«Евгений Онегин» на сцене Русского драматического театра Литвы

Спустя два года после премьеры «Евгений Онегин» на сцене Русского драматического театра Литвы все еще собирает аншлаги. Нет ничего удивительного в том, что спектакль Йонаса Вайткуса притягивает и завораживает, ведь подобное обычно происходит со всеми постановками режиссера. Удивительно то, что определенное «шапито-шоу», так любимое зрителями в творчестве Вайткуса, в «Онегине» безусловно присутствует, но таковым не кажется.

Требуется немало усилий и творческого упорства, чтобы незабвенное произведение А. Пушкина, которое сначала приелось всем в школе, а после окончательно отбило к себе интерес во время нескончаемых интерпретаций на сцене театров, превратить в любопытное зрелище. Й.Вайткус смог отойти от привычных конструкций, ведь его «Онегина» никак нельзя назвать скучным или заурядным. Однако, кроме заурядности материала, режиссер явно столкнулся и с другими проблемами, не все из которых ему, к сожалению, удалось решить.
Во-первых, спектакль не смотрится весь целиком. Он состоит из отдельных сцен, которые рвут повествование на части и придают некое ощущение неорганизованности. Постановка, на первый взгляд, имеющая точную и яркую структуры, по непонятной причине рассыпается на обрывки. Как бы Онегин (Валентин Новопольский) ни пытался связать части воедино, как только он уходит со сцены, спектакль как будто теряет последнее, что передавало его лаконичное повествование и кажется репетицией отдельных диалогов.

Во-вторых, в «Онегине» Вайткуса присутствует странный оттенок истеричности. Актеры кричат, бегают, нервно поглядывают на зал, а в монологах слышится такой надрыв, как будто на сцене всех действующих лиц режут по-живому, причём в прямом смысле.

Несмотря на выше упомянутые недостатки, спектакль является абсолютно гипнотическим, почти «космическим». К такому эффекту причастна не только фееричная сценография, свет и музыка, но и отдельные детали. К примеру, попаданием в точку, на мой взгляд, является сцена дуэли между Ленским (Тельман Рагимов) и Онегиным. В их взаимодействии есть и накал, и трагизм, и бессмысленность происходящего. Кроме того, седло, которое носит на себе все второе действие Татьяна (Александра Метальникова) очень точно передает ношу, которой являлась для героини болезненная привязанность к Онегину.

«Евгений Онегин» Й. Вайткуса все-таки о любви. Пускай следуя режиссерской задумке возможно стоит обратить внимание на статуи Наполеона, Сталина, Петра I и Ленина на заднем плане сцены и решить, что спектакль указывает на пороки общества, односторонние и эгоистичные политические амбиции, провести параллели с Онегиным. Однако, на мой взгляд, не в этом кроется самобытность и, как следствие, успех постановки. Й. Вайткус сумел создать такого Онегина, каким читая произведение А. Пушкина, его всегда побаивался увидеть читатель. Его образ – это не консолидация низменных инстинктов общества, а обычный человек, собственноручно загнавший себя в угол, но сумевший понять это лишь благодаря Татьяне.

Не пропустите!

«Евгений Онегин» на сцене Русского драматического театра - 18 марта, начало в 18.30.

Фото: www.rusudrama.lt


Категории: культура
статья прочитана 361 раз
добавлена 27 января, 09:43

Комментарии

Авторские права на всю информацию, размещенную на веб-сайте Obzor.lt принадлежат редакции газеты «Обзор» и ЗАО «Flobis». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ЗАО "Flobis". В противном случае любая перепечатка материалов (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением и влечет ответственность, предусмотренную законодательством ЛР о защите авторских прав. Газета «Обзор»: новости Литвы.