Кто развенчает пособников Холокоста, незаслуженно удостоенных почестей ?

Рута Ванагайте. Фото Владимира Клоповского, "Обзор"
Переводы "Обзора"


В круговерти дискуссий, вызванных книгой Руты Ванагайте «Mūsiškiai» («Наши»), постоянно склоняется имя Центра исследования геноцида и резистенции населения Литвы (далее – Центр), его роль в создании (или сокрытии) списка принимавших участие в Холокосте жителей Литвы.

Содержание этого списка до сих пор является тайной, ясно был назван только один – Юозас Крикштапонис.

Его имя прозвучало и в последние дни. В средствах массовой информации отмечалось, что Центр «уже обратился в прокуратуру для того, чтобы лишить его статуса воина-добровольца, так как все источники указывают, что он был причастен к Холокосту. Тем не менее, это не удалось, поскольку прокуратура отказала в возбуждении дела».
Это, в лучшем случае, полуправда, и я хочу об этом поговорить.

Но давайте начнём с самого начала - с таинственного списка. О составленном в Центре списке участников Холокоста сообщалось в 2013 г. Работавшие в течение трёх лет специалисты Центра обнаружили, что имеются исторические материалы, подтверждающие участие в Холокосте 2055 человек.

Правда, основной целью исследования не было установить, кто принимал участие в геноциде. Была поставлена задача выяснить, обоснованно или нет в опубликованный в 2009 г. на сайте Ассоциации литовских евреев в Израиле «список 4233 убийц евреев» (по-литовски – žydšaudžiai) были включены руководители литовского партизанского сопротивления Адольфас Раманаускас, Йонас Жемайтис, Юозас Лукша и др. То обстоятельство, что обвинения против этих троих не имеют оснований, и было самым главным, а результаты такого исследования были обнародованы.



Правда, этого нельзя было сказать обо всех поименованных в списке партизанах или руководителях партизанского сопротивления. В беседе с журналистами один из авторов исследования сказал, что Юозас Крикштапонис (который позже стал командиром антисоветского партизанского подполья Литвы), будучи командиром роты сформированного нацистами батальона полиции, принимал участие в ликвидации Рудненского гетто в Беларуси, где уничтожал еврейских жителей.

Центр столкнулся с проблемой, которую нужно было каким-то образом решать. Загвоздка была в том, что Юозасу Крикштапонису тем же Центром был присвоен статус воина-добровольца (посмертно), а декретом президента ему присвоили звание полковника. В Укмярге, не без посредничества Центра, ему соорудили памятник, его именем названа площадь.

Очевидным является моральный аспект: исполнителям геноцида не должны устанавливать памятники. Существует также юридическая сторона. Пункт 1 части 2 статьи 6 Закона о правовом статусе участников сопротивления оккупациям 1940-1990 гг. установлено, что статус воина-добровольца не присваивается лицам, которые, среди прочего, «совершали военные преступления и преступления против человечности, приказывали убивать или убивали мирных жителей либо принимали участие в совершении этих преступлений».

Следовательно, Центр статус воина-добровольца Юозасу Крикштапонису присвоил незаконно.

Что же Центр делал, узнав, что этот статус присвоил человеку, недостойному звания воина-добровольца? Ничего. Пока мог ничего не делать. Однако в 2014 г. вокруг имени Ю.Крикштапониса вновь поднялся шум. Один из бывших сотрудников Центра З.Виткус памятник этому партизану назвал более опасным, чем «болваны» на Зелёном мосту, а данные о его причастности – «проверенными и перепроверенными».

Я в Центр исследования геноцида и резистенции населения Литвы тоже направил запрос: обладает ли ещё Ю.Крикштапонис статусом воина-добровольца. Мне было неприятно, что страна, гражданином которой я являюсь, таким образом отдаёт почести лицам, провинившимся перед человечностью. То ли реагируя на мой запрос, то ли по другим неизвестным мне причинам, однако Центр всё же поручил Комиссии по правам участников резистенции (борцов сопротивления) заново пересмотреть вопрос Ю.Крикштапониса. Комиссия, в свою очередь, посоветовала руководству Центра не брать на себя решение вопроса, а вместо этого обратиться в Генеральную прокуратуру.

Так и было сделано 19 декабря 2014 г. К обращению в Генпрокуратуру была приложена составленная историком Центра Альфредасом Рукшенасом справка о деятельности Юозаса Крикштапониса в период немецкой оккупации, в которой приводился факт, что Ю.Крикштапонис в полицейском батальоне командовал ротой в то время, когда батальон расстреливал военнопленных и евреев в Беларуси, а также указывались конкретные действия Ю.Крикштапониса.



Как и следовало ожидать, поднялся большой шум среди тех, для кого Ю.Крикштапонис всё же был «наш». Поначалу казалось, что руководство Центра придерживается твёрдой позиции. Генеральный директор Тереза Бируте Бураускайте 11 января 2015 г. в телепрограмме «Savaitė» («Неделя») защищала решение Центра обратиться в прокуратуру, говоря, что из представленных прокуратуре материалов всем должно быть очевидно, что Ю.Крикштапонис принимал участие в Холокосте.

Всё же решимости у руководства Центра было недостаточно. Его и изначально было не слишком много. Комиссия предложила руководству Центра обратиться в прокуратуру, её председатель Гинтарас Шидлаускас в Фейсбуке писал, что обвинения против Ю.Крикштапониса - не что иное, как выдумки «пешек» российского посла. И когда Генпрокуратура 22 января 2015 г. дала ответ Центру с указанием не обращаться в административный суд, многие вздохнули с облегчением.

Данное письмо Генеральной прокуратуры сегодня считается точкой в деле Ю.Крикштапониса, которую, как утверждается, вопреки стараниям Центра, поставила прокуратура. Образно говоря, мяч был переброшен Генеральной прокуратуре, но та его не приняла. Руководству Центра оставалось только разводить руками. Вот 14 сентября 2015 г. в Вильнюсском окружном административном суде представитель Центра Альгирдас Станкявичюс утверждал: «Мы обратились в прокуратуру относительно [Ю.] Крикштапониса, и прокуратура нам ответила, что по представленным доказательствам - тем, которые мы представили, какие имели, признать, что он участвовал в Холокосте, невозможно».

Но было совсем не так

Мне удалось получить из Центра письмо Генпрокуратуры. Только выполнения просьбы пришлось ждать пять месяцев и дважды обращаться в Главную комиссию по административным спорам. Прокуратура в упомянутом письме в первую очередь объясняет, что не может начать предварительное расследование деятельности умершего (это запрещено элементарными принципами уголовного права). Объяснила и то, что не может ставить вопрос об уголовной ответственности и по реабилитационным основаниям (что, когда речь идёт об умершем человеке, уголовное право позволяет), поскольку Ю.Крикштапонис никогда не был осужден.

Что касается просьбы Центра обратиться (в административном порядке, а не в уголовном судопроизводстве) в административный суд с целью отмены присвоенного приказом директора Центра исследования геноцида и резистенции населения Литвы статуса воина-добровольца Ю.Крикштапонису, Генпрокуратура заявила, будто обращение Центра не отвечает элементарным требованиям Закона об административном судопроизводстве: не были указаны необходимые данные, не представлены документы (в частности, даже не был приложен приказ, по которому правовой статус воина-добровольца был присвоен Ю.Крикштапонису).

Указав на недостатки в обращении, прокуратура Центру пояснила, что обращаться в суд при таких обстоятельствах нельзя. Руководство Центра не пыталось исправить и представить соответствующие требованиям закона документы по делу Ю.Крикштапониса.

Руководство Центра, насколько я знаю, упустило возможность обжаловать решение прокурора в установленном порядке самому Генеральному прокурору, хотя о такой возможности прокуратура Центр информировала. Руководство Центра решило, что представленная прокуратурой информация должна интерпретироваться как force majeure, который позволяет и впредь ничего не делать со статусом Ю.Крикштапониса. Шумиха, в конце концов, утихла. А руководство Центра, успокоив свою совесть, больше ничего не делало.

Уже само по себе обращение руководства Центра в прокуратуру, на мой взгляд, является попыткой избежать ответственности за свои решения. Прокуратура действительно может защищать общественный интерес, если устанавливает нарушение, но она должна это делать только в случае, если государственный орган, в сфере деятельности которого имело место нарушение правовых актов, не приняло мер к исправлению оного, или если такой орган не существует. Именно так разъясняется роль прокуратуры по защите общественного интереса на сайте этого ведомства.

Между тем, историческая оценка действий фигур военного и послевоенного периода (оценки обвинительным приговором не может быть, потому что мёртвых не судят) как раз и является сферой деятельности Центра исследования геноцида и резистенции населения Литвы, и данный Центр имеет право делать исторические оценки. И не только право. Обязанность! Никакие правовые акты не мешали руководству Центра, заметив ошибку, самому обратиться в административный суд с просьбой об отмене своего незаконного приказа.

Нам известно немало исторических преступников, которые никогда не были осуждены, но это не причина их почитать. Лишение Ю.Крикштапониса статуса воина-добровольца не было бы поводом для принятия в отношении него обвинительного приговора.

Сколько всего лиц, которым статус воина-добровольца был присвоен незаконно, не известно. У меня есть основания полагать, что такие лица упомянуты даже в составленном LGGRTC списке, содержащем фамилии 2055 пособников Холокоста. Полагаю, что отчасти и по этой причине данный список никак не обнародуют. Проблема незаконного присвоения статуса воина-добровольца существует, это стало хроническим. Она должна быть решена. У нас могут быть разные мнения относительно оценок, но исторические факты установлены и представлены руководству Центра. Мяч находится в руках руководства Центра исследования геноцида и резистенции населения Литвы. Хватит перебрасывать его другим. Пора самим принимать неудобные решения.

Донатас ГЛОДЯНИС,

DELFI.lt




Источник: D.Glodenis. Kas nuvainikuos nepelnytai pagerbtus, prisidėjusius prie Holokausto?

Перевод Владимира Вахмана, "Обзор"
статья прочитана 536 раз
добавлена 14 февраля, 14:23

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.