Все блоги по тегу «конкурс»

Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Для самых маленьких

Номинация: Свободная тема

Расскажу тебе, сынишка,
Что заснул в берлоге мишка,
Лапу голую сосет,
Думает, на ней есть мёд.
***
Зайка шубку поменял,
Прятался, пока линял.
А зимой чуть-чуть стал смелый,
Вышел в чистой шубке - белой!
***
Любит музыку Енот,
Знает очень много нот.
Он зимою отдыхает,
Шубку в речке не стирает.
***
Воробушек маленький
Обнаружил валенки.
Их три раза поднимал
Силу в лапках накачал.
***
Спит в своём дупле сова.
Может быть, она права!
Если хочешь сильно спать,
Лучше и не вылетать!
***
Ежик зайцу машет - стой!
Ты куда бежишь, косой?
Стало холодно, малыш?
Разве ты зимой не спишь?



На охоту вышел зверь

Номинация: Добрая сказка - детство

Скрипнула у будки дверь –
На охоту вышел Зверь!
И размять четыре лапы,
Сел щенок, точь-в-точь, как папа.
Спину выгнет, ухом водит,
С воробьишки глаз не сводит.
Подкрадется чуть поближе,
Шею тянет… и повыше
Прыгнуть хочет.
Всё в груди его клокочет!
И помчался на репей –
Быстро смылся воробей!
Эх! Попал малыш впросак!
Не везёт ему никак!
Видно, опыт очень мал,
Воробья так не поймал.
Снова слышен тот же скрип.
На хвосте репей прилип.
И под вечер чуть живой
Плелся он к себе домой.
- Делал я, точь-в-точь, как папа!
Промахнулась моя лапа!
Как ни прыгал, ни скакал –
Воробьишку не поймал!
- Что ж, - сказал тихонько папа,
- Скоро станет сильной лапа!
Да не кисни, наконец,
И сейчас ты молодец!

Наталья Леонидовна Хруберова,
47 лет
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *


Детство, воспоминания

Номинация: Мои воспоминания о детстве.

Нет ничего прекрасней на свете:
Бегать, смеяться, играть словно дети.
Мир так приветлив, так прост и чудесен –
Слышится пение радостных песен.
Яркие бабочки, синее море
И бесконечное русское поле.
Горы высокие, сказочный лес,
Множество скрытых от взрослых чудес.
Глаза нараспашку, с рассветом пьянящим,
По свежей росе, такой настоящей,
Бежим на рыбалку, собаку с собой,
Как верного друга, погладив рукой.
Весело, радостно и с огоньком
Детство бежит по земле босиком,
С честной улыбкой, с сердцем горячим.
Звёзды нам светят, и мы им маячим.
Жёлтое солнце, лазурное небо,
Листья зелёные, дом пахнет хлебом.
Мамины булочки самые вкусные,
Руки у мамы очень искусные.
Вишня, ирга и малина в саду,
Сочные ягоды – выйду нарву.
Тут же ранетки и яблочки тут:
Силу, здоровье и бодрость дают.
Виктория спелая, рядом цветы,
Пионы, фиалки и запах мечты.
Вот солнце садится уже на закат.
Красивые ласточки низко летят.
Стихают вечерних птиц голоса.
Пора посмотреть нам отрывки из сна..
.


Солнечный зайчик и Ванечка

Номинация: Добрая сказка – детство.

Солнечный зайчик утром проснулся,
Глазки открыл и встрепенулся.
Прыг на окошко, прыг на кровать,
На носик Ванюше: «Вставай, хватит спать!».
Смешной и весёлый зайчишка,
Играет, играет с мальчишкой:
Прыг-скок кувырком по стене,
А потом он уже на окне.
И вдруг зайчик хоп – исчезает,
Он так с Ваней в прятки играет.
Потом вдруг с небес улыбнётся
Сверкающим, радостным солнцем.
И прыгнет он быстро опять
На окно, подоконник, кровать,
На одеялко и на подушку,
За щёчки потрепит Ванюшку.
И Ванечка наш потянулся,
И Ванечка наш улыбнулся,
Зарядку делает мальчик,
С ним прыгает солнечный зайчик.
Вот так начинается радостный день,
И Ванечке с зайчиком прыгать не лень –
Весёлый, счастливый мальчишка,
А рядом задорный зайчишка.

Оксана Евгеньевна Лунина,
42 года

Клуб самодеятельных авторов «ЛИТЕРА» при Ф№2 ЦБС города Искитима Новосибирской области. Россия.
Руководитель клуба – ведущий библиотекарь Ф№2 г.Искитима Брагина Татьяна Леонидовна
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Внучка

Номинация: Свободная тема

Наша Настя маленькая,
На ней куртка аленькая,
Белые сапожки –
Не замерзнут ножки.
Глазки голубые – где еще такие?
На бородке ямочка,
Как у милой мамочки.

Галина Федоровна Беспалова,
70 лет


Из очень далёкого прошлого

Номинация: Мои воспоминания о детстве.

Месяц май. Четвёртый класс.
В сопки, в лес. Поход у нас.
Я в походы не хожу:
Я за книжками сижу.
Графы, рыцари и принцы
Оживают на страницах.
Безответный воздыхатель,
Мой несчастный обожатель.
Ты записки мне писал
И в кино напрасно звал.
Класс резвился. Класс играл.
Ты бруснику собирал.
Прошлогодней, мятой, с горсть
Ты кулёчек мне принёс
- Как он смог её собрать? -
Тихо удивилась мать.
Жизнь прошла. Остался след.
Жив тот мальчик или нет,
Уж узнать я не смогу.
Только память берегу.


Внукам

Номинация: Свободная тема

Мы не очень детей понимаем.
А уж внуки – загадки миров.
Их лелеем, собой прикрываем
От обид, незаслуженных слов.
И назойливой этой опекой,
И советом, как следует жить,
Мы мешаем расти человеку,
Всё хотим за него совершить.
Нам осталось чуть-чуть до разлуки,
И утихнет докучливый хор.
Потерпите, и внучки, и внуки,
Может, вспомните наш разговор.


Весеннее

Номинация: Свободная тема

Ученик сказал с восторгом:
«Офигеть! Весна пришла!»
Снег стал рыхлым, лёд стал тонким,
Опостылели дела.
Солнце манит на прогулки,
Дразнит неба синевой.
Мы идём по переулку.
Нам не хочется домой.
В лужах главная дорога.
Грязь сияет и блестит.
До тепла совсем немного.
Он такой, весенний вид.
Я сама вот-вот оттаю,
И, попав к веселью в сеть,
Улыбаясь, повторяю:
«Вот уж точно – офигеть».

