Американские ученые: «В сборной США есть ГМО-спортсмены»

Фото ТАСС
На Олимпиаде в Рио-2016 американские спортсмены демонстрируют фантастические результаты. Им рукоплещут, тогда как по отношению к нашим атлетам, напротив, трибуны нередко демонстрируют откровенный негатив. В частности, российских пловцов Андрея Гречина, Данилы Изотова, Владимира Морозова и Александра Сухорукова освистали перед эстафетой 4 по 100 метров. «Я ожидал этой реакции», — сказал Владимир Морозов после выступления команды.

Собственно, такое поведение зрителей вполне объяснимо после истерии в западных СМИ, связанной с допинг-скандалом по инициативе WADA (Все­мир­ное ан­ти­допин­го­вое агентст­во — ред.) Мол, западные атлеты, как сейчас принято говорить, — чистые и честные, а наши — «грязные» и политически ангажированные. Однако если взглянуть, к примеру, на американскую историю выдающихся достижений в спорте, то напрашивается совершенно другой вывод.
И в самом деле, на многих международных соревнованиях в течение последних сорока лет доминировал звездно-полосатый флаг, да и The Star-Spangled Banner (гимн США — ред.) раздавался чаще других гимнов. Правда, спустя какое-то время легендарные заокеанские чемпионы обвинялись в употребление допинга.

Достаточно вспомнить Тайсона Гэй, Андре Агасси, Антонио Петтигрю, Тима Монтгомери и так далее, чтобы понять, насколько остра эта проблема. В частности, знаменитая американская легкоатлетка Мэрион Джонс призналась, что принимала стероиды перед Играми 2000 года в Сиднее. Однако её «не поймали» в Австралии, хотя к этому времени WADA уже полноценно работало. Или взять Лэнса Армстронга, который в течение длительного времени использовал допинг и показывал фантастические результаты. И здесь разоблачение произошло значительно позже, и то после того, как его выдал коллега Тайлер Хэмилтон.

Причем, многие эксперты говорят, что это всего лишь верхушка айсберга, а сами скандалы связаны с закулисной борьбой конкурирующих фармацевтических фирм. Иными словами, большинство заокеанских допинговых историй так и осталось нераскрытым. Как признают чиновники WADA, их методы контроля запаздывают по отношению к новым формам допинга. Это похоже на гонку вооружения, когда броня не успевает за метательным оружием.

Кстати, во время расследования «дела Армстронга» выяснилось, что заокеанские фармацевты, как правило, отрабатывали новейшие формы допинга, в том числе и гормоны белково-пептидного строения и эритропоэтина (разработки калифорнийской биотехнологической фирмы Amgen) на соревнованиях второго уровня и на второстепенных атлетах. По сути, тестировались возможности WADA с тем, чтобы не попасться на Олимпиадах, где контроль ужесточается с каждым годом.

Впрочем, стероиды и гормоны уже в прошлом. Эту «химию» американские спортсмены, во всяком случае, члены сборной не употребляют. Эксперты по допингу все чаще говорят о генной коррекции спортсменов. «Мы считаем, что имеется большой риск, что эта новая технология будет использоваться в Рио-2016», — заявил Карл-Юхан Сундберг, профессор кафедры физиологии и фармакологии Каролинского мединститута Швеции, сотрудники которого проанализировали новейшие тесты Всемирного антидопингового агентства.

По мнению профессора, чрезвычайно сложно, точнее фактически невозможно определить тот или иной ген, который был встроен в ткани и мышцы спортсмена, если не знать, что именно использовалось и, главное, где. Между тем, такая технология позволяет существенно стимулировать, примеру, мышечный тонус или координацию тела в пространстве.

Об этом же написал профессор Роджер Пилке-младший, директор спортивного центра управления Университета штата Колорадо. В частности, он сообщил, что в США успешно применяется лазерно-генетическая технология коррекции зрения. Многие американские теннисисты, гольфисты, стрелки, участвующие в Олимпиадах, получают глаза с остротой зрения за пределами человеческих возможностей.

«Учитывая те научные достижения, которые мы видели за последний год, то нетрудно предположить, что государство (у которого есть такие технологии — ред.) может участвовать в программе создания суперчеловека для атлетических целей, — заявил Роджер Пилке-младший. — Прежде всего, для того, чтобы привезти домой больше медалей в геополитических интересах. Рио-2016 — это Олимпиада наук».

Косвенно об этом свидетельствует методология антидопингового комитета США, в которой досконально расписаны способы анализа фармацевтических стимуляторов, и крайне скудно говорится о генетическом допинге — всего несколько слов: «Перенос полимеров нуклеиновых кислот или аналогов нуклеиновых кислот, а также использование нормальных или генетически модифицированных клеток запрещено». Доктор Тед Фридман, председатель группы генетики Всемирного антидопингового агентства сказал, что он не удивится, если сейчас тайно используется генный допинг. «Технологии созрели для злоупотреблений», — предупредил Фридман. От себя добавим, что «созрели», прежде всего, в Америке, которая является признанным лидером в ГМ-модификациях.

Если же говорить о диагностике генетического допинга, то, по словам Теда Фридмана, на данном этапе нельзя стопроцентно идентифицировать такого рода вмешательства в организм спортсмена. По сути, чиновник WADA соглашается со шведом Карл-Юханом Сундбергом, с независимым экспертом. Другими словами, даже если спортсмен выступает явно выше своих возможностей, а лаборатория антидопингового комитета не выявит нарушений, то его достижения официально не будут подвергаться сомнению.

В принципе, в мире есть лишь одна лаборатория в Сиднее, которая способна диагностировать кое-какую генную коррекцию. Безусловно, речь идет о центре, который по коммерческим соображениям заявил о таких возможностях. Симптоматично, что абсолютно все американские лаборатории хранят молчания, хотя они наверняка располагают аналогичными технологиями.

Так или иначе, но для анализа одного образца на генный допинг потребуются многомесячные усилия большого коллектива высокопрофессиональных исследователей и множество сложнейших приборов, с последующей обработкой данных на мощных компьютерах. Это гораздо сложнее, несоизмеримо дольше и многократно дороже, чем «охотиться» за химическими маркерами стероидов и гормонов в крови или в моче. Если руководство WADA все-таки решится обратиться в Сидней для этой цели, то только для генной диагностики российских спортсменов.

Между тем, на нынешней Олимпиаде в Рио в глаза бросается выступление американской бодибилдерши Симоны Байлз — юной гимнастки с фигурой мужского атлета. Кстати, в свое время Джон Леонард, координатор по плаванию международной ассоциации тренеров, который вхож в частные лаборатории молекулярной биологии, комментируя олимпийское золото китайской пловчихи Йе Шивень (в Лондоне-2012) заявил, что все суперженщины в истории нашего спорта позднее были признаны виновными в применении допинга, если, конечно, на то были указания сверху. Нужно лишь дождаться появление соответствующих методик. Мол, чудес не бывает: у природы свой взгляд на предназначение женщины. Впрочем, профессор Роджер Пилке-младший сообщил, что сейчас американские генетики работают над тем, чтобы ГМ-атлеты не выглядели гротескными чудовищам. «Мы уже видим на Олимпиаде, что многие спортсмены похожи на обычных людей, хотя являются, по сути, „сконструированными“ атлетами», — заявил Роджер.
Категории: в мире
Ключевые слова: ГМО, спортсмены
статья прочитана 272 раза
добавлена 27 августа, 08:31

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.