ПРЕКРАСНОЕ ДАЛЁКО...





"Братья, вы наши плоды пожинаете,

.......................................

Всё ли нас, бедных, добром вспоминаете

Или забыли давно?"

Н.А. Некрасов


Вот и подошёл к своему финалу 40-ой - "Юбилейный" - год, как на литовской земле было создано Западное Управление Строительства (ЗУС) для возведения атомной электростанции и её города-спутника.

Начало 40-летнего юбилея было скромным, вернее, никаким: без чествования ветеранов, без воспоминаний первых строителей, без грома оркестра и красочных фейерверков в их честь.

А что, собственно, праздновать? 25 лет назад гигант строительной индустрии ЗУС перестал существовать тихо и неприметно, как умирает всё ненужное, и даже День строителя, профессиональный праздник, отмечаемый во второе воскресенье августа, исчез из календаря, как и память о самих строителях.
Крупнейшую в Европе атомную станцию, дававшую, практически, бесплатную электроэнергию, спешно "похоронили", и после этого красавец "город-спутник" стал потихоньку превращаться в "город-призрак" с обезлюдевшими домами и улицами.

Отсутствие работы и перспектив вынудили высококвалифицированных специалистов и молодёжь покидать родное детище и дом в поисках работы за "дальними" рубежами, превратившись в уборщиков и сиделок.

Время безжалостно вычёркивает из памяти различные события, а особенно быстро это происходит тогда, когда к забвению ведут целенаправленно.

За 25 лет многое изменилось: пионеров стройки можно пересчитать нынче по пальцам, появилось новое поколение, которое прошлое города воспринимает, как легенду.

Вот почему мне захотелось где-то отметить кратко, а где-то, возможно, вообще сделать открытие о "почти былинном" для всех жителей Висагинаса (и не только), времени и людях, которые претворили сказку в быль.





А КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ!!!

В семидесятых годах была объявлена ударная комсомольская стройка - строительство крупнейшей в Европе атомной станции, которая должна была обеспечить дешёвой электроэнергией западные районы страны.

Тысячи специалистов с огромным опытом и выпускники ВУЗов отозвались на зов Родины и, оставив свою работу, благоустроенное жильё, близких, друзей и родные места, отправились покорять край непроходимых болот Литвы.

Министерство среднего машиностроения, занимающееся атомными и космическими разработками, дало "добро" своим высококвалифицированным кадрам, желающим строить атомный гигант на западе Советского Союза.

С 1975 года шла подготовка будущего строительство станции, города и огромнейшего количества промышленных предприятий, связанных со строительством.

В 1976 году началась расчистка от леса площадки под атомную станцию: вырубались чахлые деревца, сухостой, осушались болота.

День и ночь работала землеройная техника, день и ночь "КРАЗы" и "МАЗы" вывозили миллионы тонн болотной грязи и засыпали котлованы песком и щебнем.

Тяжёлый транспорт круглосуточно послойно уплотнял засыпку, готовя прочное, качественное основание под объекты строительства.

Но, увы, этот период производства земляных работ сегодня вообще никем не замечается - такой вид деятельности мало у кого откладывается в памяти, хотя многие водители в тот период за свой труд награждались и отмечались премиями и благодарностями.

Перед трудящимися была поставлена задача: в кратчайшие сроки пустить станцию, обеспечить всех благоустроенным жильём, и строители шли к этой цели твёрдо и уверенно.

В 1976 году началось возведение объектов Базы строительной индустрии (БСИ), в состав которой входило Управление промышленных предприятий (УПП). Тогда первоочередной задачей стояло строительство заводов по производству бетона, завода железобетонных конструкций (ЖБК) и базы Управления производственно-технологической комплектации (УПТК) и других подразделений.

Были сформированы отделы Западного управления строительства, отвечающие за каждый участок будущей гигантской строительной площадки. Располагались они в здании на так называемой "Пионерной базе" в Дукштасе.

Уточню: "Пионерная база" - это неофициальное название площадки, где располагалось здание ЗУСа, в котором находились отделы.

Маленький растворный узел, с утра выдававший раствор, а после обеда - бетон. Бетономешалку каждый раз приходилось мыть водой из шланга. В морозное время бетономешалка замерзала, и её отогревали горячей водой.

Рядом с растворным "заводом" стоял вагончик, который занимал Отдел исследования материалов и конструкций (ОИМК).