Светлана КАЗАРИНА,
70 лет

Клуб самодеятельных авторов «ЛИТЕРА» при Ф№2 ЦБС города Искитима Новосибирской области. Россия.
Руководитель клуба – ведущий библиотекарь Ф№2 г.Искитима Брагина Татьяна Леонидовна
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Дети блокады

Номинация: Свободная тема

Пронизан каждый хладом,
Пронизан до костей.
Здесь всё казалось кладом:
Олифа, жмых и клей.
У деток мысль простая,
Не детская мечта:
Скорей бы снег растаял…
Поесть бы досыта…
Внутри блокадной муки,
Средь бедствий и смертей
Протягивались руки -
Спасти, сберечь детей.
Украденное детство:
Не дети - старики.
Придумать трудно средство
Зажечь вновь маяки
Потухших душ ребячьих.
Как детство им вернуть?
Из глаз, как бы незрячих,
Извлечь безмолвья жуть?
Пусть зазвенит, как прежде,
Весёлый детский смех!
У фрицев нет надежды,
Нет шансов на успех.
Сурово смотрят дети,
Испепеляет взгляд…
Мы все за мир в ответе -
Нельзя предать ребят!



Скажи мне, бабушка…

Номинация: Листая семейный альбом.

Внук подошел, альбом в ручонках,
Распахнуты глаза мальчонки.
Скажи мне, бабушка, скажи мне:
Зачем из пуль бывают ливни?
За что далекий мой прапрадед
Погиб в бою при Сталинграде?
Зачем нагрянула война?
Кому нужна была она?..
Другой портрет. Другой прапрадед.
Не был представлен он к награде.
Он в сорок первом под Москвою
Поник кудрявой головою…
Мои подружки – Ксюха, Юлька,
Твердят, что это - не бирюльки.
У них в альбомах тоже фотки,
Там мужики в косоворотках…
Потом армейские шинели
Их пра-пра-прадеды надели.
Ушли за Родину сразиться,
Не всем пришлось им возвратиться…
Хранят альбомы фотоснимки,
Где их не ждали поединки,
Где юные еще прадеды
Траву косили, жали хлебы.
Никто не ждал войны, не думал.
Свинцовый ветер взял и дунул.
Сибиряки удар держали,
Спасали честь своей Державы!..
Сказал серьезно очень внучек:
Я всем дедам своим попутчик!
Готов я тоже быть солдатом,
Как наши прадеды когда-то!

Нина Михайловна АНОХИНА,
61 год
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Обрубыш

В детском доме его называли Обрубышем. Иногда Саньке казалось, что это его фамилия.
- Эй, Обрубыш, не мешай! - кричали ребята, играя в футбол.
- Пни мяч! - ехидно просил Колька Завьялов, зная, что Санька не устоит на короткой ноге. - Эх, ты, обрубыш!
Мальчишка хмуро молчал, до боли сжимая худенькие кулаки. Он давно уже не плакал. Отворачивался и, хромая, уходил в парк. Обрубышем его прозвали потому, что одна нога была короче другой. По этой причине он и оказался в детском доме.
Узнав, что ребёнок родился калекой, его мать одиннадцать лет назад написала «отказную». Это заявление Санька видел сам, когда относил личные дела в медпункт. Медсестра дала ему папки, а сама побежала к телефону. Она и не подумала, что, увидев свою фамилию, Санька откроет папку и прочитает отказное заявление. Все дети в детских домах ждут своих родителей. А он ждать перестал. И плакать перестал тоже. Его сердце надело на себя панцирь, который спасал от обид, одиночества, нелюбви.
В детском доме были свои традиции. Накануне Нового года воспитанники писали письма Деду Морозу. Эти письма директор передавал спонсорам, которые старались выполнить просьбы детей. Попадали такие письма и в лётную эскадрилью. Как правило, дети просили о чуде: найти папу и маму. И тогда те, кто такие письма открывал, ломали головы над подарками.
Бортовой инженер майор Чайкин тоже получил такое письмо. Он сунул его в карман «лётки» и решил прочитать дома, чтобы с женой и дочерью обсудить, что можно купить.
Вечером, за ужином, он вспомнил о письме, вскрыл его и вслух прочитал: «Дорогие взрослые, если можете, подарите мне, пожалуйста, ноутбук. Не тратьте деньги на игрушки и одежду. Здесь всё есть. А через Интернет я смогу найти друзей и, может быть, родных людей». Внизу стояла подпись: «Санька Ивлев, 11 лет».
- Надо же, - сказала жена, - какие дети сегодня умные стали. Действительно, через Интернет он найдёт всех, кого надо.
Дочь Аня взяла письмо, перечитала его. Отец заметил, что у девочки дрогнули губы.
- Ты чего? - спросил он.
- Знаешь, пап, а ведь этот мальчик не надеется найти своих родителей, - сказала она,- он их вообще не ищет, потому что их нет. Для него ноутбук – это спасение от одиночества. Видишь, он пишет: «…найти друзей или родных людей». Родными ведь могут стать и чужие люди. Давайте из моей копилки возьмём деньги, купим ноутбук и отнесём этому мальчику подарок.
Новогодний праздник в детском доме проходил в три смены. Санька относился к среднему возрасту. Утренник с хороводами под ёлкой и играми проходил днём. Как обычно, было представление. Потом дед Мороз и Снегурочка зажигали ёлку. Затем гости-спонсоры вручали подарки. Некоторых детей на каникулы в семьи брали всё те же спонсоры.
Санька никого не ждал. Он привык видеть, что берут красивых девчонок. А письмо он написал просто так. Все писали – и он написал. Правда, сегодня среди гостей он увидел мужчину в форме лётчика. У него даже сердце дрогнуло, но он отвернулся и незаметно вздохнул. Получив кулёк с конфетами, мальчик, хромая, направился к выходу.
- Саша Ивлев! - услышал он своё имя и оглянулся.
За спиной у него стоял тот самый лётчик.
- Здравствуй, Саша! – сказал лётчик. - Мы получили твоё письмо и хотим сделать тебе подарок. Но прежде давай познакомимся. Меня зовут Андрей Владимирович или просто дядя Андрей.
- А меня – тётя Наташа,- сказала стоящая рядом с ним женщина.
- Я – Аня, - улыбнулась девочка. - Мы с тобой ровесники.
- Ну, а я – Санька Обрубыш, - ответил он.
Девочка хотела что-то спросить, но мужчина подал Саньке коробку и сказал:
- Это тебе от нас. Пойдём куда-нибудь, мы покажем, как пользоваться ноутбуком.
Они зашли в пустой зал, где ребята делали уроки. Девочка Аня показала, как включать и выключать ноутбук, входить в систему, зарегистрировала его в «ВКонтакте». Мужчина сидел рядом и только подсказывал. Санька ощущал его тепло, силу и защиту. Девчонка трещала, как сорока, без умолку. Но мальчик отметил, что она не нюня, в ноутбуке здорово разбирается, в секции занимается. Прощаясь, женщина обняла его. Тонкий аромат её духов защекотал в носу и в глазах. Санька на мгновение замер, затаив дыхание. Потом высвободился и, не оборачиваясь, пошёл по коридору.
- Мы ещё придём! - крикнула девочка.
Теперь жизнь Саньки изменилась. Он уже не обижался на прозвище и не обращал внимания на Кольку. В Интернете можно было найти много полезного. Его давно интересовали самолёты. Он узнал, что первым массовым военно-транспортным самолётом был «Ан-8», что разработал его Антонов, что «Ан-25» - это его разновидность.
По выходным дням приходили дядя Андрей и Аня. Иногда они вместе ходили в цирк, играли в автоматы. Санька всегда стеснялся, отказывался, ему было неудобно, что они везде за него платят.
В то памятное утро его позвали в кабинет директора. Он вошёл и увидел тётю Наташу. Сердце нехорошо дрогнуло. Пересохло в горле.
- Саша, - сказал директор. - Наталья Викторовна просит тебя отпустить на два дня с ней. Если ты согласен, то я тебя отпущу.
- Саня, сегодня День авиации. В части дяди Андрея будет большой праздник. Он приглашает тебя. Поедешь?
Санька закивал головой, не в силах вымолвить ни слова.
- Вот и хорошо, - сказала женщина, подписывая заявление.
Обрадованный Санька вышел вместе с ней из кабинета.
Первым делом они заехали в магазин. Купили ему джинсы и рубашку. Посмотрев на растоптанные Санькины кроссовки, Наташа повела его в обувной отдел. С обувью пришлось повозиться, потому что размер ног был разный. Санька смущался, но она сказала: «Ничего, после праздника поедем в ортопедический салон и закажем тебе ботинки. Один будет на специальной подошве, тогда ноги будут на одном уровне, хромать почти не будешь. И со стороны будет незаметно».
Потом заехали в парикмахерскую и домой, чтобы забрать Аню. Санька впервые переступил порог не детского дома. Он никогда не был в квартирах. Неповторимый запах семьи, уюта и чего-то ещё тёплого и родного окутал всё его существо. Он робко прошёл в комнату и, сев на краешек дивана, огляделся. Большой аквариум стоял в углу. В нём плавали разные рыбки. Санька таких видел только по телевизору. У окна, в круглом стеклянном аквариуме сидела черепаха и, вытянув шею, смотрела на мальчика.
- Я готова, - сказала Аня,- идём, Сань, мама нас догонит.
Они спустились в лифте вниз и пошли к машине. Возле песочницы стоял мальчишка и смотрел по сторонам. Увидев их, закричал:
- Кандыль-баба, кандыль-дед!
- Подожди, - сказала Аня и подошла к кричащему.
В то же мгновение Санька увидел, как она резко повернулась, и мальчишка плюхнулся в песочницу.
- Во даёт! - только и сказал он, лёжа на песке. - Я же пошутил.
- В другом месте шути, - ответила девчонка.
Аэродром был расцвечен красками. Их встретил дядя Андрей и повёл к своему самолёту. У Саньки захватило дух, когда он близко увидел гигантскую серебристую машину. Его душа до глубины была поражена мощью самолёта. Потом был концерт, развлекательная программа и авиашоу. Люди смотрели в небо, махали руками, радостно кричали.
Когда показался самолёт дяди Андрея, Аня тоже замахала и закричала:
- Папа летит! Папа!
И Санька тоже неуклюже запрыгал и в восторге закричал:
- Папа! Вон папа летит!
Он даже не заметил, что девочка давно молчит и смотрит на мать. А та почему-то вытирает глаза.
Вечером, после ужина, Андрей сел рядом с Санькой и обнял за плечи.
- Знаешь, - сказал он,- все люди должны жить в семье. Только в семье можно научиться любить, беречь друг друга, защищать и быть любимым. Хочешь быть членом нашей семьи?
У Саньки к горлу подкатил тугой комок и перекрыл дыхание. Он прижался к мужчине и прошептал:
- Папка, я тебя всегда ждал.
Через месяц счастливый Санька прощался с детским домом. Он осторожно и гордо сошёл с крыльца, держась за руку отца, и, почти не хромая, пошёл к выходу. Возле ворот они остановились. Санька оглянулся и помахал стоящим на крыльце ребятам и воспитателям рукой.
- Сейчас мы перешагнём черту, за которой у тебя начнётся другая жизнь, - сказал отец. - Забудь обо всём плохом, что было. Но вспоминай людей, стоящих на крыльце. Это они помогли тебе выжить. Будь всегда благодарен тем, кто помог тебе в жизни.
Часть 2

С того дня, как Санька стал жить в семье, его жизнь полностью изменилась. Он стал ходить в другую школу, появились новые друзья и новые отношения. Постепенно стало меняться его мировоззрение. Из необщительного, вздрагивающего от резких звуков ребёнка, он превратился в рассудительного, радующегося и удивляющегося всему новому, мальчика.
Особенно он любил вечерние беседы с отцом. Перед сном они всегда разговаривали обо всём, что интересовало Саньку. Отец убеждал его в том, что увечье человека – не преграда, что многие спортсмены-инвалиды достигают высот, несмотря ни на что. И когда мальчик это осознал, родители повели его в секцию по плаванию. Другим видом спорта не позволяла заниматься короткая нога.
Правда, отец предлагал ему на выбор заняться шахматами, шашками. Санька колебался. Окончательное решение пришло, когда они пришли во Дворец спорта. Санька остался в коридоре, а отец вошёл в кабинет, с надписью: «Тренер спортивного плавания».
О чём в кабинете шла речь, мальчик не знал. Через время отец вышел с подтянутым мужчиной средних лет.
- Здравствуй, Саша! – обратился тот к мальчику. - Пойдём, посмотришь, как тренируются наши ребята, твои сверстники.
Они пошли по длинному коридору и остановились у прозрачной широкой двери с табличкой: «Бассейн». Вслед за мужчиной отец и сын шагнули в открывающуюся дверь. Саньку сразу ослепило и оглушило. Таких размеров помещения он ещё не видел. Чаша бассейна имела 10 дорожек.
На голубых водных дорожках были пловцы. Одни взрослые, со свистками, стояли против дорожек, другие – плыли рядом с ребятами.
- Вот здесь тренируются ребята с ограниченными возможностями, - сказал тренер, обращаясь одновременно к отцу и Саньке. – У каждого ребёнка – свой тренер. Пусть не все они достигнут спортивных высот, но занятия спортом помогут им окрепнуть и физически, и морально. Здесь у них есть друзья, свой коллектив, общение. Они привыкают к дисциплине, у них есть обязанности. Став взрослыми, они легко входят в общественную жизнь. Если тебя интересует этот вид спорта, - обратился он к мальчику. - Приходи. Не пожалеешь.
Так в жизнь Саньки вошли занятия спортом. Это помогло преодолеть многие комплексы. Через три года тренировок Санька превратился в юношу с развёрнутыми плечами и накаченными мышцами. Ортопедическая обувь делала его увечье почти незаметным.
Родители не раз думали об операции и даже возили его на консультацию. Но знакомый хирург предостерёг, что это не простая операция. На это уйдёт немало времени. В суставе будет находиться инородное тело. Последствия предугадать невозможно. И они решили не рисковать.
Сам юноша особого дискомфорта не испытывал. Большую часть времени он находился на тренировках. Там были ребята с различными недостатками. Никто на этом не заострял внимания. Это были обычные люди. Они так же радовались, огорчались, обсуждали фильмы и книги, делились школьными новостями. Только вот дружили по-особенному, не предавая. Тренер Павел Иванович называл Саньку Александром, и это очень нравилось юноше. Он уже почти забыл своё детское, горькое прозвище Обрубок.
Постепенно комната Александра наполнилась наградами. Дипломы, кубки, медали свидетельствовали о результатах в спортивных соревнованиях различного уровня. Но юноша мечтал об участии в чемпионате и упорно шёл к осуществлению своей мечты.
И судьба наградила его за упорство.
Когда в Казани был объявлен чемпионат по водным видам спорта, Александр прошёл отбор и был зачислен в сборную команду.
В тот год в рамках программы Всероссийской федерации плавания, организованной совместно с Федерацией плавания Республики Татарстан и АНО «Дирекция спортивных и социальных проектов», около 200 ребят получили специальные приглашения на чемпионат России по плаванию в 25-метровом бассейне. Организация проекта «Спорт без границ» принадлежала заслуженному тренеру России Ольге Павловой.
Сестра Александра - Аня - тоже принимала участие в качестве волонтёра.
Город встретил спортсменов прекрасными спортивными сооружениями. Деревня спортсменов, где разместились участники и гости спортивных соревнований, поразила размерами и удобствами. Все номера в гостинице были двух-трех - или четырехместные.
Александр попал в 1 группу, где было четыре команды, каждая команда состояла из 20 человек.
Дни участников были заняты не только тренировками. Ребят водили на экскурсии по городу, знакомили с достопримечательностями и культурой.
Перед вечерней частью соревнований для болельщиков и приглашённых была организована автограф-сессия с российскими пловцами – заслуженными мастерами спорта, чемпионами мира в плавании на короткой воде Александром Красных, Розалией Насретдиновой и Даниилом Пахомовым, двукратным призером Олимпийских игр чемпионом Европы и мира Данилой Изотовым.
Александр старался больше времени отводить тренировкам. Иногда забегала Аня, рассказывала о своих делах, знакомствах, обязанностях. Волонтёры помогали размещать прибывающих спортсменов в гостиницах, знакомили со спортивным городком, сопровождали в спортивные залы. Вечером, когда появлялось свободное время, Аня шла к брату. Она была его большим другом, поддержкой, иногда даже защитницей. Она спасала Александра от репортёров, давала интервью, отвечала на вопросы журналистов.
Однажды девушка задала ему необычный вопрос, который несколько нарушил его душевное равновесие и спокойствие. Она спросила, знает ли он имя и фамилию своей биологической матери.
Юноша задумался.
- Наверное, фамилия такая же, как у меня,- ответил он. - Ивлева. А почему ты об этом спрашиваешь? - удивился он.
- А имя помнишь? - продолжала сестра.
- Нет. Имени я не знаю. Зачем тебе это?
- Сегодня размещали в номерах прибывшую команду спортсменок. У них тренер - Светлана Ивлева.
- И что? С такой фамилией полстраны людей можно найти, - ответил брат.
- Конечно. Но в документах значится место, откуда команда прибыла. Представляешь, она из соседнего города. Из того города, где ты родился. Я помню, как мама говорила, что в детский дом нашего города тебя перевели оттуда, из Дома малютки.
- Чепуха всё это, - ответил Александр.- Зачем мне это знать? У меня есть семья: прекрасные родители, ты. Ту женщину я никогда не видел, не знал. И желания её искать у меня нет.
- Неужели тебе не интересно узнать причину её поступка?
- Представь себе, нет. Зачем? Что это мне даст? Я никогда не смогу понять, почему взрослый человек выбрасывает живого беспомощного ребёнка, как ненужную вещь. На что она рассчитывала? Что я умру. Ведь новорождённый ребёнок не может попросить поесть кусок хлеба, ему нужно материнское молоко. А матери нет. Давай-ка оставим этот разговор, скоро соревнования, и надо думать об этом, - сказал он.
- Хорошо, - ответила Аня. - Отец звонил. Они с мамой приедут в день твоего выступления.
- Вот это здорово! - обрадовался юноша.
Сестра ушла. Александр сходил на ужин, пообщался с друзьями по команде, перед сном включил ноутбук и задумался. Разговор с Аней всколыхнул почти забытое: первую встречу с нынешней семьёй, тот новогодний утренник, обиду на Кольку, который всегда дразнил, называя Обрубышем. Ярче всего в памяти осталось, как он, держась за руку отца, уходит из детского дома, и слова:
- Сейчас мы перешагнём черту, за которой у тебя начнётся другая жизнь. Забудь обо всё плохом, что было. Но вспоминай людей, стоящих на крыльце. Это они помогли тебе выжить. Будь всегда благодарен тем, кто помог тебе в жизни.
Он вспомнил мальчишек, с которыми дружил. С некоторыми дружит до сих пор, только виртуально.
- Какие они теперь стали? Как сложились их судьбы? Работает ли ещё нянечка Вера? Мы все считали её мамой. Наверное, уже забыла меня, - подумал он.
Говоря сестре, что биологическая мать его никогда не интересовала, Санька лукавил. Необъяснимая сила всегда тянула его к экрану телевизора, когда шла передача о поиске детей, оставленных родителями в детстве. Вероятно, подсознательно он ждал, что и его когда-нибудь начнёт искать мать или отец.
Есть жестокая статистика, которая гласит, что семьдесят процентов усыновлённых детей, став взрослыми, обвиняют своих усыновителей в усыновлении. Объясняют это они, примерно, так: «Если бы меня не усыновили, то мои родители когда-нибудь одумались и пришли бы за мной».
В эту ночь Александр долго не мог заснуть. Нет, он не собирался никого обвинять или уходить от нынешней своей семьи. Он был бесконечно благодарен и отцу, и маме Наташе, и Ане. Он всем сердцем любил их, но где-то там, в глубине души, жило необъяснимое чувство неудовлетворённости и непонимания: почему так случилось? Почему одних детей оставляют, а других – нет.
Наконец, он взял себя в руки и заснул. Но сон его был неспокойным. Ему снилось футбольное поле, где ребята играли в футбол. В воротах стоит Колька и кричит: «Эй, Обрубыш, пни мяч!». Санька бьёт по мячу и с удивлением понимает, что крепко стоит на обеих ногах, не падая, как прежде. Мяч летит прямо в ворота. Игроки на поле радостно кричат. Санька тоже кричит и оглядывается назад. Там, на крыльце детского дома, стоит нянечка Вера и приветливо машет ему рукой. Мальчик бежит к ней, но она поворачивается и уходит.
Александр помнил этот сон весь день. Но подходило время соревнований, и за тренировками он постепенно о нём забыл.
Соревнования начинались с предварительных заплывов на двести метров вольным стилем. Затем шли эстафеты. Потом проходили полуфинальные и финальные заплывы.
Команда, в которой был Александр, по предварительным результатам шла на втором месте. Отрыв от первого места составлял всего тридцать секунд. Но в спорте каждая секунда играет немалую роль. И вот завтра должен был состояться решающий заплыв.
Вечером приехали родители. Александр был очень рад.
- У меня даже силы прибавились, - говорил он, обнимая их. - Стимул появился.
- Какой? – удивлённо спросила мама Наташа.
- Нагнать разрыв в тридцать секунд, и эту победу посвятить вам.
- А если не нагонишь? - засмеялась Аня, - то нам ничего не будешь посвящать?
- Всё равно буду! - ответил он.
Утро последнего дня соревнований было ясным и тёплым. Трибуны стадиона были полностью заняты гостями. На специально отведённых местах располагались спортсмены, выступления которых закончились днём раньше. С ними были и тренеры. Родители Александра сидели на правой трибуне, но ожидание их не было спокойным вдвойне. Ещё вчера Аня рассказала им о тренере с такой знакомой фамилией – Ивлева. Конечно же, Наташа помнила, что в Санькиных документах в графе «мать» стояло имя Светлана Ивлева. И город был указан, где родился ребёнок.
И она с тревогой смотрела на левую трибуну, где на втором ряду сидела женщина с короткой стрижкой светлых волос. Родители Александра не знали, что светловолосая, худенькая женщина, похожая на подростка, тоже с тревогой вглядывалась в голубые дорожки воды, по которым плыли спортсмены.
Просматривая списки прибывших на чемпионат спортсменов, она случайно увидела знакомую, свою фамилию. Глаза резануло имя – Александр. Сердце забилось часто и тревожно. Её бросило в жар. Забытый, непоправимый поступок молодости, неожиданно ударил в самое больное место. Конечно же, она постаралась увидеть этого мальчика. В столовой она села за соседний стол и весь обед неотрывно смотрела на светлую макушку юноши. Он несколько раз поворачивал голову, как бы чувствуя внимание; и она успела увидеть тёмную родинку на щеке, точно такую, как у неё. Уходя, юноша оглянулся, и она про себя отметила, что он почти не хромает, чему была несколько удивлена.
И вот теперь, сидя на трибуне, с тревогой вглядываясь в пловцов, она никак не могла решить для себя главный вопрос: подойти к Александру и назваться или оставить всё, как прежде? Жестокая память не давала забыть прошлое и насладиться зрелищем борьбы на водных дорожках.
Ей вспомнилось, как она познакомилась с будущим отцом ребёнка. Казалось, что была любовь. Узнав о беременности, он стал убеждать её, что ребёнок помешает карьере, что надо встать на ноги, что всё ещё впереди. А она боялась, просто боялась всего: врачей, огласки, что её отстранят от соревнований, от тренировок.
Время шло, она утягивала живот, старалась надевать спортивные костюмы пошире. Решение оставить ребёнка в роддоме пришло неожиданно именно там. А его увечье было, скорее всего, оправданием себя в этом поступке. Написав отказное заявление, она легко вздохнула и ушла. Ей казалось, что всё будет удачно: будет спортивная карьера, любимый мужчина рядом, потом семья, а детей она родит ещё. Но жизнь иногда поворачивается иным концом. Прошли годы, а карьера выше тренера так и не поднялась. Семьи нет. Всё как-то прошло мимо.
Она очнулась от всеобщего крика трибун. Болельщики аплодировали, стоя. А на табло горели цифры минут и выигранных секунд. И на противоположном конце бассейна обнимались мокрые, но счастливые пловцы. И там был её сын. Она могла бы им гордиться.
Соревнования этого дня закончились. Все стали расходиться. Светлана поискала глазами Александра, и тут увидела, что к нему подошли мужчина, женщина и девушка. И женщина обняла юношу. Он, размахивая руками, что-то радостно стал им рассказывать. Не торопясь, двинулись к выходу. А она стояла на опустевшей трибуне и неотрывно смотрела вслед уходящему счастью и несбывшейся надежде.
Словно почувствовав её взгляд, Александр остановился и оглянулся. Одинокая фигура женщины бросилась в глаза. Увидели её и родители. В сознании Саньки мелькнул недавний сон. Он стоял перед ней крепко на своих ногах, не сломленный нелюбовью и увечьем, и вновь повторял про себя слова отца: «Будь всегда благодарен тем, кто помог тебе в жизни». И он был благодарен родителям, которые отдали ему свои сердца, заботу, внимание. Они стали его семьёй, опорой, защитой.
Отец обнял его за плечи, и вся семья скрылась за поворотом.
Надежда ФРАНК
* * *
Надежда Яковлевна Франк – филолог, Магистр международного литературного жюри , член литературного клуба «Слава фонда ВСМ», Премьер Меценат литературного фонда «ВСМ», победитель и лауреат Всероссийских, Международных, региональных областных литературных конкурсов, обладатель статуэтки "Две звезды" - символа совместной победы ученика и учителя в литературном творчестве.
Рассказы печатались в журналах "Литературный Ковчег" (Омск), "Путеводная звезда" (Москва), "Литературный Омск", в коллективных сборниках "Стихи.ру"№10,(Москва), "Земли сибирской вдохновение" (Омск, 2016), в сборнике по итогам конкурса «Маленькая душа»(2015г,Москва), в сборнике по итогам конкурса «Десятая планета» (Москва, 2014г), в сборнике «Бабушки и дедушки» (изд. «Аст»(Санкт-Петербург, 2017г.), в сборнике литинститута имени Горького 1018г.,в сборнике Литфонда (2018г.), в сборнике Российского государственного архива литературы и искусства( 2017г.) в сборнике РСП "Регионы". 2018, т.8, стр 232,в детском литературном журнале "Мавочки и дельчики" № 124, 129 и др.
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *

Фото Анны Пайдем, "Обзор"


Детство на Заречье

В жизни каждого из нас
Есть заветное местечко.
Есть оно и у меня
На Заречье, возле речки.
Детство наше там прошло
Мы тогда не понимали:
Отдаляясь с каждым днём,
Навсегда его теряли.
Как чисты душой мы были!
И наивны, и безгрешны,
Птиц, лягушек хоронили,
Плача, в горе, безутешно.
Пусть порой не доедали мы,
Но считали нас смышлёными,
Своим детям в пример ставили
Нас соседи - все учёные.
Был скромней иных наряд
Наш. Да, жили мы не сладко.
Но дружили, несмотря
На неудобства, недостатки.
Сквозняки одни гуляли
По карманам, с грустным свистом...
Родители так воспитали -
Никто не вырос эгоистом.
Родной, любимый, милый двор,
Друзья, соседи и подруги,
Пять братьев, четверо сестёр,
Многоязычный разговор...
И свадьбы, праздники - по кругу!
Мы, повзрослевшие птенцы,
Покинули свой Дом – скворечник -
Осталось в сердце навсегда
Любимое Заречье!

Анна ЯРЕМЧУК
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Домовёнок Серафим, или как его называли другие домовые Серый, мечтал стать изобретателем, как профессор Запечкин. Нет, даже лучше, чем профессор Запечкин. Он записывал каждое слово профессора, следил за тем, как и что он делал. А в свободное время сам что-нибудь изобретал. Иногда он показывал свои изобретения Светозару Ярополковичу. Иногда – это тогда, когда Серый ничего не путал и всё работало так, как надо. Но это было редко. Ну как редко? Один раз. Может, два. Но не больше. Это за десять лет практики у светила домовых наук.
Уже больше месяца Серый работал над тортоделом. Да, профессор изобрёл и запекатор, и испекатор. Серый даже помогал ему. Но там устройство только запекало. Или выпекало. А вот тортодел по задумке должен был сам делать торт от и до: от засыпки муки до полной выпечки.
Серый долго составлял программу со всевозможными рецептами тортов. «Ведь что такое торт? – рассуждал молодой учёный. – Это когда всё сбрасываешь в кучу, перемешиваешь и ставишь в печку».
Тортодел должен был сам, представляешь? сам! все ингредиенты перемешать, как следует, соединить всё, как надо, а потом испечь. Дома долгими вечерами Серый чертил чертежи с отсеками, чтобы всё распределялось и соединялось, как надо. И вот пришло время испытаний – пора печь торт.
Когда профессор был на очередном Домовом Совете, Серый притащил в лабораторию детали и собрал тортодел.
- Вот это да! Кажется, это прекрасно! – Серый был доволен тем, как выглядит его изобретение.
Конструкция была похожа на торт, где каждый отсек был предназначен для смешивания отдельных продуктов. Эти отсеки могли крутиться, чтобы всё смешать, взболтать и перемолоть. Сверху Серый установил голову в платке, и теперь конструкция была очень похожа на его бабушку. В этой голове Серый встроил чипы, которые управляли всем процессом изготовления. А ещё глаза были индикаторами. Например, когда торт испечётся, глаза должны загореться зелёным. А если вдруг что-то пойдёт не так, то глаза замигают красным цветом. А если торт надо подержать в духовке после сигнала, что выпечка готова, глаза должны были мигать.
- Нет, не прекрасно, а замечательно! – поправил себя Серый, так он был счастлив, когда увидел в собранном виде своё детище.
- Ну, пора!
Серый открыл один сектор тортодела. Потом он взял из сумки контейнеры. Из контейнеров он достал свой обед и ужин. Серый подготовился, потому что рассчитывал поработать до вечера. Он знал, что профессор на Домовом Совете бывает долго, так что времени у Серого было много. Свою еду он поставил в сторонке. Потом Серый вынул оттуда же всё, что надо для выпечки торта.
- Это есть, это есть… яйца, сахар, молоко… - сверялся с рецептом Серый. – Ага, всё тут, ничего не забыл. Кажется, тортик получится отменным.
Он повернулся и нечаянно задел локтем свой обед, который упал в открытый сектор тортодела. Затем так же нечаянно ногой закрыл сектор.
- Начнём! – торжественно произнёс Серый, но увидел, что сектор тортодела закрыт. И только когда присмотрелся, понял, что в тортоделе лежит.
- Что ж такое?
Серый тыкал пальцем в планшет, но, видимо, нажал что-то не то, и тортодел заурчал, запыхтел и закрутился.
- Стой! Стой! Не то! Не надо! Это не торт! – кричал Серый и нажимал кнопки.
Но тортодел уже было не остановить – он получил задание и начал его выполнять. Серый даже пригнулся, потому что боялся, что тортодел взорвётся, как это иногда бывало с его изобретениями. Но нет, изобретение работало исправно. Но это Серого не радовало. После безуспешных попыток его отключить, Серый сел на пол, обнял колени и заплакал.
- Что ж мне так не везёт? – спрашивал он себя. – Почему у меня всё получается не так, как я задумываю? Если получается, конечно.
* * *
Тортодел остановился и затих.
- По крайней мере, он не взорвался, - Серый не мог поверить своим глазам.
Молодой учёный подошёл к тортоделу. С виду никаких повреждений не было, ничего не дымилось, не сломалось и ничего из него не вылетело. Наоборот пахло очень даже вкусно.
Средний сектор в тортоделе выдвинулся, и на подносе выехала тарелка с приготовленным блюдом.
- Как вкусно пахнет! – воскликнул профессор Запечкин.
Серый так заработался, что не услышал, как пришёл его наставник.
- Это хорошо, что ты приготовил обед. Я очень проголодался на Домовом Совете.
Профессор бесцеремонно взял тарелку и принялся за блюдо.
- Ты не представляешь, как тяжело с академиком Бородулькиным! Я ему отчёт, а он меня просит показать чертежи. Я ему чертежи, а он меня спрашивает про испытания новых изобретений. Я ему про испытания изобретений, а он требует отчёт. И так по кругу, – рассказывал профессор, а Серый с настороженностью его слушал. – И его борода! О, эта борода академика Бородулькина – шелестит, развевается, шевелится! Я ей отчёт, а она меня спрашивает про чертежи. Ты представляешь?
Вообще-то, профессор Запечкин после Домового Совета всегда рассказывал одно и то же, но сейчас Серого волновало другое.
«Неужели это съедобно?!» - думал молодой учёный.
- Ох как вкусно, - словно ответил на его опасения профессор Запечкин. – Но ничего, я им ещё покажу! Покажу им нашего Робку! Они увидят… Погоди, Серафим, а что это за приспособление? – профессор показал на тортодел. – Я его тут не видел.
- Ну как же? Это же наше изобретение, - пытался оправдаться Серый.
- Нет-нет, я все наши изобретения помню. А этого не помню. Это твоё?
Профессор Запечкин посмотрел на Серого.
Серый не знал, куда спрятаться от этого взгляда.
- Ну это… как бы… кажется…
- Это оно приготовило салат?
- Салат?! – удивился Серый.
- Изумительный! Вкуснейший салат! – крикнул профессор. – Я таких салатов не пробовал никогда. Даже моя Варвара Звонимировна ни разу такого вкуснющего салата не приготовила. Так это твоё изобретение?
Серому залился краской – такой похвалы он от наставника не ожидал.
- Кажется, да. Я его назвал тор…
- Салательница! – придумал профессор. – Мы назовём её в твою честь, коллега: «Салательница Фим-01». Как тебе?
А как Серому? Конечно, ему было очень приятно. Это было его первое изобретение! Да ещё назовут в его честь! Он, Серафим Хлебкин, войдёт в историю! Его имя зачитают на Домовом Совете! Он стал изобретателем! Ну и что, что он изобретал тортодел, а получилась салательница? Многие изобретения так изобретались.
- Покажи-ка мне чертежи! Я их завтра же отвезу в Домовой Совет и зарегистрирую. А то, видите ли, мы давно не изобретали чего-то интересного. Ну, Бородулькин, держись. Скоро, Серафим, твои салательницы будут в каждом доме! А почему твоя салательница похожа на торт? – профессор обратил внимание на интересную форму конструкции.
- Это… потому что… потому что… - Серый не знал, что сказать, ведь изначальная его задумка была совсем другой, – потому что…
- Это в честь моей бабушки! – нашёлся Серый. – Она очень любила готовить салаты, вот я и сделал салательницу похожей на неё!
- Чудненько! – профессору Запечкину понравился ответ. – Бабушка – это очень мило. Кстати, надо будет в поварском отделе попросить рецепты салатов. А на ужин пусть салательница нам ещё что-нибудь приготовит. Заодно и испытание пройдёт.
Серафим положил на стол чертежи тортодела… прости, салательницы, и до самого вечера объяснял профессору Запечкину, что к чему и как работает, чтобы тот достойно представил изобретение на Домовом Совете.
Эдвард САШКО
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



РАЗГОВОР С ВНУКОМ

Когда я был мальчишкой,
Крутой считалась фишка
Похвастать своим дедом,
Ведь дед добыл Победу.
Убил врагов полсотни,
И самолёт подбил,
И прямо по рейхстагу
Из пушки угодил.
Тут можно возгордиться,
А можно и приврать
Для пущего эффекта.
Кто будет проверять?
Рейхстаг? А ты не знаешь?
Век бы его не знать.
В Берлине там скопилась
Фашистская вся знать.
И крепость эту было
Непросто штурмовать.
Про хвастунов счастливых ...
На весь на наш квартал
В мальчишеской ватаге
Троих я насчитал.
Из-за лихих войны годов
Остались внуки без дедов.
А с дедом в самом деле круто.
Он не уйдёт ни на минуту.
Он же не ходит на работу,
Твои дела – его заботы.
Из палки сделать автомат,
Как на посту стоит солдат,
Как змей летает показать,
Всё-всё на свете рассказать.
Вот так о дедушке мечтал.
Их было два, я их не знал.
Они на фронте жизнь отдали,
Чтоб жили мы и процветали.
А я? Мне в жизни повезло.
Война, сынок, всегда ведь зло.
Но не пришлось, не воевал,
А главное - не убивал.
Пускай сбылись не все мечты,
Вот, что свершилось - это ты!
Зовут? Футбол. Ну что ж, беги.
Эй, руки, ноги береги.

