Все блоги

The label of the MACCHIATELLO wine

Vineyard and its owner Nello Biscotti


For the first time in its young history, the "Yellow Road" encountered unforeseen circumstances. The fact is that on the peninsula of Gargano, the region of Apulia, Italy (for those who have not heard about the peninsula Gargano, we give here a little help) a meeting was held with the winemaker Nello. His small winery makes only red wine. Wine MACCHIATELLO (from Macchiia grapes). The history of its creation is as surprising as the peninsula Gargano itself. Nello searches, looks after, restores ancient varieties of vines, which many years ago grew in this region and already from this "ancient" grapes gets its wine ... Red. Of course, it is impossible to include red wine in the Yellow Road ... But it's also impossible not to talk about such a winery. It remains to be hoped that Nello will come up with something with white grapes ... In the near future.

Vico del Gargano


"My reality as a "small producer" of wines is a bit abnormal: when you are born and spend your years in a vineyard, the passion for making "wine" is already a part of your being.
I am a botanist and work in Gargano, I could not neglect the agrarian skills that already developed in this land. In this sense, the territory proved to be an extraordinary area for research. So some of the old vineyards, "real biological fossils", seated with these "historical" vines, are almost preserved to the present day. Among these "old vines" were those that were inherited from my father. Desire and enthusiasm (probably exaggerated) show that vineyards can also be a resource that is renewed every day. I began to recognize, study, understand their stories, even the human ones with which they are connected. Having a small cellar, which was founded by my father, I ventured to make this bet. Result? Bottled wine, total 500/700 bottles. Red wine with high iron content, called MACCHIATELLO di Mastrocianni, it is a vinification experiment with a scientific approach (using selected yeast, rational dosage of SO2), etc. These are the vines that together with my brother we managed to "save", restoring the old vineyard of our ancestors, which today is a "collection of historical vines of Gargano" (the project "Regjevit-Project-Apulia"), unique in the region.
In Vico del Gargano, where the collection is found and the Macchiatello winery exists, it was customary to grow vineyards with the predominance of ancient black Malvasia strains and, above all, the vine locally identified as the Macchia grapes (also known as Pampanon) that can grow well even on the beach. My grandfather told us that it had been found in the early nineteenth century, found by chance in an area called "Makhia" between Pesici and Vieste (hence the name of my wine). On the territory there were other small vineyards, 3000/5000 square meters, surviving remains, which for a while were supported by peasants. It was urgent to save these vines from extinction, which had survived the phylloxera (more than a hundred years ago). Only in Apulia at the end of the XIX century there were more than 200 vines.
The only way to "save" is to multiply our legacy. My brother and I implemented a new small vineyard in 1999, where we planted these vines (a small collection of this heritage), consisting mainly of the vines of ancestors' vineyards. We started making more grapes, and production was increased by several hundred bottles. Then everything started to change, also from the point of view of "cultural sensitivity". Gargano National Park involved me in a census project: cataloging historical vines, those that can still be found all over Gargano. Result: 60 different vines, mainly for black wine".

Nello Biscotti
Still life with MACCHIATELLO wine

Gargano National Park

The Nello Biscotti winery is next to Vico del Gargano...
Located in the heart of the Gargano National Park, about 6 km (3.5 miles) away from the sea and 10 km (6 mi) away from the Umbra Forest, Vico is one of Italy's Most Beautiful Towns.
The town centre is dominated by a castle and by the massive dome of the Colleggiata dell'Assunta. This ancient district, known as the Rione Civita, is a triumph of stone with its chimneys, archways, capitals, stairways, and underground chambers carved out of the rock.
Outside the town, the wonders continue with the Necropolis, an important archaeological site on the Mount Tabor plateau. The Umbra Forest, an immense spread of oak, beech and yew trees and typical arbutus (fruit-bearing shrubs), is ideal for outdoor activities. You'll find riding centres, trekking paths and a thick pine grove that leads down to the wonderful seashore between San Menaio and Calenelle.
The “door” to Gargano is Manfredonia, but on the way, stops at the Romanesque Churches of San Leonardo and Santa Maria di Siponto (both approximately a thousand years old) are a must for their historic and architectonic importance. Vieste faroManfredonia rises on the Gulf of the same name; it is a city rich in monuments, beginning with the Swabian, Anjou, Aragonese Castle, commissioned by Manfredi of Sicily during the city’s founding.
The area’s natural marvels also merit a visit, including the Scaloria Grotto and Lake Salso.
Heading toward Vieste, the spectacularly rocky coast is marked by steep precipices and overhangs, giant white boulders, and tiny beaches accessible only from the sea.
Next is Mattinata (whose name means “morning”), which features an enormous sandy beach, but is mostly immerged in a swathe of centuries-old olive tree groves. Not only olives, but almond trees define Mattinata - thus it is known varyingly as the “Land of Almonds” or the “White Butterfly of Gargano”. The latter is attributed to the peculiar form designed by the visual mix of white houses nestling in the hills.
Then, the Bay of Zagare (or Orange Blossoms) follows, with its sea-stacks, and Pugnochiuso, a beloved local sea destination.
On the eastern side of the “buttress” is Vieste: the sea here is, in a word, unforgettable, its waves lapping between two long, white-sand beaches. A rocky promontory dominates above, topped by a borgo, a labyrinth of tortuous stairways and winding streets and alleys, and white edifices and arches.


Peninsula Gargano on the map of the region Puglia

Tremiti Island, Gargano National Park, Puglia


"The first analysis of the grapes showed an amazing oenological potential: the Macchia grapes in September (known as the mid-late grapes) give sugar values of about 200 g / l, acidity of almost 9 g / l and, above all, many pigments (flavonoids) mg / l 2520 and anthocyanins 1024). The advantages, equally interesting, were given to us by three other investigated vines (Uva nera tosta, Nardobello, Malvagia nera). You can get amazing red wines and our first bottles (2001, 2002, 2003), that's proof ...
Having made wine, McCattello, we took the only way to save witnesses of human history, historical, cultural and scientific values. Fortunately, our multivariate model was confirmed in the process of vineyard reconstruction.
Otherwise, the old varietal heritage would have been lost if we had moved to a monovariant model.
Meanwhile, the years go by, and my little new vineyard is still struggling to give us the fruits: a complex landscape, dry, stony, poorly rooted cuttings (it is not suitable for these lands) ..."

Nello Biscotti

Grapes from Nello


"Meanwhile, the wine improved in each crop; and I started looking for tasters, oenologists, "experts". How is Macchiatello? Many say: "special", and some others add: "this reminds us of some wild vines of the foot." But all agree in one: "Definitely an original product". In May 2011, Pierce Carson, a journalist, a typical Italian researcher, visited me and published an article in the famous American magazine Napa Valley. After tasting a few bottles, he wrote: "A-a-a-a, 2008, what a wine!" He had beautiful floral notes, perhaps violets, even spring wildflowers. "There were fruit berries ... Rich wine." In the summer of the same year, my small cellar was "captured" by several Americans, ready to buy all my small production. Also many Frenchmen often visit the winery, and they are all surprised by this "Italian wine" ... This genetic, cultural, but unknown, anonymous heritage was first studied. Of the 25 specimens studied, authentic genotypes (indigenous vines) were different, for example, Uva della Macchia, Uva nera tosta, Nardobello, Moscatiddone nero, Malvagia nera, grape vines, which account for 80% of the composition of Macchiatello. Biochemical analyzes, repeated for several years, characterize the wine (handicraft technologies) of good alcohol content (13 / 14.5%), almost zero sugar content, pH and total acidity, interesting for red wine and, above all, an amazing amount of polyphenols (2500 mg/l)"
Nello Biscotti

Yes, and three addresses with good white wine especially for the "Yellow Road" from Nello Biscotti:

https://www.facebook.com/daraprispumanti/?ref=br_rs
https://www.facebook.com/valentina.valentinapassalacqua?ref=br_rs
https://www.facebook.com/cantine.cipriani?ref=br_rs


Sergey Evtuhov, author of the project
(evtuhov@yahoo.com)
.
Этикетка вина Маккиателло/MACCHIATELLO

Виноградник и его хозяин (Нелло Бискотти/Nello Biscotti)




Впервые в своей молодой истории "Желтая дорога" столкнулась с непредвиденными обстоятельствами. Дело в том, что на полуострове Гаргано, регион Апулия, Италия (для тех, кто еще не слышал про полуостров Гаргано, мы даем здесь небольшую справку) состоялась встреча с виноделом Нелло. Его маленькая винодельня делает только красное вино. Вино MACCHIATELLO (из винограда Маккиа). История его создания столь же удивительна как и сам полуостов Гаргано. Нелло отыскивает, выхаживает, восстанавливает древние сорта лоз, которые много лет назад росли в этом регионе и уже из этого "древнего" винограда получает свое вино... Красное. Конечно, включить красное вино в "Желтую дорогу" ну никак нельзя... Но и не рассказать о такой винодельне - тоже невозможно. Остается надеяться, что Нелло все же придумает что-нибудь и с белым виноградом... В недалеком будущем.

Панорама Вико дель Гаргано/Vico del Gargano


"Моя реальность как «небольшого производителя» вин немного аномальна: когда вы рождаетесь и вырастаете в винограднике, страсть делать «вино» уже является частью вашего существа.
Я ботаник и работаю в Гаргано, я не мог пренебрегать аграрными навыками, которые уже сложились на этой земле. В этом смысле территория показала себя как экстраординарная область для исследований. Так некоторые старые виноградники, «настоящие биологические окаменелости», усаженные этими «историческими» лозами, почти сохранились до нескольких до наших дней. Среди этих «старых лоз» были и те, которые были унаследованы от моего отца. Желание и энтузиазм (вероятно, преувеличенные) показывают, что виноградники тоже могут быть ресурсом, возобновляемым каждый день. Я начал их узнавать, изучать, понимать их истории, даже человеческие, с которыми они связаны. Имея небольшой погреб, который был основан моим отцом, я рискнул сделать на него эту ставку. Результат? Бутилированное вино, всего 500/700 бутылок. Красное вино с высоким содержанием железа, называемое MACCHIATELLO di Mastrocianni, оно представляет собой эксперимент по винификации с научным подходом (с использованием выбранных дрожжей, рациональной дозировки SO2) и т.д. Это те виноградные лозы, которые вместе с моим братом нам удалось «спасти», восстановив старый виноградник наших предков, который сегодня представляет собой "коллекцию исторических лоз Гаргано" (проект« Реджевит-Проект-Апулия »), уникальный в регионе.
В Вико дель Гаргано, где собрана коллекция и существует винодельня Маккиателло, принято было выращивать виноградники с преобладанием древних черных мальвазийских штаммов и, прежде всего, с виноградной лозой, локально идентифицированной как виноград Маккии/Macchia (также известный как «Пампанон») способный хорошо расти даже на пляже. Мой отец, мой дедушка, рассказывали нам, что он был найден в начале девятнадцатого века, найден случайно в районе под названием «Макхия» между Пешичи и Виесте (отсюда и название моего вина). На территории оставались другие небольшие виноградники, 3000/5000 квадратных метров, оставшиеся в живых остатки, которые некоторое время поддерживали крестьяне. Нужно было срочно спасти эти виноградные лозы от вымирания, которые пережили филлоксеры (более ста лет назад), в постфиллоксеровских реконструкциях мы сосредоточились на других лозах... Только в Апулии в конце XIX века было более 200 виноградных лоз.
Единственный способ «сэкономить» - это умножить наше наследие. Мы с братом в 1999 году реализуем новый небольшой виноградник, где мы сажаем эти лозы (небольшую коллекцию этого наследия), состоящую в основном из виноградных лоз виноградников наших предков. Мы начинаем делать больше винограда, а производство увеличивается на несколько сотен бутылок. Затем все начинает меняться, а также с точки зрения "культурной чувствительности". Национальный парк Гаргано вовлекает меня в проект переписи, каталогизации исторических лоз, тех, которые еще можно найти по всему Гаргано. Результат: 60 различных виноградных лоз, преимущественно для черного вина"

(Нелло Бискотти/Nello Biscotti)

Натюрморт с вином Маккиателло

Национальный парк Гаргано


Винодельня Нелло Бискотти находится рядом с Вико дель Гаргано
А Вико - один из самых красивых городов Италии, расположенный в самом сердце национального парка Гаргано, примерно в 6 км от моря и в 10 км (6 милях) от леса Умбра.
Над центром города доминирует замок и массивный купол Colleggiata dell'Assunta. Этот древний район, известный как Rione Civita, представляет собой триумф камня с его дымоходами, арками, капителями, лестницами и подземными камерами, вырезанными из скалы.
За пределами города чудеса продолжаются с некрополем, важным археологическим памятником на плато горы Табор. Лес Умбра, огромное распространение дуба, бука и тиса и типичного земляничного дерева (плодоносящие кустарники), идеально подходит для активного отдыха. Вы найдете центры верховой езды, дорожки для походов и густую сосновую рощу, ведущую к прекрасному побережью между Сан-Менайо и Каленелем.
«Дверь» в Гаргано - Манфредония, но по пути останавливаются в романских церквях Сан-Леонардо и Санта-Мария-ди-Сипонто (примерно тысяча лет), что является обязательным условием для их исторической и архитектурной значимости. Vieste faroManfredonia поднимается на одноименном заливе; это город, богатый памятниками, начиная с швабского, Анжу, Арагонский замок, по заказу Манфреди Сицилии во время основания города.
Естественные достопримечательности этого района заслуживают посещения, включая грот Скалоры и озеро Салсо.
Направляясь к Виесте, впечатляюще скалистый берег отмечен крутыми обрывами и навесами, гигантскими белыми валунами и крошечными пляжами, доступными только с моря.
Далее находится Маттината (чье имя означает «утро»), в котором есть огромный песчаный пляж, но в основном он погружен в многовековые оливковые рощи. Не только оливки, но и миндальные деревья определяют Маттинату - таким образом, она известна как «Земля миндаля» или «Белая бабочка Гаргано». Последнее объясняется своеобразной формой, созданной визуальной смесью белых домов, пестущихся на холмах.
Затем залив Загаре (или Оранжевый цвет) следует за его морскими стеками и с Пугнохиусо, любимым местным морским пунктом назначения.
На восточной стороне «контрфорса» находится Виесте: море здесь, одним словом, незабываемо, его волны плескались между двумя длинными пляжами с белым песком. На вершине преобладает скалистый мыс, увенчанный боргом, лабиринт извилистых лестниц и извилистых улочек и переулков, а также белые здания и арки.

Полуостров Гаргано на карте региона Апулия

Остров Тремити, национальный парк Гаргано, Апулия


"Первый анализ винограда показал удивительный энологический потенциал: виноград Macchia в сентябре (известное как средне-поздний) дает значения сахара около 200 г / л, кислотность почти 9 г / л и, прежде всего, много пигментов (флавоноидов) мг / л 2520 и антоцианины 1024). Достоинства, столь же интересные, дали нам три другие иследованные лозы (Uva nera tosta, Nardobello, Malvagia nera). Вы можете получить удивительные красные вина и наши первые бутылки (2001, 2002, 2003), тому доказательство...
Сделав вино, Маккиателло, мы воспользовались единственным способом спасти свидетелей человеческих историй, исторических, культурных и научных ценностей. К счастью, многовариантная модель будет подтверждена и в процессе реконструкции виноградников. В противном случае древнее сортовое наследие было бы утеряно, если бы мы перешли на моно-модель.
Между тем проходят годы, и мой маленький новый виноградник по-прежнему изо всех сил пытается дать нам плоды: сложный ландшафт, сухое, каменистое, плохое укоренение черенков (оно не подходит для этих земель)..."

(Нелло Бискотти/Nello Biscotti)

виноград от Нелло Бискотти


"Между тем, вино улучшалось в каждом урожае; и я начинаю искать: дегустаторов, энологов, «экспертов». Как Маккиателло? Многие говорят: «особенно», а некоторые другие добавляют:«это напоминает нам о некоторых диких лозах стопы». Но все сходятся в одном: «Определенно оригинальный продукт». В мае 2011 года Пирс Карсон, журналист, типичный итальянский исследователь, посетил меня и опубликовал статью в известном американском журнале «Напа-Валли». После дегустации нескольких бутылок он написал: "Аааа, 2008 год, какое вино! У него были прекрасные цветочные ноты, возможно, фиалки, даже весенние полевые цветы. Были фруктовые ягоды ... Богатое вино". Летом того же года мой маленький погреб был "захвачен" несколькими американцами, готовыми купить все маленькое производство. Многие французы тоже часто посещают винодельню, и все они удивлены этим «итальянским вином»... Впервые изучено это генетическое, культурное, но неизвестное, анонимное наследие. Из 25 изучаемых образцов, аутентичные генотипы (коренные виноградные лозы) оказались разными, например, Uva della Macchia, Uva nera tosta, Nardobello, Moscatiddone nero, Malvagia nera, виноградные лозы, составляющие 80% состава Макиателло. Биохимические анализы, повторяющиеся в течение нескольких лет, характеризуют вино (ремесленные технологии) хорошего содержания алкоголя (13 / 14,5%), почти нулевое содержание сахара, рН и общую кислотность, интересную для красного вина и, прежде всего, удивительное количество полифенолов (2500 мг / л)..."

(Нелло Бискотти/Nello Biscotti)

Yes, and three addresses with good white wine especially for the "Yellow Passage" from Nello Biscotti:

https://www.facebook.com/daraprispumanti/?ref=br_rs
https://www.facebook.com/valentina.valentinapassalacqua?ref=br_rs
https://www.facebook.com/cantine.cipriani?ref=br_rs



Сергей Евтухов, автор проекта
(evtuhov@yahoo.com)

Colline del Vento - это винодельня, родившаяся и выросшая на Сардинии. Она расположена в Вилласимиусе, муниципалитете с большими туристическими традициями в провинции Кальяри, в Бреннасе
Именно от терруара зависит уникальность вина... (1)


«На земле, которую я унаследовал от моего деда и которая уже более века принадлежит моей семье,.. на земле, выходящей к морю у Вилласимиуса, на юго-восточном побережье Сардинии, я разбил виноградник площадью 5 гектаров на поверхности холма. Это я сделал в соответствии с традицией древних виноградарей, таких как мои предки, которые были тесно связаны с природой и землей, но не с морем. И я сделал все это с обращением к поэтической составляющей. «Su binu bonu cun su 'entu' e su mari» - мой девиз. В переводе с языка Сардинии означает: «Вино лучше, если оно с ветром и морем»... ((Gianluca Castangia)

Именно из терруара появляется уникальность вина. Изучение и уважение терруара необходимы для производства и знания виноградной лозы и ее вина. Сохранение терруара также означает сохранение вкуса вина. Поэтому вино винодельни выражает прочную связь с территорией Вилласимиуса и Саррабуса ...
Пляж Giunco o Notteri, Вилласимиус, Сардиния

Пляж di Timi Ama, Вилласимиус, Сардиния

Вилласимиус - это место на юго-восточном побережье Сардинии , примерно в пятидесяти километрах от Кальяри. К нему ведет необыкновенно красивая дорога, большая часть которой представляет собой горный серпантин прямо над морем. С нее открывается захватывающий панорамный вид, пятна белых пляжей и сказочные цвета воды, от светло-голубого до изумрудного.
Вилласимиус когда-то был рыбацкой деревней. Он и по сей день поддерживает тесные контакты с морем, а море остается одним из главных ресурсов острова. Красота и удивительная прозрачность воды, берег с его длинными пляжами с белым песком помогли Вилласимиусу стать одним из самых известных туристических направлений Сардинии.
Особенно в летние месяцы года Вилласимиус и его великолепные пляжи заполнены многочисленными туристами. Они проводят свой отпуск на самых красивых пляжах Сардинии. Вилласимиус дает возможность выбирать новый пляж каждый день, Porto Giunco, Punta Is Molentis и Cala Caterina - вот всего лишь несколько вариантов.
Марио Кастаниа/Mario Castangia

«Достижение превосходного качества - есть смысл нашего существования здесь, в Colline del Vento/Коллин-дель-Вено. От ухода за старой лозой, для получения небольшого количества винограда, и до сбора зрелого винограда,... Виноград высажен рядами на расстоянии в два - полтора метра друг от друга, чтобы виноград и корни могли лучше дышать (в запахах моря и земли), а также от труда, вложенного в процесс виноделия, вплоть до розлива и даже дизайна бутылок,.. каждый аспект производства нашего вина рассказывает о том, кто мы, и о страсти, которую мы вкладываем в нашу работу»(Gianluca Castangia)
Виноградники Colline del Vento

На вопросы «YR» отвечает Джанлука Кастания/Gianluca Castangia , владелец винодельни Colline del Vento

1 - Теперь у вас есть виноградник, есть вино, что бы вы хотели добавить к этой картине? Увеличить виноградник, улучшить вино, увеличить продажи
Мы собираемся расширить количество гектаров нашего виноградника. Следовательно, наша продукция будет расти. Хотя, в конце концов, наша цель всегда будет такой же: чувствовать себя хорошо с нашими продуктами. Продажа никогда не станет нашей первой целью. Больше всего нас волнует наша территория. Действительно, в нашей природе, в нашем ландшафте, в нашем терруаре, мы находим фундаментальный баланс, чтобы быть здоровыми и счастливыми.

2 - Традиционный вопрос для виноделов: Какое ваше любимое вино (красное или белое)? И почему?

С моей точки зрения, это сложный вопрос для ответа. Это, безусловно, зависит от состояния ума, компании и пищи. То, что я люблю больше всего в вине, это то, что оно способно передавать различные эмоции в соответствии с каждой ситуацией.

3 - История создания вашего BIANCO?
Я архитектор, немного сумасшедший, идеалист... После семейной традиции агро-пастырской жизни и страсти моего отца, в период с 2005 по 2006 год, мы решили посвятить себя ферме винограда. Мы стараемся сделать все возможное, чтобы выразить качество наших земель. Мы решили посвятить себя Энту, нашему органическому верминтино, который, на мой взгляд, является великолепным выражением моей Сардинии. Это красивое и элегантное вино, способное создавать эмоции.

Натюрморт с Entu

4 - Вы предпочитаете (важно для вас) цвет вина?
Цвет наверняка предвосхищает чувства, которые человек будет испытывать в первом глотке бокала вина. На самом деле, первое восприятие приходит через глаза, затем следуют все остальные чувства. Поэтому цвет вина очень важен при дегустации вин.
BRENNAS -канонау Сардиния DOC

5 - Ваши виноградники расположены в фантастически красивых местах. Думали ли вы о создании своего собственного туристического пути. Какова будет протяженность маршрута? Может ли турист жить в вашем отеле? Может ли турист посещать пляжи каждый день и возвращаться на ночлег? ..
Многие люди посещают Вилласимиус из-за прекрасных пляжей и кристально чистой воды. Нам очень помогают те, кто серьезно заинтересован в том, чтобы пожить у нас, и попробовать наш уникальный опыт. А те, кто имел уже возможность попробовать наши вина под нашим рожковым деревом, были буквально покорены тишиной и покоем...

6 - Ваш выбор для желтой дороги белого (желтого) вина?

Я не могу не предложить вам наш Entu DOC (контролируемое обозначение происхождения) - органический верминион Сардиниии.
ENTU - верментино Сардиния DOC


7 - Вы можете предложить самый эффектный вид (любимая точка) на виноградниках или окружающем ландшафте.
Пожалуйста, посмотрите прилагаемые фотографии.
Фантастический пейзаж в Colline del Vento

Именно от терруара зависит уникальность вина... (2)

8- Если это не секрет, каковы ваши планы на будущее?
Никаких секретов вообще, я очень оптимистично отношусь к развитию нашего производства вина. Мы действительно верим в этот проект, и мы всегда будем делать все возможное, чтобы заботиться о том, что предлагает нам природа.

9 - Какой производитель белого вина (из Италии или другой страны) вы бы порекомендовали для Желтой дороги?
Josko Gravner/Йоско Гравнер и его фантастический желтый Риболла.

Сергей Евтухов, автор проекта
(evtuhov@yahoo.com)


Мы даже и не заметили, как изменился мир. То, что я с любопытством читала когда-то в фантастических рассказах и повестях, очень быстро и незаметно проявилось буквально в последние годы. Новые технологии, правда пока ещё чуток уступают книжным вымыслам, но кое-что мы видим уже сейчас.
И одновременно, уже в советские годы, подчёркивались равнодушие, жестокость, эгоизм, жажда денег и власти, которые соседствовали рядом с развитием всякой техники. И поверьте - всё почти сбылось!
Сегодня нет людей как таковых. Есть властители и уже есть рабы. Правда, в ином виде, чем когда-то, но есть. С той ещё разницей, что современные рабы сами загнали себя в рабство и, кажется, неплохо в нём себя чувствуют.
Доказательства? Да масса!
Наверное, самое начало надо искать в экономических кризисах, которые мы пережили не так уж давно. Первыми жертвами стали старики и инвалиды, которым урезали пенсии и пособии. Самое слабое и тихое звено - они смиренно приняли удар на себя. Да, им как бы вернули, то что забрали без спроса, но позже. Когда цены на всё уже были другими. И многие не дожили. А родственники теряли здоровье и нервы, чтобы буквально вырвать то, на что имели право.
И я вспоминаю, как в то кризисное время, когда депутаты литовского сейма дискутировали - сократить или нет свои зарплаты, один умник трагически произнёс: "Я же не могу получать зарплату как дворник - 5000 (пять тысяч!) литов!!". А на следующий день я видела как в моём районе дворники ходили нервными стаями и что-то обсуждали! Теперь я знаю, они судорожно пытались вспомнить, когда они получали ТАКУЮ зарплату...
Потом свалилось на голову евро (кстати, многие до сих пор называют евро ЛИТАМИ), щедро поливаемое обещаниями, что ничего не подорожает, что вот сейчас-то всё будет как нельзя лучше.
Какое-то время нас действительно щадили, но не долго. А потому как знали, что еду ты, человек, всё равно купишь. И одежду тоже. И лекарства. И водку. И всё пошло как бы незаметно, а когда заметили - потеряли дар речи и сломались окончательно. Те, кто остался. Те кто уехал, скорее всего тоже не ахти как счастлив, но, по крайней мере, не сушит себя мозги на тему "Что завтра поесть".
Наверное, с момента "связки" с Европой и началось повальное обнагление властей. С Европы поступали деньги на какие-то проекты. Что, кто-то из народа их увидел у себя?
Какие-то проекты были, мы даже что-то слышали о них, но не на такие же деньги, какие давала Европа. Известно, когда денег очень много, хочется ещё больше. И цены продолжали расти, а наши правители божились, что никак не могут повлиять на свободный рынок. А теперь, почему-то, когда выборы не за горами, нам торжественно клянутся, что "уж мы их проконтролируем и не допустим!"
А знаете как будет? Возьмут откат и тему сменят. Например, на самую любимую - про врагов. А те остатки народа, что ещё болтаются в нашей стране, будут глотать то, что подают и говорить спасибо. Или, не сумев смириться с происходящим, но не видя выхода, будут ещё больше пить и колоться.
Это вообще вариант для властей. Управлять-то легче сломленными и больными. И самое страшное - об этом не устану говорить никогда - то, что мы перестаем быть людьми.
Быть добрым - немодно. Сочувствовать - непрактично. Любить? Зачем! С одной пожил, у другой перекантовался, никаких тебе забот и ответственности. Дети? Случаются иногда. Ну и пусть плетутся сзади, пока родители обнимаются с планшетом или телефоном.
Те, кто любит детей, у тех драма. Чаще всего, это скромные небогатые люди, которые на грани выдержки. Они еле успевают за офигенными (уж извините!) новыми наворотами и поворотами сегодняшнего дня! Они копируют тетрадь для ребёнка в школу потому, что цены не кусают уже, а просто грызут! Они пашут с утра до ночи, но им всё равно не хватает на принтер, на планшет, на форму, на всё не хватает! А в газетах читаем - экономика растёт, зарплаты растут, да всё у нас хорошо!!!
Нам врут. И раньше врали, но не в глаза. А теперь скалятся с экранов телевизоров, и такое впечатление, что вот-вот плюнут в лицо.
Да, не хлебом единым, как известно. И вот теперь я вспоминаю "пряники". В советское время я могла (при этом, что меня воспитывала бабушка и получки и пенсии были маленькие):
- Ходить в кино каждую неделю, а то и хоть каждый день.
- Покупать книги, газеты и журналы в любых количествах.
- Ходить в театр, на концерты.
- Ездить в Москву, Киев, на Беларусь без виз и бесплатно со школьной экскурсией.
И ещё много-много чего мы могли. О чём как вспомнишь, так сразу хочется революцию устроить. Чтобы вернуть. Но тссс...
А теперь со своей колокольни. Почтальоном выдадут планшеты. По литовскому радио уже прозвучала саркастическая фраза, что мол, не лучше ли рабам-почтальоном повысить зарплату за тяжёлую и часто неблагодарную работу, чем миллионы тратить на "новейшие технологии".
Какой-то гуманист-журналист оказался - лично я пожала бы ему руку. Но, как говорится в одном анекдоте, "Доктор сказал в морг - значит, в морг"!
Я вспоминаю, как совсем недавно на почте оборвалась связь системы с интернетом. На полдня работа с заказной корреспонденцией встала мёртвым грузом. И я себе представила - иду к клиенту с планшетом вручать заказное письмо - а тут, опа! И нет связи. Это не бред, просто у нас ещё не тот уровень всех этих технологий, чтобы спокойно перейти на них. Но деньги-то надо или отмыть или "усвоить"! И я знаю, что многие почтальоны покорно пройдут через обучение и также покорно пошлёпают в резиновых сапогах и с крутым планшетом к адресатам.
Что буду делать я? Пока не знаю. Знаю одно. Хотя "пряники" и не вернутся, но кнуты уже надоели.
Ирена СМИЛЬГИНИС,
Вильнюс

Colline del Vento is a winery, born and raised in Sardinia. It is located in Villasimius, a municipality with a strong tourist vocation of the province of Cagliari, in Brennas
It is from the terroir emerges the uniqueness of the wine (1)


"On the land I inherited from my grandfather (b. 1898) and that has belonged to my family for over a century, a terrain overlooking the sea at Villasimius, on the southeastern coast of Sardinia, I created a five hectare vineyard on the face of a hill. This I did in accordance with the tradition of the ancient cultivators, such as my ancestors were, being strongly bound to nature and the land, more so than to the sea. And I have done it all with dedication and a poetic sensibility. “Su binu bonu cun su 'entu 'e su mari” is my motto. Translated from Sardinian it means: “Good wine with wind and sea”, and captures the spirit and passion, combined with nature's enchantment, in a small corner of paradise" (Gianluca Castangia)

It is from the terroir emerges the uniqueness of the wine. The study and respect of the terroir are necessary for the production and knowledge of the vine and its wine. Preservation of the terroir also means preserving the taste of wine. Therefore, the wine of the winery express a strong connection with the territory of Villasimius and Sarrabus...

Spiaggia del Giunco o Notteri, Sardinia, Villasimius

Spiaggia di Timi Ama, Sardinia , Villasimius


Villasimius is a place on the southeast coast of Sardinia (Sardegna) about fifty kilometers from Cagliari. It leads there an unusually beautiful road, most of which is a mountain serpentine directly above the sea, from which breathtaking panoramic views, fragments of white beaches and fabulous shades of water from light blue to emerald
Villasimius was once a fishing village, and to this day has maintained a close relationship with the sea, which is one of the island's main resources, the beauty and transparency of the sea with its long beaches of white sand have helped Villasimius become one of the most famous tourist destinations in Sardinia
Especially in the summer months of the year Villasimius and its magnificent beaches are filled with Italian and foreign tourists who are eager to spend their holidays on the most beautiful beaches of Sardinia. Villasimius gives the opportunity to choose a new beach every day, Porto Giunco, Punta Is Molentis and Cala Caterina are just a few of the options.

Mario Castangia

"The achievement of quality and excellence is our raison d'etre, here at Colline del Vento. From the cultivation of the dry stumps to obtain small and concentrated grapes, to the harvesting of the mature grapes, set in rows at two and a half metres apart so that the grapes and roots may better breathe in the scents of sea and earth; and from the care invested in the wine-making process, up to the bottling and even the design of the bottles, every aspect of production is undertaken with originality and the utmost attention. Our wines tell the tale of who we are, the passion we put into our work and the deep respect we reserve for our land"(Gianluca Castangia)
Vineyards of the winery Colline del Vento


The questions of "YR" are answered by the Gianluca Castangia, owner of the winery Colline del Vento

1 - Now you have a vineyard, there is wine, what would you like to add to this picture? Expand the vineyard, improve the wine, increase sales
We are going to expand the numbers of hectars of our vineyard. Consequently, our production will increase. Though, at the end of the day, our aim will always be the same: feeling good about our products. Selling will never be our first goal. What we care the most is our territory. Indeed, in our nature, in our landscape, in our terroir, we find a fundamental balance to live healthy and happy.

2 - The traditional question for winemakers: What is your favorite wine (red or white)? And why?
From my point of view, this is a tricky question to answer. It surely depends on the state of mind, the company and the food. What I love the most about wine is that it is capable of transmitting various emotions accordingly to the situation.

3 - The history of creating your BIANCO?
I am an architect, a little bit crazy, idealist and visionary. Following the agro-pastoral family tradition and the passion of my father, between 2005 and 2006, we decided to dedicate ourselves to the farm of grapes. We try to do our best to express the qualities of our lands. We decided to give ourselves to Entu, our organic vermentino of Sardinia, which, in my opinion, is a gorgeous expression of my Sardinia. It is a beautiful and elegant wine, capable of creating emotions.

Still Life with Entu


4 - Do you prefer (it's important for you) the color of the wine?
The color surely anticipates the feelings that a person will taste in the first sip of a glass of wine. In fact, the first perception comes through the eyes, then all the others follow. The color of the wine is therefore essential for the wine tasting.

BRENNAS - CANNONAU DI SARDEGNA DOC


5 - Your vineyards are located in fantastically beautiful places. Have you thought about building your own tourist way.. What will be the length of the route? Can a tourist live in your hotel? Can a tourist visit the beaches every day to return home? ..
A lot of people visit Villasimius for its wonderful beaches and its crystal clear water. Only those who are seriously interested in living a unique experience manage to find us. Those who have the chance to taste our wines under our carob tree, guardian of the vineyard, are moved by the peace and quiet that our vineyard transmits to the soul.

6 - Your Choice for the Yellow Road of white (yellow) wine?

I can not but suggest you our Entu DOC. (Controlled Designation of Origin) organic vermentino of Sardinina.


ENTU - VERMENTINO DI SARDEGNA DOC


7 - You can offer the most spectacular view (favorite point) on vineyards or the surrounding landscape.
Please find the pictures hereby attached.

Fantastic landscapes in vineyards of Colline del Vento

It is from the terroir emerges the uniqueness of the wine (2)


8- If it's not a secret, what are your plans for the future?
No secrets at all, I am very optimistic about the development of our wine production. We truly believe in this project and we will always do our best to take care of what nature offers us.

9 - Which white wine producer (from Italy or another country) would you recommend for the Yellow Road?
Josko Gravner and his fantastic yellow Ribolla.


Sergey Evtuhov, author of the project

(evtuhov@yahoo.com)
nytimes.com/2018/09/10/world/europe/

A monument for Jonas Noreika in Sukioniai, Lithuania, the town where he was born.CreditCreditBrendan Hoffman for The New York Times

By Andrew Higgins
Sept. 10, 2018

SUKIONIAI, Lithuania — For the tiny village of Sukioniai in western Lithuania, the exploits of General Storm, a local anti-Communist hero executed by the Soviet secret police in 1947, have long been a source of pride. The village school is named after him, and his struggles against the Soviet Union are also honored with a memorial carved from stone next to the farm where he was born.
All along, though, there have been persistent whispers that General Storm, whose real name was Jonas Noreika, also helped the Nazis kill Jews. But these were largely discounted as the work of ill-willed outsiders serving a well-orchestrated campaign by Moscow to tar its foes as fascists.
Blaming Russian propaganda, however, has suddenly become a lot more difficult thanks to Mr. Noreika’s own granddaughter, Silvia Foti, a Lithuanian-American from Chicago who has spent years researching a biography of her revered relative and went public in July with her shocking conclusion: Her grandfather was a fierce anti-Semite and Nazi collaborator.
Her unequivocal verdict — announced in an article posted on Salon — has stirred emotional debate inside Lithuania and prompted a flood of “told you so” reports by state-controlled news media outlets in Russia.
The discovery that Mr. Noreika was complicit in the Holocaust was not really news to locals in his hometown.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

“It was terribly shocking,” Ms. Foti said in a telephone interview of her finding that her grandfather was a killer, not a hero. “I had never heard about any of this Nazi stuff.”
It was also shocking for Jolanda Tamosiuniene, a teacher and librarian at the J. Noreika Basic School in Sukioniai, where Mr. Noreika was born at the end of the hamlet’s only street in 1910.
What shocked her, however, was not Ms. Foti’s discovery that her grandfather was complicit in the Holocaust — that was not really news to locals — but that a member of a patriotic émigré family had gone public and turned a private family matter into a public national shame.
“We have all heard things about what Noreika did during the war,” Ms. Tamosiuniene said. “He obviously took the wrong path. But his granddaughter should have kept quiet. Every family has its ugly things, but they don’t talk about them. It is better to stay silent.”
A carved log depicting Moses with the Ten Commandments on a hill in Plateliai, Lithuania, that was the site of the mass murder of Jewish men during World War II.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

Keeping things in the family might be a natural self-defense mechanism in a small, traumatized country that, since it first gained independence from Russia in 1918, has been occupied once by Nazi Germany and twice by the Soviet Union.
But the silence has only played into Russian claims of a cover-up and cast a long and sometimes unfairly dark shadow on a country justifiably proud of its success in building a tolerant, democratic nation on the ruins left by the collapse of the Soviet Union at the end of 1991.
Virtually nobody in Lithuania is denying the Holocaust or the role in it of local people. Its horrors are taught in schools and denounced by officials. And lately there have been growing calls, at least from a younger generation less scarred than its elders by memories of Soviet oppression, for an honest accounting of the role played by some national heroes like Mr. Noreika.
Indeed, on a visit last month to Vilnius, the capital, Israel’s prime minister, Benjamin Netanyahu, praised the country for taking “great steps to commemorate the victims of the Holocaust” and for its “commitment to fighting anti-Semitism wherever it rears its ugly head.”
“Every nation has to have its heroes. I understand Lithuanians on this. But how can we have heroes like Noreika?” said Pinchos Fridberg, the only Jew left in the Lithuanian capital of Vilnius who was born in the city before the Nazis invaded in 1941.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

Ms. Foti’s research into her grandfather helped prod the mayor of Vilnius into asking the country’s guardian of official history, the Genocide and Resistance Research Center, to take a fresh look at whether Mr. Noreika merited his status as a national hero — and whether a plaque in his honor at the library of the Lithuanian Academy of Sciences in Vilnius should be taken down.
But at a time of rising nationalism across Europe and heightened tensions with Russia, Mr. Noreika has managed, despite repeated protests, to stay secure on his pedestal.
Appeals that he be toppled have met resistance from nationalists and the many Lithuanians whose relatives were deported to remote Soviet regions by Stalin or tortured by the K.G.B. intelligence service, crimes that blur the far greater crime of the Holocaust and often make them loath to condemn the actions of those who resisted Soviet power.
“They have built up a whole national narrative around fighting Communism that they cannot dismantle,” said Grant Gochin, a South African of Lithuanian descent who has calculated that he lost 100 family members to the Holocaust in Lithuania, dozens of them in territory under Mr. Noreika’s control during the Nazi occupation.
The house in Plunge, Lithuania, where Mr. Noreika lived after its Jewish residents were evicted and most likely killed on his orders.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

For many citizens of Lithuania and the two other Baltic countries, Estonia and Latvia, the all-important memory of the war and its aftermath is of the 200,000 people deported to Siberia and Kazakhstan from 1941 to 1949 and of the tens of thousands who took to the forests at the end of World War II in a doomed fight against rule from Moscow.
For others, particularly those with family memories of the Holocaust, this is an undeniable calamity but one far less horrendous than the systematic extermination of more than 200,000 Jews in Lithuania alone from 1941 to 1945.
“Every nation has to have its heroes. I understand Lithuanians on this. But how can we have heroes like Noreika?” said Pinchos Fridberg, 80, a retired professor and the only Jew left in Vilnius who was born in the city before the Nazis invaded in 1941.
Clouding Lithuanians’ judgment, Mr. Fridberg said, has been a deep fear of Russia and a widespread assumption that anything that puts their country in a bad light must be Russian disinformation or at least worthy of skepticism because it comforts the Kremlin.
Eugenijus Bunka, the son of a prewar Jewish resident of Plunge who fled to the Soviet Union, at a Holocaust memorial.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

“Whatever someone says or does, so long as they are against Russia they are heroes,” Mr. Fridberg said.
When a group of prominent public figures in Lithuania signed a petition in 2015 demanding the removal of the plaque honoring Mr. Noreika on the library in Vilnius, the Genocide and Resistance Research Center protested that “the contempt being shown for Lithuanian patriots is organized by neighbors from the East.” In other words, Russians.
Portraying opponents of Moscow as fascists has been a feature of Russian propaganda for decades. After the end of World War II in 1945, Lithuanians, Latvians, Estonians and Ukrainians who resisted their incorporation into the Soviet Union were invariably tarred by Moscow as Nazi collaborators or their ideological heirs, no matter their record or views.
President Vladimir V. Putin has further stoked this narrative, repeatedly smearing Russia’s opponents at home and abroad as fascists as he establishes reverence for Russia’s huge role in defeating Hitler at the center of his campaign to revive national pride and his country’s status as a great power.
A plaque commemorating Mr. Noreika at the library of the Lithuanian Academy of Sciences in Vilnius.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

Dovid Katz, an American authority on Yiddish who lives in Vilnius, said the best response to Russian propaganda would be for countries like Lithuania and Ukraine to draw a clear line between heroes and criminals in their accounts of the war. Instead, he said, they have often gone into a self-defeating defensive crouch.
“Just because Russia says something for the wrong reasons does not mean it is automatically wrong,” said Mr. Katz, who runs a website focused on the Holocaust.
Mr. Noreika spent the last months of the war in Nazi detention, a fact that his defenders cite as evidence that he was never really pro-Nazi. But his principal claim to hero status is that the Soviet Union convicted him of treason and executed him for his role in organizing anti-Communist resistance while working as a lawyer in Vilnius at the Academy of Sciences following the war.
After regaining its independence with the breakup of the Soviet Union, Lithuania canceled the conviction and declared Mr. Noreika a heroic martyr, ignoring his role as an official under Nazi occupation, which resulted in the slaughter of about 95 percent of the more than 200,000 Jews living in Lithuania when Hitler invaded.
A staircase in Siauliai, Lithuania, that is partly constructed from tombstones taken from the local Jewish cemetery when it was closed in 1965.CreditBrendan Hoffman for The New York Times

Today the country is dotted with Holocaust grave sites and memorials. One of the biggest stands in a forest outside the western town of Plunge, where Mr. Noreika served as commander of the Lithuanian Activist Front, an openly anti-Semitic group that was fiercely hostile to an initial Soviet occupation in 1940 and cheered the Nazis as liberators the following year.
Plunge’s entire Jewish population of more than 1,800 was murdered within days of the invasion, mostly by local people.
Eugenijus Bunka, the son of a prewar Jewish resident who survived because he fled to the Soviet Union, said Mr. Noreika probably didn’t kill Jews himself but still bore responsibility as an administrator who signed orders seizing their property and ordering their “isolation.”
“I hear all these people shouting about defending our patriots, but the people who have another view are all silent,” he said, pointing to one of the pits where Plunge’s Jewish residents were buried after being shot or beaten to death by their neighbors.
When Ms. Foti started researching her book on her grandfather 18 years ago, she expected to produce a glowing tribute.
“My grandfather was going to be the white knight in shining armor, a pure hero from beginning to end,” she said. “I had always heard how he had done so much for Lithuania and had died at the early age of 36 at the hands of the K.G.B.”
Instead, after digging up wartime documents with her grandfather’s signature relating to the treatment of Jews and talking to relatives and others during research trips to Lithuania, she realized that he had been an accomplice in mass murder. Mr. Noreika, she said, did not pull the trigger himself but was a “desk killer.”
She said he oversaw the slaughter in Plunge, where his family moved into a handsome home seized from its Jewish owners, and also in the nearby town of Siauliai, where he served as county chief under the Nazis starting in late 1941 — and where the main government building now has a plaque in his honor.
“Lithuanians have been raped three times — by the Communists twice and by the Nazis once,” Ms. Foti said. “All they know is that they were raped, that they are the victims. They have no more room in their psyche for any other victims.”

Isabel Kershner contributed reporting from Jerusalem.
A version of this article appears in print on Sept. 11, 2018, on Page A1 of the New York edition with the headline: A Lithuanian Hero, or a Nazi Ally? Maybe Both. Order Reprints | Today’s Paper | Subscribe
7kanal.co.il, 06.09.18 21:35

В четверг, 6 сентября, президент США Дональд Трамп пообщался с еврейскими лидерами в преддверии праздников Рош а-Шана и Йом-Кипур.
Во время беседы президент перечислил свои достижения за прошедший год, в том числе перемещение посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, депортацию нацистского военного преступника Якова Палия, выход США из Совета по правам человека Организации Объединенных Наций в свете его антиизраильской предвзятости, а также выход из ядерной сделки с Ираном 2015 года.
Трамп также отметил решение своей администрации удержать средства, предназначенные для Палестинской автономии, пока глава ПА Махмуд Аббас не согласится возобновить переговоры с Израилем.
«Все это могли бы сделать его предшественники, но это не так, и поэтому мы обязаны выразить нашу благодарность. Мы получили привилегию получить от президента пожелания благословенного Нового года», - сказал раввин Яаков Менкен, управляющий Директор Коалиции за еврейские ценности, одной из организаций, приглашенных для участия в телефонной конференции.
Таким образом, Белый дом продолжает традицию, начатую предыдущей администрацией.
В прошлом году реформистские, консервативные и реконструистские лидеры отказались помочь организовать конференцию, протестуя против реакции президента на насилие в Шарлоттсвилле.
Ранее на этой неделе пресс-секретарь Религиозного Центра Реформистского движения сообщил, что движение будет бойкотировать конференцию и в этом году.
Согласно сообщению 10 канала ИТВ, президент Трамп также упомянул о своей связи с иудаизмом через дочь Иванку, зятя Джареда Кушнера и их детей.
«У меня есть личная связь с иудаизмом: Иванка, Джаред и их дети».
Марк Штоде
У каждого свой в жизни путь, своя дорога,
Начиная с отчего порога.
Измеренный годами - путь к счастью
Выбираем сами.
Я всегда берегла в жизни
То, что имела.
И хороших людей. И любимое дело.
Оказалось, для счастья этого мало.
Заблудилась я в мире. Себя потеряла.
Не помогут родные мои и друзья -
"Где Ты, о Боже!", - кричу в небеса.
"Как достучаться мне до Тебя?
Только молитвой и только любя?!"
Да! Я молитвой, любовью себя сберегу,
И во сне вдруг увижу дорогу свою.
В этом сне я легко привольно летаю -
Это мой путь. Его выбираю!


Хелена БЕЛЕВИЧ



Плывёт народная толпа
По площадям, проспектам, переулкам,
А с ней великая мечта,
Погибшая по воле недоумков.
В ней двести тысяч человек -
Простых людей, не согнанных насильно,
Средь них полно больных, калек
Да и детей, растущих всем на диво.
.
Там люди отдают свой долг
Герою из Донбасса, уваженье,
Что каждый выразить не смог
При жизни, полной бед и потрясений....

Цветы, цветы, цветы вокруг,
Цветы за подвиг кровью ради права
Свободно жить и русским быть
В своём родимом и богатом крае...

Так будем помнить мы людей,
Что жизнь отдали за свободу.

Виктор Райчев
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ АБРРЕВИАТУР

LŽB – Lietuvos žydų bendruomenė [ОЕЛ – Община евреев Литвы];
LŽ(l)B – Lietuvos žydų (litvakų) bendruomenė [ОЕ(л)Л – Община евреев (литваков) Литвы].

УЗЕЛОК НА ПАМЯТЬ

Более 5-ти лет назад название LŽB (ОЕЛ) приказало долго жить:

Перевод: 2013-08-08. Название ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА ЛИТВЫ [ЕОЛ] заменено на ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА (ЛИТВАКОВ) ЛИТВЫ [ЕО(л)Л].
Был даже запатентован «Знак литвака»

который Мотке окрестил «Парят Колюмны над обрезанной Менорой».

ИНФОРМАЦИЯ БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

30-го августа 2018 года на литовской странице сайта еврейской общины (литваков) Литвы [ЕО(л)Л] появилось сообщение

Перевод: Сообщение об охране еврейских кладбищ и мест массовых убийств и распространении в публичном пространстве информации не соответствующей действительности
Цитата №1: Lietuvos žydų bendruomenė (toliau – LŽB) su nusivylimu praneša…
Перевод: Община евреев Литвы (далее – ОЕЛ [выделено Мотке]) с огорчением сообщает…
Цитата №2: Sąmoningas tikrovės neatitinkančio turinio rašto skleidimas kenkia LŽB reputacijai, žemina žydų tautos vardą ir galimai įeina į LR BK 154 str. numatytos veikos sudėtį, todėl LŽB neatmeta galimybės ginti pažeistus interesus įstatymų numatyta tvarka.
Перевод: Умышленное распространение не соответствующего действительности письма вредит репутации общины евреев Литвы [ОЕЛ], унижает достоинство еврейского народа [выделено Мотке] и возможно подпадает под 154-ю статью УК ЛР, поэтому ОЕЛ не исключает возможности защиты ущемленных интересов в предусмотренном законом порядке.
1 2 3 4 5 >>
© 2009-2018 Газета "Обзор": Новости Литвы
Рейтинг@Mail.ru