Все блоги

Дмитрий Бавырин,
"Взгляд"


Ровно 25 лет назад началась операция «Буря» – жестокое военное преступление, в ходе которого хорваты уничтожили республику Сербская Краина. В наши дни эти трагические события приобрели новую актуальность, поскольку именно на «Бурю» и на Хорватию в целом ориентируется Украина, мечтающая об «окончательном решении проблемы Донбасса». Но украинские националисты не учитывают главного.
Чтобы не вдаваться в детали распада Югославии (ведь даже поверхностный разговор на данную тему по объему будет соперничать с диссертацией), перейдем сразу к сути: власти и национальные активисты провозгласившей независимость Хорватии сделали всё для того, чтобы она стала мононациональной и чтобы местные сербы почувствовали себя даже не людьми второго сорта, а браком. Дошло до погромных по сути листовок с призывами социального террора против сербского меньшинства: в магазинах не обслуживать, в больницах не лечить, а если получится, забейте гвоздями их входные двери, но не прокалывайте шины автомобилям – пускай уезжают.
Они и уехали. На границах Хорватии с Боснией и Сербией возникла непризнанная республика Сербская Краина со столицей в Книне, где сербское меньшинство являлось уже большинством. Как губка она впитала в себя почти всех сербов с хорватской территории, и тогда несладко пришлось уже местным хорватам – маленькая Краина будто стала пародией на большую Хорватию, поменяв два народа местами.
Это «переселение» приняло характер хронической гражданской войны, затихшей лишь с введением в буферные зоны миротворцев ООН. Потом были переговоры для отвода глаз, а за ними последовала бойня.
Непризнанную республику уничтожили путем двух операций. По итогам «Молнии» исчезла Западная Славония (часть Краины на границе с Сербией), по итогам «Бури» собственно сама Краина. В обоих случаях хорваты, вышколившие свою армию по стандартам НАТО и располагающие самым современным арсеналом (несмотря на конфликт, эмбарго на поставки оружия Загребу не существовало), атаковали внезапно, на рассвете, под надуманным предлогом, за два часа предупредив миротворцев, которые сочли за благо покинуть место конфликта.
Но не все. Погибли как минимум двое чехов и один датчанин.
Началась «Буря» с артобстрелов и бомбардировок.
Последующая наземная операция продлилась три дня и стала самой масштабной в Европе со времен Второй мировой войны.

А также самой большой этнической чисткой с тех же самых пор.
Большинство исследователей сходятся на цифре 250 тысяч: 250 тысяч сербов бежали из Краины. Многокилометровые колонны людей шли в Сербию и Боснию под бомбежками хорватских ВВС, закреплявшими принцип мононационального государства. За три дня, по данным Белграда, погибли полторы тысячи мирных жителей. Хорваты настаивают на цифрах 677 (погибшие) и 90 тысяч (беженцы).
Это было жестоким военным преступлением, но международное сообщество, считай, что смолчало. Одни страны (в частности, Франция и Великобритания) выразили «обеспокоенность», другие (США и ФРГ) по факту поддержали действия хорватов, благо Загреб заранее обложил все острые углы дипломатической ваткой. Что же касается Белграда, куда руководство Краины практически в полном составе сбежало в период со 2 по 5 августа, его бездействие стало одним из определяющих факторов трагедии – Слободан Милошевич отказался предоставить Книну военную помощь.
В той войне немало темных пятен не только потому, что сбору свидетельств и работе журналистов препятствовал Загреб. Этому препятствовало еще и правительство Югославии: Милошевич понимал, если масштабы катастрофы станут известны, ему во власти не удержаться – свои же живьем съедят.
Уже вечером 7-го в Книн прибыл президент Хорватии Франьо Туджман, чтобы лично поздравить военных, над городом была поднята шаховница, а всеобщее ликование переросло в шовинистический угар. К тому моменту в стране уже фактически реабилитировали усташей и нацистский режим Анте Павелича, за годы диктатуры которого в лагерях было уничтожено 290 тысяч сербов, 40 тысяч евреев, 30 тысяч цыган, а хорватский язык обогатился словом «сербосек» – нож для убийства сербов.
Мировое сообщество по-прежнему молчало. Однако геополитические интересы (Загреб провозгласил себя однозначным союзником Вашингтона и Брюсселя) не отменяют чувства личной брезгливости: вскоре Хорватия стала изгоем, пусть даже официально об этом никто не объявлял.
Ситуация изменилась только со смертью Туджмана. Плоть от плоти его партии, Иво Санадер, взял националистов в окорот, после чего имена усташей исчезли из топонимики, а в правительстве появились сербы. Он пошел даже на крайне непопулярные меры, разрешив части сербских беженцев вернуться и выдав Гааге самых одиозных генералов «Бури». Однако многие виновники краинской бойни (включая самого Туджмана) к тому моменту уже скончались в статусе национальных героев, а большей части беженцев вернуться не удастся никогда.
Во-первых, некуда – их дома были либо сожжены, либо заняты методом самозахвата. Во-вторых, на многие имена заготовлены папки с доказательствами «фактов геноцида в отношении хорватов».
На следующем повороте истории Санадер сядет в тюрьму за коррупцию, но очищенная его руками от внешних проявлений радикального национализма Хорватия станет членом НАТО и ЕС, относительно процветающей по меркам Балкан страной и ролевой моделью для постмайданных украинских патриотов.
Они тоже хотели процветать, хотели в НАТО и ЕС, хотели реабилитации своих людоедов-неудачников типа Бандеры и Шухевича, хотели выкорчевать из страны все, что ассоциировалось с Россией и русскими, роль которых в хорватском случае играли Югославия и сербы.
В этих, как сейчас говорят, «кейсах» можно найти и другие общие детали, включая забавные: с точки зрения новой историографии украинцев многие годы национально угнетала империя с украинцем во главе (Брежневым), а хорватов – социалистическая Югославия хорвата Тито.
Но главная в таких параллелях, разумеется, та, которая касается народных республик Донбасса. Их предполагалось уничтожить собственной «Бурей», то есть военной операцией, к которой предполагалось готовиться: ждать удачного часа, «втирая очки» Западу и миротворцам ООН.
Нельзя сказать, что такая «Буря» автоматически означает военные преступления сиречь этнические чистки, но толпы беженцев, переходящие российскую границу, предполагались как желательный сценарий, направленный на моноэтничность и монокультурность Украины. Поэтому средствами пропаганды проводилась намеренная дегуманизация населения Донбасса почти что в стиле «насекомых не жалеть» (такое в погромных листовках хорваты писали о сербах).
Безусловно, это был всего лишь карго-культ – поклонение отсталых аборигенов самолетам из камней и палок, лишь внешне напоминающим те, на которых прилетает гуманитарная помощь. Несмотря на все совпадения, с военно-политической точки зрения ситуация в ДНР и ЛНР максимально далека от таковой в Сербской Краине, а Россией – пусть и обложенной западными санкциями, как когда-то Югославия – руководит отнюдь не Милошевич.
Несмотря на колоссальную численность группировки ВСУ, ошивающейся вблизи народных республик, покорение Донецка и Луганска «Бурей» абсолютно пустые мечтания – столь же пустые, как и планы вступить в ЕС или подтянуть уровень жизни в самой бедной стране Европы до хорватского. Диктат сельских гопников приговорил Украину к прозябанию – экономическому и культурному, конструкция из камней и палок не способна взлететь по определению.
Напоминать об этом нужно не для того, чтобы в очередной раз оттоптаться на украинском национальном гоноре (хотя это, конечно, всегда на пользу – слишком уж этого гонора много, и он заметно отравляет жизнь слишком многим хорошим русскоязычным людям), а для постепенного оформления ответки украинцам за неонацизм. Такие кадры, как посвящение в «Центурию» (новое формирование неонацистского батальона «Азов», которое поклялось «уничтожать все антиукраинское»), должны активно распространяться именно с нашей стороны, благо он копирует уже даже не хорватскую, а гитлеровскую стилистику.
Как уже было сказано выше, политически Запад многое прощал хорватам, но даже стилистическое возрождение усташества вызвало активное неприятие и было насильно упразднено для включения Хорватии в «единую европейскую семью».
Украинскому национализму в этом смысле тоже многое прощали, хотя принимать Киев в «семью» не собирались и не собираются, однако сейчас эта ситуация стремительно меняется в связи с «новой этикой». Прославление нацистов прошлого, будь то Павелич или Шухевич, как и героизация военных преступлений на этнической почве, в числе которых однозначно признана «Буря», продолжит маргинализацию украинского государства в глазах западного мира как хронически отсталого экономически и варварского идеологически. Туда ему и дорога.
Фото Виктора Грецкаса, "Обзор"


Об истории

В любой отдельно взятой точке
Минувших на Земле времён
Найдутся три-четыре строчки
Весьма прославленных имён.

