Миссия выполнима

Эфраим Зурофф. Фото: Jerusalem Report
Израильскаий портал newswe.com опубликовал перевод статьи Пола Алстера из издания «Джерузалем Рипорт». Думается, что эта публикация будет интересна и для жителей Литвы.


* * *

В самый разгар интервью нам пришлось сделать 10-минутный перерыв. Эфраим Зурофф, глава отделения Центра Симона Визенталя в Иерусалиме, отправился на молитву в синагогу, что через дорогу от здания Центра. Когда Зурофф вернулся, мы подвели промежуточный итог беседы, и я спросил, что он собирается делать, когда выйдет на пенсию.
«Уеду на Таити, сяду под пальмой и буду пить пинаколаду», - рассмеялся Эфраим, откинувшись на спинку кресла.

«Да, но тогда вы не сможете собрать миньян для молитвы, не так ли?» - рискнул поинтересоваться я.

«Да, - улыбнулся он. - Теперь это проблема. Слушайте, мне 67 лет, и я один из тех счастливчиков, что получает удовольствие от того, что делает, и знает, что его дело по-настоящему важно».

И он не собирается выходить из игры.

Никто не станет спорить, что пытаться привлечь бывших нацистов к ответу - задача очень важная. Но находить в этом удовольствие? Неужели это работа, от которой можно получать наслаждение? Да, нужно быть слегка одержимым, чтобы вот так копать и копать, охотясь за убийцами из прошлого.

«Знаете, меня много в чем можно упрекнуть, - говорит Зуров, - но только не в одержимости. Я с самого начала понимал, что такие вещи могут разрушить человека. Если ты позволишь им взять верх над твоей жизнью, у тебя будут большие проблемы. И я успешно избегал этого - до прошлого лета».

Летом 2015 Зуров стал соавтором ошеломляющей книги «Наши», созданной совместно с писательницей и журналисткой Рутой Ванагайте. В книге обсуждается участие литовцев в массовых убийствах евреев во время Холокоста. Книга вышла 26 января 2016 года и стала сенсацией. 2500 экземпляров разлетелись в течение 48 часов. Немедленно был заказан второй тираж, и это говорит о том, что книга оказалась бестселлером в стране, которая, наконец-то, похоже, готова посмотреть на себя в зеркало. Зурофф работал для этого почти 40 лет, обращался в высшие инстанции и к членам правительств, большинство из которых предпочло бы замести воспоминания о преступлениях под ковер и установить новый миропорядок.

Высокий, импозантный мужчина, в речи которого всё еще слышен бруклинский акцент (несмотря на то, что он обрел свой дом в Израиле в 1970), Зурофф носит очки и вязаную кипу. У него почти фотографическая память, и он может воспроизводить имена, даты и события с поразительной быстротой и точностью.

У него потрясающее чувство юмора, что несколько неожиданно для человека, которого называют «бульдозером», но именно это помогает ветерану исторического сыска сохранять связь с реальностью, когда он составляет каталоги и преследует самых презренных людей планеты – бывших нацистов.

«Я, наверное, единственный еврей на земле, который желает нацистам долгой жизни. Ведь пока они живы, у меня есть шанс поймать их», - смеется Зурофф.

Старые нацисты быстро вымирают, и операция Центра Визенталя «Последний шанс» - это, так сказать, «дополнительное время», если использовать спортивную метафору Зуроффа. Последний свисток еще не прозвучал и, если верить человеку, который положил на это жизнь, «все еще остаются не пойманными сотни, если не тысячи».

Однако предоставить необходимые доказательства и добиться успешного преследования нацистов очень и очень непросто. Даже когда Катастрофа была свежа в коллективном сознании мировой общественности, это было нелегко; что уж говорить теперь, почти три поколения спустя?!

«Преследование нацистов в конце ХХ - начале ХХI века – это вопрос политической воли, - утверждает Зурофф. - Проблема в том, что страны, которые могли бы преследовать нацистов, должны иметь для этого политическую волю. Правду надо знать. Это главная цель. И я уверен, правосудие здесь - самое эффективное учебное пособие».

Тем не менее, Зурофф признаёт, что его агрессивный подход к странам Балтии, особенно к Литве, в годы обретения ими независимости в начале 90-х был не совсем правильным.

«Я понимаю, что допустил ошибку, когда пришел и предъявил требования, которые они просто не в состоянии были тогда выполнить: остановить реабилитацию нацистов и начать их преследовать,– откровенно признается Зурофф. - Они все еще пребывали в эйфории от обретения независимости. Они говорили мне: «Ты испортил свадьбу! Тебя ведь на нее даже не приглашали!».

«Мог ли я поступить иначе? - задает он риторический вопрос. - Не уверен. Это было очевидно с самого начала. Но я добился успеха. Нам удалось создать совместную литовско-израильскую комиссию по расследованию реабилитаций, которые давали литовцы. Согласно закону, любой человек, причастный к геноциду, не имеет права на реабилитацию – (а ведь это помилование со всеми вытекающими финансовыми выгодами) - и в конечном счете, около 200 таких решений о реабилитации было отменено».

«Проблема в том, что литовцы не сдержали обещание, которое они дали Комиссии. Они продолжают поступать по-своему. Эти люди воздают почести нееврееям, которые были отвергнуты институтом «Яд ва-Шем». Другими словами, они стараются признавать как можно больше праведников и как можно меньше убийц».

Если вы когда-либо всерьез зададитесь вопросом, что делать с бывшими нацистами, то вот вам инструкция от Зуроффа. Шесть «простейших» шагов, которые необходимо проделать: 1) разоблачить военного преступника, 2) найти юридическое обоснование, 3) получить обвинительное заключение, 4) предстать перед судом, 5) добиться осуждения, 6) добиться, чтобы преступник понес наказание.

«И сколько раз Вам удалось достичь пункта №6?»

Зурофф чуть помолчал, прежде чем ответить. «Успех зависит от нескольких составляющих. Например, литовцы постановили судить заочно бывшего начальника Вильнюсской тайной полиции в военное время Александраса Лилейкиса (причастен к расстрелу 60 тыс.человек), считалось, что он слишком болен для того, чтобы предстать перед судом. Однако его обнаружили, лишили гражданства и депортировали из Америки. Когда он оказался в Литве, я надавил на правительство республики, и убийца предстал перед судом. Главная заслуга здесь американцев, я лишь принимал участие. Но, должен вам сказать, что таким образом я поучаствовал более чем в 40 делах военных преступников-нацистов. В данных обстоятельствах это достижение».

Можно было бы ожидать, что многие тысячи дел будут возбуждены против литовцев, принимавших участие в убийствах или тех, что были пособниками в годы Холокоста, однако со времени обретения независимости в марте 1990 судебные преследования в Литве коснулись только трех человек.

«Разумеется, с тех пор, как я начал свою работу, нацисты больше не могут спать спокойно. Всегда есть опасность, что в дверь кого-то из них постучат и скажут: «Вы были охранником в Майданеке (Польша)», или «Вы были командующим в Ясеноваце (Хорватия)». Впрочем, вы никогда не услышите моего выступления на пресс-конференции. Такой конференции никогда не будет».

Враги Зуроффа говорят, что он преследует беспомощных старых женщин, что теперь, мол, уже слишком поздно, что они слишком стары для того, чтобы идти в тюрьму, даже если они и виновны. Но Зурофф настаивает, что он еще не встречал нациста, который бы сожалел о том, что он (или она) сотворил в прошлом.

«Центр Визенталя в Америке, возглавляемый Р. Марвином и А Купером, взаимодействует с организациями, протестующими против действий Ирана и против бойкота Израиля (против движения BDS(, и это, откровенно говоря, куда более важно, чем то, что делаю я, - говорит Зурофф. - Но я всегда говорил, что у нас есть моральный долг в отношении жертв Холокоста. Центр Визенталя доверил мне эту работу, и поддерживает меня в этих моих начинаниях. В прошлом году я был назначен уполномоченным по делам Восточной Европы».

Зурофф по-прежнему ведет работу в двух направлениях: преследует бывших нацистов и пытается привлечь внимание к тревожной тенденции Восточной Европы и Балтийских стран переписывать историю Холокоста.

Он находится на переднем крае борьбы с возвращением неонацистских организаций, которое происходит на волне подъема национального чувства, которое растет вместе с опасением сопредельных стран в отношении возросших территориальных амбиций путинской России в регионе. Яркий пример – Степан Бандера, украинский лидер, который сотрудничал с нацистами и послал много тысяч украинских евреев на смерть прежде чем начал бороться с Красной Армией. Бандера, убитый в 1959, стал символом украинского сопротивления.

Согласно заявлениям Зуроффа и его коллеги из академического мира, знаменитого ученого-идишиста Довида Каца, история стран Балтии, Украины, Венгрии и др. сейчас переписывается, подвёрстывается под концепцию двойного геноцида, согласно которой ставится знак равенства между преступлениями нацистов и СССР, делаются попытки обелить роль местных пособников нацистов.

«Все эти страны, эти новые демократии отчаянно нуждаются в героях, и это нормально. Но кто эти герои? Это люди, которые боролись против коммунистов, такие как Бандера на Украине. В ряде случаев эти люди убивали евреев в годы Холокоста, что должно их дисквалифицировать как героев. Однако власти этих стран так не считают и занимаются прославлением людей, участвовавших в массовых убийствах евреев.

Добровольное участие этих стран в индустриализированном убийстве евреев – очень болезненная тема. Они предпочитают связывать убийство еврейского населения с потерями военного времени, которые претерпело их собственное население. Они представляют всех пострадавших как жертв, которые сначала пострадали от нацистов, а потом от cоветской власти. Это более удобный нарратив, составная часть теории двойного геноцида, которая оказывается все более и более приемлемой для многих восточно-европейских историков и правительств.

«Они полны решимости оспорить исключительность Катастрофы. Мы, наконец, убедили мир, что Катастрофа была беспрецедентным явлением. А потом пришли люди из Восточной Европы и сказали: «Да нет же. Катастрофа не была исключительным явлением. Холокост ужасен, но коммунизм еще хуже».

Это убийственное утверждение было закреплено в Пражской декларации-2008, против которой почти никто не протестовал, за исключением небольшой группы ученых и политиков, которые выступили с осуждением этого документа, узаконившего множество элементов из теории двойного геноцида. В числе подписавших Пражскую декларацию был и президент Германии Йоахим Гаук, первый управляющий архивами министерства госбезопасности ГДР (Штази).

«Так что насчет новой книги, которая оказала такое сильное воздействие на Зуроффа, который до сих пор не позволял, чтобы работа брала над ним верх?»

«Ну, во-первых, это было очень личное переживание. Человек, в честь которого меня назвали, был убит во время Холокоста в Понарах (Литва). Эта книга возникла благодаря Руте Ванагайте, человеку с огромным авторитетом, которая два года назад узнала, что ее дед и дядя были причастны к убийствам евреев. В Литве не принято говорить о роли местных убийц, несмотря на то, что их роль была огромной».

Рута Ванагайте. Фото: Jerusalem Report
Зурофф считает, что за всем этим стоят люди, которые управляют индустрией Холокоста, люди, получившие «теплые» рабочие места, при том, что некоторые из них трудятся на правительство, которое продвигает свою версию Холокоста и не хотят давать слово протестующим голосам таких как Зуров и Ванагайте, несмотря на то, что большинство евреев Литвы было уничтожено в годы войны при добровольном участии литовцев, симпатизировавших нацистам.

«Рута не еврейка, она литовка. Ее последняя книга стала бестселлером. Вдруг оказалось, что появился человек, который сможет сделать то, что не удалось мне. В общем, я передаю факел Руте. Я говорю: «Ты – литовка, твои родственники участвовали в убийствах евреев, и ты - тот человек, который может убедить твой народ». Естественно, мне было невероятно сложно их убеждать. Ведь я для них чужак с топором, который пришел, чтобы все разрушить. Я бы хотел, чтобы этот сценарий повторился и в других странах Восточной Европы: нашелся бы человек из местных, который смог бы довести правду до сознания своего народа».

Он описывает эту книгу как путешествие потомка убийц с Охотником на нацистов с миссией «найти и понять».

«Мы посетили 30 мест массовых убийств в Литве и пять - в Белоруссии, поскольку литовские подразделения убийц были направлены и туда. Мы говорили со свидетелями, которые видели убийц будучи детьми. Вся информация была получена из местных источников, в некоторых случаях - от местных ученых, а также из протоколов судебных заседаний из Вильнюсского архива.

Последнее слово - Руте Ванагайте, которая оказалась способна принять эстафету у Зуроффа в Литве:

«Эта книга для тех, кто пытается скрыть правду в надежде, что она исчезнет. Эта книга рассказывает историю убийц и убитых. Она о литовцах и евреях. О том, что произошло 75 лет назад в Литве».

Публикуется с согласия автора

Перевела Юлия Рец,

Санкт-Петербург


"Обзор" благодарит читателя Пинхоса Фридберга (Вильнюс) за присланную ссылку
статья прочитана 410 раз
добавлена 20 марта, 11:11

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.