Когда амбиции не к месту

Фото atom.belta.by
В декабре 2015 года была организована встреча министра иностранных дел Литвы Линаса Линкявичюса с журналистами Республики Беларусь. Говорилось при встрече и о строительстве атомной станции в Островце, к возведению которой Литва предъявляет ряд претензий. Тогда Л.Линкявичюс заявил: «Мы не ослабим внимания к строительству Островецкой атомной станции. Ни в коем случае не понизим планку требований. Здесь я надеюсь на сотрудничество и взаимопонимание, я действительно не думаю, что Беларусь не строит у себя «бомбу»…

Об этом же наш министр говорил и 15 февраля 2016 года на совещании руководителей внешнеполитических ведомств Евросоюза. Дословно это звучало так: «Сегодня представился подходящий момент для открытого диалога… Мы и дальше будем поднимать вопросы ядерной безопасности…»
Я про себя подумал: правильные слова. Надо нам, литовцам, знать, как идут дела у соседей при возведении такого важного объекта, ведь они не какую-то лесопилку строят, а атомную станцию.

Но когда Линкявичюс стал дальше развивать свои мысли, я подумал, что он длительное время находился где-то в заоблачных далях и только сегодня опустился на землю. «Надо ответить на существенные вопросы: как была выбрана площадка, почему не было альтернативы, каковы сейсмические характеристики, стресс-тесты, способы охлаждения и другое. Сейчас наши ведомства не договариваются по этим вопросам. Их переписка похожа на разговор глухих с немым. Это никоим образом не удовлетворяет нас…», - заявил Л.Линкявичюс.

Министр не лукавит. Он же прекрасно знает, что Литва с Беларусью более восьми лет не находят общего языка по строительству АЭС.

Темп работ высок

Заметьте, это говорилось в канун 2016 года, когда на БелАЭС уже в полной мере начал разворачиваться монтаж оборудования. И об этом на семинаре МАГАТЭ по вопросам развития ядерной энергетической инфраструктуры, состоявшемся 1-5 февраля 2016 годка в Вене сообщил генеральный директор РУП «Белорусская атомная станция» Михаил Филимонов. Он подчеркнул, что планами 2016 года предусмотрено начало монтажа основного оборудования: корпуса реактора, парогенераторов, турбогенераторной установки.

А по состоянию на начало 2016 года полномасштабно развернуты строительно-монтажные работы на 102 объектах и сооружениях первого и второго энергоблоков БелАЭС и общестанционных объектах.

Всего с начала строительства по 1 января 2016 года смонтировано 90,2 тыс. т арматуры - 56,9% от общего объёма. Уложено 581,6 тыс. куб. м бетона, или 49,1%.

Тепломонтажные работы выполняют девять организаций, электромонтажные - пять, задействованы также 15 строительных организаций. Общая численность работников превышает 4,6 тыс.

В прошлом году основными вехами реализации контракта по строительству АЭС стали доставка на площадку корпуса реактора для энергоблока № 1, установка в проектное положение корпуса ловушки расплава на блоке № 2, ввод в эксплуатацию учебно-тренировочного центра АЭС и комплекса зданий и сооружений пожарного депо.

Генеральный директор сообщил, что с 2017 года начнется этап выполнения пусконаладочных работ на первом энергоблоке и монтаж основного оборудования - на втором.

Как видим, работы на станции идут в полном темпе. Но мы вернёмся к ответам на вопросы, поставленные главой внешнеполитического ведомства Литвы.

Фото atom.belta.by
Выбор площадок под АЭС

Заметим, что белорусы начали подыскивать площадки под строительство АЭС ещё в 1992 году, когда узнали, что Литва, т.е. уже новые власти независимой Литвы будут закрывать Игналинскую АЭС.

А дальнейший путь в подборе «Альтернативных площадок под строительство АЭС» отражён в пункте 4.1 отчёта об ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду), который давно имеется в Литве.

В нём сказано, что вначале было рассмотрено 74 пункта для возможного размещения АЭС. Потом 20 площадок по запрещающим факторам были исключены из этого списка. Далее основательно были рассмотрены 54 площадки. Для этого была создана экспертная комиссия, которая на основании анализа гидрологических, сейсмотектонических, экологических, аэрометеорологических, радиологических, инженерно-геологических факторов, условий землепользования и дополнительных рекогносцировочных полевых работ определила три наиболее перспективных пункта для детального изучения:

- Быховский (Могилёвская обл.);

- Шкловско-Горецкий (Могилёвская обл.);

- Островецкий (Гродненская обл.).

В 2006-2008 годах на указанных пунктах выделены три площадки:

- Краснополянская (Быховский пункт);

- Кукшиновская (Шкловско-Горецкий пункт);

- Островецкая (Островецкий пункт).

С целью выбора приоритетной площадки для строительства АЭС на указанных площадках проводились исследовательские работы, в результате которых выявлено:

- на Краснополянской и Кукшиновской существует потенциальная возможность активизации суффозионно-карстовых процессов, что является осложняющим фактором (Кстати, аналогичные проблемы были выявлены по всему востоку Беларуси).

По совокупности факторов, имеющих существенное значение, Островецкая площадка имеет преимущество перед Краснополянской и Кукшиновской.

Вот и ответ, почему выбрана Островецкая. Тем более, что все изыскания проводились под неослабным оком МАГАТЭ. Все документы имеются в Литве.

Учтена сейсмичность

Теперь о сейсмичности. Об этом сказано в пункте 12.1.3 отчёта об ОВОС. В нём говорится, что инструментальные сейсмические наблюдения в районе Островецкой площадки проводятся круглосуточно локальной сетью, состоявшей из пяти сейсмических станций. Проявление местной сейсмичности не зафиксировано.

При окончательной оценке величина проектного землетрясения (ПЗ) составляет 6 баллов; величина максимально расчётного землетрясения (МОЗ) 7 баллов. Запрещающих сейсмотектонических факторов для размещения АЭС на Островецкой площадке не выявлено.
Фото atom.belta.by
Надёжность реактора

О радиационной безопасности говорится в пункте 19 отчета об ОВОС. В конкретных цифрах АЭС с реактором поколения «III плюс» это выглядит так.

Доза облучения на БелАЭС составит 1 msv (миллизиверт) в год на жителей и 20 – на персонал АЭС. Тогда как лишь 100 msv в год способствует увеличению онкологических заболеваний, а болезни щитовидной железы – 1000 msv.

А при аварийном состоянии АЭС с реактором поколения «III плюс» на расстоянии 1 км от реактора доза облучения будет составлять 93,5 msv, 2 км - 1,62, 50 км – 1,24 msv.

Расстояния АЭС от городов – не главное

Я понимаю, что Литва добивается, чтобы Белорусская АЭС была построена в другом месте и как можно дальше от Вильнюса. Но где строить свою АЭС – прерогатива Республики Беларусь. Безусловно, только по согласованию с МАГАТЭ и под её контролем. И конвенция ЭСПОО, к которой взывает Литва, к решению этого вопроса не имеет никакого отношения.

В Европе на расстояния городов от АЭС тоже не обращается внимания. Вот Чехия строит свою АЭС в 30 км от границы с Австрией. А реактор у чехов такой же, как и у белорусов.

Скажем, французский Лион (1,5 млн. жителей) находится в 40 км от АЭС «Сент-Альбан», французская АЭС «Каттенон» находится в 23 км от столицы Люксембурга и в 15 км от границы с этим государством. В 13 км от Берна (500 тыс. жителей) находится АЭС «Мустеберт». Цюрих с 1,4 млн. жителей находится в 30 км от АЭС «Безнау»… И таких примеров много. Так что и Вильнюсу, находящемуся в 50 км от БелАЭС, ничего не будет угрожать.

Ничего не угрожает и реке Вилия. Об этом сказано в пункте 14.6.2 отчёта об ОВОС, где идёт речь воздействия на поверхностные воды. Охлаждение реактора будет осуществляться в замкнутом цикле. Пополнение водой будет только минимум от испаряющейся воды. Обо всём этом тоже знает литовская сторона.

Но всему этому мешает непонятная амбициозность, чуть ли не «некое третье чувство», что там, в Беларуси, всё делается не так, как думают наши власти.

Литва с самого начала в штыки встретила решение Беларуси строить собственную АЭС. В 2008 году Беларусь уведомило Литву о возведении своей АЭС. 2 марта 2010 года в Вильнюсе прошли общественные слушания по вопросу строительства Белорусской АЭС, а 18 июня того же года в Минске состоялись двусторонние консультации по отчёту ОВОС АЭС. Однако литовская сторона осталась не удовлетворена их исходом. Основная претензия Литвы – выбор Островецкой площадки, которая расположена в 50 км от Вильнюса.

Кто глухой – кто немой

Вот тут и началась подковерная суета глухого с немым. Только непонятно, кто был глухим, а кто немым.

В декабре 2011 года в Литву направляются из Беларуси сотрудники Государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов и окружающей среды для решения вопросов, связанных с отчётом ОВОС по Белорусской АЭС. Но на границе Литвы им аннулируют шенгенские визы и они не попадают в Вильнюс.

После этого в Республику Беларусь Литвой было направлено дополнительно много вопросов по отчёту «ОВОС», на которые наши соседи на стадии разработки архитектурного проекта дали ответы, в том числе и на литовском языке.

Учитывая эти рекомендации, а также договорённость Литвы и Беларуси, нужно было 20.05.2013 года провести эти мероприятия. Тогда белорусы обратились в наше Министерство окружающей среды о необходимости их проведения. В ответ – молчание.

11 июня 2013 года белорусы еще раз отправили литовской стороне окончательный отчёт ОВОС, в том числе и на литовском языке, с просьбой о доведении его до соответствующих заинтересованных государственных органов и общественности. Ответа опять не последовало. Белорусы подобные документы опять отправили в Литву и попросили консультации провести до 15 августа 2013 года.

Литовская сторона с этими документами никого не ознакомила, заявив, что этим некогда заниматься в связи с председательством в Евросоюзе. А документов было много: 5 томов, каждый из которых состоял из 5-10 разделов. Большинство из них были переведены на литовский язык. Среди них были и касающиеся Конвенции ЭСПОО. Но литовская сторона посчитала, что этого мало. Белорусы дополнили, но согласно конвенции страна-строитель не должна была привлекать к обсуждению соседей, а только информировать их, что и было сделано белорусской стороной.

После этого Республика Беларусь отчёт ОВОС поместила на своём интернет-сайте, где каждый желающий имел возможность с ним ознакомиться и задать вопрос, а также получить ответ.

Одновременно посольство Беларуси в Литве объявило о проведении 17 августа в Островце слушаний с участием белорусских специалистов и представителей литовской общественности, в рамках которых будет обсуждаться отчёт об оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) строящейся АЭС.

Для литовских граждан, желающих принять участие в собрании, посольство Беларуси в Литве открыла бесплатные визы и обеспечила доставку участников слушаний в Островец и обратно. Посольство также пригласило желающих принять участие в обсуждении отчета об ОВОС виртуально. На сайте диппредставительства есть ссылка на текст документа, который опубликован на трех языках — русском, литовском и английском. Свои замечания к этому документу предлагалось направлять в адрес посольства Беларуси в Литве либо в дирекцию строительства атомной электростанции.

17 августа 2013 года более 100 жителей и 30 журналистов Литвы участвовало в том собрании. Никто из руководства Литвы туда не приехал. Неужели они там не могли высказать свои претензии? Могли. Ан нет! Как же так – им ехать в Беларусь! Амбиции не позволяют. Поступили проще: направили на белорусов жалобу в Брюссель и другие инстанции.

О стресс-тестах

И несколько слов о тех стресс-тестах, о которых сегодня так много стали говорить в Литве. Вот что сообщил "Обзору" заместитель главного инженера ГП «Белорусская АЭС» по безопасности и надежности Александр Парфенов:

- В июне 2011 г., практически сразу после аварии на АЭС Фукусима, страны соседи Евросоюза, в том числе Россия и Беларсусь, а также Турция, Швейцария и другие - на совещании на уровне министров, продекларировали необходимость проведения переоценки безопасности своих АЭС с учётом того, что случилось в Фукусиме.

После этого, на самом высоком уровне был принят ряд решений, была принята соответствующая «дорожная карта», согласно которой мы определили порядок проведения этих стресс-тестов. В 2016-2017-м годах их проведём и представим результаты для рассмотрения и экспертизы, в том числе и в соответствующих уполномоченных ведомствах Евросоюза.

Конкретно по Островецкой АЭС нам ответил директор программ Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Сергей Бояркин.

- Атомная станция Беларуси строится по нашему проекту АЭС-2006, который полностью удовлетворяет всем требованиям безопасности. Стресс-тест показали его абсолютную устойчивость к тому набору событий, который был на «Фукусиме». Более того, проект АЭС-2006 полностью надёжен даже с учётом наложения на эти события дополнительных отказов и дополнительных ошибок персонала.

Для того, чтобы строить и эксплуатировать атомную станцию, нужно иметь по крайней мере три основных элемента, обеспечивающих систему безопасности: это нормативную законодательную базу в области регулирования атомной безопасности, это сильный надзор и систему подготовки кадров. Всё это в Беларуси имеется и строго соблюдается.

Мнение эксперта-атомщика

Послушаем, что по поводу возведения Белорусской АЭС говорит в интервью литовской газете «Vakaro žinios» известный литовский эксперт по ядерной энергетике, академик и профессор Юргис Вилимас.

«Желая остановить строительство Белорусской АЭС, нужно доказать, что там создаётся что-то очень страшное и опасное для человечества. А это не так просто, как кому-то кажется. Я одному из наших больших руководителей напомнил, что, мол, вы нигде не найдёте ни одной профессиональной атомной энергетической организации (будь то МАГАТЭ, Ассоциация агентств по ядерной безопасности или других подобных им), которая заявила бы, что реактор такого типа, как в Островце, опасен.

Такие реакторы, которые строятся в Беларуси, а также в Чехии, Санкт-Петербурге, - основательно усовершенствованные, в них учтены и постфокусимские требования, которые уже стали международными.

Русские эти требования безукоризненно выполняют, ибо они являются самыми большими в мире экспортёрами атомных реакторов. Если бы они не придерживались этих требований, никто таких реакторов не покупал. Сегодня эти реакторы покупают Египет, Индия, Китай, Турция, Вьетнам, Иран. Никто столько атомных реакторов за рубежом не строит, как Россия.

И бороться против Островецкой АЭС – безнадёжно!»

* * *

- Критических замечаний по строительству Белорусской АЭС нет, - сообщил 2 февраля главный инженер ГП «Белорусская АЭС» Анатолий Бондарь. – Мониторинг работ на площадке ведётся в постоянном режиме, в том числе Госатомнадзором, органами строительного надзора. Всё идёт согласно намеченного графика.

Напомним, что БелАЭС – проект по строительству атомной станции типа АЭС-2006. АЭС будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью 2400 МВт. В соответствии с генеральным контрактом на строительство станции первый энергоблок планируется ввести в эксплуатацию в 2018 году, второй – в 2020 году.

Альгирдас ПЛУКИС,

«Обзор»


Вильнюс – Минск - Островец
Ключевые слова: Литва, Островецкая АЭС
статья прочитана 541 раз
добавлена 3 марта, 15:26

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.