Но слава больно уж капризна.
Герой вчерашний очернён:
Он был защитником отчизны,
А стал… предателем её.

Из века в век идёт игра без правил –
Герой низвергнут,
а на постамент
Другой поставлен.

Кто? Господь ли? Дьявол?
Проводит на Земле эксперимент?

История?.. Да как ни назовите,
А всё одно: такой науки нет,
А есть
интерпретация событий
На данный исторической момент.


* * *
Фото Виктора Грецкаса, "Обзор"


Здесь нечем гордиться
И каяться не в чем:
Оно… было много у всех и всегда
Ненужных друзей
и наскучивших женщин.
Скажите, а разве не так, господа?
Одни остаются, другие уходят,
Ведь вместе сквозь сито событий не все
Хотят проходить:
друг и женщина, вроде,
Твои… а идут по другой полосе.

Нет, я, господа, не играю словами –
Далёк от игры: поглядите вокруг.
И что?
Вы уверены,
здесь,
рядом с вами,
Та самая женщина,
то́т
самый друг?


* * *
Фото Виктора Грецкаса, "Обзор"


Разве чувства выразить словами
Или, скомкав,
втиснуть в рамки строк? –
Я, признаться, замерзаю с Вами
От макушки вплоть до пальцев ног.

Подле Вас душою не согреться,
А от вашей холодности бьёт…
Бьёт озноб:
в груди у Вас не сердце,
А холодный безразличный лёд.

Я не стану спорить: Вы красивы
Ледяной холодной красотой,
А слова: волнение, порывы –
Суть для Вас всего-то звук пустой.

Думается, тайны не открою:
Вы разочарованы во мне.
Знаю, ждёте своего героя
Снежного на ледяном коне…

Я бы стал таким, как Вы хотите –
Безупречным рыцарем из льда,
Только…

есть проблема, извините:
В жилах кровь течёт, а не вода.

-----------------------------------------------
Владимир ЛЮБЛИНСКИЙ,
Вильнюс,
июль 2020 года
Памяти друга детства и юности Юры Германа

Статистика (куда как странно)
Вещает, будто я живу
За счёт друзей, ушедших рано –
Хожу в кино и рестораны,
По пятницам кошу траву
На нашей старой доброй даче,
Вожу свой ржавый драндулет,
Ем,
пью,
гуляю,
деньги трачу.
… А, вообще,
живу
на сдачу
От недожитых ими лет…

…Над стопкой фотографий вою.
Бутылка водки на столе.

Жилось бы, будь они со мною,
Мне много легче на Земле.
****
У библии есть сотни толкований
Людей, читавших библию до нас.
А что, у нас
нет ни ума, ни знаний
Прочесть её самим
хотя бы раз?

Включаю телевизор: на экране,
Разжёвывают, вкладывают в рот
События…
А по другой программе
Всё в точности, но всё наоборот:

Меняя чёрное
и белое местами,
Толкуют… И
скажу без дураков:
– Друзья мои, я развожу руками:
Я бы поверил и второй программе,
Но…
уверяют: происки врагов.

Гляжу в окно: как будто бы всё ясно,
А новости послушаю… Ан-нет.
И в общем-то была бы жизнь прекрасна,
Когда бы отключили интернет.

Фото Виктора Грецкаса, "Обзор"


* * * * *
Одно звено в цепочке обстоятельств
Нарушилось…
и тут частица «бы»
Ввела систему новых обязательств –
Из вероя́тной
линии судьбы,

Случайно ставшей в нашем мирозданьи
Реальностью…
А проще говоря,
Я, помнится, назначил Вам свиданье –
Вы не пришли. И совершенно зря:

Живу в реальности,
в которой мы
не вместе.
Вы любите другого, я – женат:
Ошибка и во времени, и в месте…
Господь, верни реальности назад,

Переиначь события и годы.
Мне наплевать, на чьей Ты стороне…
Пусть даже звёзды рухнут с небосвода,
Но эту женщину
отдать
Ты должен мне!

* * *
Владимир ЛЮБЛИНСКИЙ,
Вильнюс

2020 m. liepos 18 d. Delfi portalo tinklalapyje pasirodė sensacingas straipsnis:
Ekspertai įvertino naujai pasirodžiusius reitingus: Gabrieliui Landsbergiui reikia susitaikyti ir padaryti išvadas.
Ten skelbiami Naujienų agentūros ELTA užsakymu atlikti tyrimų kompanijos „Baltijos tyrimai“ apklausos duomenys.
Mano galva, šios publikacijos sensacija ne ta, kad konservatorių partijos pirmininkas Gabrielius Landsbergis atsidūrė 30 populiarių politikų saraše 28-tas. Būčiau nustebęs, jei rezultatas atrodytų kitas.
Ir ne ta, jog nepaliekantis televizorių ekranų ir lietuvių spaudos puslapių konservatorių patriarchas Vytautas Landsbergis užėmė šiame sąraše 27-tą eilutę.
Toks rezultatas man taip pat nekeldavo abejonių.
Sensacija yra ta, kad minimas rezultatas taip plačiai viešinamas.
Nepavydėtinas tas patriarcho ruduo.

18 июля 2020 года на литовской странице портала Delfi появилась сенсационная статья
Ekspertai įvertino naujai pasirodžiusius reitingus: Gabrieliui Landsbergiui reikia susitaikyti ir padaryti išvadas / Эксперты оценили вновь появившиеся рейтинги: Габриэлюсу Ландсбергису необходимо смириться и сделать выводы.
В ней приводятся результаты опроса общественного мнения, проведенного по заказу агенства новостей ELTA компанией Baltijos tyrimai (Балтийские исследования).
С моей точки зрения, сенсация этой публикации не в том, что председатель партии консерваторов Габриэлюс Ландсбергис оказался в списке 30-ти популярных политиков 28-м. Я бы удивился, будь результат иным.
И не в том, что не сходящий с экранов телевизора и страниц литовской прессы патриарх консерваторов Витаутас Ландсбергис занял в этом списке 27-ю строку.
В таком результате я тоже никогда не сомневался.
Сенсация в том, что этот результат был вообще выставлен на обозрение народа.
Незавидная осень патриарха.
Составляю видеостихи на заказ!
Юбилеи, дни рождения, свадьбы!
Хотите признаться в любви, сделать предложение или просто сюрприз? Тогда это то, что вам нужно!
Быстро,качественно и без затрат своего времени!
Т. +37125927592
rita.vaidere@gmail.com
© rabel8 / shutterstock.com


Серое небо и серое море
У горизонта смешались в одно
Серое месиво, будто бы споря
В мрачной решимости серых тонов.


Ветер и дождь.
Я в плаще с капюшоном.
Ветер, – а что ему? – вывернул зонт,
Всё приглушая пронзительным стоном:
Даже неслышен прибой.
Горизонт

Вдруг ощетинился стрелами молний.
Гром словно зверя чудовищный рык –
Обе стихии стремятся напомнить:
Ты здесь никто – просто так… временщик.

Волны залили весь пляж. Раздевалки
Будто игрушки в прибое морском.
Прежде широкий стал узким и жалким
Пляж…
Стал полоскою с мокрым песком.

Дюны от страха склонили вершины.
Сдавшись без боя на волю стихий,
Ветру и ливню подставили спины…

Я… как молитву читаю стихи.

Клайпеда. 2020-07-03
* * *
Фото Виктора Грецкаса, "Обзор"


О женщинах

(Из цикла «Стихи не для женщин»)

Есть женщины
холодные как, камень
С вершины гор, не ведавших страстей.
Есть женщины
горячие, как пламень,
И грешные до кончиков ногтей.

Для первых я пожертвовал бы многим,
Но лёд в глазах отталкивал меня,
А от вторых остались мне ожоги
От нестерпимо жаркого огня.

Какую выбрал я себе в подруги? –
Есть женщины, с которыми тепло –
Без жара солнца, леденящей вьюги.
Все говорят, чертовски повезло…

Но иногда мне до́ смерти охота
Замёрзнуть напрочь,
заживо сгореть,
Но…
дом, семья, приличная работа…

А жизни остаётся только треть.

Владимир ЛЮБЛИНСКИЙ,
Вильнюс
L

At 5:30 A.M. yesterday, July 2, 2020, the Lithuanian Public Radio and Television (LRT) web page posted an interview with noted German historian Christoph Dieckmann:
Vokiečių istorikas apie Holokaustą Lietuvoje: žydus priversdavo šokti, dainuoti, o tada sušaudydavo” [German Historian on Holocaust in Lithuania: Jews Were Forced to Sing, Dance, Then Were Shot]
The point of my text here is to point the reader’s attention to the phrase “Both of them were fascists”. To avoid mistakes, here is that portion of the interview which I captured:

Translation:
In the book you wrote the majority collaborated with the Nazis seeking to serve their country and led by a certain vision of the future of their country, usually a fascist one, to create an ethnically pure, militarily strong nation state. So didn’t Kazys Škirpa and Jonas Noreika also believe they were serving their country?
Both of them were fascists. Noreika became one while very young, Škirpa at a bit later age. Škirpa had a fascist vision of Lithuania, a Lithuania without Jews. He spoke out in favor of driving the Jews out rather than murdering them. Noreika held similar views, he saw a Lithuania without Jews because he believed they were powerful and hindered the creation of statehood. …]
P.S. The same day at 9:57 A.M. the LRT internet site posted an abbreviated translation of the interview in Russian.
It’s interesting to note that this passage was omitted in the Russian version.
---------
Translated from the Lithuanian by Geoff Vasil.


Vakar, 2020 m. liepos 2 d., 5:30 ryte Lietuvos radio ir televizijos (LRT) puslapyje lrt.lt paskelbtas interviu su žymiu vokiečių istoriku Christophu Dieckmannu:
«Vokiečių istorikas apie Holokaustą Lietuvoje: žydus priversdavo šokti, dainuoti, o tada sušaudydavo»
Mano straipsnelio tikslas – atkreipti skaitytojų dėmesį į žodžius “Abu jie buvo fašistai”. Vengiant kopijavimo klaidu, dedu interviu fragmento nuotrauką

P.S. Tą pačią dieną 9:57 LRT puslapyje rusų kalba buvo paskelbta minėto interviu vertimo sutrumta versija.
Idomus faktas: joje to fragmento nėra.
jta.org, JUNE 29, 2020 4:13 PM
BY CNAAN LIPHSHIZ
A memorial at the site of the Lietukis Garage massacre of Jewish Men in Kaunas, Lithuania. (Flickr/Adam Jones)

(JTA) — Lithuanian lawmakers want to make 2021 the year of Juozas Luksa-Daumantas — a nationalist accused of participating in a Holocaust-era massacre of Jews.
The parliament’s Committee on Education and Science submitted the proposal June 23 in a draft resolution titled “The Announcement of the Year 2021 as the year of Juozas Luksa-Daumantas.”
Witnesses placed Luksa-Daumantas, a leader of the pro-Nazi Lithuanian Activist Front militia during World War II, at the 1941 Lietukis Garage massacre in Kaunas, where locals tortured and beat to death dozens of Jews. Some of the perpetrators posed for pictures, some displaying the iron bars they used as murder weapons.
Some victims were held down while their tormentors blasted jets of water from a high-powered hose down their throats, causing them to drown or die of internal bleeding.
One survivor, Aleks Faitelson, said in a 2006 book that multiple witnesses saw Luksa-Daumantas participating in the murders. Another, a former chairman of the Association of Lithuanian Jews in Israel named Joseph Melamed, wrote in a 1999 book that his research had led him to identify Luksa-Daumantas in a photograph of the scene of the massacre. Melamed died in 2017.
Advocates for Luksa-Daumantas, who was killed in 1951 by Soviet security services, deny these charges. They say he was a patriot who fought Soviet occupation.
“The partisan Juozas Luksa-Daumantas was one of the most important fighters for the freedom of Lithuania,” the draft resolution states, because of his efforts toward “defending Lithuania’s independence in the struggles for freedom, his activities breaking behind the Iron Curtain.”
The resolution seeks the allocation of funds to teach schoolchildren about what the draft describes as Luksa-Daumantas’s heroism.
Dovid Katz, a critic of the veneration of collaborators in Lithuania, called on Lithuania’s parliament to scrap the proposal.
There’s “no good reason for such a choice in a solid EU democracy,” he wrote on Defending History, an online journal he founded about how Europe memorializes the Holocaust.
------------------------
Reprints of the article
The Jerusalem Post: Lithuanian lawmakers honor an alleged perpetrator of Holocaust pogrom
The Times of Israel: Lithuania may dedicate 2021 to alleged perpetrator of Holocaust pogrom
<< 1 2 3 4 5 6 >>
© 2009-2020 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru