Все блоги по тегу «Надежда Яковлевна ФРАНК»

Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *

Письмо солдату

Номинация – Ангел-хранитель



Накануне двадцать третьего февраля в лётную часть доставили посылку с письмами. Это был результат акции «Письмо солдату», которая ежегодно проходила в стране. И хотя в части служили всего четыре солдата, письма доставляли всё равно. Писем было несколько десятков, поэтому командир части приказал раздать их всему составу, начиная от рядовых и заканчивая собой.
«Иногда обыкновенное письмо может перевернуть всю жизнь, изменить судьбу», - говорил он, если кто-то отказывался брать.
Вот и сегодня, войдя в свой кабинет, он достал из нагрудного кармана письмо, вскрыл конверт и стал читать: «Здравствуй, уважаемый воин Российской армии! Пишут тебе ученики седьмого класса…
Комок подкатил к горлу, а в памяти всплыли строки письма, которое он сам писал тридцать лет назад:
«Привет, дорогой солдат! Пишет тебе Серёга Зубов. Поздравляю тебя с праздником и желаю скорого возвращения домой, потому что дом – это самое главное в жизни человека. Я бы из своего дома никуда не уезжал, но мамка болеет, ходить совсем уже не может, и органы опеки хотели меня забрать. Потом приехала баба Мария и увезла нас к себе, в деревню. В школе я учусь так себе. Пока управлюсь в сарае, воды из колонки наношу, снег откидаю, уже наступает вечер. Из уроков что успею, то и сделаю. А недавно баба Мария сказала, что согласилась отправить меня учиться в интернат, потому что она со мной не справляется. Я не хочу уезжать в другой город, там всё чужое. Хочу стать, как ты, солдатом. Только сначала учиться в военном училище, а потом служить в армии.
- Серёжка! Опять воды не принёс! Ах, ты, нахлебник! - услышал он сквозь время, будто наяву, сердитый крик бабы Марии и выглянул в чердачное окно.
У крыльца в инвалидной коляске сидела мать. Рядом грелся на солнышке рыжий кот.
Мальчик вытер рукавом глаза и продолжал писать:
«По телевизору я видел, что есть Суворовское училище, но не знаю, в каком оно городе. Я бы хотел в нём учиться, потому что настоящий мужчина должен уметь защищать и своих родных, и себя, и дом, ведь всё это и есть Родина. А потом я мог бы стать военным врачом, заработать денег и вылечить маму. Она хорошая, только всё молчит и ходить не может. Дорогой солдат, поздравляю тебя с праздником и желаю поскорее вернуться к своей маме. Ученик 7 класса Серёга Зубов».
Подполковник встал и подошёл к окну. Солдаты разметали с бетонных плит снег. Он вспомнил, что, будучи кадетом, тоже частенько брал метлу. Не напиши он письмо солдату, кто знает, как сложилась бы судьба. А тогда, написав письмо, он не сдал его учителю для проверки, а отнёс на почту. Отнёс и забыл о нём, потому что дальше в его жизни развернулись события, которых он боялся больше всего.
В первый же день весенних каникул во дворе появились незнакомые люди. Серёга увидел их в окно. И по тому, как приветливо встречала их баба Мария, понял, что приехали эти люди за ним. Одну из женщин он узнал. Она разговаривала с ним в районном отделе опеки. Сердце забилось неровно и больно и упало куда-то вниз. Серёга метнулся в комнату к матери, но она безучастно лежала на кровати. Голоса слышались уже в коридоре. В отчаянии он рванул створки форточки, бросил вниз куртку и ботинки и, с трудом протиснувшись, выпал сам. Подхватив с подтаявшего снега куртку, кое-как всунув ноги в ботинки, пригнувшись, он побежал огородами. Остановился только в конце, задохнувшись от бега.
- Куда идти? К Роману… У него бабушка не выгонит. Нет, нельзя. Баба Мария скажет, что он может быть у друга. В школу? Тоже нельзя. Математичка всё время говорит, что по мне интернат плачет. Может, к участковому Сергею Михайловичу, он всегда ребятам помогает.
Постоял, огляделся… Из труб бань шёл дым. Была суббота. Вспомнил о чердаке бани, где они с другом Романом сделали себе убежище. Затащили по лестнице туда старую лавку, сделанную ещё дедом Иваном. Вместо стола поставили широкий спил берёзы. В жаркий день на чердаке можно было укрыться от солнца. Если баню топили, то в прохладный день там было не холодно. Кирпичная труба долго держала тепло. Серёга вспомнил о чердаке и пошёл к бане друга. Во дворе никого не было, и он беспрепятственно проник на чердак. Здесь, действительно, было тепло. Он сел на лавку, протянул ноги к горячей трубе, стал согреваться. То ли то холода, то ли от испуга и напряжения, всё тело сотрясалось от дрожи.
- Пусть ищут, - прошептал он.- Мамку только жалко.
Вытер холодными ладошками слёзы и прилёг у тёплой трубы.
Мальчишка ещё не знал, что его солдатское письмо получили в этой же части. Досталось оно капитану Юркову, который, прочитав письмо, сказал, что это – крик души ребёнка, мольба о помощи. Он обратился с этим письмом к начальнику части, тот просил директора кадетского корпуса принять мальчика, минуя конкурс, как воспитанника части.
Только на выпускном вечере лейтенант Сергей Зубов узнал, что капитан лично привёз в военкомат запрос на будущего курсанта кадетского корпуса, что он отнёс этот запрос не только в военкомат, но и в орган опеки. Только тогда Сергей понял, сколько капитан для него сделал! Только тогда осознал, что капитан стал Ангелом-хранителем его судьбы. В детстве он просто был рад, что мужчина в военной форме предложил ему учиться в кадетском корпусе, и сразу согласился. После оформления документов и прощания с матерью и ставшей вежливой бабой Марией, мальчик улетел в город, который вошёл в судьбу Сергея Зубова навсегда. Но всё это будет позже.
А тогда мальчик спал у тёплой печной трубы, и его душа во сне отогревалась, словно рядом была самая верная и надёжная защита – мама. Разум отказывался понимать, почему баба Мария отдала внука в интернат для трудных подростков. Он ещё не задумывался, почему незнакомый военный человек, прочитав письмо чужого ребёнка и зная, что значит такой интернат, бросился на помощь. Все эти вопросы и мысли придут к нему потом.
Он просидел на чердаке весь день и ночь. Утром, увидев на крыльце друга, свистнул. Тот залез на чердак и рассказал, что звонила баба Мария, спрашивала, не у них ли Сергей. Потом он принёс еды, воды и перину. Перина была широкая, тёплая и мягкая. На одной половине мальчик спал, а другой укрывался. И хотя Роман украдкой от своей бабушки подтапливал баню, на третьи сутки Сергей всё равно заболел. Тогда друг привёл на чердак свою бабушку. Кряхтя и охая, старушка забралась на баню, потрогала ребёнку лоб, обняла и повела спускаться вниз. Дома она уложила его в постель, натёрла какой-то настойкой, напоила отварами и жаропонижающими. Сергей заснул. А когда проснулся, увидел у постели участкового Сергея Михайловича.
- Проснулся? Ну и наделал же ты переполоху, - сказал он.
- Что? За мной опять приехали? - подхватился он.
- Нет, успокойся! Друга с его бабушкой перепугал. Шутка ли: больной чужой ребёнок в доме. Роман ко мне прибежал, просил тебе помочь. Ты сам-то, что же не пришёл сразу?!
- Я хотел к Вам пойти, но побоялся, что меня перехватят по дороге те люди, они были на машине.