Наум ФРИДМАН,
Вильнюс
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *

Письмо солдату

Номинация – Ангел-хранитель



Накануне двадцать третьего февраля в лётную часть доставили посылку с письмами. Это был результат акции «Письмо солдату», которая ежегодно проходила в стране. И хотя в части служили всего четыре солдата, письма доставляли всё равно. Писем было несколько десятков, поэтому командир части приказал раздать их всему составу, начиная от рядовых и заканчивая собой.
«Иногда обыкновенное письмо может перевернуть всю жизнь, изменить судьбу», - говорил он, если кто-то отказывался брать.
Вот и сегодня, войдя в свой кабинет, он достал из нагрудного кармана письмо, вскрыл конверт и стал читать: «Здравствуй, уважаемый воин Российской армии! Пишут тебе ученики седьмого класса…
Комок подкатил к горлу, а в памяти всплыли строки письма, которое он сам писал тридцать лет назад:
«Привет, дорогой солдат! Пишет тебе Серёга Зубов. Поздравляю тебя с праздником и желаю скорого возвращения домой, потому что дом – это самое главное в жизни человека. Я бы из своего дома никуда не уезжал, но мамка болеет, ходить совсем уже не может, и органы опеки хотели меня забрать. Потом приехала баба Мария и увезла нас к себе, в деревню. В школе я учусь так себе. Пока управлюсь в сарае, воды из колонки наношу, снег откидаю, уже наступает вечер. Из уроков что успею, то и сделаю. А недавно баба Мария сказала, что согласилась отправить меня учиться в интернат, потому что она со мной не справляется. Я не хочу уезжать в другой город, там всё чужое. Хочу стать, как ты, солдатом. Только сначала учиться в военном училище, а потом служить в армии.
- Серёжка! Опять воды не принёс! Ах, ты, нахлебник! - услышал он сквозь время, будто наяву, сердитый крик бабы Марии и выглянул в чердачное окно.
У крыльца в инвалидной коляске сидела мать. Рядом грелся на солнышке рыжий кот.
Мальчик вытер рукавом глаза и продолжал писать:
«По телевизору я видел, что есть Суворовское училище, но не знаю, в каком оно городе. Я бы хотел в нём учиться, потому что настоящий мужчина должен уметь защищать и своих родных, и себя, и дом, ведь всё это и есть Родина. А потом я мог бы стать военным врачом, заработать денег и вылечить маму. Она хорошая, только всё молчит и ходить не может. Дорогой солдат, поздравляю тебя с праздником и желаю поскорее вернуться к своей маме. Ученик 7 класса Серёга Зубов».
Подполковник встал и подошёл к окну. Солдаты разметали с бетонных плит снег. Он вспомнил, что, будучи кадетом, тоже частенько брал метлу. Не напиши он письмо солдату, кто знает, как сложилась бы судьба. А тогда, написав письмо, он не сдал его учителю для проверки, а отнёс на почту. Отнёс и забыл о нём, потому что дальше в его жизни развернулись события, которых он боялся больше всего.
В первый же день весенних каникул во дворе появились незнакомые люди. Серёга увидел их в окно. И по тому, как приветливо встречала их баба Мария, понял, что приехали эти люди за ним. Одну из женщин он узнал. Она разговаривала с ним в районном отделе опеки. Сердце забилось неровно и больно и упало куда-то вниз. Серёга метнулся в комнату к матери, но она безучастно лежала на кровати. Голоса слышались уже в коридоре. В отчаянии он рванул створки форточки, бросил вниз куртку и ботинки и, с трудом протиснувшись, выпал сам. Подхватив с подтаявшего снега куртку, кое-как всунув ноги в ботинки, пригнувшись, он побежал огородами. Остановился только в конце, задохнувшись от бега.
- Куда идти? К Роману… У него бабушка не выгонит. Нет, нельзя. Баба Мария скажет, что он может быть у друга. В школу? Тоже нельзя. Математичка всё время говорит, что по мне интернат плачет. Может, к участковому Сергею Михайловичу, он всегда ребятам помогает.
Постоял, огляделся… Из труб бань шёл дым. Была суббота. Вспомнил о чердаке бани, где они с другом Романом сделали себе убежище. Затащили по лестнице туда старую лавку, сделанную ещё дедом Иваном. Вместо стола поставили широкий спил берёзы. В жаркий день на чердаке можно было укрыться от солнца. Если баню топили, то в прохладный день там было не холодно. Кирпичная труба долго держала тепло. Серёга вспомнил о чердаке и пошёл к бане друга. Во дворе никого не было, и он беспрепятственно проник на чердак. Здесь, действительно, было тепло. Он сел на лавку, протянул ноги к горячей трубе, стал согреваться. То ли то холода, то ли от испуга и напряжения, всё тело сотрясалось от дрожи.
- Пусть ищут, - прошептал он.- Мамку только жалко.
Вытер холодными ладошками слёзы и прилёг у тёплой трубы.
Мальчишка ещё не знал, что его солдатское письмо получили в этой же части. Досталось оно капитану Юркову, который, прочитав письмо, сказал, что это – крик души ребёнка, мольба о помощи. Он обратился с этим письмом к начальнику части, тот просил директора кадетского корпуса принять мальчика, минуя конкурс, как воспитанника части.
Только на выпускном вечере лейтенант Сергей Зубов узнал, что капитан лично привёз в военкомат запрос на будущего курсанта кадетского корпуса, что он отнёс этот запрос не только в военкомат, но и в орган опеки. Только тогда Сергей понял, сколько капитан для него сделал! Только тогда осознал, что капитан стал Ангелом-хранителем его судьбы. В детстве он просто был рад, что мужчина в военной форме предложил ему учиться в кадетском корпусе, и сразу согласился. После оформления документов и прощания с матерью и ставшей вежливой бабой Марией, мальчик улетел в город, который вошёл в судьбу Сергея Зубова навсегда. Но всё это будет позже.
А тогда мальчик спал у тёплой печной трубы, и его душа во сне отогревалась, словно рядом была самая верная и надёжная защита – мама. Разум отказывался понимать, почему баба Мария отдала внука в интернат для трудных подростков. Он ещё не задумывался, почему незнакомый военный человек, прочитав письмо чужого ребёнка и зная, что значит такой интернат, бросился на помощь. Все эти вопросы и мысли придут к нему потом.
Он просидел на чердаке весь день и ночь. Утром, увидев на крыльце друга, свистнул. Тот залез на чердак и рассказал, что звонила баба Мария, спрашивала, не у них ли Сергей. Потом он принёс еды, воды и перину. Перина была широкая, тёплая и мягкая. На одной половине мальчик спал, а другой укрывался. И хотя Роман украдкой от своей бабушки подтапливал баню, на третьи сутки Сергей всё равно заболел. Тогда друг привёл на чердак свою бабушку. Кряхтя и охая, старушка забралась на баню, потрогала ребёнку лоб, обняла и повела спускаться вниз. Дома она уложила его в постель, натёрла какой-то настойкой, напоила отварами и жаропонижающими. Сергей заснул. А когда проснулся, увидел у постели участкового Сергея Михайловича.
- Проснулся? Ну и наделал же ты переполоху, - сказал он.
- Что? За мной опять приехали? - подхватился он.
- Нет, успокойся! Друга с его бабушкой перепугал. Шутка ли: больной чужой ребёнок в доме. Роман ко мне прибежал, просил тебе помочь. Ты сам-то, что же не пришёл сразу?!
- Я хотел к Вам пойти, но побоялся, что меня перехватят по дороге те люди, они были на машине.
- Эх, голова! На улице ещё снег не растаял, а ты на чердаке ночуешь. Разве ж это дело! Нельзя в одиночку с бедой справиться. К людям надо идти, они не все плохие. Пока болеешь, тут побудешь, Роман и его бабушка за тобой поухаживают.
- А потом? - тревожно спросил Серёга.
- Потом домой пойдёшь, к матери. Она места себе не находит. С бабкой твоей я переговорил. Да и директор школы у неё тоже был. Четверть закончишь, а потом будет видно. Понял?
- Понял, - облегчённо ответил мальчик.
- Тогда я пошёл, - сказал участковый.- Врача пришлю, пусть тебя послушает. Выздоравливай, да больше не дури.
Серёга остался один. Он лежал и думал, о том, что хорошие люди всегда встречаются. Может быть, их даже больше, чем плохих, просто они живут скромно и незаметно, поэтому люди их не сразу видят.
Потом он вернулся домой, и опять ухаживал за матерью, помогал по хозяйству бабе Марии, которая стала меньше кричать и ругать, а только недовольно поджимала губы. О чём с ней говорили директор школы и участковый, Серёга не знал, но жить стало спокойнее.
В конце апреля школа стала готовиться к майским праздникам. День Победы в селе чтили особо, потому что не было ни одной семьи, кого бы ни коснулась война. А следующий день, десятое мая, мальчику запомнился на всю жизнь.
Утром он пораньше побежал в школу. Открыв дверь, остановился. Прямо перед ним, у директорского кабинета, стоял военный. Серёга поздоровался и прошёл в раздевалку. Почему-то вспомнилось письмо солдату, которое он отнёс на почту.
- Наверное, лётчик, - подумал он,- шинель синяя, на отворотах самолётики. Интересно, зачем он ждёт директора?
Он пошёл в класс, достал историю и стал читать параграф, но в голову всё время лезли мысли одна фантастичнее другой. Постепенно подходили ребята. Стало шумно и весело. Рядом плюхнулся Роман и, толкнув друга под локоть, спросил:
- Видал военного у входа? Как думаешь, зачем он тут?
Ответить Серёга не успел, потому что открылась дверь, и секретарь Рита сказала:
- Сергей Зубов пришёл? К Тимофею Ивановичу в кабинет тебя приглашают.
Мальчик поднялся, оглянулся на друга, как бы ища защиты.
- Да ты не бойся! - сказала Рита,- там тебе сюрприз. Пойдём!
Сергей потоптался у двери директорского кабинета и несмело приоткрыл её.
- Заходи,- сказал Тимофей Иванович, увидев мальчика.
- Вот, товарищ капитан, знакомьтесь. Это и есть Сергей Зубов, - обратился он к военному.
- Ну, здравствуй, Сергей! - сказал тот.- Я получил твоё письмо солдату.
- Но Вы же не солдат! - удивлённо возразил Серёга.
- Я служу Родине, неважно в каком звании, значит, я её солдат, - улыбнулся капитан.- Ты писал в письме, что хочешь учиться в военном училище. У нас на территории части есть кадетский корпус. Учатся там мальчики твоего возраста. Учёба продолжается четыре года, потом кадеты получают аттестат об образовании и имеют возможность поступить в любое военное училище. Я договорился насчёт места для тебя. Ты подумай до завтра, с мамой посоветуйся. Мы с Тимофеем Ивановичем тоже с ней переговорим.
Серёга слушал, и ему казалось, что он видит сон.
Потом они летели на самолёте в город, который вошёл в его жизнь навсегда. Будучи кадетом, он ещё не раз писал письма солдату, но адресованы они были одному человеку - капитану ВВС Юркову.
Став взрослым, Зубов всегда говорил тем, кто отказывался брать солдатские письма:
«Иногда обыкновенное письмо может перевернуть всю жизнь, изменить судьбу».
И про себя добавлял: "Если получит его настоящий человек".
Надежда Яковлевна ФРАНК
Литовская общественная организация «Мелодия жизни» минувшей весной к Международному дню защиты детей объявила международный литературно-творческий конкурс «Счастливая Планета – Детство!».
«Обзор» продолжает публикацию наиболее интересных работ, присланных в рамках конкурса.
* * *



Самый надёжный друг

У меня есть друг,
Он надежней всех!
Доставляет мне радость, счастье и смех,
Смотрит на меня хитрыми глазами,
Хочет поиграть с лентой и бантами,
Когда сажусь я кушать - он всегда со мной,
Мой любимый котик, Рыжик, дорогой!!!
Дарья Билостенная,
3б класс
Вильнюсская школа - многофункциональный центр "Саулетякё"

Руководитель: Наталия Валерина,
учитель начальных классов

Удивительное - рядом!

Удивительное - рядом!
Удивительное - рядом!
Закричал, смотря в окно,
Шестилетний мальчик Паша,
Он увидел НЛО!
И большого кашалота,
Крокодила, бегемота
И ленивого кота,
На закате золотом,
Где играют облака.
Никита БЕЛЯВСКИЙ,
3б класс

Вильнюсская школа - многофункциональный центр "Саулетякё"
Руководитель: Наталия Валерина,
учитель начальных классов
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru