Блог им. Alexandr

Наталия Янкова, публицист (Германия)
Источник: vz.ru
Фото: facebook.com/nat.jankova

Дело о массовом нападении на женщин в Кельне и других городах Германии год назад в новогоднюю ночь постепенно сошло на нет. Как известно, результатом явились несколько условных приговоров всего лишь за кражу мобильных телефонов и портмоне.
Почему только за эти деяния, а не за приставания к женщинам и изнасилования? А потому что формально нет достаточного набора доказательств.
В этот раз непосредственно перед праздником Сильвестр, как называется в Германии наш Новый год, некоторые люди задались вопросом, готов ли в плане безопасности как минимум Кельн к традиционному празднованию на открытом воздухе около Кельнского собора и площади перед главным вокзалом?
Ответ все получили уже после праздника. Многие СМИ рапортовали об успехах полиции Кельна, которая была представлена в этот раз многочисленнее, чем в прошлом году, а главное, лучше оснащена, что позволило обеспечить порядок.
На самом деле это было не совсем так. Вернее, совсем не так. Беспорядки были по той же схеме, что и в прошлом году, с несколькими вариациями. А главный вопрос, который так и остался открытым, – почему снова 2000 африканцев приехали в Кельн?
Почему те же грабли? Что не предприняли органы правопорядка, чтобы избежать очередного массового теракта, как уже давно классифицировали эти беспорядки сами правоохранительные органы.
А не предприняли они главного. Это наведение порядка даже не в миграционной политике, а хотя бы в порядке учета мигрантов и беженцев, находящихся в стране.
Даже недавний вопиющий случай с Анисом Амри, убившим 12 человек на рождественском базаре, не отрезвил руководство министерства внутренних дел и подчиненные структуры.
Напомню, что этот убийца состоял на учете в полиции как опасный уголовный преступник, к тому же причастный к салафитам, но свободно перемещался по Германии и другим европейским странам.
Он был в списке лиц, подлежащих высылке из страны, но по абсурдным действующим законам это было невозможно.
В настоящее время в списке опасных беженцев, находящихся в ФРГ, несколько сотен человек. Это лица, представляющие угрозу, иными словами, потенциальные преступники, не являющиеся гражданами Германии.
Еще большим абсурдом является то, что эти люди получают разрешение на длительное пребывание в Германии, потому что не имеют подлинных документов. По этой причине их нельзя выслать. Это длится годами, в результате они остаются в стране. Учет их затруднен еще и тем, что многие из них не живут в Германии, как официально числится.
Наконец политики потребовали ужесточения условий для приема, а главное – выдворения опасных беженцев из страны.
Министр внутренних дел Баварии требует содержания таких беженцев без документов в тюрьмах для нелегально проникших в страну. В Германии есть такие учреждения, но из них очень быстро выпускают, видимо, чтобы посадить новых, мест не хватает.
Теперь соответствующие органы ищут сообщников Амри. Напомню, что преступление было совершено 19 декабря. Их все еще ищут. Хотя для того чтобы их найти, уже имеется немало данных.
Как было известно еще задолго до 19 декабря, Амри был постоянным посетителем 20 мечетей в Германии, которые (и это тоже известно) являются центрами или местом встречи исламистов. Там он занимался вербовкой новых террористов. И это тоже было известно.
Как теперь выясняется, даже в день совершения им теракта в полиции знали, в каких мечетях и частях города Берлина он побывал.
Теперь политики задают вопрос, причем, видимо, сами себе: как это могло произойти?
ХСС требует межпартийного расследования. Как обычно, партии используют эту тему в борьбе за власть, особенно сейчас, в год выборов в бундестаг.
Предложивший расследование политик из ХСС требует анализа деятельности органов безопасности и устранения выявленных недостатков. Критика мер по обеспечению безопасности в стране направлена прежде всего на министра внутренних дел ФРГ Томаса де Мезьера (ХДС).
Визави по коалиции из СДПГ требует, чтобы беженцев без документов или просто подозреваемых в терроризме немедленно выдворяли из страны.
Но для этого сначала нужно подготовить и утвердить новые законы, потому что действующие в настоящее время не позволяют выполнить это требование, основанное на здравом смысле.
Когда законодательные органы Германии созреют для изменения законов, обеспечивающих безопасность в стране ее гражданам, сказать трудно.
Пока вместо конструктивного диалога политики перекладывают вину друг на друга.
А вот последнее сообщение. В воскресенье 8 января в Тунисе прошла демонстрация, в которой приняли участие 1000 человек, против возвращения в страну криминальных тунисцев из Германии.
Демонстранты несли транспарант «Ангела Меркель, Тунис – это не помойная яма Германии».
Вот и ответ на решение правительства Германии о высылке исламских экстремистов к себе на родину.
Руслан Бальбек. © Руслан Шамуков/ТАСС

Генеральная Ассамблея ООН 19 декабря приняла резолюцию, осуждающую якобы имеющие место в Крыму нарушения прав человека. О реальной ситуации в Крыму в интервью ТАСС рассказал депутат Государственной думы от Крыма, бывший вице-премьер крымского правительства, курировавший вопросы межнациональных отношений, Руслан Бальбек.
— Руслан Исмаилович, Украина добилась принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции, осуждающей ситуацию с правами человека в Крыму. Каково реальное положение дел с соблюдением прав крымских татар?
— Когда Украина начинает поднимать вопрос о правах человека, всегда хочется спросить: что с расследованием сожжения людей в одесском Доме профсоюзов или с карательными акциями на Донбассе? Может быть, экстремист Ислямов (Ленур Ислямов, лидер запрещенного в РФ меджлиса, считается организатором энергоблокады Крыма. — Прим. ТАСС) понес какое-то наказание за промышленную диверсию в отношении крымского населения?
Права человека — это, я бы сказал, величина, растущая в геометрической прогрессии. Нет ни одной страны, которая могла бы с уверенностью заявить, что, мол, у нас все хорошо. Но те факты, которые предъявили украинские дипломаты, — это зеркальная противоположность тому, что происходит у них в стране: на полуострове никого не преследуют за религиозные убеждения, за исключением, конечно, экстремистских и запрещенных в России радикальных организаций. Ни один имам, который проповедует традиционный ислам, не потерял ни паству, ни мечеть, ни тем более положение в обществе. Те же, кто, прикрываясь именем Всевышнего, пытается решать вопросы своих хозяев или личного обогащения, — к религии не имеют никакого отношения.
Как можно говорить о преследованиях в регионе, где работает больше 400 мечетей, где мусульманские праздники отмечаются наравне с государственными? О каких ущемлениях можно говорить, если власть пошла на беспрецедентный шаг узаконивания земель, полученных путем самозахвата? Без сомнения, в бытовой жизни, в каких-то юридических вопросах, конечно же, есть проблемы, но для того и существует власть, чтобы эти проблемы решать, а депутаты должны помогать им в этом. Но есть категория людей, которые не желают решать свои вопросы или заранее знают, что они виноваты, — вот именно такие потом шлют слезные письма в Украину, рассказывая о том, как его, несчастного, прессингует российская власть (правда, забывая уточнить, что имущество нажито нечестным путем, а зачастую даже преступным).
Крики западных журналистов и политиков о какой-то дискриминации в Крыму на сегодняшний день — просто эхо от вашингтонского рупора, который, как я надеюсь, в начале 2017 года сменит пластинку.
Есть еще два важных момента, показательных для того, чтобы понять, как сегодня живут крымские татары, — это, в первую очередь, развитие малого бизнеса с их участием. Люди не пожелали покидать полуостров, работают, решают вопросы, которые 20 лет находились в состоянии ступора, учат своих детей в крымских университетах и вывешивают в дни государственных праздников над домами российские флаги.
— С чем вы связываете невысокую активность крымских татар во время референдума и меняются ли сейчас их политические настроения по отношению к российской власти на полуострове?
— Можно констатировать, и это подтверждают социологические исследования, что мнение крымских татар меняется, причем динамика очень положительная: с каждым годом все больше крымских татар, которые поддерживают российскую власть. В частности, это показали выборы депутатов Госдумы в Крыму, в ходе которых крымско-татарское население продемонстрировало небывалую активность. Причем в голосовании принял участие сам муфтий Крыма, который в украинский период, не доверяя власти, ни разу не ходил на выборы. Он пришел на выборы, потому что увидел позитивные изменения: это и строительство мечетей, и создание условий, при которых у Духовного управления мусульман Крыма появилось гораздо больше возможностей для самореализации, в том числе для отправки крымских мусульман в хадж. В украинский период в хадж из Крыма отправлялись максимум 80–90 человек, в этом году их было почти 400 человек.
— В следующем году число паломников возрастет еще больше?
— Самое важное, что не количество мусульман увеличилось, а что власти при взаимодействии с Духовным управлением мусульман создали условия, при которых хадж стал доступным для широких слоев мусульман Крыма.
Конечно, события марта 2014 года показали, что крымско-татарское сообщество не доверяет и, скорее, даже опасается любой власти. Ведь 25 лет жизни при Украине продемонстрировали, что официальный Киев плевать хотел с высокой горы на крымско-татарское население и вспоминал о нем только во время предвыборных кампаний, после чего опять на неопределенный период откладывались обещания о поддержке культуры, самобытности и решения земельных вопросов.
Сейчас шаг за шагом, по крупицам мы это доверие к органам власти восстанавливаем. Также возвращаем доверие крымских татар по отношению друг к другу, потому что за 25 лет украинские деятели единственное, что сделали, — это разобщили крымско-татарский народ. Слишком долго они играли на чувствах людей. В течение 25 лет крымских татар использовали как инструмент давления на остальных крымчан, как фактор раздражения, их водили по политическим лабиринтам, использовали в качестве протестной массы. 25 лет лидеры меджлиса (организация крымских татар, запрещена в РФ. — Прим. ТАСС) имели монополию на крымских татар, говорили не от имени своего народа, а в интересах внешнеполитической повестки.
Правильнее сказать, что их устами говорил Госдеп США. Естественно, что в связи с этим у крымско-татарского населения появилось недоверие к власти и к руководству меджлиса в том числе.
Кстати, за три года нахождения Крыма в составе России не было никаких протестных акций со стороны крымских татар.
— В антироссийской резолюции по Крыму осуждается судебное решение о запрете в РФ меджлиса крымско-татарского народа. По вашему мнению, поддерживают ли крымские татары решение о запрете этой организации? Много ли ее сторонников остается в Крыму?
— Для меня было очень знаковым, когда самые яростные "меджлисовцы" в Бахчисарайском районе после референдума (о вхождении Крыма в состав России. — Прим. ТАСС) первыми побежали получать российский паспорт. Возможно, сторонники меджлиса здесь остались, но на сегодняшний день упоминание этой организации в крымско-татарском обществе сравнялось с ругательством, поэтому среди приличных людей эту организацию не вспоминают. Остатки лояльности к меджлису были просто даже не разгромлены, а взорваны во время блэкаута, ведь пострадали в первую очередь больше всего аграрные поселения крымских татар, у которых включалось электричество на один час в сутки.
Вообще следует отметить, что Мустафа Джемилев (депутат Рады Украины, один из лидеров меджлиса. — Прим. ТАСС) последние 20 лет занимался только тем, что вредил своим единоверцам. Ну и блэкаут — это стало, можно сказать, контрольным выстрелом. Возможно, когда ему разрешат приехать в Крым, он и заедет на полуостров, чтобы встретиться с единомышленниками. По крайней мере, он так себя тешит надеждами. По моему мнению, его визит будет прогулкой по улице, где закрыты все двери.
Могу еще добавить, что сейчас все сторонники меджлиса в Крыму — это незримые бойцы соцсетей, я бы их назвал диванной армией, которых можно посчитать на пальцах. Крымские татары их не слышат, крымские татары им не верят. Это обычные провокаторы, причем международного уровня, которые пытаются получить очередной грант на антироссийскую истерию.
— В Крыму расследуется ряд уголовных дел в отношении крымских татар, например, в отношении членов меджлиса Ахтема Чийгоза по делу об организации массовых беспорядков у здания Госсовета в феврале 2014 года и Ильми Умерова, обвиняемого в сепаратизме, а также против предполагаемых сторонников террористической организации "Хизб ут-Тахрир" (запрещена в РФ). Адвокаты утверждают, что дела имеют политическую подоплеку. Прокомментируйте, пожалуйста, эти заявления.
— Попытка политизировать обычные уголовные преступления — это их способ ухода от ответственности за содеянные ими правонарушения. Надо понимать, что любое уголовное дело нужно рассматривать в правовой плоскости, а желание политизировать дела я рассматриваю как попытку давления на правоохранительные органы, на следствие, на суд, на свидетелей. Это манипуляция общественным мнением.
Меджлис в желании получить очередные гранты со стороны Запада зачастую занимается тем, что фабрикует любые события, связанные с крымскими татарами в разрезе нарушений их прав, гонений и так далее. Потому что за любое другое Запад не будет платить, ведь Западу важно показать крымских татар как угнетенную нацию. Если они не будут находить каких-то подходящих событий под этот образ, они будут их выдумывать, чем меджлис сейчас активно занимается.
— Живущие на Украине крымские татары изъявляют желание вернуться в Крым?
— Конечно, некоторые возвращаются, многие приезжают с разведкой в Крым, чтобы убедиться, действительно ли здесь какая-то темная зона, о которой говорят лидеры меджлиса. Были даже эпизоды, когда те, кого обманным путем вовлекли в незаконные вооруженные формирования Ислямова, сдавались нашим правоохранительным органам, предоставляя при этом доказательства противоправной деятельности радикалов.
Не думают о возвращении в Крым только те, кто был приверженцем запрещенных в России религиозных экстремистских организаций. А те люди, которые были обмануты, а также студенты, которые учились в украинских вузах, они возвращаются.
Многие из живущих на Украине крымских татар пишут письма, рассказывая о том, как их обманули Джемилев с Рефатом Чубаровым (лидеры меджлиса. — Прим. ТАСС), заставив бросить здесь все нажитое, успешный бизнес, уехать в никуда, а сегодня придется прорываться на рынок заново, что не так уж просто.
— А что касается крымских татар, которые живут в Турции, Германии, Узбекистане, — появилось ли у них после вхождения Крыма в состав России стремление вернуться на родину?
— Есть и такие примеры. Например, от крымско-татарской диаспоры из Бельгии у нас был такой запрос. При этом это не бизнесмены, а представители научного сообщества, профессура, которая за свои таланты в свое время была привлечена в западные институты, а сейчас, как они объясняют, с возрастом их потянуло на родину. Они говорили о том, что хотят получить гражданство РФ и вернуться Крым. В украинский период у них такого желания не было, а в российском Крыму они хотят жить.
Добавлю, что в российский Крым возвращаются и немцы, греки также хотят переехать. В украинский период такой волны не было. Можно сказать, что Крым стал островом свободы, в котором люди хотели бы жить. Вообще это хороший знак, когда люди вместо стареющей Европы выбирают жизнь в российском Крыму. Для нас это большой плюс.
— Согласны ли вы с мнением, что системная национальная политика появилась в Крыму только после вхождения в состав РФ?
— Однозначно. В украинский период межнациональный аспект использовался для того, чтобы извлекать политические и экономические дивиденды, а в российском Крыму все направлено на консолидацию, на то, чтобы объединить общество.
Поэтому, безусловно, системная национальная политика в Крыму появилась после референдума. Россия — многонациональное государство, и наличие государственной национальной политики — один из приоритетов внутренней стабильности. В Украине был ошибочный путь: "Україна — понад усе!" ("Украина превыше всего!" — Прим. ТАСС). Украинцами себя объявляли все кому не лень: и русские, и поляки, и татары. Если хотели прогнуться перед властью, прибавляли "-ко" к окончанию фамилии. Но, как показала история, это ни к чему не привело, ведь сколько ни кричи слово "халва", во рту слаще не станет.
Жители Крыма украинизацию воспринимали в штыки и на момент референдума подавляющее большинство крымчан не только не ассоциировало себя с Украиной, но были противниками мононации. Так называемая европейская политика сыграла с Киевом злую шутку. В течение многих лет официальный Киев не желал слушать мнение жителей целого региона, а потом, когда наступила Русская весна, оказалось, что "поздно пить "Боржоми".
— На каком этапе строительство мемориального комплекса, который хотят возвести в Крыму в память о жертвах депортации в 1944 году семи народов, в том числе крымских татар? Нет ли проблем с финансированием этого объекта? В чем его значимость для Крыма и крымских татар?
— Стоимость проекта оценивается в 400 млн рублей, в 2019 году будет завершена его третья очередь. Мемориальный комплекс строится в память о той трагедии, которая для многих завершилась на станции Сирень, — там будет построен обелиск, чтобы не только мы, но и наши дети и внуки знали и помнили о недопустимости повторений подобных преступлений.
Для многих моих соотечественников этот монумент на станции Сирень станет единственным местом, куда можно прийти помолиться, положить цветы в память о своих родственниках, которые не дожили до конечной станции в прицепе товарного вагона, которые в последний раз поцеловали крымскую землю перед отправкой в неизвестное. История должна нас учить помнить об ошибках, чтобы не допускать их в будущем. И этот монумент признан стать таким вот историческим восклицательным знаком в красном кружке — это недопустимо ни при каких обстоятельствах.
— Один из самых крупных проектов — строительство в Симферополе соборной мечети. Все ли работы идут по графику? Какова будет стоимость (она возводится за счет сбора народных средств)?
— Соборная мечеть будет достроена в 2019 году, стоимость строительства — 3,5 млрд рублей. Все это за счет наших благотворителей, бюджетных денег там нет. Есть четыре мецената — это люди разных национальностей и люди разных вероисповеданий. Это же уникально! Два человека — это мусульмане и двое христиан. Только в России есть такая практика. Не каждая страна в мире может похвастаться таким феноменом.
— Может ли в Крыму появиться еще один государственный праздник — своего рода День межнационального согласия?
— Хорошо было бы. Я думаю, что это должно быть в день рождения Исмаила Гаспринского (крымско-татарский интеллектуал, просветитель, издатель и политик. — Прим. ТАСС) 5 марта. Этот день можно было бы сделать государственным праздником — Днем единения народов Крыма.
Кстати, на ближайшей сессии Госсовета 25 декабря крымские депутаты рассмотрят законопроект о награде имени Гаспринского, которая будет вручаться за вклад в укрепление межнационального и межконфессионального мира и согласия, а также в культурное и духовное развитие народов Крыма. Дай Бог, парламентарии поддержат.
Беседовала Татьяна Кузнецова,
ТАСС
Дмитрий ЮРЬЕВ,
ИА Регнум

Андрей Колеров. Сотворение. 1990-е

Черта проведена
Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде.
Мф. 8:30−32


«Казус Бильжо» — не рядовое событие в истории интернет-скандалов последнего времени. Это — символическая черта, подводящая итог развитию отношений между русской историей и самопровозглашённой российской интеллигенцией (аббревиатуру опустим).
Вопрос вовсе не в конкретике трагедии Зои Космодемьянской и даже не в содержании споров о взаимоотношениях исторической мифологии и правды истории. Исторические споры неоднозначны, их результаты зависят от «координат общественного сознания», которые меняются во времени, высвечивая всякий раз новые тени истины на экране мимолётной актуальности. В этих спорах найдётся место и подсчётам жертв сталинского приказа номер 0428 из числа некомбатантов, и анализу последствий опричнины, и вопросам, например, о закордонных корнях политических процессов, закончившихся распадом СССР. Место — найдётся всегда, важное и неважное временем высветится каждый раз по другому. И пределов нет — от честного антисоветского правдоискательства 60-х годов до откровенного антисоветского и антирусского коллаборационизма 2000-х, от разоблачения преступлений сталинского режима до морально-политического оправдания гитлеризма — всему этому найдётся место в едином поле безумного многообразия современных человеческих проявлений.
Однако Бильжо (пока что — с большой буквы и как имя собственное, а не как очередной мем из серии «киже» и «онже», на судьбу которых он — или оно — отныне обречено), человек достаточно опытный — и как психиатр по образованию и по жизненному опыту, и как неплохо владеющий словом публицист — совершил выход за пределы этого поля. Потому что общественно-политическая лексика иногда становится своего рода магией. Ты можешь говорить много, грубо и без особых последствий, но вдруг — после невнятного «крибле-крабле-бумс!» — тыква превращается в смертоносный огнестрельный дрон. И бывают слова — например, слова о «тараканах-тутси», произнесённые в середине кровавых, а не лихих африканских 90-х дикторами руандийского «Радио тысячи холмов» — после которых социально-политическое противостояние превращается в массовую оргию каннибалов. Слово «подиум» —Бильжо про эшафот Зои — оно из этого чёрно-магического словаря.
Ещё раз: вопросы политические по своей природе взрывоопасны, они задевают людей глубоко и всерьёз, они ведут к гражданским войнам и революциям. Но запалить бикфордов шнур, взрывающий биологическое единство человеческого общества, удаётся очень редко — и, сдаётся мне, выходит за пределы исключительно человеческих возможностей.
Что сделал Бильжо — и пожар, побежавший во все стороны наших общественно-политических прерий, тому свидетельство? Он обозначил, да что там — создал точку невозврата.
Это сейчас — после лихих 90-х, несогласных 2000-х и болотных 2011-х —"значение русской интеллигенции» переместилось в маргинальную область обсценной и, наоборот, ура-апологетической лексики, в абсолютно васисуальевский контекст (и для адептов, и для хулителей).
И это так же грубо и неправильно, как пытаться припечатать ругательным словом «совок» большую часть русской истории XX века. И столь же нелепо, как припечатывать ту же русскую интеллигенцию известной дурнопахнущей шуткой Ленина (порождённого интеллигенцией и возглавившего именно её, а никакой не «пролетариат», на пути к «главному событию XX века»).
«Значение русской интеллигенции» огромно, её влияние на судьбы России колоссально, её место в русской истории не может быть объявлено пустым местом. Но — не устану повторять — история, во-первых, знает сослагательное наклонение лучше всех других наклонений. И, во-вторых, настоящее в каждый новый момент — одно, а прошлых — бесчисленное множество, и они меняются в зависимости от того, какое в данный момент случается настоящее.
И с тем же легкомыслием, с каким сегодняшние либеральные апологеты «благословенных 90-х» пытаются вытеснить из коллективной памяти ужасы тотальной социальной ломки времён крушения СССР, их антилиберальные оппоненты пытаются заместить мифами о «великом и могучем Советском Союзе» мрачную и трагическую правду распада советского мира, когда бездарность, эгоизм и корыстолюбие номенклатуры толкнуло её народ в объятия к интеллигенции — к той настоящей, русской, советской, культурной и инженерно-технической, ничем не отграниченной от собственно народа (в большинстве своём неплохо образованного). И к той «избранной», «лучшей» её части, прежде всего столичной, которая выступала с размытой, но всё-таки определённой идейной платформой. Сначала эту платформу можно было назвать «перестроечной» (горбачёвской), потом — «демократической», потом она приобрела отчётливый антикоммунистический (скорее — антиноменклатурный, антипартийный) оттенок. Но это была именно что общенародная — популярная и популистская — платформа, и все её «мемы» (от «льгот и привилегий номенклатуры» и «шестой статьи» до «радикальных демократических рыночных реформ») маркировали самое широкое массовое сознание, воспринимаясь — без обсуждений, аксиоматически — как точные ориентиры на пути к комфортному и доброжелательному миру «общечеловеческих ценностей».
Здесь не место для глубоких исторических, социологических и философских дискуссий о сравнительных преимуществах социализма и капитализма. Хотелось бы предельно сузить предметную область и обсудить одно-единственное — как именно воспользовалась «интеллигенция» колоссальными возможностями, которые предоставил ей доверившийся именно ей народ.
И вот здесь можно с полной уверенностью, совершенно объективно и честно утверждать: эти возможности она — в лице преемственных «лучших представителей» — прогадила. В полном соответствии с грубой ленинской оценкой.
Она превратила — с первых же дней после своего нечаянного прихода к власти в результате спонтанной народной антибюрократической революции — слово «популизм» в одно из самых страшных политических ругательств. Она поставила не то чтобы вне закона — но вне системы — все те моральные и социальные идеалы, ради которых народ шёл на бой против обюрократившейся антинародной партноменклатуры. Она довольно быстро добилась политической маргинализации всей политической «левизны» — вовсе не только марксистско-коммунистической — и поставила все свои творческие ресурсы (по инерции 80-х — мощные и влиятельные) на службу той социально-экономической идеологии, которую лучше всего характеризует определение «социальный дарвинизм», а в последние годы — «либеральный расизм» (либерасизм).
Тем самым «интеллигенция» (о смысле кавычек — немного ниже) решила — с двух рук — две задачи: подрубила сук и вырыла непосредственно под ним яму. То есть лишила себя не только народного доверия (благодаря которому только и смогла совершить доктринальный переворот на просторах огромной страны), но и — всё более агрессивно проявляя полную свою неспособность к эмпатии, к состраданию и сочувствию, — народной симпатии. Того, что на протяжении двух веков составляло главный стратегический ресурс как интеллигенции, так и «интеллигенции».
Теперь о кавычках. Для русской — в том числе советской — интеллигенции всегда было характерно достаточно внятное «классовое сознание», представление о себе как о себе. Это была очень рефлексирующая «прослойка». Но — начиная с давних «революционно-демократических» времён, продолжая временами советскими и социалистическими и завершая постсоветскими — это была ещё и очень иерархическая, недемократическая общность. Можно сказать, что интеллигенция стала номенклатурой задолго до того, как возникла собственно номенклатура КПСС.
Всегда — с благословенных разночинских времён — это была иерархия, формируемая сверху, по феодальному ещё, цеховому принципу кооптации (неформально закреплённому в практике партийного руководства страной со стороны Политбюро ЦК Компартии, а формально, например, — в уставе Академии наук СССР). Всегда — в той или иной степени — «ранжирование» уровней пытались привязать к какому-нибудь «гамбургскому счёту» (политический вес, реальные научные достижения, литературные успехи, влияние философской школы и т.д.), но при этом по определению не могли уйти от эксцессов элитарности, которая — без внешнего контроля — норовит скатиться в безответственное самозванчество.
Всегда — в рамках традиции отношений между народом и интеллигенцией и между интеллигенцией в социальном смысле (культурным и образованным «классом») и интеллигентской элитой — возникало подобие общественного консенсуса, основанного на единстве культурного, интеллектуального и морального пространств.
И вот именно здесь появляются всё более знаковые кавычки. Потому что постсоветская интеллигентская элита, выплеснувшая вместе с грязной водой «реального социализма» ребёнка естественной социальной солидарности, с небывалой решимостью отказалась от всякого единства с народом, сделав «большой скачок» от недемократической элитарности к интеллигентской опричнине.
Именно опричниной стала та самопровозглашённая российская интеллигенция (избежим аббревиатуры и здесь), которая — совершенно, заметим, обоснованно — обзывает «опричниной» тесно связанную с ней идеологически и социально правящую политическую бюрократию.
Всё более солипсистское поведение опричной «интеллигенции» сокрушило создававшуюся веками репутацию, уничтожило традицию интеллектуального сопровождения народной жизни. Одновременно всё более маргинальная и численно, и идеологически «интеллигенция» (составляющая сегодня абсолютное меньшинство не только среди «народной массы», но и по отношению к собственно интеллигенции — высокообразованной и культурной части населения страны, занимающей пророссийские политические позиции) подорвала не только собственную репутацию, но и репутацию собственного общественно-политического дискурса, в том числе в той его части, которая представляет несомненную ценность (я говорю о свободе слова и демократии, об отрицании тиранического самовластия и критической оценке советской истории, о ценностях культуры и знания, о свободном рынке и конкурентной экономике и т.д.). Тем самым она легализовала и возвратила в мэйнстрим самые радикальные идейные и политические конструкции (радикальный сталинизм, тоталитарный экстремизм и др.), казалось бы, убедительно и навсегда дискредитированные историческим опытом.
Но «подиум» Бильжо даже на этом фоне — фазовый переход. Это прорыв на совершенно новый уровень (или обрыв в совершенно новую бездну). Потому что выбрана не смысловая, политическая или даже нравственная «болевая точка». Удар нанесён на мистическом уровне, по тому «нервному окончанию», которое реагирует на абсолютное различие добра и зла.
О судьбах села Петрищево и оправданности задания Зои Космодемьянской, о жертвах Освенцима в сравнении с узниками ГУЛАГа, о Сталине и Гитлере, о пути власовцев и бандеровской «боротьбе за незалежнисть» — да обо всём можно спорить, враждовать и даже воевать. Воевать до смерти, до нюрнбергского эшафота.
Но вот назвать эшафот подиумом, а подвиг мученицы шизофренией — это переход на тёмную сторону. На более тёмную, чем даже сторона Гитлера. На сторону педофилов-людоедов, на сторону Чикатило, Джека Потрошителя, «барона Субботы» и «Радио тысячи холмов». Да что там мямлить — на сторону сатаны.
Бильжо довелось столкнуть маленький камешек с вершины горы. Но лавина уже понеслась. В аргументации защитников Бильжо, в их остервенении, во внезапном испуге и даже ужасе остающихся пока людьми «рукопожатных» слышен громоподобный топот свиного стада, оседланного седоками, имя которым — легион. Стада, несущегося в бездну — на гибель прежде всего самим себе. Но именно такова самоубийственная логика идейной бесовщины, охватившей «интеллигенцию». Именно такова судьба, уготованная ею себе — и всем нам, которых пытаются вынудить гнаться во гневе за бешеными свиньями-самоубийцами к обрыву, в бездну.
Захар Прилепин
Писатель
ren.tv

Хамство в адрес воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле — русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких людей.

Никакого дела до Бильжо мне нет.
Обсуждать выходку этого карикатуриста и доктора — значит, пытаться найти доводы в утверждении того, что любому нормальному человеку и так должно быть очевидно.
Дабы скрасить вопиющий стыд случившегося, ряд профессиональных "примирителей" норовят уравнять все действующие силы конфликта в правах, объявляя, что, мол, и патриоты тоже позволяют себе разнообразные неординарные высказывания.
Вот, мол, у вас Залдостанов говорит всякое, вот, мол, у вас Яровая — они тоже часто высказываются нелицеприятно.
Господа и товарищи. Давайте начистоту.
Есть либеральное сообщество, неотъемлемой частью которого является Бильжо.
Я виделся с ним один раз в жизни, весной 2013 года, и встреча была в некотором смысле исторической. Тогда, в присутствии большого количества людей, я вдруг объявил, что на Украине будет гражданская война. Бильжо был в компании либерального журналиста Гоши Свинаренко, тогда ещё моего приятеля, и они начали со мной снисходительно спорить: ничего, мол, такого не будет.
Честно говоря, я не знаю, что на меня снизошло: я и сам до конца не верил в то, что говорил. Но спор в итоге выиграл.
Фото: соцсети

Пока мы весело (тогда ещё было весело) переругивались, к нам стеклись с разных сторон разнообразные личности, – я обратил внимание, что болевших за Бильжо было куда больше: ну, дело ж было на вечеринке "Эха Москвы", куда я из неутомимого любопытства заглянул.
К чему вспомнил: этот милейший врач (кто-нибудь у него лечился, кстати?) и карикатурист — неотъемлемая часть их "фронта".
Венедиктов, Шендерович, Ганапольский, Бабченко, Алик Кох, Людмила Улицкая, Евгения Альбац, Евгений Ермолин, Борис Акунин, Константин Боровой, Николай Сванидзе, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Артемий Троицкий, Андрей Макаревич, Александр Невзоров, Гоша Свинаренко и тот же самый Бильжо — они могут расходиться в частностях, но в целом стремительно находят согласие по большинству вопросов: это очень заметно, когда они вдруг пишут совместные письма, протестуя по поводу "аннексий", выстраиваясь в уютные хороводы и крепко держась за руки.
Если кто-то вдруг письма не подписывает, то на другой же день вдруг обнаруживается в плюс-минус той же самой компании, к примеру, в гостях у Михаила Борисовича Ходорковского или, там, у Марата Гельмана.
Имеются у нас и люди противоположных убеждений: от Лимонова, Владимира Бортко, Анатолия Вассермана и Александра Проханова до Шаргунова, Охлобыстина, Вадима Левенталя и Александра Скляра.
Но никто и никогда всерьёз не воспринимал в патриотическом кругу Залдостанова или Яровую в качестве носителей патриотического интеллектуального ресурса — возможно, они хорошие люди, но идеи и высказывания их не циркулируют в этой среде, но существуют совершенно параллельно.
Фото: соцсети


Бильжо же — неотъемлемая часть либерального истеблишмента: работник "Коммерсанта", соратник Шендеровича по "Итогам" на НТВ, хозяин ресторана "Петрович" — одной из точек сбора либеральной интеллигенции, и прочая, и прочая.
Более того, высказывания, так или иначе подобные тем, что вынесли сегодня Бильжо на вершину информационной волны, можно без труда разыскать у любого из приведённого выше списка: ну, Акунин чуть менее радикален, а Ганапольский — чуть более, но никто и никогда в их кругу даже не подумал выступить с публичным осуждением коллеги по "борьбе" в связи с очередным скандалом — типа этого высказывания Бильжо о Зое Космодемьянской.
Потому что, в сущности, они согласны по каждому пункту. Единственное, что они могут в своём кругу сказать: "Ну… не стоило так резко… видите, что с "ватой" творится..."
Да и то вряд ли.
Между тем, я могу объяснить, что творится с "ватой".
"Вата" — то есть подавляющее большинство населения России — воспринимает Зою, Александра Матросова, 28 панфиловцев и маршала Жукова в религиозном контексте, как святых — положивших жизнь и судьбу ради нас.
Фото: соцсети


Давно пора смириться с тем, что настойчивую попытку "десоветизации" "вата" понимает как разрушение святынь.
Любое хамство в адрес святых и воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле — русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких, самых дорогих, самых важных людей.
Представители либеральной общественности вот уже четверть века требуют от нас покаяния: за все действительные и мнимые прегрешения XX века.
Причём покаяние должно произойти по какому-то их сценарию, который тот же самый Бильжо в компании, скажем, Ганапольского для нас придумает.
Чтоб все мы, к примеру, на коленях проползли от Магадана до Соловков, а они за нами присматривали и погоняли иногда.
Однако им никак не придёт на ум очевидная вещь: то, как относятся русские люди к Великой Отечественной, индустриализации и рывку в космос — это и есть форма покаяния.
Потому что покаяние — это служение и память.
Мы служим и помним.
Чего о Бильжо и компании не скажешь.
Главное, что они забывают, — своё собственное происхождение из недр советских элит.
Виктор Ерофеев тут написал очередную колонку в журнале "Огонёк" о том, что в советское время худшие победили лучших. Это Ерофеев пишет, боже мой! Сын личного переводчика Сталина, помощника 1-го заместителя председателя СМ СССР Молотова, помощника министра иностранных дел СССР и т. д. и т. п.
Если кому-то надо каяться за то, что "худшие победили лучших" (что, кстати, является утверждением наивным и нелепым), то этим господам.
Пусть они забудут про Зою Космодемьянскую и 28 панфиловцев, а выйдут однажды своим "Смертным полком", неся портреты своих близких.
Вы ж так любили в 90-е повторять фразу "Начни с себя!" — вот и начните.
Фото: соцсети


Дедушка Бильжо, между прочим, был членом "Бунда" — социалистической организации, практиковавшей, в числе прочего, и террористические методы, в сталинские времена дед работал при наркомате лесной промышленности, в то время как бабушка Бильжо работала в наркомате внешней торговли. У товарища Бильжо — Гоши Свинаренко — дедушка был начальником харьковского НКВД; дедушка Алексея Венедиктова — общеизвестный факт — тоже служил в НКВД и был членом военного трибунала. Отец Евгении Альбац — сталинский разведчик. Константин Боровой — сын главного особиста Железнодорожного райкома партии, сотрудницы КГБ СССР Елены Константиновны Боровой. Дед Невзорова по матери — сотрудник МГБ, а мать — журналист печатного органа Петроградского губкома комсомола, затем – Ленинградского обкома и горкома ВЛКСМ. Отец Николая Сванидзе — партийный деятель и борец с сионизмом. Дедушка Бориса Акунина служил в ЧК.
В общем, мне даже лень перечислять — там почти у каждого такие прекрасные орденоносные скелеты в шкафу, что диву даёшься.
При этом любой из перечисленных любит рассказывать, что вокруг были плохие, злые и жестокие "ленинские палачи" и "сталинские соколы", и лишь только его дедушка (бабушка, папа, мама, дядя, тётя) был добрым, хорошим, честным, допросов не вёл, доносов не писал и даже не читал — жил праведно, внося в работу советских спецслужб и прочих комиссариатов принципы человеколюбия и гуманизма.
Ну, мы верим: мутизм был только у Зои Коcмодемьянской, кто бы сомневался.
Мы не имеем никаких претензий к вашим родителям.
Может, вы наших тоже оставите в покое?
Эксперты назвали глупой шуткой слова Бильжо о шизофрении Космодемьянской. Бывший психиатр Андрей Бильжо стал автором громкого скандала, разгоревшегося в соцсетях, заявив, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией.
Андрей Бильжо известен как бывший психиатр и действующий карикатурист, но теперь общественность спорит: то ли у экс-доктора "проблемы по медицинской специальности", то ли он "написал" в интернете самую бездарную карикатуру, причем на самого себя. Под броским заголовком "Диагноз недели с Доктором Бильжо" автор действительно говорит о медицинском заключении.
При этом никаких доказательств, фотографий, ксерокопий, показаний свидетелей. Бывший медик с каким-то странным упоением препарирует последние минуты жизни Зои Космодемьянской, первой женщины, удостоенной в ходе Великой Отечественной войны звания "Герой Советского Союза".
"Когда Зою вывели на эшафот и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется "мутизмом": она просто не могла говорить, так как впала в "кататонический ступор с мутизмом", когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской", – пишет Бильжо.
Историки говорят, что в составе разведывательно-диверсионного отряда восемнадцатилетняя Зоя шла на верную смерть: толком не обученную и плохо вооруженную группу послали поджигать постоялые дворы, где ночевали немецкие солдаты. Только чтобы хоть чуть-чуть задержать наступление войск вермахта на Москву. Зоя успела сжечь три дома, ее схватили, долго и мучительно пытали, а потом повесили. Причем, по словам свидетелей ее публичной казни, перед смертью она не впадала в ступор и не молчала, наоборот, обратилась к толпе с призывом бороться с фашистами и не бояться смерти.
В том самом расследовании 91-го года приводились слова троих свидетелей, говоривших о том, что у некой 14-летней девочки, которая, мол, и была Зоей Космодемьянской, до войны подозревали шизофрению. Но в окончательном заключении лечащего врача об этом ни слова. Бывший психиатр Бильжо утверждает, что документы, мол, кто-то изъял во времена перестройки, но и тут – никаких свидетельств. Но вообще-то, по словам специалистов, такие медицинские документы хранятся максимум 25 лет, и как довоенные материалы мог видеть Бильжо, закончивший медицинский институт в 1976-м? В социальных сетях полыхает настоящий пожар дискуссий, который уже грозит "костром порицания" самому его поджигателю.
При этом сам автор "псевдодиагноза" словно проговаривается: напишу крамольную вещь, которая взорвет интернет, но, к счастью, я сейчас далеко. По данным телеканала РЕН ТВ, Андрей Бильжо сейчас находится в Италии, оттуда, видимо, удобнее писать об истории СССР. Кстати, именно на ностальгии по всему советскому он в свое время сделал неплохой бизнес, открыв сеть ресторанов, оформленных в стилистике общепита 70-х годов.
Жители села Осино-Гай Тамбовской области, где родилась Зоя Космодемьянская, еще восемь лет назад начали, к 85-летию со дня ее рождения, собирать подписи за ее канонизацию. Но из Осино-Гая и из "Фейсбука" исторического карикатуриста Бильжо, видимо, открываются слишком разные виды на прошлое. Но, по нашим данным, записки бывшего врача очень внимательно читают и в Следственном комитете и, возможно, тоже скоро вынесут свой "диагноз".
"​Мы знаем абсолютно достоверно, что в архивах Кащенко не было архивов детского отделения, потому что еще в 62-м году это отделение было передано в детскую психбольницу № 6. Таким образом, господин Бильжо лжет. Не знаю, что руководит людьми, когда они лгут. У меня тоже в жизни было: я высказывал гипотезы, за которые меня поливали помоями. Но это были личные заблуждения. Здесь человек откровенно лжет. Он говорит: я видел историю болезни, – которую он видеть не мог", – считает публицист и блогер Максим Каноненко.
Источник: ren.tv
Российский телеканал "Царьград" сегодня, 6-го декабря, проанонсировал составление "Рейтинга русофобов -2016".
"Составление рейтинга пройдет в два этапа, каждый из которых мы осветим на сайте телеканала Царьград", - сказано на сайте этого СМИ.
Царьград подведет итоги года публикацией "Рейтинга русофобов - 2016". Составление рейтинга пройдет в два этапа, и каждый из них найдет свое отражение на страницах сайта телеканала. Мы уже проводим опросы экспертов, на основании предложений которых и будет составлен рейтинг. Некоторые списки и предложения будут опубликованы.
Одновременно до 15 декабря мы принимаем предложения читателей. Любой может оставить свои идеи в комментариях под этой новостью. 15 декабря мы опубликуем версию рейтинга на основании данных экспертов и предложений читателей. А с 15 по 25 декабря можно будет проголосовать за любую персону в рейтинге, чтобы выбрать русофобов года.

Литва замерла в ожидании...
Вильнюс отказывает Варшаве в предъявлении «предварительных условий»
Рамунас Карбаускис может стать для польской стороны большой головной болью. Иван Шилов © ИА REGNUM


Литве из-за геополитического положения необходимо улучшить свои отношения с соседями, особенно с Польшей. С таким заявлением выступил на днях глава Литовского союза крестьян и зеленых (LVŽS) Рамунас Карбаускис, чья партия одержала победу во втором туре выборов в парламент страны, завоевав 54 из 141 места. «Мы считаем, что внешняя политика должна быть продолжена — мы являемся членами Европейского союза и НАТО. Те решения, которые были приняты и поддерживались Европой и НАТО, должны быть продолжены. Мы должны сохранять единство и преемственность политики. В этом вопросе я не вижу никаких проблем», — цитирует Карбаускиса прибалтийский портал DELFI. Той же политической линии он намерен придерживаться с Москвой и Минском. Иное дело — Варшава. По словам партийного лидера, «Польша, возможно, ждала этих выборов в Сейм в надежде, что можно будет сесть за стол переговоров. Очень важно, чтобы не было никаких предварительных условий, которые бы так или иначе навязывались».
Карбаускис говорит о совместных делах по «синхронизации электросетей, проекта Rail Baltica и других вопросов», но там «предварительных условий» со стороны польской стороны не видится, да и решаются они на переговорах технических специалистов. Однако польская пресса, называя главу Союза крестьян и зеленых почему-то «пророссийским популистом», ставит вопрос о другом — судьбе польского меньшинства в Литве, предрекая последнему «плохие новости». Еженедельник Newsweek Polska в этой связи обращает внимание на то, что Карбаускис уже отказался сотрудничать в деле построения правительственной коалиции с Избирательной акцией поляков Литвы (AWPL), которая в союзе с «русским меньшинством» и Ассоциацией христианских семей смогла выиграть 8 мандатов. При этом в программе LVŽS изначально не было даже намеков на желание решать проблемы с национальными меньшинствами, так как представители этой партии не хотели «давать обещания, которые невозможно выполнить». В итоге издание отмечает, что, несмотря на способность вместе разрабатывать и реализовывать такие проекты, как энергетический мост и приграничное сотрудничество, а также пребывание польских истребителей в Литве, все это «меркнет перед вопросом меньшинств». Поэтому отношения между Варшавой и Вильнюсом «находятся в худшем состоянии за последние 25 лет», но могут испортиться еще сильнее.
При этом Польше и Литве придется разбираться с этими спорными проблемами самостоятельно, ни ЕС, ни НАТО не смогут быть посредниками в деле примирения двух стран, в первую очередь из-за позиции Варшавы. Для польской власти восточное направление является сегодня единственной площадкой, где она может (и хочет) творчески «импровизировать». На этом пятачке сталкиваются как минимум два исторических наслоения — периоды Речи Посполитой Обоих Народов и советский. Для Варшавы важно за счет второго вывести постсоветские республики, среди которых не только Литва, но и Украина с Белоруссией, в геополитическую реальность, существовавшую до краха польской государственности в XVIII веке. На это, кажется, готов пойти Киев, согласившийся принять Совместную декларацию о «трагических событиях» истории 1939 года. Хотя депутат Верховной рады Украины Юрий Шухевич, сын одного из лидеров Украинской повстанческой армии (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Романа Шухевича, комментируя текст документа, объяснял своим коллегам, что на основании его Польша «рассматривает наши западные земли как свои польские земли».
Но то же равно касается и Вильнюса, не случайно прибалтийская пресса напоминала в связи с инициативой по принятию Совместной декларации, что «отношения Литвы и Польши омрачены интерпретациями событий XX века, особенно вопросом аннексии Вильнюсского края, действиями «Армией Крайовой» в Литве, убийствами поляков в литовском Панеряй». Что касается Варшавы, то во второй половине октября представители фонда Kompania Kresowa и депутаты парламентского клуба Kukiz'15 анонсировали проведение в Сейме Польши конференции о движении «автономистов» в Литве, которое в 1989—1990 годах выступало за создание польской автономии в Виленском (Вильнюсском) районе. 1 июня 1990 года II Съезд народных депутатов местных советов Виленского района, в котором приняло участие более 200 делегатов, принял постановление о создании Польского национально-территориального края в составе Литовской республики. Депутаты также предложили Верховным советам СССР и Литвы признать незаконным договор от 10 октября 1939 года между СССР и Литвой, по которому Виленский край был передан Литве, как следствие «преступного пакта Молотова-Риббентропа». Но Верховный совет Литвы назвал решения съезда незаконными. Запланированную конференцию в память «автономистов» в Сейме в итоге перенесли в другое место, но без внимания Вильнюса она не осталась — заместитель директора юридического департамента Литвы Александр Радченко квалифицировал ее, как акцию «промосковских сепаратистов».
Однако такая оценка в Польше воспринимается в качестве пропагандистской. И неверной. История и польское меньшинство — две важнейшие составляющие варшавского взгляда на восточное направление. Как подчеркивает координатор Секции безопасности и обороны Национального совета по развитию при президенте Польши и член политического кабинета министра иностранных дел историк Пшемыслав Журавский вель Граевский, членство в ЕС (как в случае Литвы и Латвии) или их отсутствие (Украина и Белоруссия) не влияет на отношения Польши с этими странами по вопросам меньшинств. Напротив, по его мнению, Варшава — особенно в контексте сиюминутного кризиса в Европе с беженцами — может поставить вопрос о «великих жертвах», которые она понесла, закрыв в соответствие с условиями Шенгенского соглашения свободный доступ гражданам некоторых соседних государств в Польшу, в то время как в интересах Варшавы было бы иметь «максимальную открытость». В этой связи вряд ли стоит ожидать, что реализация совместных проектов Польшей и Литвой в сфере энергетики, транзита или поддержки «соседей» заставят Варшаву забыть об экзистенциальных основах ее восточной политики. Однако успешное сотрудничество в экономике на фоне отсутствия прогресса в делах исторической политики и польского меньшинства может поставить вопрос в самой Польше, почему наличие вопросов неурегулированного «территориального кредита» (Галичина на Украине и Вильно в Литве) и меньшинства (в Литве) не мешают Польше работать с правительствами сих государств, а отсутствие таких претензий в отношениях с Россией — препятствует.
Станислав Стремидловский
ИА REGNUM


Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2198906.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
Поток украинских туристов в Крым, прошедших через КПП на границе с РФ летом 2016 года, увеличился в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об это рассказал министр курортов и туризма Крыма Сергей Стрельбицкий, передает РИА Новости.
Ранее власти Крыма сообщали, что в 2015 году полуостров посетили 460 тысяч туристов с Украины.
«Наша сухопутная граница в этом году нас удивила, потому что вся та информация, которая шла от наших соседей о том, что туристы с Украины в Крым не поедут, оказалась неверной», - сказал Стрельбицкий, выступая на пленарном заседании в рамках Международного туристского форума в Сочи (SIFT).
Он добавил, что «туристы поехали». «Поток украинских граждан через КПП на границе увеличился в два раза. В июле и августе месяце количество туристов с Украины составляло 15% от общего турпотока», - прокомментировал ситуацию Стрельбицкий.
Крым активно старается привлекать не только российских, но и зарубежных туристов. Особенно на полуострове ждут российских соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья.

Есть кот. В коте десять килограммов. Есть кровать. У кровати высокая мягкая спинка шириной 10-15 сантиметров. И есть хозяева кота, которые спят на этой кровати. Ночью кот запрыгивает на спинку кровати и ходит по ней. У кота ночной променад.
Но, поскольку кот в прошлой жизни был коровой, и некоторые особенности перенес в нынешнюю инкарнацию, на четвертой-пятой ходке он теряет равновесие и шмякается вниз. Если мне везет, кот падает рядом. Если не везет, на мою голову приземляются десять килограммов кота, причем почему-то всегда задницей.
Вопрос: как отучить кота от этой привычки? Были перепробованы:
— липкие ленты, разложенные на спинке кровати. (В итоге полночи отдирали их от ополоумевшего кота, чуть без скальпа его не оставили).
— нелюбимый котом аромат иланг-иланга. (Кот наплевал на то, что аромат у него нелюбимый).
— мандариновая кожура в больших количествах (Кот брезгливо посшибал шкурки мне на голову, в процессе упал за ними сам). Что еще можно сделать? С брызгалкой под подушкой я уже спала. Кот удирает, затем возвращается.
Два дня назад я запостила в интернете крик души. Получила много отзывов. Два пошли в дело сразу же. Как обещала, отчитываюсь. Я люблю простые и легко реализуемые идеи. Поэтому предложения прибить полочку к кровати, к коту, к своей голове, чтобы ему было удобно на нее падать, были отложены на потом.
Для начала я взяла у ребенка шесть воздушных шариков, надула и зажала пимпочками между стеной и кроватью. Получилось очень красиво. Мы с мужем полюбовались на них и легли спать. В середине ночи грохнул выстрел. Спросонья я решила, что муж застрелил кота (хотя единственное оружие в нашем доме — это водяной пистолет). Когда включили свет, кот сидел на полу в окружении ошметков синего шарика и недовольно щурился.
Ему дали пинка, сдвинули шарики и снова легли спать. Это была наша стратегическая ошибка, доказывающая, как мало мы знаем о котах. Второй и третий шарики он взорвал минут через двадцать и ускакал, издевательски хохоча. Муж настойчиво попросил меня все убрать и закончить на сегодня с экспериментами. Пока я прятала шарики в шкаф, кот подкрался к самому большому и стукнул по нему лапой.
В чистом итоге: минус четыре шарика, минус два часа сна, минус восемь метров нервных волокон на двоих взрослых. Плюс развлечение коту. Тогда в дело пошел запасной вариант. Вся спинка кровати была проложена фольгой в несколько слоев, чтобы шуршало громче. Я заверила мужа, что теперь он может спать спокойно: на фольгу кот точно не сунется — побоится. В общем, почти так и случилось.
Кот пришел через пару часов, когда мы заснули. Прыгнул со шкафа на фольгу. Фольга зашуршала, кот страшно перепугался, взвился в воздух и упал на мужа. В чистом итоге: минус десять метров фольги, минус сорок капель пустырника на двоих взрослых. Плюс развлечение коту.
После того, как фольга и шарики не сработали, я стала думать в другую сторону: как не пускать кота по ночам в спальню. Первым был использован отпугиватель котов. К сожалению, кот не понял, что это отпугиватель. Зато понял муж, который морщился, принюхивался и в конце концов попросил проветрить комнату. Так что у меня теперь есть отпугиватель мужей, кому нужно — могу отдать.
Примерно такой же глупостью оказался тазик с водой. Мы поставили его с тем расчетом, что кот будет плескаться и забудет про кровать (он любит воду). Расчет оправдался наполовину: кот плескался, но про кровать не забыл. Ночью он прискакал к нам, тряся мокрыми лапами. Мне спросонья показалось, что их у него двадцать две. Десятью он наступил мне на лицо, остальными пробежался по одеялу и простыне. Напоследок звонко поцеловал мужа в нос, ткнувшись в него мокрой мордой, с которой капала вода.
После этого муж сказал, что черт с ним, с интерьером, он согласен на полочку. Принес вечером лакированную доску с бортиком, возился два часа, ругал безвинную кровать и, наконец, присобачил. Я хотела сказать, что пусть лучше на нас падает кот, чем эта фиговина (из-под нее живым бы никто не вылез).
Но посмотрела на лицо мужа и решила промолчать. Ладно, думаю, одну ночь поспим — а потом я ее сниму от греха. Вдобавок перед сном прибежал ребенок и набросал на нее свои игрушки. Я махнула рукой и не стала ругаться, потому что размышляла, кто из родственников будет растить ребенка, если нас погребет под полочкой. (Надо сказать, что волновалась я зря: как выяснилось, муж приколотил ее на совесть).
Ночью на полку пришел кот. Вальяжно прогулялся до середины полочки и тронул лапой одну из игрушек. Это оказался интерактивный хомяк. От прикосновения кошачьей лапы хомяк включился. Призывно заорал и побежал на кота, светясь любовью. Я бы с радостью рассказала о том, что было дальше. Но врать не стану: мы этого не видели. И вообще кота до утра больше не видели. Хомяк добежал до края полочки и самоубился, как лемминг, прыгнув со скалы в тазик с водой.
Результат: полочку мы сняли. На спинке кровати теперь сидит сторожевой хомяк. Кот в комнату не заходит. А если ему случается увидеть хомяка в приоткрытую дверь, он раздувается в размерах и в ужасе отступает.
Источник: storyfox.ru
Источник: "Голос Севастополя"
Фото: i.piccy.info

Еще в марте 2014 года Крымский полуостров вернулся в состав Российской Федерации. Хотя с тех пор прошло уже 2,5 года, Украина по-прежнему не может пережить свою потерю и надеется вернуть утраченную территорию. К счастью, официальный Киев поумерил пыл и теперь грозит России только продлением европейских санкций.
Собственно, больше угрожать им особенно и нечем. За прошедшее время РФ наладила снабжение полуострова водой, электричеством, продовольствием и всем необходимым, так что реальных рычагов давления у Киева фактически не осталось.
Зато у них хватает неадекватных граждан, которые не только разжигают межнациональную рознь, но еще и призывают совершать преступления против Крыма и крымчан, причем публично. Пропагандистка Валентина Самар давно прославилась своей неадекватностью и ненавистью к России. Она сбежала из Крыма после его перехода в состав РФ, а теперь со страниц украинского издания «Зеркало недели» фактически предлагает мстить за все произошедшее.
Валентина крайне негодует из-за того, что власти Украины используют исключительно дипломатические методы в попытках вернуть Крымский полуостров. По мнению журналистки, необходимо устраивать в Крыму диверсии, причем, как можно активнее. Действовать она призывает радикально. Например, Самар очень жалеет, что во время референдума в Крыму никто не взорвал паромы, которые курсировали из Керчи в Россию. Удивительно, что на это не решилась она сама, учитывая ее крайнюю степень ненависти к РФ.
Вот и теперь она призывает своих соотечественников не теряться, а устраивать взрывы и совершать прочие преступления в отношении жителей Крыма. Заодно и украинскую разведку подключить к этому делу. При этом Валентина Самара утверждает, что именно этого от Украины и ждут сами крымчане, которые находятся, разумеется, на «оккупированной территории».
То, что адекватность пропагандистки Валентины Самар находится под большим сомнением – очевидно. Однако куда больше интересен тот факт, что украинские власти закрывают глаза на подобные заявления в СМИ. В любом нормальном государстве за подобные призывы человека бы уже привлекли по статье УК. Но на Украине такое неадекватное поведение не только в порядке вещей, но еще и поощряется властью.
1 2 3 4 5 >>
Личный блог (один автор)
Смотритель: Alexandr

Написать в блог

© 2009-2017 Газета "Обзор": Новости Литвы