Литовская радиация не такая, как белорусская

Просьба Республики Беларусь предоставить официальную информацию о ходе закрытия Игналинской АЭС (ИАЭС) связана с вопросами Литвы, выдвигаемыми к АЭС, строящейся в соседней стране, в Островце, утверждает представитель министерства окружающей среды Литвы.

"По электронной почте мы получили письмо, посмотрим, что они просят. Они создают зеркальный случай. Если мы просим что-то, то и они тогда смотрят, а что у нас. Это полностью связано с вопросом Островца. Они стараются это уравнять", - сказал BNS директор Департамента предотвращения загрязняющих выбросов министерства окружающей среды Виталиюс Ауглис.

По его словам, вопрос ИАЭС не может связываться с вопросами по Белорусской АЭС, поскольку в Литве станцию закрывают, а в Белоруссии - строят (надо полагать, что в первом случае радиации не предусмотрена, особенно в том случае, когда опыта закрытия подобных станций ещё нет в мире - прим. "Обзора").
Во вторник агентство новостей "Интерфакс" сообщило, что Белоруссия запросит у литовских ведомств информацию о ходе закрытия ИАЭС.

"В последнее время в СМИ, в том числе и в литовских, появляются сообщения о каких-то проблемах, связанных с закрытием ИАЭС. Поэтому в ближайшее время Литва получит конкретные вопросы об этом", - заявил на пресс-конференции министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь Владимир Марков.

Литва критикует Белоруссию за несоблюдение стандартов безопасности при строительстве АЭС. Минск эти претензии отметает как необоснованные.
статья прочитана 500 раз
добавлена 18 октября, 18:30

Комментарии

As
29 октября, 19:18
Не наша радиация добрая и такая нежная .
As
6 ноября, 20:46
Об экологических рисках и льготах для жителей 30 км зоны Игналинской АЭС.
Об экологических рисках и льготах для жителей 30 км зоны Игналинской АЭС.

При проектировании, реконструкции и демонтаже ядерного объекта всегда, в порядке значимости, рассматриваются: в первую очередь — вопросы ядерной безопасности, и, только, затем — радиационной, экологической и общепромышленной.
Остановленная Игналинская АЭС, в настоящее время, представляет собой потенциально опасный ядерный объект, включающий в себя: один эксплуатирующийся реактор, с не выгруженным из него ядерным топливом, 18 отсеков водных бассейнов с ОЯТ (отработавшим ядерным топливом), площадку сухого хранения ОЯТ со 118-ю ЗК (защитными контейнерами), содержащими более 6000 ОТВС. В отсеках БВ, занимающих большие площади в зданиях энергоблоков, не защищенных от случайного падения, даже, небольшого самолета, хранятся более 16 тыс. ОТВС. Из-за задержки строительства ПХОЯТ (промежуточного хранилища ОЯТ) на семь лет, удаление ОЯТ с энергоблоков не производится. Ввод ПХОЯТ в эксплуатацию планируется, лишь, в конце 2017 года. Из этого следует, что реактор может быть освобожден от топлива и прекращена его эксплуатация не ранее 2019 г.
На ядерном объекте выполняются широкомасштабные работы по демонтажу, вскрытию «грязного» оборудования, дезактивации, упаковке и захоронению РАО (радиоактивных отходов). Ранее подобные работы, и в таких масштабах, не производились и выбросы радиоактивности в ОС (окружающую среду) не превышали установленных норм, т. к. ИАЭС работала 26 лет безаварийно.


Известно, что все ОТВС содержат делящиеся ядерные материалы: Уран 235 и Плутоний 239. Наличие делящихся материалов представляет собой потенциальную ядерную и радиационную опасность. Эти материалы подлежат хранению по правилам ядерной безопасности и контролю МАГАТЭ до вывоза их на переработку, т. к. захоронение допустимо только, для продуктов переработки, не представляющих ядерную опасность. Ядерное топливо размещено в заполненных водой отсеках БВ с определенным проектным шагом, исключающим создание критической массы и подтвержденным расчетами и Заключением по ядерной безопасности, выданным ОЯБ ГНЦ РФ ФЭИ. Это единственный Государственный Научный Центр, обладающий научно-технической базой (критическими стендами, расчетными кодами) и правом выдачи Заключений по ядерной безопасности для атомных проектов всех предприятий ядерной отрасли РФ. Во избежание создания критической массы делящихся материалов, обращение с ОЯТ должно осуществляться технически грамотным, обученным и аттестованным персоналом, владеющим знаниями правил ядерной и радиационной безопасности. Для естественной смены персонала необходимо готовить молодежь.
Министерством энергетики Литвы в 2014 г. утверждена новая версия Окончательного плана снятия с эксплуатации (ОПСЭ) и новая дата завершения работ по снятию с эксплуатации ИАЭС — в 2038 году: «предполагается достичь стадии «бурой лужайки» с сохранением некоторых зданий и инфраструктуры, привести в порядок территорию АЭС так, чтобы ее можно было рекультивировать и развивать другую хозяйственную деятельность». См. http://www.atomic-energy.ru/news/2014/09/30/51826. «Бурая лужайка» означает демонтаж реакторов, утилизацию и захоронение отработавшего реакторного графита. Реализуемый проект немедленного демонтажа ИАЭС, фактически это «пилотный проект», являющийся опасным экспериментом, т. к. ни в РФ, ни в других странах, имеющих АЭС с уран–графитовыми реакторами, сегодня нет опыта их демонтажа и технологии безопасного обращения с большими объемами отработавшего реакторного графита( 3500 тн). В РФ имеется опыт захоронения, на месте, без демонтажа, промышленного уран — графитового реактора, подземного размещения, — на многие тысячи лет. См. http://ria.ru/defense_safety/20160225/1380496760.html#ixzz41O1iSw9I
Чтобы не «наломать дров», руководству ИАЭС, следовало бы, рассмотреть возможность создания дополнительных барьеров на путях возможной миграции радиоуглерода и трития за пределы реакторного блока. А демонтаж реакторов отложить до появления в мире безопасной и приемлемой для Литвы технологии безопасного обращения с реакторным графитом и его надежным захоронением. Реакторный графит содержит долгоживущий (5739 лет) радиоуглерод 14, легко усваиваемый биологической средой. Здесь очень важно учесть, что процесс демонтажа кладки и упаковки графита неизбежно будет приводить к выбросу и накоплению радиоуглерода в природе на протяжении всего процесса ее демонтажа. В этом случае, об экспорте мясных и молочных продуктов в другие страны придется забыть навсегда.
После вывоза по штатной технологии всего герметичного ОЯТ, а также, очистки и дезактивации отсеков БВ, не участвующих в вывозе негерметичного ОЯТ, появится возможность выполнения очень «грязных», работ по обращению с негерметичным и тяжело поврежденным топливом. На энергоблоках накоплено более 600 негерметичных и более 50 тяжело поврежденных ОТВС с нарушенными барьерами на пути распространения продуктов деления и хранящихся без пеналов. Беспенальное хранение поврежденных ОТВС приводит к распространению продуктов деления в воду БВ и в ОС. На подготовку негерметичных и поврежденных ОТВС к загрузке в герметичные пеналы и к перевозке в ПХОЯТ потребуется не менее 7-ми — 8-ми лет. Работы будут сопровождаются неизбежным выходом из под оболочек негерметичных и разрушенных твэлов высоко радиоактивных газообразных продуктов деления в воду БВ и окружающую среду, а жидких и твердых — в помещения АЭС. Все эти годы, неизбежно будут фиксироваться повышенные выбросы радиоактивных газов (тритий, йод, аргон, криптон и др.) в окружающую среду, т. к. единственным практически приемлемым способом удаления высокорадиоактивных газообразных продуктов деления является их рассеивание в атмосфере, путем выброса через высокую (150 м) вентиляционную трубу на расстояние 50 км и более.
Все вышеизложенное свидетельствует о том, что ситуация с ядерными и радиационными рисками значительно усугубилась, остановленная, но не выведенная из эксплуатации ИАЭС, остается потенциально опасным ядерным объектом, а территория города Висагинас, расположенного в 6-ти км от ядерного объекта – является зоной повышенного риска. Необходимо признать, что близлежащая территория является потенциально опасной, где не исключено появление рисков для населения и окружающей среды. ИАЭС и рядом размещенные ядерно — и радиационно-опасные хранилища ОЯТ и РАО являются ядерными минами, которые могут быть приведены в действие в случаях: военной бомбардировки, террористической акции, падения самолета и человеческого фактора — ошибок персонала. Перечисленные исходные события, могут привести, в местах хранения делящихся ядерных материалов, к созданию физических условий, при которых не исключено возникновение СЦР (самоподдерживающейся цепной реакции), приводящей к гибели людей, находящихся на территории АЭС, и к радиационному заражению больших территорий радиоактивными продуктами деления. Падение современного самолета на реактор с топливом – это «второй Чернобыль», а на один из 2-х энергоблоков с бассейнами выдержки ОЯТ – это «вторая Фукусима». Необходимо 30 км зону ИАЭС оформить как «бесполетную» для летательных аппаратов всех типов, включая управляемые беспилотники и ракеты.
Государственные властные структуры и политики должны знать и не забывать о наличии в стране потенциально опасного ядерного объекта с не выведенным из эксплуатации реактором, с хранением больших объемов делящихся материалов, а также с выполнением «грязных», не производившихся ранее крупномасштабных, демонтажных и дезактивационных работ, связанных с выбросом долгоживущих радиоактивных изотопов и их накоплением в ОС.
Все вышеизложенное свидетельствует о наличии рисков и негативного воздействия на экологию ОС, снижает комфортность проживания и привлекательность Игналинского региона, при отсутствии преференций, для развития бизнеса.
Для снижения вышеуказанных рисков, необходимо завершить работы по реконструкции транспортно-технологической части помещений и оборудования на энергоблоках, строительство ПХОЯТ, и, как можно раньше, удалить с энергоблоков АЭС все делящиеся материалы, т. е. ОЯТ. Вывоз ОЯТ с энергоблоков в ПХОЯТ позволит в разы снизить риски и вероятность возникновения опасных инцидентов.
Являясь одним из участников разработки проекта «Безопасного обращения с негерметичным и тяжело поврежденным топливом», выпущенным фирмой «NUKEM», могу утверждать, что процесс разделки, упаковки и удаления с энергоблоков негерметичного ОЯТ, неизбежно, окажет повышенное радиационное воздействие на персонал, население и ОС. Возникнет и необходимость постоянного обмена «грязной» воды в отсеках БВ на «условно» чистую. То — есть, потребуется организация непрерывной работы выпарных установок, а также обработки и передачи на хранение высоко — радиоактивного кубового остатка и иловых отложений со дна отсеков БВ в приповерхностные могильники, гарантирующие безопасность хранения, только, в течение примерно ста лет, а отходы станут низко активными, лишь, через несколько тысяч лет.
Подготовка и согласование отчета ОВОС по удалению негерметичного и тяжело поврежденного топлива с энергоблоков будет сопряжена с большими сложностями, т. к. у персонала ИАЭС нет опыта по разделке, осушке, упаковке, и вывозу с энергоблоков негерметичного и тяжело поврежденного топлива. Упаковка пучков ОТВС с негерметичными твэлами сопровождается вакуумной сушкой, приводящей к вытяжке радиоактивных газов из под оболочек и их выбросу в окружающую среду.
Население Литвы и властные структуры, проживающие в Вильнюсе, вероятно, полагают, что остановленная ИАЭС стала безопасной, как остановленный мясокомбинат. В связи с не знанием наличия рисков при выводе из эксплуатации ядерного объекта, политики Литвы и власти очень поспешили со снятием социальных льгот с населения 30 км зоны.
Учитывая вышеописанные риски, неизбежное ухудшение экологической ситуации в ОС, призываем наших граждан:
•более внимательно относиться к информации при участии в слушаниях по проектам оценки воздействия на ОС при реализации проектов демонтажа ИАЭС, строительства и загрузки могильников РАО;
•требовать пересмотра, необоснованно и преждевременно снятых с населения, социальных льгот;
•требовать пересмотра стратегии немедленного демонтажа реакторов;
•требовать организации в городе независимой экологической лаборатории, оснащенной современными техническими средствами и способной контролировать экологическую ситуацию в ОС города, его окрестностей, состояние здоровья человека и свободной доступности жителей к этой информации;
•для привлечения бизнеса, добиваться создания в Висагинасе, наиболее пострадавшем от останова АЭС, свободной экономической зоны.

По поручению ОТСС,
теплоэнергетик, инженер — физик Владимир Кузнецов 24-03-2016

ПРИМЕЧАНИЕ: Данная статья вручена европарламентарию Б.Ропе на встрече с жителями Висагинаса 24-03-2016. Источник ; otcc.lt/2016/03/25/%D0%BE%D0%B1-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D0%B8-%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%B0%D1%85-%D0%B4%D0%BB%D1%8F/
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.