие очень часто упоминают имя фельдфебеля Антона Шмида как своего спасителя. На основе этих свидетельств в мае 1967 года всемирным центром памяти жертв Холокоста «Яд ва-Шем» Антон Шмид был признан Праведником народов мира.
Автор Алексей Викторов
Справка ВИКИ
Беньяминас Горбульскис (Беньямин Яковлевич Горбульский, при рождении Беньомин Горбульский; 14 сентября 1925, Каунас — 14 июля 1986, Вильнюс) — литовский советский композитор, заслуженный деятель искусств Литовской ССР (1975), народный артист Литовской ССР (1985).



* * *

«Родился по инициативе своих родителей 14-го сентября 1925-го года в Каунасе — временной столице Литвы.
В 1941-м закончил каунасскую 12-ю среднюю школу и с началом войны был эвакуирован вглубь Советского Союза. Короткое время очень неудачно работал на некоторых заводах, пока не пошел добровольцем в армию. В армии научился играть на трубе и пить водку, за что был «награжден» тремя месяцами штрафного батальона [1]. В штрафбате организовал ансамбль песни и танца, артистами которого были алкоголики, рецидивисты, дезертиры и в общем активные участники самодеятельности. За хорошую работу по организации упомянутого ансамбля меня освободили досрочно, восстановили в звании (старшина) и назначили полковым капельмейстером.
Моя армейская служба закончилась в 1949 году в ансамбле песни и танца Западного фронта [2]. После этого вернулся в Вильнюс, где целый год провел, играя и выпивая в ресторанах, пока не решил учиться музыке. Музыкальную школу закончил похмельем и с похвалой [3].
На 1-й курс консерватории не был принят из-за своей прогнившей морали, поэтому на следующий год пришлось поступать на 2-ой. К сожалению, из-за своего плохого поведения co 2-го курса был отчислен и стал «недостойным звания советского студента». Пришлось подождать еще год и поступить на 3-й курс. С этого времени стал примерным студентом и закончил обучение в Консерватории.
После этого довольно долго метался и экспериментировал в вопросах семьи, пока в 1963 году не родилась дочь, и я был вынужден добровольно создать семью, которой верен до сих пор.
От своих родителей унаследовал массу буржуазных недостатков, с которыми бессмысленно борюсь до сих пор. Но, несмотря на это, являюсь человеком со здоровой моралью, и достоин доверия не только в районе Жверинаса [4], но и при выезде заграницу.
15/02/1971
Б. Горбульскис»
------------------------------
[1]. Сокращенно «штрафбат».
[2]. По-видимому, имелся в виду «Прибалтийский военный округ».
[3]. Лит: «su pagiriojimu ir pagyrimu» – игра созвучных слов.
[4]. Название района, в котором проживал Беньяминас. Довоенное название – «Зверинец».
* * *
Перевод и примечания - Мотке Хабад.
Приложение: фотокопия архивного документа (получен из Израиля).


Текст автобиографии на литовском языке опубликован ЗДЕСЬ
Сегодня в 11 часов Мотке с букетом белых хризантем прошел через ворота Антакальнисского (бывшего воинского) кладбища.
Двигаясь в колонне, он поднял над головой свой мобильник и сделал фото:

Затем остановился, повернулся на 180 градусов и повторил:
ИСТОЧНИК
Авторы: Юрий Каннер, Sofia Kreslavsky

75 лет назад, 9 марта 1943 года, болгары предотвратили депортацию своих евреев в нацистские лагеря смерти.
Этот Поступок искажался в самой Болгарии при коммунистическом режиме и тщательно замалчивался в Советском Союзе. Потому мало кто из нас вообще знает о нем. У меня воспоминания достаточно свежие – всего три недели назад мы в рамках нашего проекта «Праведники» провели в Мемориальной синагоге РЕК на Поклонной горе вечер, посвященный гражданскому подвигу болгар, спасших своих еврейских соотечественников от уничтожения. Так что возьму на себя смелость рассказать, как это было.
Болгария в годы Второй мировой являлась союзницей нацистской Германии и следовала в фарватере политики Гитлера. Здесь были приняты антисемитские законы по типу нюренбергских, евреи подвергались преследованиям и грабежу, их увольняли со службы, выселяли из городов, гнали на принудительные работы, они носили желтые звезды.
Им предстояло разделить судьбу евреев Европы – на этот счет существовал специальный договор болгарского правительства с рейхом. Для организации «окончательного решения» при МВД был создан Комиссариат по еврейским вопросам во главе с одержимым антисемитом полковником Александром Белевым. Для контроля и передачи богатого опыта в Софию прибыл заместитель Эйхмана Теодор Даннекер. В конце февраля 1943 года он подписал с Белевым договор о депортации в лагеря смерти евреев Македонии и Фракии – областей Югославии и Греции, переданных щедрыми немцами под власть Болгарии. Белев по собственной инициативе вычеркнул это уточнение – и в изданном им приказе высылке подлежали просто евреи, то есть все.
В подготовке списков и логистики участвовало много людей. Секретный приказ сохранить в тайне не удалось. Поползли слухи, стало подниматься стихийное возмущение. Еврейская община маленького городка Кюстендила послала четырех ходоков в Софию, к депутату от этого округа – заместителю председателя парламента Димитру Пешеву. Он принял ходоков у себя дома утром 9 марта. Операция по депортации евреев должна была начаться в 11 вечера. Счет пошел на минуты.
Пешев стал обзванивать депутатов. 42 из них согласились подписать парламентский протест. Пока составлялась петиция, Пешев отправился к министру внутренних дел Габровски, пригрозил ему, что парламент и царь против, пообещал публичные протесты и заставил его обзвонить крупнейшие города с приказом ждать особых распоряжений о проведении акции. Затем парламентарий обратился к царю – и добился от него устного решения отменить депортацию. Это произошло в 8 вечера, за три часа до акции.
Но борьба за евреев только начиналась. Премьер Филов потребовал лишения парламентских мандатов всех подписантов петиции Пешева. Подписи отозвали только 13 из них. Тем временем на защиту евреев поднялась православная церковь. Митрополит Стефан призывал царя, правительство и общество не допустить национального позора. Он пообещал лично спрятать евреев в церквях и монастырях. С петицией выступили крупнейшие писатели. Возмущение в обществе было столь высоко, что власти опасались выполнять свои обязательства перед Гитлером. Эшелоны, предназначенные для отправки евреев в лагеря, еще не раз уходили пустыми.
Болгария оказалась единственной страной Европы, где еврейское население во время войны только выросло. Болгары показали себя мужественным, гордым, гуманным народом. Своих евреев они не отдали. Не смогли спасти лишь 11 тысяч евреев «присоединенных земель» - Фракии и Македонии. И за это испытывали стыд и раскаяние, а виновных в той непредотвращенной депортации считали преступниками – поименно.
Вот что отличает ответственную нацию. Им стыдно – до сих пор (и я слышал это вновь от болгар на недавнем вечере цикла «Праведники» в синагоге на Поклонной) – за то, что не смогли спасти фракийских и македонских евреев. При том, что всех болгарских не отдали в руки нацистов.
Почувствуйте разницу. В Польше, где погибло почти все еврейское население, принимается закон о запрете упоминать участие поляков в истреблении евреев. В Украине убийц евреев делают национальными героями. В Литве автора книги о массовом соучастии литовцев в Холокосте подвергают остракизму. Во Франции, где евреев собирали в транзитные лагеря местные власти и полиция, отвергаются – в том числе с государственных трибун – всякие попытки призвать к раскаянию. В Голландии, где почти всех евреев отдали немцам добровольно, даже не говорят о собственной вине. Все они были жертвами нацистов – правда. Но это не оправдывает того, что приносили в жертву нацистам своих евреев.
Честь нации заключается не в том, чтобы не признавать своей вины за уничтожение своих сограждан, а в том, чтобы сознавать свою ответственность за тех, кого не спасли. Маленькая Болгария показала, как народ может уберечь себя от национального позора в самых неблагоприятных обстоятельствах. Остальная Европа не хочет на это даже смотреть. Она не сделала себе прививки от антисемитизма, и потому мы видим, как он там возрождается от любой привнесенной инфекции.
КОММЕНТАРИЙ МОТКЕ: БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ.
04.04 18:51 MIGnews.com

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу выступил на официальной церемонии передачи личных вещей Захарии Баумеля, состоявшейся в министерстве обороны России при участии начальника Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации Валерия Герасимова.
Премьер-министр сказал:
«Большое спасибо вам, спасибо президенту Путину и министерству обороны России.
Этот день и эта трогательная церемония являются ещё одним выражением особой связи между русским и еврейским народами.
Мы никогда не забудем, какую огромную жертву принесли русский народ и Красная армия, чтобы спасти человечество и еврейский народ от нацистского монстра. Сотни тысяч евреев героически сражались в рядах Красной Армии. Многие из них знакомы нам в Израиле, они до сих пор носят медали, и многие помогали в создании Армии обороны Израиля. (выделено Мотке)

Поэтому отрадно видеть общность ценностей, уважение к боевым подвигам, воинское братство и незыблемость глубинных принципов.
Хочу поблагодарить вас от имени израильского народа, от имени воинов Армии обороны Израиля и от имени отцов и матерей наших солдат»

Во время церемонии Биньямин Нетаниягу поблагодарил Владимира Путина и Министерство обороны РФ за усилия, благодаря которым останки израильского танкиста Захарии Баумеля, пропавшего без вести 37 лет назад, будут преданы земле Израиля.
Церемония сопровождалась траурной мелодией, которую исполнил оркестр Министерства обороны РФ. Флаг, которым был накрыт гроб с личными вещами Захарии Баумеля, был передан премьер-министру почётным караулом.
Видео: Рои Авраам, GPO http://bit.ly/2FZbsrQ
1 2 3 4 5 >>
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru