Не генацвале ты мне больше!

Почему Киев избавляется от приглашенных из Грузии реформаторов

Петр Порошенко и Михаил Саакашвили Фото: AP


На прошлой неделе, 9 ноября, президент Украины Петр Порошенко после непродолжительных раздумий подписал указ об увольнении Михаила Саакашвили с должности председателя Одесской областной государственной администрации и поста своего внештатного советника. Скандальный уход Саакашвили повлечет за собой полное переформатирование проекта по внедрению грузинского десанта в украинскую власть, который пытались реализовать с 2014 года. «Лента.ру» вспомнила ключевых представителей Грузии, пытавшихся сделать карьеру в Киеве, и проанализировала, почему украино-грузинская политическая дружба с треском провалилась.
Как все начиналось

Грузинская экспансия в Киеве активно развернулась в конце 2014-го, после досрочных парламентских выборов и формирования правительства Арсения Яценюка. Полномочий варягам делегировали более чем достаточно — Грузия в лице Александра Квиташвили была представлена даже на министерском уровне. Конечно, пост главы Минздрава, да еще в такой социально проблемной стране, как Украина, не самый завидный, но достаточно серьезные возможности влияния и лоббирования все равно дает. Грузины «сыпались» на Украину как из рога изобилия, и все они в той или иной степени были завязаны на Саакашвили. Сам же бывший президент Грузии первое время активно действовал на Украине в статусе советника и главы Консультативного международного совета реформ, который специально под него создал Порошенко.

В декабре 2014-го заместителем главы МВД назначили Эку Згуладзе. «Компетентности, воли к реформам и улыбок в МВД станет больше», — комментировал это кадровое решение министр внутренних дел Арсен Аваков. В некоторых ведомствах десант из закавказской республики был столь масштабный, что хоть грузинский флаг на входе вывешивай рядом с украинским. В начале 2015 года декан юридического факультета Государственного университета Святого Илии в Тбилиси Гия Гецадзе стал первым заместителем министра юстиции Украины. Его назначение анонсировал Саакашвили. Профессиональные качества Гецадзе он охарактеризовал исчерпывающе: «Это мой друг». Друг зашел в министерство не один: поучаствовать в разгребании, как он выразился, «авгиевых конюшен» в украинском Минюсте были призваны Хатия Шелия, Джамбул Эбаноидзе и Георгий Циклаури. И это только верхний эшелон — те топ-персоны из Грузии, кого представили общественности. Гецадзе не скрывал своих планов «грузинизации» ведомства, сетуя на категорическое сопротивление изменениям со стороны чиновников среднего и нижнего звена с украинском паспортом. «Ключевой задачей для Украины на ближайшие месяцы станет выведение из игры неэффективных бюрократов и набор новых, целеустремленных и нацеленных на результат лиц», — заявил он на брифинге в январе 2015-го, давая понять, что знает, где взять подходящие кадры.

В мае 2015 года случился первый, еще достаточно скромный скандал с грузинским акцентом. Эбаноидзе сулили регистрационный департамент Минюста, но решили ликвидировать этот орган, предложив взамен должность вообще без полномочий. С другой стороны, как раз тогда вовсю велась подготовка к внедрению в Одессу самого Саакашвили и его ближайших соратников. На лето и осень прошлого года пришелся пик активности грузинской команды на постмайданной Украине. Саакашвили сумел протащить в страну даже откровенно темных персонажей вроде Зураба Адеишвили, который на родине подозревается в присвоении чужого имущества, организации пыток и участии в них. Одно время он даже числился в международном розыске. Чем он занимался на Украине, так никто толком и не понял. Но Саакашвили, пользуясь карт-бланшем от Киева, в хвост и гриву гонял подвернувшихся ему под руку украинских чиновников и явно видел себя в скором времени на должности премьер-министра страны. Хотя и отрицал это публично.

В Генеральной прокуратуре Украины стремительно набирал вес на позиции заместителя главы надзорного ведомства и затевал резонансные дела амбициозный Давид Сакварелидзе, для которого даже одобрили беспрецедентное для Украины совмещение, разрешив занять еще и пост прокурора Одесской области. Грузины стремительно формировали собственную партию для полноценного участия в следующих выборах. А любимую игрушку властей Украины — созданную на базе уничтоженной милиции Национальную полицию — возглавила Хатия Деканоидзе, бывший министр образования Грузии. Пожалуй, именно это назначение качнуло маятник до тех пор вполне лояльного общественного мнения на Украине в антигрузинскую сторону. По СМИ, социальным сетям и телеэфирам распространились иронические замечания в духе «грузины начали прятаться, чтобы не поймали и не назначили кем-то на Украине».

Переломный момент

Сложно сказать, в какой конкретно момент у команды Саакашвили все пошло не так. Однако можно предположить, что во многом переломным стал известный скандал в декабре прошлого года, когда министр внутренних дел Украины Арсен Аваков схлестнулся с Саакашвили на заседании украинского Национального совета реформ при участии президента Порошенко. Конфликт быстро замяли, однако украинские политики, в том числе и сам Порошенко, наверняка в полной мере осознали, насколько непредсказуем и взрывоопасен губернатор Одесской области и его «друзья». В марте 2016-го прокурорские войны на полное уничтожение привели к отставке со всех занимаемых в ведомстве постов Давида Сакварелидзе. Поскольку свою должность потерял и генпрокурор Виктор Шокин, решившийся на увольнение грузинского легионера за несколько часов до собственной отставки, многие ожидали, что Сакварелидзе оперативно вернут прежние полномочия, а возможно, даже повысят. Однако, несмотря на нагнетание ситуации со стороны лагеря Саакашвили, ничего подобного не произошло. Это можно было толковать как решение на «зачистку» гостей, принятое в украинских верхах.

Открытое противостояние Саакашвили и Авакова началось со взаимных оскорблений на заседании Нацсовета по реформам Кадр: Крым Реалии / YouTube


В апреле 2016-го после смены правительства лишился своего поста министр здравоохранения Александр Квиташвили. Кресло под ним давно шаталось. О желании уволить министра-иностранца в «Блоке Петра Порошенко» говорили постоянно. Но голосование в Верховную Раду по данному вопросу не единожды проваливалось. Квиташвили отличался крайней неуживчивостью с коллегами. В частности, пытался судиться с непосредственным начальником, то есть с главой правительства. В мае Эка Згуладзе была освобождена от должности первого заместителя МВД по собственному желанию. Аваков объяснил отставку «личными семейными обстоятельствами» и подчеркнул, что Эка остается в команде реформаторов в качестве главы группы советников. Но с тех пор на Украине о Згуладзе ничего не слышно. А незадолго до увольнения она призналась, что патрульная полиция, которой Эка, собственно, в основном и занималась, ее уже раздражает.

После нынешних отставок Саакашвили и начальника Одесской областной полиции Гиорги Лорткипанидзе самые высокопоставленные грузины на Украине — Деканоидзе и Гецадзе. Впрочем, источники украинских СМИ утверждают, что и их отставки — добровольные или под давлением — дело ближайшего будущего.

Переругавшись со всеми, Саакашвили анонсировал создание собственной политической силы, которая пойдет на выборы Фото: Валентин Огиренко / Reuters


Перспективы

Порошенко и Саакашвили разошлись отнюдь не полюбовно, что, безусловно, повышает риски для и без того нестабильной политической системы Украины. Не было показательно мирного прощания на камеры, как при уходе с поста губернатора Игоря Коломойского, когда стороны сочли необходимым сделать хорошую мину при плохой игре. Более того, едкий комментарий пресс-секретаря Порошенко Святослава Цеголко, процитировавшего своего шефа, — «после поражения на грузинских выборах кое-кто решил заняться политикой на Украине» — тянет как минимум на троллинг, а как максимум — на оскорбление в духе знаменитого «бе-бе-бе» Авакова.

Собственно, это объясняет, почему не унимается и сам отставленный губернатор. Как и предполагалось, уже 11 ноября Саакашвили заявил о намерении создать на Украине новую политическую силу с целью замены «теперешней так называемой политической элиты, а на самом деле барыг и отбросов общества, которые контролируют все ветви власти Украины». Среди других громких обещаний — принудить Порошенко к досрочным выборам, посадить за решетку Коломойского и забрать у него «Приватбанк» — «он будет сидеть, и никакая Швейцария его не спасет, я слов на ветер не бросаю». Саакашвили особо оговорился, что не примет в свою команду бывших украинских политиков, чиновников и крупных бизнесменов, а значит, для всех грузинских варягов — и потерявших посты, и еще работающих во власти — занятие найдется.

Хатия Деканоидзе — последний тяжеловес украинской политики грузинского происхождения Фото: РИА Новости


Политолог, специалист по вопросам интеграции на постсоветском пространстве Семен Уралов в эксклюзивном комментарии для «Ленты.ру» указывает на то, что пока рано говорить о закрытии «грузинского проекта» — скорее речь идет о его переформатировании. «Правящие элиты Украины не намерены ни с кем делиться, и каждый новый мародер во власти снижает общую доходность. Поэтому у Саакашвили сразу возникли проблемы с правящим классом в Киеве. Можно сказать, что грузинских гастролеров терпели, потому что не готовы были идти против воли внешних кураторов. Теперь, когда сменится администрация в Вашингтоне, можно ожидать и смену стратегии по Украине», — полагает Уралов.

По этой причине, отмечает собеседник, Саакашвили и его «гастролеры» обособляются. «Думаю, что за два года у него накопилось достаточно возможностей, чтобы запустить самостоятельный политический проект. Его люди глубоко интегрировались в правящие элиты и, что самое главное, — в силовые структуры. Теперь все зависит от того, насколько Саакашвили готов вести самостоятельную политику и насколько у него хватит ресурсов. На фоне разочарования в киевских правящих элитах он вполне может привлечь на свою сторону антироссийски настроенных "евроукраинцев". А это достаточно как минимум для прохождения в парламент. Игру Саакашвили еще рано считать законченной», — резюмирует эксперт.

Другая позиция у известного украинского адвоката и общественного деятеля Татьяны Монтян. «Ничего не получилось, потому что умер Каха Бендукидзе, который и был в Грузии автором и двигателем всех реформ. Саакашвили просто приписывает их себе, но на самом деле он только витрина. Более того, у Бендукидзе была воля и желание эти реформы делать, хоть и не знаю из каких побуждений, поскольку с ним лично не была знакома. А у той грузинской команды, которая была на Украине, — ни воли, ни желания, ни умения реформировать хоть что-нибудь. Впрочем, это касается и местных. Могу напомнить слова Бендукидзе, сказанные им незадолго до смерти: "Руководство Украины — невменяемые твари, которые просрут страну". Это мы сейчас и наблюдаем», — безапелляционно заявила она.
Категории: политика, в Европе
Ключевые слова: Украина, Грузия
статья прочитана 265 раз
добавлена 15 ноября, 09:30

Комментарии

As
15 ноября, 17:35
Превратили страну в кровавый цирк.
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.