Учительница: «Если бы вы только знали…»

Переводы "Обзора"


Работаю учительницей уже третье десятилетие, стараюсь читать всё, что касается школы. Не обошла вниманием и письмо злобной девочки, утверждающей, что школу заканчивает поколение придурков. Я должна бы теперь встать на защиту мундира... Но понимаю, что на этот раз устами ребёнка глаголет истина - я должна признать, что качество образования упало настолько низко, что падать ниже едва ли возможно.

Возможно, следовало бы посыпать пепел на голову и публично покаяться, но собственной вины я не вижу. Я всегда была строгой, принципиальной и не самой любимой среди учителей. Для меня всегда самым важным было вдолбить в головы учеников хотя бы тот минимум знаний, за который можно поставить хотя бы минимальную оценку. Двойки ставила без всякой жалости. А как вы думаете, что я получила за свою принципиальность?
Накопленный мною опыт преподавания и знание предмета никому не нужны. В течение нескольких лет мне открыто заявляют - не нравится то, что происходит? Двери широко открыта, вы можете отправляться на все четыре стороны, найдутся другие, кто пожелает принести себя в жертву. Ваше желание качественного преподавания никому не нужно, самое главное - не обидеть, не ранить душу подростка строгим словом или плохими оценками.

А уж эта подростковая душа – такой неописуемой хрупкости, даже страшно! Её ранят замечания (особенно замечания за употребление ненормативной лексики), за ненадлежащую одежду (одну девушку обидела просьба немного прикрыть вылезающую из-под узких джинсов резинку от трусиков), замечания за поведение во время уроков. Оскорбляет любая оценка ниже десятки.

И в то же время учителя ничто не ранит. Меня посылали повсюду и довольно часто. За последний год мне угрожали много раз. Грозились выбить окна, поранить мою пятилетнюю внучку, выколоть глаза моей кошке и поджечь её. Об угрозах в отношении меня лично я уж не говорю – угрозы дать по голове стали такой же обыденностью, как чашка утреннего кофе. Настолько привычными, что я даже перестала принимать успокоительные средства. В конце концов, и собака привыкает к повешению.

Я привыкла выслушивать непрерывные потоки площадной брани и всяких мерзких слов. Я привыкла каждый раз, когда класс выходит из кабинета, обходить все парты и собирать оставленный учениками мусор. Я привыкла к таким школьникам, которые с самого седьмого класса приходят и заявляют, что пришли только «посидеть», потому что знают, что я всё равно выставлю положительную оценку. А они знают: если хочешь сохранить свою работу, если не хочешь иметь неприятностей, ты эти оценки выставишь, стиснув зубы.

«Вы не имеете права!» - это почти самая распространённая фраза, какую приходится слышать из уст неоперившихся акселератов. Услышав такое, Я не пытаюсь спорить, ведь я действительно больше не имею прав. Они исчезли, как и престиж профессии учителя.

Вы спросите, почему об этом не знает администрация школы? Не будьте наивными, о таких вещах знает руководство всех школ, но их единственная забота - что сделать, как изворачиваться, лишь бы только дети не перебегали в школы-конкуренты. Об ужасном поведении школьников не смей говорить плохо! Особенно где-нибудь на публике.

Мы, учителя, не имеем никакого права голоса, а работа, которую я когда-то по-настоящему любила и была готова голову за неё положить, стала теперь для меня только неуемной горечью. Я мечтаю кое-как дотянуть до выхода на пенсию, чтобы, наконец, покончить с этим периодом унижений и страха.

Мне думается, что главная причина заключается в том, что мы уже не учителя, а школьники больше не школьники. Теперь мы «продавцы услуг», а они «покупатели услуг». То, что когда-то воспринималось как почти священное отношение между взрослыми и детьми, среди воспитуемых и воспитателей (во все времена звание учителя было достойно уважения), нынче стало рыночными отношениями на уровне «купи-продай».

Школьники и их родители теперь клиенты, а мы – та сторона, которая обязана продемонстрировать привлекательность услуги. Как давно известно, покупатель всегда прав. Покупатель не хочет брать товар в непривлекательной упаковке, некрасивый, неароматный, неэстетический товар. Поэтому каждая школа пытается укутаться в маленький кусочек блестящий бумаги, какой только может. Все беды и конфликты прячутся за семью запорами. Все, даже мелкие достижения, раздуваются в десять раз и всячески рекламируются. Если бы вы только знали, как много грязи, интриг и несправедливости расцветает за этими сияющими, недавно отремонтированными школьными фасадами...

Но вы не узнаете, потому что для вас важно купить, а школам – продать. Да, да, именно продать. И пока эти выродившиеся отношения не переменятся, не надейтесь ни на какие положительные сдвиги. Их просто не будет.

Учительница физики, методист,

lrytas.lt




Первоисточник: Mokytoja ryžosi prabilti: „Jei jūs tik žinotumėte...“



Перевод Владимира ВАХМАНА, "Обзор"
Ключевые слова: Литва, школа, учитель
статья прочитана 1240 раз
добавлена 24 июля, 09:43

Комментарии

As
28 июля, 21:13
Как я понимаю эту учительницу.Когда то давно я возил на автозаке "сидельцев" а потом был водителем на школьном автобусе.Так вот "сидельцы" это "святые люди" против этих малолетних беспредельщиков. Не все конечно таковы, но процент дебилов с каждым годом растёт.Никакого воспитания, ни какой идеологии или направленности кроме как заработать денег нет, как это было в советские времена, и вырастает в основном тупая жестокая биомасса и пьянь с детства.
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.