«Mūsiškiai»: священник раскрыл тайну родни

Переводы "Обзора"


В книге Руты Ванагайте «Mūsiškiai» («Наши») приводится интервью с кальвинистским священником Томасом Шярнасом, который признался, что брат его деда Йокубаса Шярнаса Йонас, возможно, принимал участие в Холокосте.

Евреи жили в Литве со времён ВКЛ - значит, им здесь было хорошо. В 1941 эта благость закончилась и в Литве за короткое время были истреблены почти все местные евреи. Тем не менее, не следует всё упрощать: евреи говорят, что литовцы были их убийцами, наши деды, возможно, утверждали, будто евреи были предателями Литвы и «пили христианскую кровь».

Действительность бывает намного сложнее. Почему того, что произошло в Литве, не было в Дании? Литва с конца XVII в. подвергалась постоянным потрясениям: крепостное право, запрет письменности, два неудачных восстания, уничтоживших литовскую и польскую элиту, несколько войн, несколько оккупаций – всё это не осталось без последствий. Если бы Данию первой захватили не немцы, а Советы, и целый год там распоряжались бы так же, как это происходило в Литве, может быть, и там сложилась бы такая ситуация.
- Так что же случилось?

- Не забывайте, что с началом войны Литва была занята практически за сутки. Люди только что пережили депортацию, и некоторые на самом деле хотели отомстить. Следует также помнить, что Литва была очень молодая страна, и тогда она только пыталась понять свою идентичность. Самый простой способ увидеть себя, дистанцируясь. Мы не поляки и не русские, мы честные литовцы. Интеллектуалы стали поговаривать, что мы, возможно, арии. На радио и в печатных изданиях началась пропаганда, направленная против евреев, их называли слугами большевиков, клещами и т.п.

Обычные люди получили продукт - мощную антисемитскую пропаганду. Сформировалась во всех отношениях очень неблагоприятная к евреям ситуация. Меня заинтересовало и опечалило положение человека: он оказался загнанным в угол, ему грустно, ему страшно, его близкие депортированы, он находится в замешательстве. И вот этот человек получает высокую дозу пропаганды, объясняющей, кто виноват в его бедах и что делать. И человек берёт в руки оружие. Это сделала небольшая часть Литвы, но сделала.

- Вы первый из моих знакомых, кто признался в том, что и среди его родни были причастные к Холокосту. Кто это был?

- В моей родне никто об этом чётко не говорил. Были другие времена. Но из старых рассказов я знаю, что брат моего деда Йокубаса Шярнаса Йонас, вроде бы участвовал. Когда евреи в Биржай были согнаны в церковь, он, вроде бы, очень испугался и ушёл оттуда, отправился в Вильнюс к моему деду. Может быть, он конвоировал евреев, возможно, расстреливал - я не знаю, но в семье были убеждены, что он по своему характеру не мог убивать. Позже его по ошибке вместо моего дедушки гестапо отправило в концлагерь Штуттгоф. Его описал Балис Сруога в книге «Лес богов».

Он спас от смерти Балиса Сруогу и некоторые его произведения спас. Позже родственники удивлялись, отчего, оказавшись в США, Йонас стал маниакально подозрительным. Эти перемены в нём родственники связывали лагерными переживаниями. Сегодня я думаю, что причин могло быть больше.

- Почему нам, литовцам, так трудно смотреть на прошлое и своих родных, и страны в целом?

- Может быть, в этом, отчасти, повинна слабая урбанизация нашей страны? Я немного шучу, но правда в этом, я думаю, имеется. Там, где люди издавна жили в городах и местечках, они привыкли больше доверять социуму, ставить открытые вопросы, говорить правду.

Литва была и остаётся крестьянской страной, где каждый сам за себя, родня - за себя, а другим не доверяют. А в том, что не говорят об этих болячках - ничего удивительного. Литва до сих пор не научилась мусор сортировать, так где уж там говорить о своих прегрешений. Но всё равно это однажды придётся начать. Не ради других, но только для самих себя. Понять себя, своё прошлое и не говорить, что того, что было, не было. Люди боятся очной ставки с самими собой. Ведь самое трудное - отдаться истине. Но не следует бояться, что Литве придёт конец, если мы эту истину выскажем.

- Что бы вы ответили тем, кто утверждает: это, дескать, минувшее, что было, то было, давайте оставим мёртвых в покое...

- Видите ли, не может быть так: минувшее прошло, и не вернётся. Сегодня это – нынешнее, а завтра будет будущее. Это будущее зависит от того, насколько мы осознаём настоящее, а настоящее зависит от того, насколько мы понимаем прошлое. Еврейская теологическая мудрость говорит, что мы можем изменить прошлое, если изменим настоящее. Ведь если сами не вспомним, не назовём то, что было, всегда найдутся те, кто напомнят. Путин, Зурофф или кто-то ещё. И тогда мы или наши дети не будут знать, что сказать. Так лучше пусть они знают, и пусть это будет правда, нежели какие-то выдумки.

- Почему Бог допустил все эти ужасы? Этим же вопросом задаются и сами убийцы.

- Я не думаю, что эти убийцы были людьми религиозными. Формально - да. Но сердцем - нет. Может быть, они уверовали, будто «евреи распяли Иисуса» или во что-нибудь подобное. Другие вообще не думали. Не было времени думать. Все были в смятении. Не осознавали. Когда у нас отобрали государство, начали депортировать близких, часть людей просто парализовало. Они созидали Литву, верили, и вдруг – одна оккупация, другая... И хорошие люди съёжились. А те, кто хуже и глупее, подумали: сколько можно страдать и терпеть? И взялись за оружие.

Этих людей частично можно понять. Не только можно, но и необходимо. Но оправдать их нельзя! В конце концов, человек не животное. Кто-то однажды сказал, что человек – это существо с бесконечным горизонтом. Это означает, что человек может быть и безмерно глупым, и безгранично хорошим, и бесконечно ужасным.

- Вы помните историю, когда Витаутас Шустаускас сказал: «Если бы не немцы, мы сейчас евреям обувь чистили бы»? Вы ответили ему так: «Я сам согласился бы всю оставшуюся жизнь чистить обувь Шустаускасу, и ненавистным мне нацистам, если бы так мог спасти хотя бы одного еврейского ребёнка».

- Да, я тогда увидел по телевидению то интервью Шустаускаса. Долгое время раздумывал, потом написал, что думаю. Я получил в том году титул Человека толерантности, хотя написал под влиянием обиды, гнева, и никакой толерантности с моей стороны не было. Это был, скорее, агрессивный ответ.

Только разве это хорошо? Сколько из нас ранят другого человека своим гневом, плохим словом, насмешками или равнодушием? Ведь это не прямое убийство, это как бы намёк. Декларация, что «я тебя не люблю». Поэтому у меня нет сомнений, что это историческое зло когда-нибудь снова повторится – в той или иной форме, так как человек склонен убивать. И так много способов внушить ему ту или иную мысль.

- Так имеет ли смысл говорить о массовых убийствах, которые имели место, если подобное неизбежно повторится?

- Чем больше правды мы говорим, тем меньше шансов манипулировать. Зло неизбежно существует всё время. Всегда будут люди, которые захотят эксплуатировать других. Наше оружие – это правда и мужество. Если мы будем бояться самих себя, своих людей, с такой психологией мы далеко не уйдём.

- Так где же был Бог?

- Существует Божье обещание Аврааму, Исааку и его сыну Израилю. И оно исполнено. Народ Израиля не уничтожен, мало того, он вернулся на Землю обетованную, и это чудо. Евреи живут на своей родине, крепнут, и это тоже чудо. И ещё. Папа Иоанн Павел II высказал эту идею. Советский режим виноват в гибели миллионов людей, но Бог позволил ему продержаться более 70 лет. Сколько продержался нацистский режим после прихода Гитлера к власти в 1933 году? До 1945 года. Как только серьёзно затронули богоизбранный народ, нацистам настал конец.

Я ответил вам, где был Бог? Нет? А кто сказал, что Бог, словно Бэтмен или Капитан Америка, который слетает с небоскрёба, дабы немедленно покончить с глупыми или злокозненными намерениями? Нигде в Писании такое не написано. Бог гораздо и страшнее, и ближе, и сложнее, чем мы хотим видеть. Бог – это бесконечный дух, и в самое худшее время Он пребывает с обречёнными, претворяя Свои невидимые решения, чтобы самое худшее стало самым лучшим. Он по-прежнему вершит эти решения. А вопрос о том, где был Бог, когда истребляли беспомощных людей, это батрацкий вопрос.

Тора и христианская Библия задают тот же вопрос: что такое свобода и ответственность человека? Ты знаешь заповеди Божии, и потому обязан сам делать свои решения. Но батрак всегда чувствует себя невиновным, он всегда жертва. Батрак ничуть не сомневается, что ответственность за всё лежит на ком-то другом: на господине, власти, даже на Боге. Только не на нём. Много времени должно пройти, прежде чем мы вырвемся из этого батрацкого мышления и станем другими. Я сам спокоен: время идёт, и мы неизбежно приближаемся к истине.



Книга Р.Ванагайте «Mūsiškiai» - не для каждого. Это страшная книга. Он рассказывает об убийцах и убиенных. О литовцах и евреях. О том, что произошло 75 лет назад с нашими на нашей, Литвы, земле. Рассказывает на основе реальных фактов и достоверных источников.

В книге используются только литовские материалы – хранящиеся в Особом архиве и в Центральном государственном архиве Литвы документы и дела, протоколы допросов участников резни, очных ставок убийц, показания свидетелей, архивные фотографии, а также исследования, проведённые независимыми литовскими историками.

Перевод Владимира Вахмана, "Обзор"

Первоисточник: „Mūsiškiai“: kunigas atskleidė giminės paslaptį
статья прочитана 726 раз
добавлена 14 февраля, 08:54

Комментарии

читатель
14 февраля, 10:27
"- Чем больше правды мы говорим, тем меньше шансов манипулировать. Зло неизбежно существует всё время. Всегда будут люди, которые захотят эксплуатировать других. Наше оружие – это правда и мужество. Если мы будем бояться самих себя, своих людей, с такой психологией мы далеко не уйдём."

СВЯТЫЕ СЛОВА!!!
лев
16 февраля, 16:00
согласен
Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.