Бывший премьер-министр Украины: что происходит с российской валютой и что ее ждет в будущем

Россия - полноценная часть мировой экономики. Она стала ею не внезапно – путь к этому статусу страна начала еще во времена позднего СССР. И, как и для других государств, участие в процессах глобализации принесло России как плюсы, так и минусы.

Главным минусом стала уязвимость перед мировыми экономическими катаклизмами. В изречении, приписываемом китайским мудрецам, предостерегали от жизни в эпоху перемен. Но столь же непросто мировым валютам оказалось жить в эпоху сильного доллара. Сокращение программы выкупа активов Федеральной резервной системой США (QE3), завершившее эпоху дешевых денег, вместе с замедлением китайской экономики потрясло рынки. Нагромождение неблагоприятных внешних факторов привели к паданию практически всех мировых валют по отношению к доллару. Как анализирует ситуацию бывший премьер-министр Украины Сергей Арбузов, рубль не стал исключением.
Попали под каток

Любой экономический катаклизм, а столь серьезное ослабление рубля несомненно им является, всегда имеет веские внутренние причины. Однако, в том, что касается экономик развивающихся стран, внешние факторы часто имеют большее значение. Именно они становятся триггерами, запускающими процессы, которых могло бы и не быть или которые проявились бы еще очень не скоро.

Опасность зависимости мира от доллара, о чем много говорили мировые экономисты в последние годы, оказалась не преувеличением. В очередной, уже который по счету раз за последние десятилетия, весь мир вынужден расплачиваться за действия и ошибки, допущенные американскими чиновниками и бизнесменами. Причина этого в том, что доллар не просто мировая валюта – это еще и внутренняя валюта США. Поэтому его курс зависит не столько от состояния мировой экономики в целом, сколько от того, что происходит в этой страной.

Выполняя функцию мировой резервной валюты, доллар находятся под контролем национальных денежных властей, политика которых ориентирована в первую очередь на потребности национальной экономики. Именно с этим обстоятельством связан поток справедливых обвинений в адрес Федеральной резервной системы США, политика которой, диктуемая приоритетами национального характера, все чаще и чаще оказывает существенное негативное влияние на экономики стран, порой удаленных на тысячи километров от американского континента. Начиная с 1970-х, после отмены золотого стандарта, доллар пережил уже несколько циклов ослабления и укрепления. Сейчас, по мнению многих экономистов, пришло время очередного многолетнего цикла укрепление доллара США. К нему мировая экономика оказалась не готова.

Всем известно, что чем хуже дела в мире, тем больше весит доллар. Именно в него в сложные времена «бегут» инвесторы как в наиболее надежный актив. Теперь можно говорить и о зеркальном процессе – укрепление доллара привело к ухудшению ситуации в мировой экономике, тяжело расстающейся с кредитной «иглой» дешевых денег, на которую мир подсадила ФРС после кризиса 2008 года. 16-го декабря 2015 федеральный резерв впервые за многие годы повысил ставку с 0,25 до 0,375%, фиксируя выход экономики США из кризиса. До этого момента, на протяжении без малого шести лет, мировая экономика жила в условиях околононулевых процентных ставок в крупнейшей экономике мира. Именно приближение этого события еще с весны 2014 года спровоцировало отток капитала с развивающихся рынков, рост курса доллара и гонку девальваций.

При этом, в отличии от кризиса 2008 года, в этот раз Китай не только не помог мировой экономике, но и резко ухудшил ситуацию. Давно ожидаемое охлаждение китайской экономики, явно достигшей своеобразного «пределов роста» в рамках текущей экономической модели, обвалило спрос на сырьевые товары, в том числе энергетические. Что не могло не отразиться на России - поставщике номер один энергетических ресурсов в мире.

Добавив сюда рост политического противостояния и войну санкций, осложнившей для российских компаний обслуживание долгов, картина, с которой столкнулась российская экономика, становится вполне полной. Фактически, начиная с 2014 года, валютный рынок РФ попал под тройной удар — рост ставки ФРС США, кризис в Китае и обострение геополитического противостояния. Выйти из такой ситуации без потрясений, очевидно, было невозможно.

Почему рубль упал так сильно?

Незадолго до нынешнего кризиса я встречал в прессе немногочисленные мнения о том, что московские зарплаты переоценены в 2–3 раза. Несмотря на возмущение жителей столицы, такие оценки были не далеки от истины. Высокий уровень доходов москвичам, да и жителям многих других регионов, обеспечивала вовсе не высокая эффективность труда, а переоценнность рубля по отношению к доллару. По подсчетам российского экономиста Якова Миркина, в конце 2010 года реальный эффективный курс рубля (курс рубля к иностранным валютам основных торговых партнеров России с учетом инфляции) составил 168% по отношению к концу 1995 года, а номинальный эффективный курс – 30%. За тот же период в Китае и еврозоне различие между реальным и номинальным эффективными валютными курсами не превысило 10–15 пунктов. В одной из публикаций 2006 года тогдашний министр финансов России Алексей Кудрин отмечал, что показатель реального эффективного курса рубля уже тогда вернулся к докризисному уровню 1997 г.

Графика Реальный эффективный обменный курс

Почему так получилось, ведь рубль все эти годы не рос по отношению к валютам развитых стран? Причиной быстрого повышения курса рубля была сохраняющаяся разница в уровне инфляции в России и в странах — ее внешнеторговых партнерах.

Постоянно повышение реального курса рубля при сохранении стабильного номинального курса поначалу оказывало положительное влияние на экономику. В частности, произошло вытеснение из внутреннего обращения иностранной валюты. Например, в Украине добиться такого уровня дедолларизации, какой добились в России, не удалось. Также в условиях повышения курса рубля для российских компаний стали доступными и привлекательными внешние заимствования, а для рядовых россиян – поездки за границу и отдых на мировых курортах.

Динамика официального курса доллара США

Однако, со временем все больше стали заметны и отрицательные стороны высокого курса. Самая важная здесь - завышенный курс поставил заслон несырьевому экспорту. В 2000–2013 годах потребительские цены в России выросли в 4 раза, а цены производители промышленной продукции – в 4,8 раз, что соответственно увеличило издержки предприятий. Чтобы компенсировать рост издержек экспортеров, их рублевая выручка от продажи товаров за границу тоже должна была вырасти на аналогичные цифры. Для этого нужно было или повышать валютные цены на экспортную продукцию, или во столько же раз девальвировать рубль. Но повышать экспортные цены в условиях низкоэффективной развивающейся экономики невозможно, а с 2000 по 2014 год рубль подешевел только в 1,21 раза. Конкурентноспособными на мировых рынках в таких условиях остались лишь сырьевые товары, рост цен на которые в последнее десятилетие перед кризисом обгонял темпы укрепления российской валюты. Остальные постепенно сворачивали экспорт, что не могло не отразиться на его структуре. Страна с каждым годом все больше продавала продукции нефтегазовой промышленности, и все меньше всего остального. Мало кто помнит, что в 1990-е Россия была лидером офшорного программирования. Но уже в 2000-е она потеряла позиции, поскольку в России резко выросли и стали неконкурентоспособными зарплаты. И число таких «отраслей-неудачников» росло с каждым годом.

Индексы потребительских цен и цен производителей промышленных товаров

Завышенный курс рубля имеет и другие отрицательные последствия - тормозит прямые инвестиции в производство, ставит крест на импортозамещении, поскольку импортная продуция с каждым годом становится дешевле отечественной. По оценкам российского правительства, при росте реального курса рубля к доллару на 1% стоимостной объем импорта увеличивается на 0,94%; рост ВВП на 1% сопровождается ростом импорта на 1,32%.

Кроме того, постоянно дорожающая валюта завлекает на внутренний рынок спекулятивные «горячие деньги», поскольку доходность финансовых активов выше, чем в мире, а валютный риск минимален. Эти же деньги в случае кризиса стремительно бегут из страны, создавая дополнительное давление на валютный рынок, усугубляя проблемы.

Инвестиции

Именно по этим причинам правительства обычно избегают политики «сильных» национальных валют. Очевидно, что и валютная политика центрбонка РФ должна быть направлена на сокращение разрыва между номинальным и реальным эффективным валютным курсом. Но это в теории. На практике в начале 2000-х в игру вступил еще один фактор – резкий рост цен на нефть, который привел к тому, что на валютный рынок хлынуло огромное количество нефтедолларов, провоцируя ревальвацию рубля в то время, когда несырьевой части экономики нужна была девальвация. Можно много говорить о неэффективности экономической политики, проводимой до кризиса ЦБ РФ и правительством России, однако, нужно понимать, что она была жестко обусловлена. Сырьевые доходы, точно так же как в Норвегии, Саудовской Аравии и других странах, не только были благом для страны, но и диктовали определенную модель экономики.

В этой модели переоцененность валюты формируется многие годы притоком выручки от экспорта сырья и набегами спекулятивного капитала. А приведение курса к «естественному уровню» происходит в виде «девальвационных вспышек» — в моменты рыночных шоков, падения цен на нефть и бегства капитала из страны. Как видим, сгладить эти процессы во время этого кризиса не получилось ни у кого.

Причем, нынешний шок очень сильный.

Падение цен на нефть с более чем $100 до $30 выглядит впечатляющим, однако, по данным Bloomberg, в реальном выражении ситуация еще хуже. Если скорректировать текущие цены на инфляцию и взять за точку отсчета доллар 1998 года, окажется, что в реальности нефть находится на 30-летних минимумах. И хорошо, что российская экономика переносит такой шок куда лучше, чем в свое время советская. Возвращение нефти в ближайшее десятилетие на уровень $100-150 маловероятно. Поэтому россиянам просто нужно свыкнуться с фактом, что безудержный рост уровня жизни, связанный с высокой ценой нефти, на какое-то время закончился. Но это не трагедия и тем более не конец.

В отличии от той же Украины, у России есть запас, который позволит перейти самые сложные первые годы адаптации и перестройки экономики без существенного падения уровня жизни населения. Более того, падение цен на сырьевые товары и укрепление доллара, приводящее к бегству капиталов с развивающихся рынков, и дальше будут рождать проблемы для курса рубля. Это объективно и я не вижу возможности изменить что-то в ближайшие десятилетия. К этому просто нужно быть готовым.

Туманное будущее

Очевидно, что в ближайшем будущем курс рубля продолжит зависеть от цен на нефть. Министр по нефти Саудовской Аравии в своем недавнем интервью предположил, что стоимость сорта Brent упадет до $20/баррель. В ЦБ РФ уже рассматривают рисковый сценарий исходя из цен на нефть в $25 за баррель в 2016 году и из $35 за баррель в 2017-2018 гг. Однако, здесь официальные лица явно перестраховывается. В отличии от ситуации год назад, сейчас есть и поводы для оптимизма. Глава Международного энергетического агентства Фатих Бироль, отмечая, что низкие цены сами по себе являются стимулом для увеличения спроса, недавно предположил, что мы можем столкнуться с сюрпризами уже в ближайшие несколько лет, когда рынок нефти будет приходить в более сбалансированное положение и, скорее всего, с более высокими ценами, чем ожидается сегодня. Даже нынешняя цена в 35 долларов за баррель уже ниже себестоимости добычи для многих производителей. Это значит, что можно ожидать нарастание тенденции к уходу с нефтяного рынка наиболее экономически слабых экспортеров, после чего ситуация на нем стабилизируется. А стабильность на нефтяном рынке принесет стабильность и на валютных рынках стран – экспортеров сырья.

Более благоприятно, чем в прошлом году, для рубля складывается и ситуация с оттоком капитала. Необходимость для компаний накапливать доллары снижается. Долговое давление на курс рубля в целом для 2016-го года будет более чем в полтора раза более слабым, чем в прошлом — выплаты составят $ 89,833 млрд. против $ 146,3 млрд. Параллельно можно ожидать приток средств в изрядно подешевевшие местные активы, в то время как стремление населения конвертировать накопления в доллары ослабевает.

Будут работать на рубль также импортозамещение и экономический рост в несырьевых отраслях, как это было после кризиса 1998 года. Тогда, напомню, девальвация вызвала настоящий экономический бум. В этот раз в стране простаивающих производственных мощностей куда меньше, но они есть и для них теперь есть работа.

В связи со всем вышесказанным, наиболее реальным мне кажется стабилизация в 2016 году стоимости нефти и курса рубля на нынешнем уровне на фоне постепенного роста цены «черного золота». Впрочем, в прогнозах экспертов есть место и большему оптимизму. На рынок нефти вполне может прилететь «черный лебедь». В конце прошлого года аналитики из датского инвестбанка Saxo Bank и эксперты, опрошенные агентством Bloomberg, дали свой альтернативный прогноз. Там считают, что оживлению цен на сырье могут поспособствовать действия запрещенной в РФ группировки «Исламское государство». Стоимость «черного золота» вернется в комфортный диапазон, если боевики атакуют крупнейшие нефтяные объекты Ближнего Востока. Потеря инфраструктуры обвалит объемы добычи углеводородов и сократит предложение сырья. Еще одним фактором, способным подтолкнуть вверх цены на углеводороды, эксперты называют геополитику. В частности, не исключены политические перевороты в таких нефтедобывающих государствах, как Алжир и Венесуэла.

Могут подорожать углеводороды в этом году и за счет роста спроса со стороны США. Добыча нефти на большинстве сланцевых месторождений в Штатах при текущих ценах попросту нерентабельна, поэтому объемы добычи «черного золота» в Америке замедлятся или даже встанут из-за финансовых проблем производителей. Все это послужит дополнительным стимулом для укрепления нефтяных котировок и принесет долгосрочную стабилизацию ситуации на российском валютном рынке.

Сергей Геннадьевич Арбузов (24 марта 1976 года, Донецк, Украинская ССР), который является автором выше упомянутого анализа, — украинский бизнесмен и политик, и. о. премьер-министра Украины с 28 января по 27 февраля 2014 года, в 2010—2012 годах — глава Национального банка Украины. Самый молодой глава Нацбанка в Европе по состоянию на 2012 год. Вице-премьер-министр Украины (2012—2014), Член СНБО Украины с 14 января 2011 года. Член Комитета по экономическим реформам (с 14 января 2011 года). Государственный служащий первого ранга (с 17 января 2011). С 2005 года был членом партии «Наша Украина». Член совета регионов (с 24 января 2011). Председатель Ассоциации «Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы». После отставки Николая Азарова, 28 января 2014 года назначен и. о. премьер-министра Украины. Являлся председателем совета глав правительств СНГ до 3 марта 2014. Покинул Украину после госпереворота в марте 2014 года.
Категории: экономика, в Европе
статья прочитана 491 раз
добавлена 28 февраля, 10:04

Комментарии

As
5 марта, 11:29
Какие успехи гривны опиши.
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.