Вагончик обогревался так называемыми "трамвайками" - электроплитками, тепла от которых на обогрев всего помещения не хватало, и работники отдела периодически прибегали сюда отогревать замёрзшие руки. Нет необходимости говорить о том, что "все удобства" находились на улице.

Под окнами стайки куропаток клевали семена с дикорастущих трав. Время от времени пробегали голенастые зайцы, закидывая задние лапы выше головы.

Неподалёку находился склад железобетонных изделий, куда завозились плиты перекрытия и стеновые панели для строительства жилых домов, поступавшие с домостроительных комбинатов Каунаса, Вильнюса, Клайпеды и Обнинска.

Чуть в стороне стояли сборно-щитовые домики для работников ЗУСа с "удобствами во дворе", здесь же был маленький магазинчик и столовая, где можно было пообедать и получить молоко по талонам, ежедневно выдаваемым бесплатно каждому работнику стройки.

Каждое утро десятки автобусов бесплатно развозили рабочих по объектам строительства.

Переодевшись из модной одежды в телогрейки и резиновые сапоги, которые частенько "терялись" в болоте и глинистой жиже строительных площадок, люди стоически переносили бытовые сложности и свою оторванность от детей и близких.

Каждое утро начальник стройки проводил планёрки с руководством всех подразделений о выполнении плана за предыдущий день и проблемах на сегодняшний.

Проводилась координация всех сил не только на выполнение поставленной задачи, но и на её перевыполнение: для этого создавались строительно-монтажные управления, а контроль за качеством всех материалов и конструкций возлагался на ОИМК.

Я начала с краткого экскурса в общую историю ЗУСа, но мне бы хотелось поглубже осветить работу одного из ответственнейших отделов, ОИМК (Отдела исследований материалов и конструкций), тем более, что мало кому известно, для какой цели его создавали.

Надо отметить, что в строительных организациях Министерства среднего машиностроения СССР этот отдел был обязателен и его работе придавалось большое значение.

В 1976 году начальником ОИМК был назначен Николай Дмитриевич Дуляков, сразу же начавший собирать команду для своего отдела.

В обязанности отдела входил контроль качества ВСЕХ строительных материалов и строительных конструкций.

Из воспоминаний ст. инженера ОИМК Галины Анатольевны Ерёминой

"В 1976 году БСИ только-только начинали строить.

Помню: Дуляков рисовал палкой на песке схему БСИ и рассказывал мне, где какой завод будет стоять.

Мы стояли где-то в районе будущей cтоловой (сейчас это здание разграблено и разрушено), а вокруг - лес и только. Где-то вдалеке работали механизмы.

Я тогда подумала: "Боже мой, когда это ещё будет?"

Первый бетонный завод запустили уже в 1977 году.

Его начальником был назначен Евгений Николаевич Ерёмин, в последующем он стал главным технологом УПП.

В апреле 1977 года уже был сдан первый дом.

Строительство шло сразу на многих объектах.

Осенью 1977 года приступили к строительству РТПС и больничного комплекса.

Наряду с жилыми домами возводились пятиэтажные общежития.

Первый бетон на площадку ИАЭС пошёл уже в 1978 году. Был митинг, и первый бетоновоз под рукоплескания выдал бетон на арматуру фундамента ИАЭС.

Люди ликовали - ведь это был шаг к непосредственному возведению атомной станции, ради

чего они сюда приехали и терпели лишения.

С этого момента бетон на станцию шёл днём и ночью. Началась так называемая "непрерывка" - бетонный завод работал круглосуточно, как, к слову, и лабораторный контроль.

В 1977 году был готов корпус здания под ОИМК.

В "двухсветном" (два этажа без перекрытия) помещении будущего отделения механических испытаний было смонтировано оборудование: прессы, разрывные машины, в том числе единственная в Прибалтике разрывная машина для испытаний арматуры диаметром 40 мм (после развала Союза она была разрезана и сдана на металлолом).

После монтажа оборудования работники отдела, параллельно с основной работой, занимались отделочными работами в своих помещениях.

Ждать завершения работ строителями было некогда, время поджимало - впереди ждал напряжённый труд: шёл бетон на первый блок ИАЭС.

Основная, стратегическая задача, стоявшая перед ОИМК, жесточайший пошаговый контроль качества ВСЕХ материалов и конструкций, поступающих на объекты строительства ИАЭС и "жилгорода" из различных мест огромной страны.





Производилась тщательная проверка и перепроверка качества поступающего материала на соответствие требованиям ГОСТа.

Каждая партия проверялась даже несмотря на то, что поступление было из одного места.

Этими вопросами в ОИМК занималось Экспериментальное отделение и отделение бетона и растворов.

Руководитель - старший инженер Галина Анатольевна Ерёмина;

лаборанты: Марина Сетченкова, Людмила Лозовская, Татьяна Курашова, Наталья Кобзева.

В обязанности экспериментального отделения входило:

1. Входной контроль поступающих строительных материалов (цемент, щебень, гравий, песок, керамзит, добавки).

2. Расчёт и подбор составов бетона и раствора.

3. Контроль за соблюдением составов и качеством бетонных и растворных смесей.

4. Экспериментальная работа.

На каждую поступающую партию цемента и инертных материалов (песок, щебень, гравий) делались десятки проб, чтобы найти оптимальный состав бетонной смеси со скрупулёзной записью каждого подбора образцов смеси в журнал.

На каждый подобранный состав "забивались кубики", которые для набора прочности устанавливались в помещения с температурой и влажностью, соответствующей ГОСТу, после чего производилось их испытание на прочность прессом. И только после достижения прочности, соответствующей заданной проектом, состав

выдавался в работу на бетонный завод.

Если прочность не соответствовала - начиналась новая работа по подборке составов.

С приходом в ОИМК Тигрия Александровича Жолнеровича в качестве заместителя начальника начался новый этап в экспериментальном отделе. Прежде всего были проверены и систематизированы в единый сборник составы бетона и растворов.

Помимо основной работы - ежедневного контроля качества бетона и растворов, начались и экспериментальные работы.

Стояла задача:

- получить высокопрочный бетон на основе имеющихся материалов за счёт введения добавок.

- добиться максимальной прочности в ранние сроки.

- разработать и внедрить так называемый литый бетон для его подачи в высоко армированные конструкции ИАЭС бетононасосами.

- найти оптимальные составы пусковых смесей.

Бетоновозы не справлялись с перевозкой бетона: он "застывал" в барабане, а укладчики бетона не успевали прорабатывать вибраторами бетон, так как он схватывался сразу после выгрузки, из-за чего в теле бетона могли образовываться пустоты.

Т.А.Жолнерович совместно со старшим инженером Г.А.Ерёминой, объединив свои усилия с лабораторией "Оргтехстроя" г. Вильнюс, разработали и применили на бетонных работах для получения "литых" бетонов Суперпластификатор МЛ-1 (Модифицированный лигносульфонат).

Применение бетона с суперпластификатором дало возможность подачи бетона в стены и перекрытия станции на высоту десятков метров и принесло предприятию экономию не только в ускорении времени бетонирования, но и дало огромную экономию цемента и значительно увеличило прочность бетона.

"За полтора года применения суперпластификатора МЛ-1 на строительстве ИАЭС было сэкономлено свыше 150 вагонов цемента - 10, 5 тысячи тонн", написал Юрий Строганов в газете Игналинкской АЭС "Энергетик" 20 октября 1982 года.

В 1981 году началась укладка бетона в плиту турбогенератора.

Шла непрерывная, круглосуточная укладка в плиту порядка 7 тыс кубических метров "литого" бетона.

Из-за химической реакции при схватывании бетона была опасность разрыва тела бетона, поэтому были предприняты беспрецедентные меры безопасности:

* По всей площади плиты были сделаны сотни шурфов полуметровой глубины на расстоянии полуметра друг от друга, в которые вставлялись термометры.

* Круглосуточно, через каждые 15 минут, работники ОИМК делали замеры температуры, записывая данные в журнал.

* Вокруг стояли десятки пожарных машин в случае повышения температуры бетона, они должны были охлаждать бетон холодной водой.

Несколько суток работники лаборатории, сменяя друг друга, работали по 12 часов.

За рационализаторские предложения и внедрение их в производство Т.А.Жолнерович и Г.А.Ерёмина неоднократно награждались ценными подарками и денежными премиями, дважды им было выплачено авторское вознаграждение. Они были награждены за личный вклад по пуску турбогенератора N1 ИАЭС.

Отделение Механических Испытаний

Руководитель - инженер ОИМК Лысых Галина Геннадиевна

Лаборанты: Перевалова Кристина, Стасюкевич Ирина.

Их обязанностью было испытание образцов бетона и растворов, арматуры, сварных соединений, испытание кирпича, поступавшего с многочисленных кирпичных заводов, на морозостойкость и водонепроницаемость.

Как было сказано выше, это отделение было оснащено самой современной техникой для проведения испытаний прочности строительных материалов и конструкций.

Химическое отделение

Руководитель - старший инженер ОИМК Верхотурова (Разенко) Тамара Егоровна.

Лаборанты: Турбина Людмила, Кочурова (Стасюкевич) Светлана.

Их обязанностью был входной контроль поступающих строительных материалов (лаки, краски, битум, масла и др.).

Грунтовое отделение

Руководитель - инженер Мицюнене Она .в обязанности которой входило испытание грунтов и оснований.

Отделение на площадке ИАЭС

Руководитель - инженер Гончарова Мария Александровна, Цветкова Альбина Александровна.

Лаборант: Стасюкевич Ирина.

В их обязанности входил контроль качества укладываемого бетона.

Отделение на строительстве Города

Руководитель - инженер Цветкова Альбина Александровна.

Лаборанты: Козел (Клеевская) Лолита, Лобачёва Марина.

В их обязанности входил контроль уплотнения грунтовых оснований (дороги, тротуары, фундаменты, котлованы), а также контроль качества бетона и растворов, поступающего на объект, а ещё - определение прочности бетона, растворов и бетонных изделий на местах и контроль качества железобетонных изделий ,контроль качества кирпича.

А.А.Цветкова за обеспечение выполнения особо важного этапа работы - физического пуска реактора, а также за участие в республиканском смотре на лучшее качество СМР была награждена денежными премиями, а в 1986 году - медалью "Ветеран труда".

Конечно, этот сухой перечень выполняемых лабораторией работ мало что показывает, но ответственность, которая лежала на работниках ОИМК, они с честью оправдали: это подтверждают все 40 лет безаварийного служения возведённых зданий и сооружений.

И не вина ТЕХ СТРОИТЕЛЕЙ, что построенное с такой любовью, ответственностью и с верой в прекрасное будущее их детищ, было разгромлено прямо у них на глазах.

Из числа прекрасных капитальных строений на БСИ, как-то: здание Управления, столовая, здание ОИМК, разобраны по кирпичику до основания. Два узла (бетонный и растворный) и асфальтовый завод стали ненужным, их постигла та же участь - дороги в Висагинасе, насколько нам известно, нынче ремонтируют организации других городов, где, в отличие от наших властей и несмотря на такие же изменения в судьбе страны, смогли сохранить свою инфраструктуру и, соответственно, свои рабочие места.

На территории Висагинаса три крупных недостроенных, но уже готовых под отделку строительных объекта (здание АТС и два многоэтажных жилых дома) были снесены.

Игналинская атомная электростанция, гордость строителей и множества специалистов другого профиля, вложивших в неё свои знания, свой труд, свою любовь, прекратила своё существование.

Волею руководства государства она тоже стала ненужной, а вместе с ней похоронены все мечты о счастливой жизни, лишились куска хлеба и надежды на будущее десятки тысяч людей.

Идут по опустевшему городу оставшиеся в живых его строители, а ныне пенсионеры. И только безысходная тоска о прошедших временах отражается в их грустных глазах.

Альбина ЦВЕТКОВА,

Висагинас, Литва

3 августа 2016 года
География: Литва, Висагинас
статья прочитана 527 раз
добавлена 4 августа, 05:59

Комментарии

Александр
4 августа, 12:32
Всё правильно, хорошая статья. Только странным кажется то обстоятельство, что в День Строителя не принято вспоминать о собственно строителях: рабочих, чьими руками строился город и станция.
Артём
13 ноября, 11:28
Я помню церемонию открытия возле камня мне было 6 лет!
Я жил в бараке в Дукштасе. Помню столовую.
На месте "Эжеринаса" рос лесок.
Отмечали День Строителя всем городом !!!! у озера с шашлыками и пивами !!!
Это память. Хотелось бы всё снова пережить ...
Ричард
13 ноября, 14:41
Спасибо Альбине Цветковой за эту статью.Она напомнила и о моём непосредственном участии в этой великой стройке,как говорится-и мой труд вливался в труд этой республики.Грустно,что из-за безобразной политики новоявленных мародёров такой гигантский труд пошёл насмарку.Было бы это всё сохранено и работало,я уверен,что и край этот процветал бы и республика не жила с протянутой рукой к Евросоюзу.Под лозунгами свободы приобрели независимость,а сами не знали что с ней делать и тут же пошли добровольно в холуи и угробили всю хозяйство республики.
As
13 ноября, 15:03
Всё похерили потомки свинопасов не способные ни на что кроме воровства.
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.