- Эх, голова! На улице ещё снег не растаял, а ты на чердаке ночуешь. Разве ж это дело! Нельзя в одиночку с бедой справиться. К людям надо идти, они не все плохие. Пока болеешь, тут побудешь, Роман и его бабушка за тобой поухаживают.
- А потом? - тревожно спросил Серёга.
- Потом домой пойдёшь, к матери. Она места себе не находит. С бабкой твоей я переговорил. Да и директор школы у неё тоже был. Четверть закончишь, а потом будет видно. Понял?
- Понял, - облегчённо ответил мальчик.
- Тогда я пошёл, - сказал участковый.- Врача пришлю, пусть тебя послушает. Выздоравливай, да больше не дури.
Серёга остался один. Он лежал и думал, о том, что хорошие люди всегда встречаются. Может быть, их даже больше, чем плохих, просто они живут скромно и незаметно, поэтому люди их не сразу видят.
Потом он вернулся домой, и опять ухаживал за матерью, помогал по хозяйству бабе Марии, которая стала меньше кричать и ругать, а только недовольно поджимала губы. О чём с ней говорили директор школы и участковый, Серёга не знал, но жить стало спокойнее.
В конце апреля школа стала готовиться к майским праздникам. День Победы в селе чтили особо, потому что не было ни одной семьи, кого бы ни коснулась война. А следующий день, десятое мая, мальчику запомнился на всю жизнь.
Утром он пораньше побежал в школу. Открыв дверь, остановился. Прямо перед ним, у директорского кабинета, стоял военный. Серёга поздоровался и прошёл в раздевалку. Почему-то вспомнилось письмо солдату, которое он отнёс на почту.
- Наверное, лётчик, - подумал он,- шинель синяя, на отворотах самолётики. Интересно, зачем он ждёт директора?
Он пошёл в класс, достал историю и стал читать параграф, но в голову всё время лезли мысли одна фантастичнее другой. Постепенно подходили ребята. Стало шумно и весело. Рядом плюхнулся Роман и, толкнув друга под локоть, спросил:
- Видал военного у входа? Как думаешь, зачем он тут?
Ответить Серёга не успел, потому что открылась дверь, и секретарь Рита сказала:
- Сергей Зубов пришёл? К Тимофею Ивановичу в кабинет тебя приглашают.
Мальчик поднялся, оглянулся на друга, как бы ища защиты.
- Да ты не бойся! - сказала Рита,- там тебе сюрприз. Пойдём!
Сергей потоптался у двери директорского кабинета и несмело приоткрыл её.
- Заходи,- сказал Тимофей Иванович, увидев мальчика.
- Вот, товарищ капитан, знакомьтесь. Это и есть Сергей Зубов, - обратился он к военному.
- Ну, здравствуй, Сергей! - сказал тот.- Я получил твоё письмо солдату.
- Но Вы же не солдат! - удивлённо возразил Серёга.
- Я служу Родине, неважно в каком звании, значит, я её солдат, - улыбнулся капитан.- Ты писал в письме, что хочешь учиться в военном училище. У нас на территории части есть кадетский корпус. Учатся там мальчики твоего возраста. Учёба продолжается четыре года, потом кадеты получают аттестат об образовании и имеют возможность поступить в любое военное училище. Я договорился насчёт места для тебя. Ты подумай до завтра, с мамой посоветуйся. Мы с Тимофеем Ивановичем тоже с ней переговорим.
Серёга слушал, и ему казалось, что он видит сон.
Потом они летели на самолёте в город, который вошёл в его жизнь навсегда. Будучи кадетом, он ещё не раз писал письма солдату, но адресованы они были одному человеку - капитану ВВС Юркову.
Став взрослым, Зубов всегда говорил тем, кто отказывался брать солдатские письма:
«Иногда обыкновенное письмо может перевернуть всю жизнь, изменить судьбу».
И про себя добавлял: "Если получит его настоящий человек".
Надежда Яковлевна ФРАНК
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru