Валерий Лобунец

16.04.1939 – 08.06.2016
Он был всё время какой-то нервный. Мог накричать, разругаться вдрызг, рассориться навек, но через минуту подойти к тебе, обнять, извиниться и сказать: не обижайся на психа, мол, я, как спичка, мгновенно загораюсь и тотчас отхожу. И действительно, при всей вспыльчивости характера, никак не припомню, были ли у него с кем-либо натянутые отношения.

Этот нерв, сопровождавший его по жизни, был заметен и на сцене. Я был тогда студентом, приехал в Вильнюс на каникулы домой и тут же побежал в свой любимый Русский театр. Шёл спектакль по пьесе Уильямса «Стеклянный зверинец». Это был семейный спектакль: играли Моника Миронайте, её дочь Дагне Якшявичюте, её зять Владимир Ефремов. И в эту семью вплёлся только что приехавший из Германии, где какое-то время работал в окружном русском театре, Валерий Лобунец. Я тогда ещё удивился, как тонко и нервно он вёл роль Тома Вингфилда.
Через два года, в семидесятом, я и сам уже работал в Вильнюсском драмтеатре и познакомился с Валерой поближе. Наши столики в гримёрке были рядом, и мы частенько обсуждали ту или иную роль или какой-нибудь необычный театральный приём. Это ещё с тех времён аж до наших двухтысячных дошло его сакраментальное выражение «сиюминутность существования на сцене».

В те времена мы были ещё не обременены семьями, вели себя свободно, выпивали и много рассуждали об актёрском мастерстве. Помню, Валера тогда достал книжку Эфроса «Репетиция – любовь моя», я – самиздатовский учебник по мастерству Михаила Чехова; у меня была пишущая машинка, и я перепечатывал эти книги для себя и для друзей. Не было у нас тогда лучшего времяпрепровождения, чем чтение, репетиции и споры, споры, споры…

Нервно и жадно жил Валера. Всё, что касалось творчества, старые запрещённые книги русских философов-экзистенциалистов Шестова, Розанова, Бердяева, Соловьёва с оглядкой доставались из запасников Академической библиотеки, конспектировались, перепечатывались… Конспекты эти я нередко видел в руках Лобунца. Тогда же он заинтересовался философскими тетрадями Фёдора Достоевского и написал первую свою инсценировку по «Братьям Карамазовым». Жаль, что она не увидела свет: диалог Ивана с чёртом и сейчас был бы созвучен с нашим временем.

Жили мы, надо признаться, не слишком богато, и нам частенько приходилось где-то подрабатывать, особенно когда появились жёны и дети. Валера подрабатывал на радио и телевидении. Пытливый ум его, зоркий взгляд художника, умеющий подмечать мелочи, литературные способности позволили ему создать около сотни интересных репортажей. Некоторые я даже храню в своих архивах. В них не только наблюдательность, но и философский, и поэтический взгляд на жизнь. И тот же тонкий, беспокойный нерв.

Этот живой, подвижный нерв и зоркий взгляд сделали его художником. Он сам вспоминал, как неожиданно обнаружил, что снег вовсе не белый, а – разноцветный. Его картины стали появляться в художественных салонах. Их покупали. И однажды предложили отвезти часть произведений в Канаду, где обосновалась довольно обширная украинская диаспора. Приехал он оттуда вдохновлённый, полный планов.

И вообще, он всегда был полон всяких планов и замыслов. То схватится за постановку «Старосветских помещиков» Гоголя. То напишет инсценировку по книгам Ромена Гари, чья скульптура в виде мальчика с галошей в руках появилась напротив нашего театра.

В последнее время мы частенько вместе ехали из театра домой на троллейбусе. Бывало, что он делился своими болячками, но чаще всё-таки дорогу домой мы заполняли беседами о театре, о новых постановках, новых направлениях. На­игравшись главных ролей в своё время, он, в силу возраста, уже реже получал большие роли, но не мог жить без театра и просил меня занять его в моих сказках. Для него я написал роль Волка в «Красной Шапочке», Крота в «Дюймовочке» и Старика в «Морозко». Работал он всегда, до самого последнего момента, с полной отдачей, не позволяя себе расслабиться ни на минуту. Мы знали, что он болен, но ни о какой болезни речи не было, когда он появлялся на сцене.

Светлая память о нашем коллеге и друге, талантливом актёре, художнике и литераторе останется с нами навсегда.

Юрий ЩУЦКИЙ, актёр, режиссёр, поэт, драматург
Категории: культура
Ключевые слова: Валерий Лобунец
статья прочитана 332 раза
добавлена 16 июня, 11:49

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.