Продажи «Стингеров» ИГИЛ: а если их повернут против США?

ПЗРК «Стингер» в руках у моджахедов. Иллюстрация: theimaginativeconservative.org
Штаты опять в положении «и хочется, и колется». Сирийская «умеренная оппозиция» неуютно чувствует себя, глядя в небо с тревожным ожиданием. И еще менее комфортно ей становится, когда тревожные ожидания оказываются явью – в этом самом небе появляются самолеты и вертолеты

Противника, естественно, — у оппозиции такой техники (пока) нет. Но оно, может, и к лучшему: дорогие военные игрушки не только требуют большого объема знаний тех, кто ими управляет и их обслуживает. Тут еще нужны аэродромы, радары, диспетчеры, бесперебойный подвоз топлива, наземная охрана… Сплошная головная боль. Не проще ли не тратиться на все это, а купить небольшой, но очень разрушительный «Стингер»? Затраты, в сравнении со стоимостью авиатехники, копеечные. Зато эффект…
Примерно так (если верить испанскому электронному изданию El Confidencial) рассуждали цэрэушники в 90-х годах прошлого века (так в оригинале, советские войска были выведены в 1989 году, прим. — ИА REGNUM), когда придумали вооружить ПЗРК афганских моджахедов, чтобы тем удобно было бороться с «советскими (российскими) летательными аппаратами, доминировавшими в воздухе». По данным того же El Confidencial, 270 «ручных ракет» были использованы по прямому назначению.

Однако оснований для радости американцам эта статистика не принесла. Ибо этот успех был промежуточным результатом. А вот окончательные итоги подвести можно емкой черномырдинской фразой «хотели как лучше, а получилось как всегда». После ухода русских «Стингеры» в руках моджахедов, вошедших во вкус, начали палить, куда попало, и чаще всего не туда, куда штатовскими стратегами задумывалось.

Тогда в Лэнгли решили, что надо бы собрать остатки. Понятно, что за здорово живешь такие удобные на войне вещи, как ПЗРК, никто бы возвращать не стал, и потому возврат неиспользованных ракет ввели в коммерческое русло: «духи» получали 183 000 долларов за каждый сдаваемый «Стингер».

К середине 90-х годов «операция возврат» была практически завершена. Не потому что моджахеды сдали все, что было в их распоряжении, а потому, что вернули столько, сколько хотели вернуть. В Центральном разведывательном управлении подсчитали — прослезились: минимум 600 «стволов» осталось на руках у боевиков. Причем не обязательно только у афганских: периодически невозвращенные «Стингеры» оставляли свои смертоносные следы то на Балканах, то в Шри-Ланке. А какая-то часть этого оружия и вовсе перекочевала в руки врагов «самой демократичной страны мира» — иранцев и северных корейцев.

Самый же большой страх охватил американских военных чиновников в 2002-м, когда «Аль-Каида» в Момбасе обстреляла израильский самолет. Некоторые источники, правда, утверждают, что исламисты применили не американское оружие, а отбитое кем-то когда-то у кого-то советское — «Стрела 2» — но сути это не меняет: MANPAD (Man-Portable Air Defense System — в переводе с английского «человек — портативная система противовоздушной обороны) своих мозгов не имеет, при определении целей пользуется чужими, человеческими. И стреляет по целям, на которые его наводят. В том числе и по гражданским самолетам запросто.

И потому, несмотря на неоднократно озвученные сенатором Маккейном инициативы обеспечить портативными ракетами сирийское повстанческое движение, Обама осторожничал. При сопоставлении «за» и «против» последнее перевешивало. До момента, пока в сирийский конфликт не вмешалась по просьбе Асада Россия. Правительственные войска погнали не только игиловцев, но и те группы, что причисляли себя к «умеренной» оппозиции.

Впрочем, американскую сторону личностные характеристики покупателя никогда не напрягали: речь всегда шла только о том, насколько сложна ситуация. Какое из двух зол выбрать: дать боевикам ПЗРК, чтобы с помощью этого вооружения они «нагнули» правительственные войска, или не давать, помня, что ствол его не обязательно будет смотреть на врага, может повернуться и на благодетеля.

Нынешнее противостояние в Алеппо может задвинуть осторожность и боязнь ответки на второй план.

Зондаж общественного мнения начался пару месяцев назад. С помощью арабских друзей. В феврале нынешнего года министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр в интервью немецкому еженедельнику Spiegel сказал, что «передача MANPAD умеренной оппозиции позволит нейтрализовать вертолеты и самолеты режима и его союзников, как это случилось в Афганистане». Глава саудовской дипломатии при этом, правда, отметил, что «надо тщательно изучить тех, кому мы будем передавать это оружие, и побеспокоиться о том, чтобы оно не попало в плохие руки». Несколько повстанческих сирийских групп, по сведениям El Confidencial, получив отказ Штатов на поставку ПЗРК, шерстят в настоящий момент черный рынок вооружений.

Пару недель назад американское издание Wall Street Journal опубликовало некоторые детали февральского же «секретного совещания высоких чинов разведки, обсуждавших возможность увеличения военной помощи сирийским повстанцам, считая вопрос прекращения мирных переговоров в Женеве решенным. Представители оппозиции покинут совещание, потерпев фактически неудачу. После чего их нужно будет поддержать оружием».

WSJ считает, что «Турция и Саудовская Аравия совершат большую ошибку, если попытаются снабжать сирийцев портативными зенитными комплексами на свой страх и риск: администрация Обамы на это согласия не давала. Будет ли она на две названные страны накладывать какие-то санкции из-за непослушания — вопрос, но, по крайней мере, ответственность за поставки ПЗРК боевикам Белый дом нести в этом случае уже не будет».

Издание сообщает, что, «видимо, небольшую партию подобных установок по легальным каналам оппозиция все же получила. Иначе чем объяснить возникшую вдруг активность антиигиловских союзников США, начавших предлагать меры, ограничивающие возможность применения этого оружия против поставщика». Речь идет о том, чтобы ограничивать географию применения «Стингера», установив на нем чип, сообщающий о месте нахождения стрелка «куда следует» через GPS. Таким образом, полагают некоторые аналитики, «можно гарантировать применение этих ПЗРК только на северо-западных фронтах Сирии и нигде более». Американский журнал Foreign Policy пишет о возможности ограничения дееспособности MANPAD по времени, тоже с помощью электронного чипа. Однако эксперты издания тут же отказываются от того, чтобы считать эту идею панацеей от «стрельбы по своим»: вряд ли злоумышленникам сложно будет найти квалифицированного хакера, способного отключить и этот чип, и тот, что «доносит» навигационной системе.

Кроме того, пишет Foreign Policy, следует помнить, что «Стингеры» более или менее эффективно можно применять против асадовских ВВС, а с русскими самолетами им не справиться: максимальная высота, на которой можно сбить объект из ПЗРК, — 4,5 тысячи метров. «Самолеты российских ВКС летают значительно выше, а имеющееся у них на борту высокоточное оружие позволяет им и с шести-семи тысяч поражать выбранные цели», — напоминает издание.

Отказ поставлять «Стингеры» боевикам, таким образом, нельзя списать на миротворческую миссию Обамы. В намного большей степени на его решение влияет элементарное нежелание по новой вляпаться в постафганскую ситуацию, о которой говорилось выше. Пока американские инженеры-технологи не придумали, как снабдить продаваемое оружие «защитой от дурака», норовящего стрелять в кого угодно, в том числе и продавца-благодетеля, можно быть уверенным в том, что переносные зенитки борцам за установление американского вида демократии на Ближнем Востоке поставляться (во всяком случае, по официальным каналам) не будут.
Категории: политика, в мире
Ключевые слова: США, Сирия, «Стингер»
статья прочитана 303 раза
добавлена 30 апреля, 11:22

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.