Наталья Гранцева: поэзия - это высшая форма истории

Фото Владимира Клоповского, "Обзор"
Международный медиа-клуб «Формат А3» порадовал почитателей русской литературы встречей с поэтессой Н.А.Гранцевой – человеком со своеобразным и богатым внутренним миром, истинно питерской интеллигенткой.

Гостья много лет возглавляет «Неву» - один из немногих оставшихся в России толстых литературных журналов.

Наталья Анатольевна любезно согласилась побеседовать с корреспондентом «Обзора».


- Помню ленинградскую «Неву» как самый молодой советский литературный журнал. Молодой и по возрасту, и по идеям, которые он исповедовал. Как течёт литературная жизнь в «Неве» ХХI века?

- «Нева» взрослеет вместе со всей страной. «Неве» – 60! А это возраст итогов и мудрости…
На страницах молодой «Невы» впервые увидели свет многие творения поэзии и прозы, сделавшие честь не только русской, но и мировой литературе. Однако жизнь не даёт нам права пребывать в миру воспоминаний. Известно, насколько губительными для русской культуры вообще и литературы в частности, были «лихие девяностые»…

Нам, в числе немногих толстых литературных журналов, удалось выжить: провели кардинальную реорганизацию и стали самостоятельным юридическим и творческим органом; сумели найти себя в условиях, когда подписчиками журнала являются не физические лица, а библиотеки. Сейчас готовимся к новому шагу – распространению электронной версии журнала. И, конечно, главное – это творческие дела. Мы предлагаем читателю широкую литературную панораму – поэзию и прозу, публицистику и литературную критику, всё, чем живёт Россия.

- Наш читатель знает Вас как талантливую поэтессу, автора четырёх поэтических сборников, глубоких по поднятым философским проблемам и яркими по их художественному воплощению. Ваш талант и в силе, и в развитии. Чья литературная судьба для Вас желанна?

- Убеждена, что каждый поэт обязан исполнить свой долг перед небесами. Долг состоит не в том, чтобы писать стихи, их пишут многие. Долг состоит в том, что бы выразить то неповторимое индивидуальное, что есть в каждом конкретном авторе. И если я буду стремиться подверстать свою судьбу под Ахматову или Цветаеву, тогда это «осетрина второй свежести».

- А чей творческий метод Вам близок? Ведь идти в русле мировых трендов неизбежно.

- Я живу в таком необычном месте, как Санкт-Петербург, и этим сказано всё. Для нас, петербуржцев, изобретено специальное понятие – петербургская школа, имеющая сумму своеобразных черт, и я не могу принадлежать к другой школе кроме как петербургской. Разумеется, это филологическое изобретение для удобства определения. По моим наблюдениям, вся петербургская литература отличается от других только одним – преувеличенным процентом содержания культурологических включений - это идущий поверх времени объединительный ресурс, в котором живут петербургские поэты.

Мы живём и мыслим себя в европейской культуре. Москвичей мало интересует культура Древней Греции, Рима и прочие древности… Я и сама себя ловлю на мысли, что хочу писать о современности, о ХХI веке, а меня всё время тянет то к Шекспиру, то к Гомеру. Однако так формирует нас среда, культурный мир.

- Литературные издания буквально взрывают споры о «новом реализме» и «аксимодерне», «постмодерне» и прочих направлениях, течениях, школах в литeратуре. Помогите нашему читателю разобраться в этом нагромождении.

- Я думаю, что это филологические изобретения, которые ещё не имеют чётких очертаний, самоидентификация каждого автора, которая ничем не подтверждена, кроме личных заявлений. И только будущее определит, имеет ли то или иное определение новое содержание либо это разновидность рекламы и самопиара.

Мне как редактору журнала интересны все течения. Нельзя печатать произведения, принадлежащие только к одному направлению - читателю интересна вся литературная палитра, все авторы. Мне всегда интересно знакомство с авторами других школ и творческих методов, но я никогда не буду ими пользоваться. Мне достаточно классического стиха, и я считаю, что его ресурс далёк от исчерпания, учитывая ресурс русского языка и расширения лексических средств. Русский язык впитал в себя многие включения. За последние двадцать лет советский новояз минимизировался, зато максимализировались англоязычные и инокультурные включения…

- Он не исчезнет в англоязычных включениях?

- Нет. Он не исчезнет. Об этом свидетельствует опыт прошлых веков. Русский язык имеет неограниченный ресурс развития, и если он жив – он будет развиваться как открытая система и включать в себя всё новые выразительные элементы. И в нашем журнале находят понимание разные авторы при едином условии – наличие оригинальности и художественного дарования.



- Это всеядность или широта взгляда?

- Это профессионализм. Тебе Бог дал талант, ни на кого не похожий, и твой долг, донести эту искру Божью до людей. Другое дело, что сейчас больше мыслят не о долге, а о своих правах…

- Не кажется ли Вам, что в современном мире в целом, а в России в особенности, писатели живут в своих излюбленных «башнях из слоновой кости», а народ живёт так, как ему живётся. И между этими двумя социальными группами существует непреодолимая пропасть?

- Нет, не кажется. Недавно в Вильнюсе был Роман Сенчин, наш автор, который вышел из сибирской глубинки, живёт в самой гуще народа и очень жёстко и снайперски реагирует на социальные процессы, которые его окружают. И таких литераторов много. Об этом можно судить хотя бы и по нашему журналу – многие его авторы живут в гуще народа и реагируют на вызовы времени, в котором живут. А я, может быть, живу в «башне из слоновой кости»…

Конечно, я соприкасаюсь со всеми сторонами современной жизни, но интеллектуально я реагирую на литературные феномены, общекультурные процессы. Мне интересно, насколько они обладают ресурсами, сохраняются во времени. Возможно, спустя много лет историки скажут, что это – мой недостаток или достоинство, насколько я права…

- Вам безразлично общественное признание?

- Мне не безразлично общественное признание, я просто отдаю себе отчёт, что…

…оно за будущим?

- Лично для меня ценно, в первую очередь, признание экспертов…

- Эксперт в Вас самой?

- Как раз он - посторонний человек. Хочу, чтобы нашёлся некоторый мэтр, учитель, который бы сказал: «Вот то, что делает Гранцева, – на высоком уровне». Я пишу немного стихов, памятуя слова Ломоносова о том, что поэзия – это сгущённая мысль. А мой личный девиз, который я везде повторяю: поэзия – это высшая форма истории. Один человек решает сиюминутную проблему в конкретном обществе, а другой человек добивается того, чтобы это решение работало на историческом поле. Здесь нет правых и неправых, дело в судьбе, которая тебе выпала.

- Меня тронул девиз Вашего пресс-релиза: «Литература сегодня: миссия или бизнес»… Мне, как и многим жителям Литвы, приходится много ездить. И с сожалением приходится признать, что неприязнь к России, ко всему русскому приобретает всё большие масштабы, становится всё откровеннее и сильнее.

- В чём вопрос?

- В чём же миссия нашей литературы, миссия нашего языка, культуры, истории, если против нас восстаёт весь мир, если преобладают ненависть вперемешку со страхом?

- Очевидно, что ваши маршруты – не единственные маршруты. Я тоже много езжу по странам, городам и нигде не встречаю такой запредельной ненависти и злобы.

Конечно, везде есть неадекватные люди, которые не сами мыслят и анализируют, а которые подвержены внушению со стороны, тех, кто заинтересован сеять ненависть и рознь. Главное всё-таки в том, что мы находимся на таком этапе развития, который именуется «информационным обществом». Я имею в виду не только Россию, не только Европу, но и весь мир. И в этот период «боевые действия» на всех фронтах идут не в реальной жизни, а в информационной. Здесь процветают самые безответственные заявления политиков и общественных деятелей, базирующихся на экономических, идеологических, а часто и личных интересах.

Надо философски относиться ко всему этому и понимать, что это качество данного момента, оно не может длиться вечно. И живая система, культура, политика, экономика изменят это. Думаю, что вскоре у нас не будет создаваться ложного впечатления о царящей ненависти и враждебности.

- Однако и некоторые российские телеканалы, печатные издания, далеко не единичные граждане и даже общественные деятели превосходят по ненависти к своей стране любые западные высказывания и оценки… Самоедство – отличительная черта русского характера?

- Да, это верное наблюдение. Один из известных писателей сказал, что Западу не надо ничего плохого о России придумывать. Россия сама себя поедом ест, и самое плохое, что написано о России, – написано российскими авторами. У нас гипертрофированное чувство самокопания… Что ж, это такая особенность в развитии страны. Однако не это характеризует Россию и русских. Наш национальный ресурс во всех областях человеческого проявления безграничен.

- Мы всегда спрашиваем у российских гостей, есть ли в нынешней России великая идея и какова она?

- Президент назвал великой идеей патриотизм, любовь к своей земле. Есть и другие мнения. Валерий Дударев, к примеру, назвал великой идеей России поэзию. Именно поэзия способна проникнуть в сердца и души людей и объединить их. Есть и другие идеи. Это глубоко дискуссионный вопрос.

- В этом плане русский мир – самая обсуждаемая, самая популярная и, будем откровенны, самая проклинаемая тема. Что же такое, по мнению писательского сообщества, русский мир?

- С моей точки зрения, русский мир - это символ, наднациональное объединяющее понятие, созданное для выражения объединительной миссии именно в гуманитарной сфере. Не в политической, не в социальной. Это большое понятие, оно объединяет разрозненные, локальные русскоязычные диаспоры, части русской культуры. Хулители русского мира лишний раз демонстрируют своё историческое невежество и культурную слепоту.

Оглянитесь назад. В XVI веке объединяющей идеей была латынь и греческий язык, потом на смену ей пришёл французский язык. Разве в ХХ веке русский язык не играл такую же коммуникативную роль? Русский мир объединяет диаспоры, если они хотят соприкасаться с русской культурой. И наша встреча вчера показала это.

- Большое спасибо!
статья прочитана 429 раз
добавлена 6 июля, 09:43

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.