Ю.Юргялис: как брать и не попасться

Фото Delfi.lt
Переводы "Обзора"


Спросите любую из партий, опросите партийную элиту – цвет нашего народа, принимали ли они хоть раз в жизни хоть один цент для своей партии или своей личной пользы (или то и другое). Ответ будет однозначным: «Ей Богу, никогда!»

Конечно же, у любопытного читателя возникает вопрос: так что же наши партии берут, если они не берут взятки? Отвечаю: наши партии принимают поддержку.

Поддержка оказывается партиям, которые что-то могут. Которые ничего не могут, им никто и ничего не даёт. Они в некотором смысле даже не партии. Но не доводилось слышать, чтобы партия, которой дают, сказала бы: я не беру, или больше уже не беру.

Почему партии берут поддержку?
Поддержка позволяет партиям удовлетворять свои первоочередные политические потребности - разрабатывать программы, их совершенствовать, укреплять партийные структуры, особенно в регионах, готовиться к выборам и так далее.

Есть «хорошие» партии и «плохие», или более хорошие и более плохие партии. Но на выборах побеждает та, у которой имеется больше денег.

Более богатая партия может купить больше теле- и радиопередач, может постоянно мелькать в интернете, может оккупировать первые страницы газет. Она также может ездить по Литве, встречаться с избирателями, пожимать им руки, заходить в их дома, квартиры, бани, сады, огороды и везде. Может наговорить/наобещать избирателям всякое видимое и невидимое. И победить на выборах.

Если «хорошисты» не будут иметь денег, то на выборах победят «плохиши». Значит «хорошисты» обязаны брать больше, чем «плохиши», чтобы «плохим парням» не досталась власть и всем не стало бы плохо.

Принятие поддержки запрещено/ограничено законами. Если «хорошие парни» будут соблюдать закон, то «плохие парни» их, скорее всего, проигнорируют и одержат победу на выборах. Поэтому «хорошисты» должны всё игнорировать ещё больше.

Нет ни одной партии без поддержки, как нет демократии без политических партий. А без демократии вообще ничего нет.

Демократия предполагает гонки. А в гонках как в гонках - если «хорошист» подставит ножку «плохишу», тот упадёт. Тогда «хорошист» скок через голову «плохиша», и первый. И всё хорошо. Но пока «хорошист» думает, как бы подставить ножку, «плохиш» уже подставил (заложил) на «хорошего парня» спецслужбам.

ССР уже перетряхивает дома «хороших парней», гаражи, автомобили, офисы, ищет скрытую поддержку. «Эврика – говорит ССР - уже нашли!».

Прокуроры найденную поддержку переквалифицируют как взятку в крупном размере. Поднимается шум. Господи Боже, партия берёт взятки! Ой-ё-ёй, наличными! И берёт безбожно много! Нет за кого голосовать. Нужно эмигрировать.

Кто может знать, какая оперативная информация лежит в столах специальной следственной службы о деяниях вашей партии, в которые могут быть впутаны и вы лично. И кто может гарантировать, что завтра-послезавтра информация не будет слита СМИ, или не окажется в руках ваших противников. Лучше промолчать.

Кстати, до этого события сам Э.Масюлис не молчал. Он подвергал критике возможно «непрозрачных» политиков. Может быть, за это судьба его и наказала.

Меня, бывшего сотрудника спецслужб, некоторые политики спрашивали, почему ССР выбрала Э.Масюлиса. Мой ответ прост – не рой другому яму.

Теперь никто больше не насмехается. Теперь просто пытаются угадать, кто будет третьим, четвёртым... Когда ССР прекратит разрушение демократии? Кто стоит за спиной ССР? Или, может быть, она выполняет чей-то заказ?

Из солидарности с переживающими за престиж государства и со всеми другими заинтересованными лицами, я осмелюсь поделиться некоторыми рассуждениями. Что нужно сделать, чтобы демократия как развивалась так и продолжала развиваться, а престиж государства не пострадал, чтобы люди не разочаровались во власти, чтобы шли на выборы, и не эмигрировали. Потому что действительно в Литве некому будет работать. Ответ прост (как всё гениальное).

Необходимо брать так, чтобы никто не попался

Тогда и партии будут иметь деньги, и людям будет спокойно, не будут говорить, будто наши партии продаются. Как это сделать? Прежде всего, не делать грубых ошибок. Так какие же грубые ошибки делают берущие?

Первая ошибка - потеря бдительности. Если тебе, уважаемый, удалось успешно взять три, пять или кто знает, сколько раз, то радуйся, но не пьяней от успеха.

Кстати, у В.Гапшиса наличных найти не смогли. Он - юрист. Тем не менее, какую-то ошибку сделал и он.

Вторая вечно повторяющаяся ошибка - болтовня по телефону. Все партии и все партийцы должны вбить в свои квадратные головы (простите за грубый тон, но такое ротозейство поистине нервирует). Ваш телефон - ваш шпион № 1.

Этот шпион лежит с вами в одной постели, ездит с вами в машине. Он не оставляет вас в баре, на пляже, в туалете и ни в каком другом месте. Он транслирует все ваши слова прямо в уши специальных служб, которые, ничего больше не делают, как только, усевшись на мягкий диванчик, попивают кофе, покуривают и, надев наушники, слушают все ваши разговоры. Все дела – сплошные перехваты телефонных разговоров. Какое-то безумие. Мэру Друскининкай его телефон тоже подложил свинью. Моя интуиция подсказывает, что В.Гапшис тоже споткнулся на телефоне.

Часто бывает так: разговаривают двое уважаемых людей (вроде бы и умные). Один говорит: «Знаешь, они нас подслушивают». Второй отвечает: «Знаю, не дурак». Какую-то минуту они говорят осторожно, а потом забываются и наговаривают. ССР хлопает в ладошки: «Большая рыба попалась». Не будь, братец, рыбой, не попадайся.

Только непосредственные личные контакты в безопасной среде, ни в коем случае не в офисе, и даже не у себя дома и не в машине. ССР везде напихала жучков.

Третья ошибка - вымогательство. Может быть, уважаемый, тебе, твоей партии безмерно нужны наличные деньги, хоть застрелись. Не насилуй! Здесь как в любви. Изнасилование карается.

Ещё один совет. Стратегию поддержки партии могут сконструировать лидеры партии. Но конкретно поддержку наличными должен брать представитель нижнего яруса политической партии, чтобы в случае его поимки партия претерпела более слабый моральный урон. Либералы нарушили это правило и пострадали. «Трудовики» тоже уже страдают. Кто следующий?

На этом месте мне хотелось бы совершить небольшой экскурс в недавнее прошлое. Мы помним, как президент, руководствуясь секретными справками, потребовала отставки двенадцати во что-то втянутых вице-министров. Они были уволены. Поднялась шумиха. Какое право имеет президент запугивать людей секретными справками об их возможных финансовых и других махинациях?

Но в контексте нашей темы более интересно другое. Как так получается, что все министры - чистые, а вице - нечистые? Неужели вице слеплены из другой глины? Глина та же, ибо это – дело тактики.

Партии заниматься своими бюджетными вопросами, по-видимому, теперь поручают делегированным ими вице-министрам. Потому последние и попадаются. Прежде было по-другому.

Сейчас партии берегут министров, ибо если они лишатся определённого числа министров, это может привести к падению правительства. А из-за вице-министров правительство никогда не рухнет. Их можно менять без каких-либо хлопот и последствий.

В этой области есть положительные сдвиги. Ранее, бывало, когда какой-либо партийный деятель попадался, принимая поддержку, то на его защиту вставала вся партия. Дескать, политический заказ, расправа, удар ниже пояса, селективная работа ССР. Так поступали почти все партии. Это не хорошо. Люди/избиратели говорят, что если партия защищает взяточника, то в этой партии все взяточники.

Сейчас ведут себя умнее. Партия либералов сразу, даже глазом не моргнув, дистанцировалась от своего вожака (председателя партии). Скомпрометировавшего себя предводителя можно заменить другим. И партия снова чиста. Так поступая, можно много раз брать, много раз попадаться и много раз отмежёвываться. И вечно оставаться чистыми.

Консерваторы отмежевались от мэра Лаздияй, который, возможно, запутался в финансовых проблемах. Прежде не отмежёвывались. Говорили, что виновата ССР.

А почему Партия труда не спешит заменить вице-председателя? Может быть, потому, что наличных у него не нашли. Или, может быть, потому, что больше некем заменить?

И в завершение ещё один совет. Партиям не следует разрабатывать антикоррупционные программы, провозглашать себя яростными борцами с этим социальным явлением. Всё больше избирателей начинают думать: если кто-то божится, бьёт себя в грудь, будто не берёт, значит, берёт. Если кто-то кричит о других, дескать, они непрозрачные, это означает, что они сами увязли по уши как тот, вышеупомянутый городской политик, которого я, возможно, чересчур сильно назвал настоящей сволочью.

Но если нашим партиям действительно очень хочется писать программы и очень хочется бороться, то пусть пишут не в прессе, а для своего служебного пользования: «мы больше не берём!»

И если какая-либо из партий, написав программу из этих нескольких слов, её выполнит, её никто никогда уже не поймает. Она победит на выборах. Победит без денег.

Так что, не теряйте время, уважаемые партии. Спешите не потому, что вас снова кто-то может обогнать на финишной прямой выборов, а потому, что в Литве может не остаться избирателей.

Юргис ЮРГЯЛИС,

delfi.lt


Первоисточник: J. Jurgelis. Kaip imti ir neįkliūti

Перевод Владимира Вахмана, "Обзор"
Категории: в странах Балтии
Ключевые слова: Литва, партия, коррупция
статья прочитана 513 раз
добавлена 11 июня, 18:19

Комментарии

читатель
11 июня, 21:22
"Только непосредственные личные контакты в безопасной среде, ни в коем случае не в офисе, и даже не у себя дома и не в машине. ССР везде напихала жучков".

Г-н Юргялис, пожалуйста, конкретизируйте слова "личные контакты в безопасной среде"?
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.